Лиозненская детская библиотека 2013 - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Лиозненская детская библиотека 2013 - страница №1/1





Лиозненская

детская библиотека












2013

На старых пожелтевших фото

Среди обугленных печей

В атаку поднимались роты

В пожаре огненных ночей
И дымных дней, когда в Лиозно

Крушили гитлеровский гнёт.

И танки грохотали грозно,

И бил прицельно пулемёт,


И залпы множества орудий,

И миномёты за рекой,

И чудом выжившие люди,

И смерти вечный упокой.


И час великого момента -

Отбит на запад гнусный враг.

И церковь – белым постаментом:

И над Лиозно – красный флаг.





Эта книга составлена по материалам исторического поиска «Война в судьбе моей семьи», проведённого Лиозненской детской библиотекой. Поиск посвящён 70-летию освобождения Лиозно от фашистских захватчиков и предстоящему юбилею освобождения Беларуси.

Представители совсем юного поколения, внуки и правнуки тех, кто сражался на фронте и в партизанских отрядах, трудился в тылу и пережил ужасы оккупации, записали воспоминания дедушек и бабушек, словно вместе с ними прошли по дорогам войны.




ВЕТЕРАН
Что вспоминает ветеран,

Идя в строю на День Победы?

Потерю близких, горечь ран,

Как брал Берлин под майским небом.
О чём мечтает ветеран,

Тюльпанов аромат вдыхая?

Чтобы цвела его страна

И ширь её не знала края.


Чего желает ветеран,

Девчонкам нынешним, мальчишкам?

Чтоб ужас пройденной войны

Они узнали лишь по книжкам.



Лампицкая Полина

ЭТО БЫЛО В ЛИОЗНО




Семья моей прабабушки Евдокии Самойловны Бритиковой жила в Лиозно. Она была самой младшей из пяти детей. В 1941 году, когда началась война, ей было 20 лет, а старший брат Степан служил в армии. На войну сразу ушёл и брат Сергей.

Когда пришли немцы, они выгнали из дома на улице Колхозной у ручья всю бабушкину семью, и сами в нём поселились. А бабушка с родителями и сёстрами стали жить в сарае.

Молодёжь немцы сразу погнали на работы, рыть траншеи. В Лиозно жило много евреев. Немцы их убивали. И однажды прямо у бабушки на глазах фашисты расстреляли девушку Розу. А ещё бабушкина семья прятала еврейскую семью Дрозник. Однажды в лесу поймали пятерых советских лётчиков, которых привезли в Лиозно, и здесь их расстреляли полицаи.

А когда стала приближаться Красная армия, немцы залютовали, и жители, кто мог, убежали в лес. Там скрывалась и бабушка Дуся, пока Лиозно не освободили.

Бабушкин брат Степан пропал без вести. А брат Сергей освобождал наше Лиозно. Он погиб и похоронен на Стасевском кладбище. Это единственное в Беларуси офицерское кладбище.

А сразу после войны за прабабушкой стал ухаживать вернувшийся с войны жених. Он был пограничник и воевал всю войну. В 1946 году Василий Данилович и Евдокия Самойловна поженились. А брат деда Васи Николай женился на еврейской девушке Нине Дрозник, которую прятали бабушкины родители от немцев.

Бабушка Дуся, когда говорила про войну, всегда плакала.



Сундукова Женя
БОМБЁЖКИ


Когда началась война, немцы бомбили Лиозно. И дом, в котором жила семья моей прабабушки Шуры , сгорел. И они вырыли себе землянку на месте, где сейчас стадион, и стали там жить.

Немцы наловили молодежи и увезли рыть окопы против танков в деревню Уно. Работать было очень тяжело, кормили совсем плохо, а спали все на голой земле. Бабушка Шура заболела тифом. Она бы умерла, но кто-то сообщил о ней в Лиозно. Бабушкин отец раздобыл лошадь с подводой и привёз её домой. Шуру еле выходили. Она была очень слабая и поэтому её не угнали в Неметчину, как она говорила.

Берег реки Мошны был весь в воронках от взрывов. Ранней весной они были залиты ледяной водой. В большой воронке на берегу, где сейчас переулок Театральный, немцы топили евреев.

Всё Лиозно от бомбёжек было разрушено, люди жили в землянках. Уцелела только церковь. И когда начиналась очередная бомбёжка, все бежали туда прятаться, потому что в церкви были очень прочные стены.

А когда Лиозно освободили от немцев, на церкви советские бойцы установили красный флаг.

Прабабушка Александра Севастьяновна Зуева всю жизнь, больше 90 лет, прожила в Лиозно. Она всегда говорила, что война – это очень страшно.

Тарасов Стас

БАБУШКА ТОНЯ


До войны моя бабушка Богданова Антонина Фёдоровна жила в деревне Иваньково недалеко от Крынок. Её родители работали в колхозе, а Тоня ходила в сельскую школу, у неё был маленький брат Аркадий.

22 июня 1941 года к ним в дом прибежала соседка, которая работала в сельсовете, и сказала, что началась война.

«Это было очень страшное время»,- вспоминает бабушка. Немцы бомбили Витебск и железную дорогу, а очень скоро немецкие солдаты пришли в деревню и поселились в доме, а бабушка со своей мамой и братиком стали жить в хлеву. Бабушкин отец осенью 41 года умер от туберкулёза.

Немцы все вещи, еду, сладости держали на виду и ничего не прятали, и бабушка со своей мамой очень боялись, что маленький Аркаша что-то возьмёт без спроса и съест. Тогда бы всех могли даже расстрелять.

Сначала оккупанты обещали хорошую жизнь и даже раздавали сельхозинвентарь и нарезали участки земли. А вот

когда рядом, в хотемлянских лесах, появились партизаны, немцы начали свирепствовать, за связь с партизанами расстреливали. Но люди всё равно помогали лесным бойцам: передавали продукты, одежду, многие уходили в отряд.

Когда началось наступление красной армии, немцы выгнали всех уцелевших жителей и погнали их на запад, и только в Сенненском районе их освободили наши войска. Семья мамы вернулась в родную деревню и смогла поселиться опять в своём доме.

На мине подорвалась бабушкина тётя Прасковья, а дядя погиб на фронте, он был лётчиком.



Богданов Толя
ПАРТИЗАНКА ЛЮБА
Алексеева Любовь Ивановна - моя прабабушка. Когда началась война, ей было 14 лет. Жили они в деревне Тараненки, затерявшейся среди белорусского леса, недалеко от Колышек.

Немцы пришли уже в начале войны, убили 12 человек и сожгли почти всю деревню, уцелело только семь домов. Брат бабушки ушёл в партизаны и стал разведчиком. Люба шила для партизан маскхалаты, собирала хлеб.

Полицейские приходили в деревню, но ненадолго: боялись, что из кустов, которые подходили вплотную к околице, на них нападут. Они искали партизан. Однажды полицай пришёл на луг, где пожилой крестьянин с дочкой косили сено, и стал выдавать себя за партизана, расспрашивать. А потом несколько полицаев приехали в деревню, чтобы их найти. Дочери удалось убежать, а старика забрали, и больше его никто не видел.

В июне 1942 года немцы начали охотиться за партизанами, всех подозреваемых уничтожали. Брат забрал Любу в отряд. 15-летняя девочка стала партизанкой: гото-вила еду, ухаживала за ранеными, стирала бинты. Их маму схватили и поместили в концлагерь, выпытывали у неё, где её дети.

« К нам прилетал самолёт,- вспоминала Любовь Ивановна. – А ещё запомнился бой, в котором партизаны отбили у немцев угоняемый скот. Партизаны выиграли, раздали людям коров, овец. Пришли разведчики, все были очень рады». Когда немцев с Лиозненщины прогнали, брат проводил Любу с подругой в деревню, а сам ушёл воевать дальше. И больше его уже не видели.

Смирнов Стас

ИЗ ОГНЕННОЙ ДЕРЕВНИ
Когда началась война, отец моей прабабушки Полины Морозовой ушёл в партизаны. Ушли и другие мужчины, а женщины и дети остались в деревне. Они жили в деревне Пихтяги , тогда это был Суражский район.

И вот однажды в партизанскую деревню, где остались только старики, женщины и дети, пришли немцы. Они стали с автоматами возле каждого дома, чтобы никто не смог выйти. А никто и не выходил, все боялись. Полинины братья и сёстры прятались на печке, а мама только подошла к окошку и выглянула за занавеску, как немецкий солдат выстрелил ей в лицо и убил. Полина бросилась к матери, но вошедший немец отбросил её ногой в живот.

Ночью девочка выбралась через окно во двор и побежала в лес к отцу, чтобы рассказать о страшном происшествии. Когда они утром с отцом подошли к деревне, в ней все дома горели, а кучку уцелевших жителей окружили немцы с оружием. Схватили они и Полину с папой , в толпе они нашли своих малышей. Немцы погнали их всех в плен и привезли в Австрию. Здесь все жили в бараках, а 16-летняюю Полину поставили работать в столовую и поэтому все родные не умерли от голода.

В мае 45-го года начались страшные бои. Все испугались и спрятались в бараки, а потом увидели, что на танках красные флаги и звёзды. Это пришло освобождение. И люди пешком пошли домой. Полинина семья добралась только до Украины, больше сил не было. И здесь построили себе мазанку и стали жить.

А моя бабушка Алла Валентиновна уехала учиться на родину, в Витебский пединститут, а потом работала учительницей и живёт в Лиозно, совсем рядом от родной деревни, которую после того пожара уже и не отстроили.

Ляликова Маша
ПАМЯТЬ О ПРАДЕДУШКЕ

У меня был прадедушка Цыколенко Иван Степанович, который в 20 лет ушёл воевать с немецкими солдатами. Он освобождал Белоруссию. И особенно он запомнил бои у реки Березина. В этом бою он был тяжело ранен и долго лежал в госпитале. Дедушка очень дорожил своей медалью «За отвагу».

После войны он стал учителем и учил детей физике и математике в деревне Ходунь Климовичского района Могилёвской области.

Мой дедушка умер 9 Мая 1979 года, в День Победы, от боевых ран. Ему было всего 55 лет. Он был очень добрым и справедливым человеком. Его помнят не только в нашей семье. Ученики Ивана Степановича до сих пор приходят к нему на могилу.



Зайцева Ангелина

В ПАРТИЗАНСКОМ КРАЮ


Когда началась война, моей бабушке Анне Карповне Ивановой, было 12 лет. Жила она в деревне Кожуровщина недалеко от Ковалей, в местах, которые стали знаменитым партизанским краем.

Летним днём бабушка Аня пасла за деревней телят и услышала крики и плач женщин. К ней прибежали деревенские дети и сказали, что началась война. А очень скоро в деревню на мотоциклах приехали немцы, очень уверенные, что война скоро закончится их победой. Вот только нужно быстренько взять Москву.

Но уже зимой 1942 года в лесах стали действовать партизаны. Часто ночью в деревню приходили из леса люди, чтобы узнать сведения о немцах, взять продукты. А фашисты, поняв, что скорой победы не будет, начали жечь деревни, сожгли и бабушкин дом.

Аня с родителями ушли в деревню Красыни к родственникам. Вместе с папиным братом и его соседом выкопали землянку, и жили там три семьи сразу.

Было очень голодно, особенно весной. В хлеб добавляли крапиву, клевер. Когда в деревне появлялись немцы, прятались в лесу.

Когда советская армия освободила район от немцев, в армию ушёл сначала бабушкин брат Петя. Он стал сапёром в минно-подрывном взводе, а потом сестра Соня, которая была радисткой и служила в Германии.

В мае 1945 года Аня зашла за своей подругой, чтобы идти в школу, а её старшая сестра сказала, что сегодня уро-ков не будет, потому что сегодня день Победы.


Иванова Лиза
МАЛОЛЕТНИЙ УЗНИК

Когда началась война, дедушке Толе, Анатолию Васильевичу Богданову, было 13 лет. Семья дедушки жила на станции Заольша. Дедушкин отец работал на железной дороге.

Железнодорожников в армию не брали, у них была бронь, а ещё дедушкин папа был уже не очень молодой, поэтому на фронт его не отправили.

В 1943 году младший брат Гена заболел скарлатиной и умер, а Анатолия вместе с родителями угнали в Германию, где они работали на заводе.

В 1944 году немецкий город освободили американские войска и предложили всем желающим уехать в США. Но семья Богдановых не хотела никакой Америки, они очень хотели только домой. Поэтому вернулась на родину и поселилась в разрушенном Лиозно.

В 1947 году дедушка Анатолий был призван в армию и прослужил 5 лет в десантных войсках. А после армии работал токарем в сельхозтехнике. Он работал очень хорошо, у него много грамот и благодарностей.



Минаев Андрей


ПРО КОРОВУ ЗОРЬКУ И СОЛДАТСКИЙ ОБЕД

Моя прабабушка Лидия Павловна Лакисова родилась в деревне Колышки. Они жили в очень маленьком домике возле школы. Лида закончила 7 классов, и началась война. Отец сразу ушёл на фронт.

Когда в деревню пришли немцы, семья моей бабушки и все, кто мог, ушли в лес. Лидина мама взяла с собой корову и лошадь. Корова кормила их молоком, а ночью согревала, потому что она была очень тёплая и возле неё все спали. А у лошади родился жеребёнок, и их вместе отдали в партизанский отряд.

У бабушки Лиды был брат Лёша, он очень хотел воевать, но был ещё маленький, а после войны он окончил лётное училище.

А прадедушка Гриша, Григорий Евгеньевич Плещенков, вырос в деревне Засигово в очень многодетной семье. Перед войной он ушёл в армию, и его назначили поваром. А он готовить совсем не умел, дома они всегда ели только картошку и молоко. Но научился и кормил солдат всю войну.

Он научился очень хорошо готовить и однажды даже кормил своим обедом маршала Малиновского. Ему и после войны предлагали остаться в армии, ведь солдаты должны быть накормленными, Но он очень соскучился по своим родным и приехал после службы домой.

Они поженились с бабушкой и стали жить в Лиозно.

Гришанов Саша


ЧЕРЕЗ ВСЮ БЕЛОРУССИЮ

Мой прадедушка Печёнов Всеволод Борисович не любит рассказывать о войне. Но он очень любит праздник День Победы и всегда раньше, когда ещё не болел, надевал в этот день свой мундир с наградами, которые накануне всегда чистил до блеска.

Дедушка Сева окончил школу в июне 1941 года. Он хотел стать геологом, но началась война. Его призвали в армию и отправили учиться в артиллерийское училище на Урал, а потом после ускоренного выпуска на фронт.

Ему было всего 19 лет, а его назначили командиром огневого взвода. И старые бойцы говорили ему: «Не вол-нуйся, сынок, мы тебя не подведём». Дедушка участвовал в Курской битве, а потом освобождал всю Белоруссию:

Минск, Могилёв, Быхов, Брест, форсировал Днепр и Вислу, воевал в Польше и Германии. Часто пушки приходилось тащить на себе. Его командиром был гене-рал Батов.

У дедушки много наград: два ордена Отечественной войны, орден Красной звезды, медали, среди которых «За освобождение Кенигсберга» «За взятие Варшавы», «За отвагу». Только за бои в Германии у него 10 бла-годарностей от главнокомандующего.

Из всего дедушкиного класса с войны вернулись только двое: один одноклассник без ног и мой дедушка Сева. Войну он закончил в 21 год в звании капитана, но ещё три года служил в Германии командиром взвода разведки.

Он стал кадровым военным и дослужился до звания полковник. Его портрет и благодарность от Сталина висят в нашем музее. Я очень люблю своего прадедушку и очень им горжусь.

Долганов Никита

НОМЕР 66011

Елена Ананьевна Дружинина, моя бабушка, росла в деревне Парихи, Её отец Ананий Васильевич работал председателем колхоза, мама была колхозницей. В первые же дни войны отец и его шесть братьев ушли на фронт. Уже после того, как в деревню вошли немцы, в 1941 году родился братик Юра.

Старший брат Коля смастерил в лесу будку, куда вся семья часто уходила ночевать, чтобы спрятаться от нем-цев. Коля вместе с другими мальчишками собирал в лесу оружие, патроны. Однажды фашисты нашли его военный склад, выжить всем удалось чудом.

В 1943 году, когда красная армия начала гнать врага с

нашей земли, враги стали жечь сёла и угонять людей. Однажды, в сентябре 1943 года, немцы с овчарками окружили деревню, собрали жителей и погнали их пешком вначале в Добромысли, а потом в Высочаны. Брату Коле удалось убежать в лес, а Лена с мамой и маленьким Юрочкой попали в эту облаву. Их погрузили в вагон для скота «телятник» и привезли в Витебск, в концлагерь

«Пятый полк». Но самые страшные испытания были ещё впереди.

В октябре 1943 года, когда Лиозно и Парихи уже осво-бодили советские войска, узников вновь погрузили в товарные вагоны и повезли на запад. Еду не давали, у мамы было немного солёного сала, но после него страшно хотелось пить, а воды не было. Взрослые и дети постарше терпели, а Юрочка, которому ещё не было двух лет, всё время плакал и просил водички. И вдруг пошёл дождь. Через щели в вагоне воду набирали в ладони и пили. Юра заболел дизентерией. Через неделю их выгрузили в Польше. Это был страшный лагерь Освенцим. Всех сразу остригли наголо, головы смазали какой-то

дезинфицирующей красной мазью, от которой кожа полопалась. А на руке выкололи

номер. Номер Елены Ананьевны - 66011, её мамы - 66010.

А маленького Юрочку сразу забрали и сожгли. Каждое утро начиналось с проверки, после которой взрослых угоняли на работу, а детей держали в бараках, кормили гнилой капустой с червями.

Через некоторое время взрослых оставили в Освенциме, а детей опять погрузили в поезд и увезли в другой концлагерь в польский город Потулицу, Лена заболела брюшным тифом, весила 12 килограммов. Её поместили в госпиталь, в барак, где лежали больные, которые подкармливали девочку, и она немного окрепла. Из Польши детей перевезли в Германию. Здесь они работали у помещика «бауэра», убирали овощи и могли что-то съесть.

Из немецкого города Лицманштадт Лену вместе с другими детьми перевезли в город Дасау на Эльбе. После более полутора лет плена белорусских детей в апреле 1945 года освободили американские войска. Американцы сразу стали говорить, что увезут всех в Америку, какая там хорошая жизнь, какой вкусный шоколад. «Мы не хотим никакой Америки, никакого шоколада. Покажите нам, в какую сторону идти домой, и мы пойдём пешком», - рассказывает Елена Ананьевна.

А на другом берегу Эльбы стояли советские солдаты. И вот девочка по имени Майя решилась переплыть через реку к нашим, чтобы рассказать о пленниках. Назад Майя вернулась на светском военном катере, и, благодаря ей 600 детей и подростков в поезде через всю Германию и Польшу привезли назад в Белоруссию, в город Поставы. Здесь Лену разыскал старший брат Николай, который уже служил в армии, и привёз её в родную деревню.


А мама Лены тоже уцелела, из Освенцима её отправили в Чехословакию, где её с другими узниками освободили советские войска и помогли вернуться домой раньше дочери. Как же они радовались встрече, ведь обе думали, что близких уже нет в живых.

Отец прошёл всю войну и даже после Победы ещё повоевал с Японией, брат Коля дошёл до Берлина. Погиб на фронте брат отца дядя Митя, а пять братьев уцелели. Все они вернулись домой с наградами.

Литвенкова Инна

СОЛДАТ ДВУХ ВОЙН



Мой прадедушка Никита Иванович Копытов родился в деревне Дорожково Шумилинского района. Он закончил 7 классов, и в 1938 году его призвали на службу в армию, которая затянулась на целых семь лет.

Вначале Никита Иванович попал на войну с Финляндией, где был рядовым в полку. А потом началась Великая Отечественная война, и дедушка стал артил-леристом. Он был ранен, потом получил тяжёлую контузию.

Мой дедушка дошёл до самого Берлина и был награждён медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги», орденом Отечественной войны.

А когда он вернулся домой, работал председателем сельсовета и учителем истории в школе.
Зуева Аня
НАДЕЖДА
Эти истории рассказала моя бабушка Надя. Её мама и папа , мои прабабушка Лида и прадедушка Володя, жили в Чаусском районе Могилёвской области. Когда началась война, они были детьми.

У деда Володи старший брат и папа сразу шли на фронт. Они погибли, а младший братик Витя заболел и умер. Брат Алексей ушёл в партизаны. Бабушка Прасковья осталась с Володей и Мишей.

Немцы забрали всю еду и всю живность, и всё время хотелось есть. Ночью бабушка с мальчиками собирали гнилую картошку, и она готовила из неё лепёшки с лебедой. А ещё она очень боялась за своих сыновей, потому что мальчишки были любопытные и то патроны находили, то оружие. А фашисты за это могли убить.

У прабабушки Лиды отец тоже погиб на войне. А одиннадцатилетнюю Лиду с мамой, сестрой Надей и братом Володей немцы загнали в лагерь, из которого их освободили советские солдаты.

Когда немцы отступали, они всё вокруг деревни заминировали. Надя пошла в лес и подорвалась на мине. А мою бабушку прабабушка Лида назвала Надеждой в честь погибшей сестры.

Шего Полина



БУЛЬБА ДЛЯ БОЙЦОВ
Когда началась война, моему дедушке Бондареву Олегу Ивановичу было 4 года. Но он помнил, как было страшно, когда пришли немцы. Жили они в Альховике. Отец Иван Кириллович ушёл на фронт, а мама с тремя маленькими сыновьями пряталась в лесу. А потом, когда фронт покатился дальше на восток, они вернулись в деревню.

Но больше всего маленькому Олегу запомнилось, когда их деревню освободили советские солдаты. Они остановились на ночлег в хате, и радостная мама стала хлопотать об ужине. Она послала мальчика в подпол набрать «крупной бульбы». А Олег решил, что крупная – это как крупа. И очень старательно собирал в корзину самые мелкие горошины. Мать смутилась, а солдаты посмеялись. Накормили бойцов настоящей белорусской разваристой картошкой.

Когда немцев отбили на запад, всё вокруг было в воронках и окопах, где мальчишки находили много оружия и играли с ним, и иногда звучали взрывы. Брат Борис однажды чуть не погиб.

А прадед Иван дошёл в боях до Берлина. Он подвозил снаряды на аэродром. В одном бою он был сильно ранен в ногу, лежал в госпитале. Но когда его полк пошёл дальше на запад, он ушёл из госпиталя, чтобы не отстать от своих,

И воевал дальше. Нога у него болела всю остальную жизнь.

У Ивана Кирилловича было много наград, а его фотография есть в нашем школьном музее.

А дедушка Олег, когда вырос, сначала 12 лет был мо- ряком, а потом служил милиционером.

Жарков Рома

БАБУШКИН ПОДВИГ


Сколько я помню свою прабабушку Красикову Дарью Яковлевну, она всегда занималась домашними делами, заботилась о внуках, готовила вкусный обед, пекла пироги. А, оказывается, натерпелась она в войну очень много.

Семья их жила в деревне Дубровка, колхоз был богатый, на трудодни давали много продуктов. Муж Иван Антонович работал бригадиром тракторной бригады, у них было два сына: Гриша и Миша и дочь Валя. Иван Антонович 6 июля ушёл на фронт, а 15 июля в деревню вошли немцы, поэтому весточек от него не было, и лишь позже его односельчанин, с которым они вместе воевали, рассказал, что он погиб в январе 1942 года в бою под Вязьмой, в знаменитом Вяземском котле.

В тот июльский день, когда в деревню вошли немцы,

умер бабушкин папа, у него было больное сердце. В годы первой мировой войны он был в плену и всегда говорил, что плен – это самое страшное, что было в его жизни.

Немецкие солдаты поселились в Дубровке, первым делом похватали кур, просили молоко и яйца. Кормила бабушка семью довоенными запасами: было много муки, и вырос хороший урожай картошки. Всё время было страшно, дети болели, умерла от туберкулёза бабушкина сестра Нюра.

До войны в семье было крепкое хозяйство, хорошая корова, поэтому излишки продуктов продавали в Лиозно, были уже постоянные покупатели, среди них еврейская семья Хотяновых. И вот однажды ранней весной, ещё лежал снег, в избу прибежали Тамара и Борис Хотяновы.


Они попросили, чтобы их спрятали. В Лиозно опять начались облавы на евреев, и пригнали из Колышек 200 евреев, чтобы уничтожить.

Борис был школьник, а Тамара закончила три курса мединститута. Бабушка Даша приказала им лезть на печку, где лежал больной Миша, сидели Валя и пришедшие к ним двоюродные сёстры Зоя и Шура.

Только все разместились, заявился староста и стал говорить, что он видел, как к дому кто-то шёл, даже следы на снегу остались. Но и бабушка, и дети сказали, что это пришли Зоя и Шура и греются на печке. Только староста ушёл, Валя сказала, что он обязательно сейчас вернётся, и беглецов быстро перепрятали в подпол, который был под всем большим домом. Приказали им прятаться в самом дальнем углу. И вновь пришёл староста и полез проверять подпол, но далеко не полез. Если бы он нашёл евреев, то

казнили бы и бабушку, и её детей.

Ночью бабушка Даша и тётя Таня повели Хотяновых в Колышки, к данукаловцам, откуда их переправили на большую землю.

Когда бабушкин сын Гриша был ранен в Германии, он попал в госпиталь, где врачом служила Тамара Хотянова, Она узнала Гришу и рассказала о подвиге его семьи в далёкой Белоруссии всем раненым бойцам.

После войны Тамара, Борис и их брат приезжали к бабушке Даше в гости с подарками из Днепропетровска.

Камлёва Женя


В ГЕРМАНИИ



Мои прабабушка Анна и прадедушка Иван до войны жили в одной деревне Село.

Брат бабушки Ани Иван Подрецкий был офицером-погранични-ком и служил в Бресте, там он и погиб в первые же дни войны.

Когда немцы пришли на Лиозненщину, все жители деревни, кто мог, ушли в лес и там скрывались от фашистов. Жила в лесу в землянке и семья Ани. Отец 12-летнего Ивана ушёл в партизаны, а самого Ваню с тётей и мачехой во время облавы немцы захватили и вместе с другими пленными угнали в Германию.

Везли их в товарных вагонах и кормили какой-то баландой и хлебом из опилок, многие умирали от голода и болезней. Заболела тифом и умерла Ванина мачеха.

В Германии Ивана с тётей взял к себе в услужение хозяин. Мальчик кормил свиней и гусей, а сам ел только то, что мог взять из кормушек для скотины, потому что немец-хозяин был очень жадный.

Ваня был маленький, худенький, и его пожалела немецкая девочка, хозяйская дочка. Она показала лазейку в кладовку с припасами. Благодаря этому Иван Аникеев и тётя выжили.

Когда Красная армия уже сражалась в Германии, их разлучили и освободили по отдельности, и они вернулись домой, в родную деревню Село Лиозненского района.


Рохликов Кирилл

ОТ ШКЛОВА ДО БЕРЛИНА


До войны мои прабабушка Екатерина Васильевна и пра-дедушка Максим Петрович Бондарковы жили на хуторе возле деревни Волосовичи Шкловского района.

В семье росли шестеро детей. У них было очень крепкое хозяйство, дед увлекался пчеловодством и садоводством, у него были пасека, он постоянно выводил новые сорта растений.

А ещё он был очень хороший охотник. О таких говорят: в глаз белке попадёт. Весь дом был в охотничьих трофеях, и даже печку сын Митя, который хорошо рисовал и потом стал архитектором, разрисовал сценами дедушкиной охоты.

Когда началась война, прадедушке было уже 42 года. Он не хотел, чтобы его земля, его дом и дети достались нена-вистным фашистам, и дед ушёл в партизанский отряд, где очень пригодились его навыки охотника, очень хорошее знание местных лесов, а ещё дед был в отряде сапёром.

Когда советские войска освободили те места, прадед ушёл в армию бить фрицев дальше. Он в армии тоже был сапёром и дошёл с боями до Германии, участвовал в битве за Берлин. Там он встретил победу.

Красикова Полина


МАЛЬЧИШКИ ВОЕННОЙ ПОРЫ.


У моей бабушки Валентины Ивановны Козловой было два брата Гриша и Миша. Когда началась война, их отец сразу ушёл на фронт и погиб в боях под Смоленском, бабушка осталась с детьми в деревне Дубровка.

Шестнадцатилетний Гриша болел туберкулёзом костей, у него часто шла кровь, поэтому у него были забинтованы руки и ноги. Он был худенький и очень высокий, а одежда у него была перешита из армейской формы. И когда пришли немцы, они схватили Гришу и начали говорить: «Комиссар», потом один сорвал бинты и увидел, что это не боевые раны, и даже дал какое-то лекарство.

Взрослые мужчины ушли на фронт, а вот мальчишек и подростков деревне было много. А ещё в деревне был целый табун лошадей, около сорока. Немцы захотели коней забрать, но как только они подходили, мальчишка-подпасок свистел, и лошади становились плотным кругом, никого не подпуская. Когда немцы догадались, почему кони им не даются, один фашист всё же исхитрился через лошадей попасть в пастушка и тяжело его ранить. А лошади от стрельбы ускакали в лес и не достались врагам.

В пустой колхозной конюшне немцы сделали склад, где у них хранились велосипеды, оружие, конфеты. Мальчишки через заросли лопухов пробрались в конюшню, сняли камеры с велосипедов, из винтовок вытащили затворы, а конфеты ели и угощали малышей. И вот немцы увидели у мальчика Серёжи Соловьева, который только закончил второй класс, конфету и начали у него спрашивать откуда, но он растерялся и ничего не сумел придумать.

Тогда немцы пошли по хатам. 14-летний Миша тоже участвовал в этой вылазке и спрятал на чердаке пистолет,

камеру и ещё какое-то оружие, но немцы ничего не нашли


и тогда всех жителей согнали в центр деревни, а маль-чишек поставили в центре и начали их допрос. Их по очереди били резиновой палкой и требовали признания.

Но переводчик предупредил, чтобы никто ни за что ни в чём не признавался. Женщины плакали, но ничего не могли поделать.

Миша только что перенёс аппендицит, отец забрал его из больницы перед уходом на фронт, а больницу в тот же день разбомбили. Он был очень худой, бледный, Наверное, переводчик сказал немцу о болезни, и тот бил мальчика по голове, Миша потерял сознание и после этого долго болел.

В Дубровку приехала на постой воинская немецкая часть «Солнце в лесу», в хату поселили пять немцев. Гришу

и его друга немцы хотели отправить заготавливать лес, но друг сказался больным, а Гриша рассёк себе топором ногу, чтобы не служить врагам.

Воинская немецкая часть была тыловой, поэтому немцы вели себя тихо, а вот староста очень хотел выслужиться перед новой властью. Однажды в деревне остановились переночевать два советских десантника, которым было поручено взорвать мост между Лиозно и Выдреей. Староста об этом проведал, и по его навету из Лиозно приехали 20 полицаев. Они окружили хату и схватили десантников, страшно их били, а потом забрали в Лиозно.

С одним потом жительница деревни встретилась в госпитале. Во время бомбёжки десантники убили часового и бежали. Один погиб, а другой сумел раненый выйти к партизанам - данукаловцам, которые переправили его на большую землю в госпиталь.

40 раз староста пытался отправить Гришу в Германию, но спасло только то, что у него был туберкулёз.

Когда Лиозно освободили, Гриша ушёл в армию и стал воевать, был дважды ранен, а шестнадцатилетний Миша стал работать в мостоотряде, восстанавливать разру-шенную железную дорогу.



Козлов Ваня
ПАРТИЗАНСКИЙ РАЗВЕДЧИК
До войны прадедушка Бахмацкий Николай Макарович был механиком речного флота на реке Припять в городе Наровля Гомельской области. Когда началась война, в армии он тоже стал служить в Днепровской военной флотилии.

Катер, на котором воевал дед, немцы потопили в бою под Туровом, а Николай Макарович выжил, но попал в окружение, а оттуда в партизанский отряд. Он был вначале рядовым бойцом, потом командиром взвода и разведроты. Самый тяжёлый бой состоялся у деревни Заракитное, Рота партизана Бахмацкого получила задание вступить в бой с немецкими танками.

В отряде прадед Николай получил страшную весть. Его семью, как партизанскую: жену и двух детей - фашисты расстреляли, они похоронены на братском кладбище.

Дедушка награждён орденом Отечественной войны, медалями «Жукова», «За отвагу», «Партизан Беларуси». Он почётный гражданин города Наровля.

На войне воевали шесть братьев прадедушки Николая Макаровича. Они все они вернулись домой живыми. Моего папу бабушка Рая и дедушка Вася назвали Николаем в честь прадеда.

Бахмацкая Катя


КРАСНЫЕ ЯГОДЫ


Эту историю рассказал моему дедушке Николаю Ивановичу его напарник по охоте местный лесник Иван Мефодьевич. Как-то охо-тились они и недалеко от дороги из Лиозно в Добромысли набрели в лесу на поляну с очень чёрной землёй.

«Это удивительный уголок леса, - сказал старый лесник, - В 1944 году мы, мальчишки из окрестных деревень Слобода и Артёмово, собирали грибы и ягоды и наткнулись здесь, на этой поляне, на незнакомые невысокие кустики, сплошь увешанные крупными красными ягодами. Время было голодное, а тут такое богатство, целые корзины домой притаскивали. Оказывается, это были…помидоры, которых мы до этого в глаза не видели. Откуда же взялись они в лесу?

Фронт в этих местах стоял долго, с осени сорок третьего до июня 1944, когда началась операции «Баг-ратион». Солдаты, как могли, устраивали свой быт. И вот один солдатик-украинец, стосковавшись по земле, отыскал в лесу у ручья, землю, похожую на родной украинский чернозём.

Распахали солдаты поляну, посеяли семена и стали за посадками ухаживать. Только урожая не дождались: двинулись солдаты на запад, освобождать Белоруссию и другие страны от фашистов. Нам свободу принесли и «красные ягоды» на память оставили».



Самущенко Лера


КАК НИКОЛКА ФРИЦЕВ ПОСТРОИЛ


Когда немцы вошли в Витебск, на улице, где жил мой дедушка Ульянов Николай Иванович, разместились не просто фашисты, а эсэсовцы. Они носили чёрную форму, ходили вооружённые автоматами и наводили везде свой порядок.

Оккупанты выгнали дедушкину семью из дома и стали там жить сами, а Коля с родителями ютились в сарае.

Было в ту пору Николке 9 лет, и у него была любимая игрушка: он где-то на улице нашёл немецкий свисток, которым подаются команды.

И вот однажды забрался мальчик за сарай, сидит и на своём свистке насвистывает, поднимает глаза, а его окружи ли фашисты с наставленными автоматами, схватили парнишку и выволокли на улицу.

А на улице по команде выстроились вооружённые эсесовцы, которые услышали сигнал свистка.

Николку они в конце концов отпустили, а вот мама его, моя прабабушка, за это короткое время стала совсем седой.



Ульянов Роман

Неумолимо бежит время, унося в прошлое события истории. Но подвиг советского народа в Великой Отечественной войне и тяготы тех, кто пережил фашистскую оккупацию, нельзя предать забвению.

Зарастают окопы и воронки от снарядов и бомб на белорусской земле. Но ещё жива память людей о великих испытаниях и великом мужестве.

В этой книге, написанной внуками и правнуками, рассказана правда о войне и людях, её переживших.

Пока мы помним эти даты,

Мы памятью своей сильны.

Спят вечным сном в земле солдаты

Той страшной, той большой войны.


В земле, что колосится хлебом

Под белорусским мирным небом.

Не забывайте даты эти:

Октябрь. Лиозно. Сорок третий.



Литературно-художественное

издание

Война в судьбе моей семьи: сборник воспоминаний/ Сост. и редакция. О.В. Печёнова. – Лиозно: Лиозненская детская библиотека, 2013. – 32 с.: ил.



Компьютерная вёрстка,

оригинал-макет:

О.В.Печёнова



2013 год