Личность рецидивиста: криминологическое и уголовно-исполнительное исследование 12. 00. 08 уголовное право и криминология; уголовно-и - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Основы профилактики легализации преступных доходов 1 880.29kb.
Нарушение специальных правил безопасности в уголовном праве россии 12. 1 352.35kb.
Программа обсуждена и утверждена на заседании кафедры уголовного... 2 813.5kb.
Противодействие преступлениям экстремистской направленности: уголовно-правовой... 2 669.45kb.
Тема Понятие, предмет, метод, задачи, источники и система российского... 4 1107.32kb.
Уголовное право и процесс, криминология 1 221.19kb.
Исследование специальность 12. 00. 02 конституционное право; 2 751.1kb.
Тема 41. Избирательное право. Референдум 1 55.57kb.
На правах рукописи 1 308.98kb.
Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 12. 1 499.85kb.
Примерные вопросы для подготовки к экзамену по истории отечественного... 1 57.56kb.
Агентство инвестиционного развития Ростовской области сформировало... 1 42.57kb.
- 4 1234.94kb.
Личность рецидивиста: криминологическое и уголовно-исполнительное исследование 12. - страница №1/2



На правах рукописи
Антонян Елена Александровна
Личность рецидивиста:

криминологическое и уголовно-исполнительное исследование

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Москва 2013


Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)»
Научный консультант

Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор



Эминов Владимир Евгеньевич

Официальные оппоненты:

Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник

Института государства и права Академии наук Российской Федерации

Лунеев Виктор Васильевич
Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права и криминологии юридического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Селиверстов Вячеслав Иванович
доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник ФГКУ «Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации»

Плешаков Владимир Алексеевич
Ведущая организация

ФБГОУ ВПО «Академия федеральной службы исполнения наказания Министерства юстиции Российской Федерации»


Защита диссертации состоится 13 февраля 2014 г. в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.01, при Московском государственном юридическом университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА), 123995, г. Москва, ул. Садовая Кудринская, д. 9, зал Ученого совета.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Автореферат разослан ____________ 2014 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета –

кандидат юридических наук, доцент В.Н. Орлов



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Рецидивная преступность – наиболее опасный, действительно угрожающий национальной безопасности криминальный феномен, вызывающий обоснованное беспокойство общества и государства, объективно требует особого правоохранительного внимания и превентивного контроля. Не секрет, что именно состояние уголовно наказуемого рецидива преступлений в своей совокупности выступает не только неким качественным показателем общего характера преступности в том или ином регионе и в то или иное время, но и явной демонстрацией эффективности правоохранительной деятельности в целом. Более того, укрепление позиций рецидивной преступности становится «криминальной воронкой» для первичной преступности, «втягивает» неопытных преступников в орбиту расширения криминального влияния, цементирует и воспроизводит преступность в новых поколениях.

В своей наиболее опасной части рецидивная преступность стоит в активной оппозиции обществу, организуя наиболее опасные формы своего функционирования, создавая и распространяя самые опасные нормы своего образа жизни. В то же время нельзя с уверенностью утверждать, что снижение удельного веса рецидивистов всегда хорошо, поскольку это свидетельствует о том, что больше ранее не преступавшие уголовный закон стали совершать преступления.

Как известно, именно отсутствие антикриминогенного предупредительного результата неизбежно влечет увеличение количества новых преступлений, совершаемых лицами, уже попадавшими в поле зрения правоохранительных органов. Следовательно, удовлетворение может принести, во-первых, снижение абсолютных показателей и первичной, и повторной преступности. Во-вторых, наиболее жесткий контроль над организованной рецидивной преступностью.

В то же время, решение этой проблемы является отнюдь не только прерогативой правоохранительных органов. Ведь рецидивная преступность, в известном смысле, - это концентрированное последствие всех недоработок, просчетов, недоразумений, порой, просто явных провалов курса уголовной политики. Вспоминая известное с конца XIX века и давно ставшее крылатым выражение классика криминологии Шарля Лакассаня о том, что каждое общество имеет тех преступников, которых оно заслуживает, можно с уверенностью сказать, что рецидивная преступность – есть результат и одновременно показатель всех издержек общественного развития. Отсюда оптимальная организация практической превентивной работы по недопущению повторного совершения преступлений одними и теми же правонарушителями становится делом огромной государственной важности.

Перспектива этой превентивной работы видится в безусловной гуманизации системы уголовных наказаний и соответствующей такой гуманизации системы реструктуризации занятых в той сфере государственных учреждений. Собственно именно в этом и состоит суть инициируемой Президентом Российской Федерации и поддерживаемой большинством общества уголовно-исполнительной реформы.

Такая гуманизация имеет прямое отношение к решению проблемы рецидивной преступности, поскольку традиционная для российского прошлого эскалация уголовной репрессии лишь закрепляет известные криминальные навыки лиц, нарушивших уголовный закон, изолирует их от общественного прогресса, лишает возможности социальной адаптации.

До недавнего времени криминальная обстановка в России характеризовалась устойчивым ростом количества зарегистрированных преступных посягательств. Их пик пришелся на 2006 год и составил, по официальным данным, 3 млн. 855 тыс. преступлений. В последующие годы прослеживается устойчивая положительная динамика снижения ежегодно регистрируемых преступлений, в том числе тяжких и особо тяжких, что, безусловно, обусловлено позитивными изменениями в социально-экономической сфере и уголовно-судебной политике Российской Федерации.

Вместе с тем определенную обеспокоенность вызывает состояние рецидивной преступности. В ближайшие годы она может негативно сказаться на общем состоянии национальной безопасности нашего государства. Если в 2006 году доля рецидива в структуре совершенных преступлений составляла 28,8 %, то в 2012 году она достигла 32,3 %.

Уровень рецидива среди лиц, отбывших наказание в местах лишения свободы, выше среднестатистического и достигает 52 %. Удельный вес ранее судимых в 2012 году вырос с 28,7 % до 32,3 %.

Нет необходимости говорить о повышенной общественной опасности преступлений, совершенными осужденными во время отбывания наказания. Их количество в 2012 году составило 959, прирост к 2011 году – 7,9 %.

В результате проводимой реформы уголовно-исполнительной системы, гуманизации уголовного законодательства, лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы, стали отличаться повышенной криминогенной опасностью.

Рассматриваемая проблема актуализируется еще и тем, что в результате реформирования уголовно-исполнительной системы в местах лишения свободы останется наиболее трудноисправимая категория осужденных, большинство из которых ранее уже отбывали наказания, многие неоднократно. Как правило, они будут отбывать наказание в других условиях - условиях тюрьмы. Более того, совершенствование института лишения свободы, согласно Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г. №1772-р (далее – Концепция), предусматриваются меры, направленные на более активное влияние на поведение лица, отбывающего наказание.

Вместе с тем, в местах лишения свободы личность каждого конкретного осужденного изучается недостаточно предметно и глубоко. Законодательные и иные нормативные основы их исправления далеко не в полной мере учитывают их личностные особенности, они вообще слабо ориентированы на личность преступника. Тоже самое можно сказать о различных методических рекомендациях, которые разработаны для их применения в исправительных учреждениях.

Из указанной Концепции следует, что в основе совершенствования исполнения лишения свободы лежит максимальный учет особенностей различных категорий осужденных, индивидуальных особенностей каждого осуждённого. Именно на этой основе должна строиться система социальных «лифтов». Данная система построена на характере поведения осужденного.

Российская система предупреждения рецидива преступлений в ближайшее время столкнется с новой специфической проблемой: с вопросами предупреждения новых преступлений со стороны лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы и освобожденных от него условно-досрочно. Это не может не привлечь внимания к изучению личностных особенностей данных лиц. Безусловно лица, отбывшие сверхдлительные сроки лишения свободы не могут не отличаться от лиц, которые отбыли менее длительные сроки такого наказания.

Отсюда необходимость более глубокого изучения личностных особенностей осужденных.

Об актуальности темы диссертационного исследования свидетельствуют рассмотрение вопроса «О мерах по предупреждению рецидивной преступности в Российской Федерации» на оперативном совещании Совета безопасности Российской Федерации 28 января 2011 г. и заседании «круглого стола» при директоре Федеральной службе исполнения наказаний с повесткой «Проблемы рецидивной преступности и пути их преодоления» 19 августа 2010 г. В соответствии с последним настоящая тема диссертационного исследования была включена в программу научных исследований ФСИН России.

Рассматриваемая проблема актуализируется в условиях реализации новых наказаний в виде обязательных работ (2005 Г.), ограничения свободы (2010 г.); принудительные работы предстоит реализовать в 2014 году; значительного изменения санкций, предусматривающих наказание в виде лишения свободы, снижение их нижнего порога (2011 г.); декриминализации ряда деяний, замены лишения свободы другими наказаниями, не связанными с лишением свободы, в отношении преступлений в экономической сфере.

Безусловно значительными в этом плане являются федеральные законы от 7 февраля 2011 г. №3-ФЗ «О полиции» и от 6 апреля 2011 г. №64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы».

Степень разработанности проблемы. Проблема рецидивной преступности получила свою разработку в трудах многих ученых: Г.А. Аванесова, А.И. Алексеева, Ю.М. Антоняна, Н.С. Артемьева, И.М. Гальперина, А.А. Герцензона, В.И. Гуськова, М.П. Журавлева, В.С. Жгутова, А.Ф. Зелинского, И.И. Карпеца, Н.А. Коломытцева, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецовой, А.С. Михлина, А.Б. Сахарова, Ю.В. Солопанова, С.С. Степичева, Н.А. Стручкова, А.С. Шляпочникова, И.В. Шмарова, В.В. Городнянской, А.А. Забелича, В.Е. Южанина, А.М. Яковлева.

Отличие настоящей работы от предыдущих исследований состоит в том, что в ней проблемы предупреждения рецидивной преступности рассматриваются через призму признаков, характеризующих личность рецидивиста с учетом новых концептуальных подходов к вопросам развития уголовного и уголовно-исполнительного законодательства, уголовно-исполнительной системы, углубленного изучения личности преступника.

Предлагаемое исследование ориентировано на решение проблем, которые еще не ставились отечественной криминологической и пенитенциарной науками или до сих пор явно недостаточно исследованы. Речь идет прежде всего о соотношении личности и рецидивной преступности, характера поведения лиц, имеющих судимость и совершение ими нового преступления.

Гипотезы исследования.

Декриминализация уголовного законодательства, прошедшая в последние годы и заключающаяся в возможности освобождения от уголовной ответственности за отдельные экономические преступления, введении и реализации (или возможности реализации в ближайшие годы) новых наказаний без изоляции от общества, реализация Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года может привести к тому, что в местах лишения свободы станут сосредотачиваться наиболее криминогенная, трудноподдающаяся исправлению категория осужденных – рецидивисты, в том числе многократно судимые.

Материалы настоящего исследования о личности рецидивиста могут быть использованы для изучения соответствующей проблемы, восполняя имеющиеся пробелы. Дело в том, что проведенная в 2009 г. перепись осужденных осуществлялась только в местах лишения свободы, а нужна перепись всех осужденных. Это позволит получить более полную картину о всех, кто был наказан за совершенные преступления.

Более того, именно в последний период были приняты такие важные, с точки зрения предупреждения рецидива преступлений, законы, как Федеральный закон «О полиции» (2011 г.) и Федеральный закон «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» (2011 г.) и соответствующие нормативно-правовые акты.

Игнорирование личностных особенностей рецидивистов, характера поведения во время отбывания наказания или после освобождения от него приводит к тому, что вне поля зрения субъектов предупредительной деятельности остаются лица, отличающиеся повышенной рецидивной опасностью.

Только знание личностных особенностей нынешних преступников позволяет построить эффективную систему мер борьбы с рецидивной преступностью. Она включает в себя меры по предупреждению преступлений во время отбывания наказания в виде лишения свободы и меры по предупреждению рецидива преступлений после освобождения из этих мест. Последние включают в себя специально-криминологические меры контроля и надзора уполномоченных должностных лиц за теми, кто вновь может стать на преступный путь.

Выделение личности рецидивиста, его особенностей, по сравнению с преступниками, совершившими преступление впервые, типология рецидивистов позволяют выявлять и классифицировать: причины и условия, специфические для пенитенциарного рецидива, и причины и условия, характерные для постпенитенциарного рецидива; определить меры по предупреждению преступлений лицами, ранее их совершившими, в том числе меры по предупреждению постпенитенциарных преступлений. Последние, в свою очередь, делятся на меры и общесоциального характера и специально-криминологические меры, причем последним может быть отведена решающая роль именно потому, что речь идет о рецидивистах.

При этом специально-криминологические меры борьбы с рецидивной преступностью на индивидуальном уровне применяются в двух формах: 1) в форме контроля за лицами, потенциально расположенными к совершению преступления вновь; 2) в форме надзора за лицами, которые своими конкретными поведенческими проявлениями дают основания предположить, что они готовы совершить новое преступление.



Объект исследования: личность рецидивиста вне рамок судимости во время отбывания наказания и после освобождения из мест лишения свободы, особенно его жизненного пути.

Предметом диссертационного исследования:

- рецидивная преступность, как социальный и психологический феномен, особый вид преступности;

- причины и условия совершения рецидива преступлений;

- особые условия отбытия наказаний и специфические проблемы реализации;

- профилактика рецидивной преступности.

Предмет исследования также составили нормы отечественного и зарубежного уголовного, уголовно-исполнительного и иного законодательства, регулирующие общественные отношения в сфере предупреждения рецидивной преступности.



Основными задачами исследования являются:

1) изучить криминогенно значимые особенности личности рецидивистов: социально-демографические, уголовно-правовые, уголовно-исполнительные и психологические особенности;

2) изучить поведение рецидивистов в период отбывания наказания и после освобождения от него, их социально-психологические связи;

3) исследовать особенности воспитательной работы с рецидивистами, их приобщение к труду, включение в образовательный процесс, налаживание социальных связей вне исправительного учреждения и подготовки к освобождению;

4) изучить проблемы ресоциализации в том числе в отношении тех рецидивистов, которые длительное время находятся в местах лишения свободы и их социально-полезные связи либо значительно ослаблены, либо вообще разорваны;

5) изучить проблемы обеспечения преемственности профилактической и иной работы с рецидивистами в местах лишения свободы и после освобождения из них.



Методология и методика исследования.

Методологическую основу исследования составляет диалектический подход к изучению социальных процессов и явлений. При проведении исследования применялись следующие методы сбора и анализа информации: статистический (при изучении количественных данных, характеризующих рецидивную преступность); анализ и синтез (при разработке понятийного аппарата исследования); сравнительно-правовой (при изучении мирового опыта противодействия рецидивной преступности); историко-правовой (при изучении исторического аспекта развития законодательства России сфере противодействия рецидивной преступности); формально-юридический (при анализе правовых источников, систематизации нормативных материалов); конкретно-социологический (при анкетировании, интервьюировании), моделирования (при составлении криминологического портрета преступника-рецидивиста).



Нормативную основу диссертационного исследования составили нормативные правовые акты различных уровней: международное и зарубежное законодательство, регламентирующие вопросы предупреждения рецидива преступлений; Конституция Российской Федерации; нормы уголовного, уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации, а также положения ведомственных актов Министерства внутренних дел и Министерства юстиции Российской Федерации, Федеральной службы исполнения наказаний, касающиеся рассматриваемой проблемы.

Теоретическую базу работы составили труды отечественных правоведов по теории криминологии, уголовного права и уголовно-исполнительного права, а также иных областей знаний – социологии и криминальной психологии. Широко использовались теоретические и прикладные разработки в сфере предупредительной деятельности в уголовно-исполнительной системе.

Научная новизна диссертационного исследования.

Исследование проведено в принципиально новых уголовно-правовых и уголовно-исполнительных реалиях:

1) реализация наказаний в виде обязательных работ (2005 г.) и ограничение свободы (2010 г.); введение нового наказания в виде принудительных работ (2012 г.);

2) значительное изменений санкций, предусматривающих наказание в виде лишения свободы, снижение их нижнего порога (2011 г.);

3) декриминализация ряда деяний, замена лишения свободы другими наказаниями, не связанными с лишением свободы, в отношении преступлений в экономической сфере;

4) наступление формальных оснований для условно-досрочного освобождения лиц, осужденных к лишению свободы пожизненно;

5) принятие федеральных законов РФ «О полиции» от 7 февраля 2011 г. №3-ФЗ и «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» от 6 апреля 2011 г. №64-ФЗ, Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, утвержденной Распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. №1772-р;

6) увеличение сроков погашения судимости.

В рамках исследования получены ранее не известные сведения, характеризующие личность преступника-рецидивиста. Установленные новые криминологически значимые социально-демографические, уголовно-правовые, нравственные и особенности субъектов, отбывающих наказание, а также вновь совершивших преступление после освобождения из мест лишения свободы, позволили определить наиболее приоритетные с точки зрения общей и индивидуальной профилактики рецидива преступлений. Всесторонний учет названных особенностей является решающим для понимания личности рецидивиста и профилактики рецидивных преступлений.

Предложена авторская система предупреждения рецидива преступлений.

Научная новизна исследования проявилась также в сделанных нами предложениях и рекомендациях, разработанных мерах, направленных на предупреждение появления и проявления у осужденных, отбывающих лишение свободы и освобожденных от него, отрицательных личностных качеств, определяющих механизм рецидивного преступного поведения. Установлено, что действенное предупредительное значение будет иметь совершенствование законодательства и нормативно-правовой базы в части ликвидации декларативных норм, не обеспеченных механизмом их реализации, при решении вопросов предупреждения рецидива преступлений. Диссертационное исследование отличается комплексностью криминологических и уголовно-исполнительных средств исправительного воздействия на рецидивистов, предупреждения рецидивных преступлений; в работе определенное место занимают оперативно-розыскные меры, меры организационно-управленческого, административно-правового характера.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Под личностью рецидивиста следует понимать лицо, обладающее определенными особенностями криминологического, социально-демографического, уголовно-правового, уголовно-исполнительного и психологического характера, отбывающее наказание в виде лишения свободы или освобожденные от него и совершившее новое умышленное преступление независимо от срока судимости.

2. Личность рецидивного преступника – это совершеннолетнее лицо, совершающее преступления корыстного и корыстно-насильственного характера, отличающееся повышенной тревожностью, эмоциональной напряженностью, отчужденностью от общества и ощущающее это, психопатоподобными чертами характера, хорошей приспособляемостью к условиям жизни в местах лишения свободы и в целом криминальной субкультуре.

3. Установлены главные личностные детерминанты рецидивистов:

а) социологические особенности:

- низкий уровень образования и культуры (в том числе общей), рабочей квалификации, а часто вообще ее отсутствие;

- в большинстве случаев отсутствие семьи; многие рецидивисты, у которых были семьи и есть дети, не поддерживают с ними никакой связи;

- рецидивность (повторность) совершения преступлений начинается в основном с 16 лет и интенсивно продолжается до 35 лет;

- большая часть рецидивистов, особенно старших возрастов страдает хроническими болезнями, что затрудняет их адаптацию и участие в труде;

б) особенности психологии:

- эмоциональная неустойчивость, проявляющаяся в несдержанности, неадекватности отреагирования, вспыльчивости, бессмысленности и кажущейся внешней безмотивности поступков; агрессивность;

- эгоизм, стремление к самоутверждению;

- примитивизм эмоциональных реакций, сформированный предыдущей жизнью, прежде всего в условиях лишения свободы, вытекающей из низкого образовательного уровня и общей культуры, отсутствия культуры общения и незнания этикета, кроме самого примитивного;

- высокая тревожность и смутное ожидание угроз и насилия;

- холодность к переживаниям других людей, отсутствие эмпатии, т.е. эмоционального сочувствия и умения поставить себя на место другого;

- обидчивость и мстительность, воспитанные в условиях изоляции; завышенная самооценка, самомнение, неспособность и неумение считаться с мнением других; конформизм, зависимость от ближайшего окружения, жестко сформированные и внедренные в условиях лишения свободы, а отсюда слабоволие, неспособность разорвать социально-негативные контакты; «привязка» к криминальной среде;

- наличие невротических и психических нарушений, особенно у отбывших длительные сроки лишения свободы, требующих постоянного медицинского контроля и лечения, особенно, если они связаны с алкоголизмом и наркоманией.

4. Отличается спецификой жизненный путь рецидивиста: жизнь в неблагополучной семье, низкая успеваемость в школе, неблагоприятное неформальное окружение, жизнь от преступления к преступлению, напряженность и высокая тревожность при расследовании преступлений и рассмотрении их в суде, употребление наркотиков и спиртных напитков.

5. Изучение зарубежного опыта по предупреждению рецидива преступлений свидетельствует, что в основе применения мер по недопущению совершения новых преступлений лицами, уже осужденными (осуждавшимися) за предшествующие деяния лежит характер поведения такого лица. Все другие признаки, характеризующие личность преступника (характер совершенного преступления и др.) являются, по отношению к поведению лица, вторичными.

С позиции возможной имплементации зарубежного опыта в национальное законодательство и практику деятельности по предупреждению рецидива преступлений представляют интерес:

- превентивный надзор и профилактическое наблюдение (Республика Беларусь);

- наличие отдельного ведомства, не связанного с полицией или тюремными службами, осуществляющего надзор за освобожденными от отбывания наказания (Германия, Финляндия и др.);

- наличие фонда постпенитенциарной помощи, аккумулирующий средства, полученные за счет 5 % отчислений из заработной платы осужденных, отбывающих лишения свободы;

- применение электронного контроля за лицами, которые, судя по их поведению, склонны к совершению новых преступлений (Англия, Канада, США, Швеция, Австрия, Норвегия и др.);

- обязательный характер указаний инспекции исправительных работ органов внутренних дел для руководителей предприятий, учреждений и организаций по вопросам оказания социальной помощи лицам, освобожденным от отбывания наказания (Таджикистан).

6. Структура изучения личности осужденного и наиболее важных событий (условий) в его жизни: биографические и социально-демографические данные; сведения о микросреде и условиях формирования личности; материальная обеспеченность семьи; совершение преступлений и отношение к ним; положение в преступной группе (в случае совершения преступления в группе); поведение на следствии и в суде; свойства личности (направленность, темперамент, характер, способности); особые приметы, привычки, особенности психических процессов и состояний (психические состояния, эмоционально-волевая и интеллектуально-познавательные сферы); мотивы совершения преступления и поведения в местах лишения свободы; прогноз поведения после освобождения.

7. Выделение лиц, для которых характерен рецидив преступления:

а) пенитенциарный рецидив: лица, совершающие убийства, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, побег, уклонение от отбывания наказания;

б) постпенитенциарный рецидив: лица, совершающие кражи, разбои, грабеж, вымогательство, убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, хулиганство.

8. Система предупреждения рецидива преступлений на специально-криминологическом индивидуально-личностном уровне:

1) Контроль:

1.1. В период отбывания наказания за:

а) правомерностью решения вопросов об условно-досрочном освобождении, замены наказания более мягким его видом, досрочного освобождения по болезни, амнистии, помилования, перевода в колонии-поселения, бесконвойного передвижения, выезда за пределы исправительного учреждения, предоставления отпусков и т.п.;

б) паспортизацией освобождаемых лиц;

в) подготовкой к трудовому и бытовому устройству освобождаемых лиц;

г) постановка на профилактический учет лиц: имеющих психические отклонения; занимающихся поборами и притеснением других осужденных; нетрадиционной сексуальной ориентации; склонных к совершению поджогов и порче имущества, к которым применено обязательное лечение от наркомании или алкоголизма;

1.2. После освобождения от отбывания наказания, контроль:

а) за трудовым и бытовым устройством лиц, освобожденных из мест лишения свободы;

б) за устройством нуждающихся лиц в учреждение системы социальной защиты населения;

в) за паспортизацией освобожденных;

г) постановка на профилактический учет лиц, отбывших наказания и нуждающихся в продлении обязательного лечения от наркомании или алкоголизма.

2) Надзор:

2.1. в период отбывания наказания:

- за осужденными, готовящими совершить побег или ранее их совершавшие;

- относящимися к категории так называемых «воров в законе»;

- лидерами и активными участниками группировок отрицательной направленности;

- склонными к употреблению, сбыту и приобретению наркотических, психотропных средств, сильнодействующих медицинских препаратов и алкогольных напитков;

- организующими или активно участвующими в азартных играх с целью извлечения материальной или иной выгоды;

- отбывающими наказание за дезорганизацию нормальной деятельности исправительных учреждений, массовые беспорядки;

- бывшими участниками преступных сообществ и незаконных вооруженных формирований;

- склонных к нападению на представителей администрации исправительного учреждения.

2.2. После освобождения из мест лишения свободы:

а) административный надзор за лицами, указанными в Федеральном законе об административном надзоре;

б) расширение круга лиц, за которыми может быть установлен административный надзор (отбывшие наказание за кражу, разбой и др.);

в) оказание помощи в:

- трудовом и бытовом устройстве;

- медицинском обслуживании;

- обучении и повышении квалификации.

9. Обеспечение реализации системы предупреждения рецидива преступлений.

1) меры правового характера:

- в соответствующих нормативно-правовых актах определить в качестве основной задачи учреждений и органов, исполняющих наказания, предупреждение рецидива преступлений;

- введение в УИК РФ норм об официальном предостережении о недопустимости противоправного поведения;

- максимальное сокращение норм УИК РФ, реализация которых зависит от субъективно-усмотрительного решения администрации ИУ, судебных органов.

2) специально-криминологические меры организационно-управленческого характера:

- изменение показателей деятельности учреждений и органов, исполняющих наказания, их территориальных управлений, в частности, выделение в качестве приоритетного показателя удельного веса осужденных, совершивших преступление после освобождения из мест лишения свободы в течение одного года;

- в системе социально-пенитенциарных «лифтов», при их применении учитывать причины и условия, обусловившие совершение осужденным повторного преступления;

- составление программ исправления осужденных, подготовки их к освобождению строить на основе изучения признаков, характеризующих личность рецидивиста, их роли в предупреждении рецидива преступлений.

10. В плане усиления профилактирующей составляющей административного надзора за лицами, освобожденными из мест лишения свободы, предлагается более четкая дифференциация ответственности за несоблюдение административных ограничений и невыполнение возложенных обязанностей при административном надзоре (ст. 19.27 КоАП РФ) и уклонение от административного надзора (ст. 3141 УК РФ). Представляется, что указанные деяния и в первом и во втором случае должны быть классифицированы на нарушение административного надзора и злостное его нарушение. При этом привлечение к уголовной ответственности должно презюмировать административную преюдицию. Последняя заключается в том, что данные лица должны быть признаны злостно уклоняющимися от административного надзора. Под злостным уклонением при этом следует понимать привлечение лица к административной ответственности за несоблюдение административных ограничений и невыполнение обязанностей, устанавливающих при административном надзоре дважды в течение года.

11. Учитывая различную степень общественной опасности повторного преступления до осуждения за предыдущее преступление, рецидива преступлений во время отбывания наказания после досрочного освобождения от отбывания наказания, после освобождения от отбывания наказания по окончании его срока целесообразно в законодательстве более четко дифференцировать наказание за преступление, совершенное в указанных случаях.

В этих целях:

- восстановить повторность совершения преступления в УК РФ, учет его при назначении наказания;

- ввести квалифицирующий признак в составы преступлений против личности, характерные для мест лишения свободы (убийство, умышленное нанесение тяжкого вреда здоровью), совершение их лицом, отбывающим наказание в виде лишение свободы; квалифицирующим признаком таких преступлений, как: побег, уклонение от отбывания лишения свободы, дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества должен быть – совершение данных преступлений лицом, имеющим судимость за них;

- восстановить в уголовном законе понятие «особо опасный рецидив».

Обоснованность и достоверность результатов исследования подтверждаются репрезентативным и адекватным социологическим авторским исследованием. В диссертации исследовались данные статистической отчетности УИС за 2005-2012 годы.

Собственное исследование проводилось в исправительных учреждениях общего, строгого и особого режимов, находящихся на территрии Республики Мордовия, Московской, Брянской, Тверской, Челябинской, Иркутской, Рязанской, Вологодской областей в 2008-2012 годах. С помощью социологических и психологических методик было изучено 2000 осужденных рецидивистов, отбывающих наказания в исправительных колониях строгого и особого режимов. В качестве контрольной группы были взяты лица, осужденные к лишению свободы впервые и отбывающие наказание в исправительных колониях общего режима и колониях-поселениях – 1500 человек.

Предметом социологического исследования стали материалы на 200 лиц, находящихся под административным надзором; результаты интервьюирования 210 сотрудников исправительных учреждений и 160 сотрудников полиции.

Обоснованность и достоверность полученных результатов исследования достигнуты и углублённым анализом сходных трудов других авторов, сопоставлением с их результатами.



Теоретическая значимость исследования определяется направленностью на получение новых и углубление уже имеющихся знаний о личности преступника-рецидивиста как сложнейшего объекта познания; дальнейшее развитие теории предупреждения преступлений в том числе путем использования законодательства и практики зарубежных государств.

В диссертации исследованы детерминанты рецидива преступлений, относящихся к личности осужденного, их совершающего: нравственные, демографические, социально-психологические, правовые, в том числе уголовно-правовые и уголовно-исполнительные. Дана типология личности рецидивиста.

Дано определение понятия личности преступника-рецидивиста и ее типология.

Практическая значимость исследования обусловлена прежде всего определением типичных признаков, характерных для преступника-рецидивиста, возможностью их использования в индивидуально-профилактической деятельности. На основе указанных личностных особенностей предложены конкретные меры правового, организационно-управленческого и иного характера по предупреждению рецидива преступлений со стороны осужденных, отбывающих лишение свободы и освобожденных от его дальнейшего отбывания.

Теоретические выводы и практические предложения диссертационного исследования могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях, а также в учебном процессе при преподавании уголовного права, уголовно-исполнительного права, криминологии.

Полученные результаты исследования могут быть использованы при реализации ряда положений «Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года»в части предупреждения рецидива преступлений.

Апробация и внедрение результатов диссертационного исследования. Результаты диссертационного исследования использовались в материалах совещания Комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопросам на тему «О ходе исполнения рекомендаций парламентских слушаний «Вопросы совершенствования законодательства по обеспечению прав и законных интересов осужденных и персонала органов, исполняющих наказания», 26 мая 2011 г. (г. Рязань). Соискателем, в частности, внесены предложения об отсрочке отбывания наказания за совершение отдельных преступлений лицами, больными алкоголизмом, наркоманией; по совершенствованию порядка условно-досрочного освобождения; по созданию условий для подготовки освобождающихся лиц к постпенитенциарной адаптации.

Материалы исследования докладывались на 4-м заседании Региональной общественной организации «Союз криминалистов и криминологов» по теме: «Рецидивная преступность и пути ее преодоления», 15 апреля 2011 г. (г. Рязань).

Соискатель в составе авторского коллектива принимал участие в подготовке предложений по совершенствованию законодательства и практики его применения в сфере постпенитенциарной адаптации лиц, освобожденных из мест лишения свободы, в разработке проекта законодательного акта, регламентирующего деятельность центров социальной реабилитации указанных лиц. Предложения приняты комиссией по вопросам помилования на территории Рязанской области 28 июня 2011 г.

По результатам изучения личности преступника-рецидивиста соискателем подготовлены монография «Рецидивисты и их исправление» и методическое пособие «Особенности организации работы с осуждёнными-рецидивистами», которые используется в системе служебной подготовки сотрудников УИС, учебном процессе образовательных учреждений ФСИН России. Материалы авторского исследования нашли свою реализацию также в статьях, опубликованных по итогам проходящих межвузовских российских научных и научно-практических, а также международных конференциях в период с 2005 по 2012 годы.

Результаты диссертационного исследования используются в учебных курсах «Уголовно-исполнительное право», «Криминология», «Пенитенциарная криминология» в Московском государственном юридическом университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА), Академии ФСИН России, в исследованиях НИИ ФСИН России. Диссертант является автором 147 опубликованных научных работ, из них по теме диссертации -122, в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации - 36, в иностранных изданиях – 5.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, включающих 12 параграфов, списка используемой литературы и приложений.
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, указываются его цели и задачи, объект и предмет, определяется степень научной разработанности проблемы, раскрываются научная новизна, методологическая, теоретическая, правовая и эмпирическая основы диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту, аргументируется теоретическая и практическая значимость работы, приводятся данные об апробации проведенного исследования и о его структуре.

Первая глава «Общий взгляд на рецидивную преступность» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие рецидивных преступлений, их основные показатели» раскрываются основные понятия рецидива:

1. По степени общественной опасности, определяемой тяжестью ранее совершенных лицом преступлений, выделяют легальный рецидив, который подразделяется на простой, опасный и особо опасный. В основу такой дифференциации положены категории умышленных преступлений и количество судимостей: чем тяжелее категория преступления, тем меньше требуется судимостей для признания рецидива опасным или особо опасным.

Так, в соответствии с ч.1 ст.18 УК РФ, при простом рецидиве виновный совершает умышленное преступление при наличии судимости за ранее совершенное умышленное преступление.

2. По количеству совершенных ранее преступлений в науке выделяют однократный и многократный рецидив (невзирая на наличие или отсутствие судимости).

К простому рецидиву относятся случаи совершения преступления лицом, ранее осужденным один раз, а к сложному – случаи совершения преступления ранее осуждавшимся два и более раз.

Среди лиц, ранее отбывавших наказание в местах лишения свободы, доля многократно судимых рецидивистов (т.е. три раза и более судимых) достигает 1/3 или около половины всех содержавшихся там рецидивистов, 2/3 составляют лица, второй раз отбывающие лишение свободы. При этом структура многократного рецидива не одинакова: сфера преступной деятельности рецидивистов на 90 % приходится на такие составы преступлений как кражи, грабежи, разбой, хулиганство. С увеличением количества судимостей уровень рецидивистов последовательно возрастает. Так, рецидивисты с пятой судимостью совершают новые преступления в 1,5 раза чаще, чем рецидивисты, совершающие преступления вторично. При многократном рецидиве возрастает и тяжесть совершаемых преступлений, по сравнению с первыми, но вместе с тем, по мере достижения возрастного барьера в 55-60 лет, идет обратный процесс. Особенно это характерно для лиц, совершающих преступления насильственной направленности. Корыстные же преступники, осужденные за мошенничество, разбой, грабеж в числе рецидивистов в своем составе более стабильны. Уровень специального рецидива здесь составляет около 50 %. Отдельные виды преступлений (например, кражи) составляют более высокий уровень специального рецидива.

Уровень рецидива напрямую зависит от продолжительности сроков отбывания ранее наказания в виде лишения свободы. Наиболее он высок у лиц, у которых средний срок отбывания наказания составляет от 3 до 10 лет, а те, кто отбывал наказание до 1 года и более 10 лет, подвержены рецидиву сравнительно меньше. Наибольшее количество преступлений рецидивистами совершается в первый год после освобождения. Наибольшая интенсивность рецидива наблюдается у многократно судимых, а также у преступников молодого возраста (совершивших кражи, грабежи, разбои и хулиганство).

3. По характеру совершаемых преступлений рецидив можно подразделить на общий и специальный.

Под общим рецидивом понимается совершение самых разных (насильственных, корыстных и др.) умышленных преступлений лицом, имеющим или не имеющим судимость за ранее совершенное преступлении. К разновидностям общего рецидива можно отнести простой, а при наличии судимости опасный и особо опасный рецидив. Критерием дифференциации выбраны категории умышленных преступлений и количество судимостей: чем тяжелее категория преступления, тем меньше требуется судимостей для признания рецидива опасным и особо опасным.

В общий рецидив включаются, конечно, только судимости за преступления, совершенные лицом, достигшим возраста совершеннолетия, т.е. 18 лет. При этом наказание ужесточается путем установления более сурового нижнего предела, предусмотренного за совершенное лицом преступление.

Под специальным рецидивом, необходимо понимать совершение лицом, ранее судимым, такого же или однородного преступления. Если однородный рецидив не предусмотрен в статье Особенной части УК РФ, он не имеет самостоятельного уголовно-правового значения, поскольку не влияет на квалификацию и может учитываться только при назначении наказания в качестве общего или пенитенциарного рецидива.

Особенностью специального рецидива является криминальный профессионализм, свидетельствующий об упорном стремлении лица продолжать преступную деятельность1.

Общий рецидив преобладает над специальным примерно в два раза. Следует отметить тенденцию - преступники, совершавшие однородные преступления, с течением времени переходят к иным видам и наоборот. Так, лишь 50 % рецидивистов, начавших свою преступную деятельность с краж, впоследствии вновь осуждаются за кражи. Таким образом, с увеличением количества судимостей специальный рецидив становится общим (в 40 % случаев).

Общий и специальный рецидив преступлений можно наблюдать в рамках неоднократного и многократного рецидива, но, конечно, и тот и другой наиболее ярко проявляют себя в многократном.

Трудно сказать, свидетельствует ли совершение неоднородных преступлений о некоей универсальной преступной установке личности или о ее безразличии к тому, какие преступления совершать. В каждом конкретном случае можно обнаружить разные смыслы. Очень часто разнородные преступления можно наблюдать в поведении людей, которые находятся за рамками нормальных связей и отношений. Нередко совершение одних и тех же преступлений убедительно демонстрирует профессионализацию преступника, его умение совершать преступления в течение длительного времени и замаскированными способами.

4. По социально-правовому характеру выделяют:

1) Уголовно-правовой (легальный) рецидив – совершение нового преступления лицом, имеющим не снятую и не погашенную в установленном порядке судимость. Уголовно-правовой (легальный) рецидив ограничен тем обстоятельством, что лицо, совершившее неоднократно ряд преступлений и впервые представшее перед судом, независимо от количества и тяжести этих деяний, рассматривается в качестве впервые представшего перед судом. Такой субъект по действующему уголовному законодательству не является рецидивистом.

Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» упразднил правовой институт неоднократности преступлений, что существенно изменило рамки института рецидива преступлений. Так, в соответствии с указанным законом, не могут образовывать рецидив судимости за преступления небольшой тяжести, а также судимости за преступления, осуждение за которое признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы. Из УК РФ исключены все указания на неоднократность и рецидив как на квалифицирующие обстоятельства, но сохранены в несколько измененном виде понятия опасного и особо опасного рецидива. Правовое значение этих понятий сведено к тому, чтобы служить лишь обстоятельством, отягчающим наказание.

От других подобных обстоятельств его отличает только то, что назначенный с его учетом срок наказания не может быть менее одной третьей части максимально срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ1.

Нам законодательное решение об упразднении института неоднократности преступлений представляется необоснованным. Дело в том, что неоднократность совершения одних и тех же преступлений является ярким свидетельством стойкой преступной установки человека. Он практически всегда отличается высокой общественной опасностью.

2) По месту и времени совершения повторного преступления выделяют пенитенциарный рецидив. Он имеет самостоятельное уголовно-правовое значение, поскольку влияет на выбор исправительного учреждения при назначении наказания. Так, если осужденный, достигший 18-летнего возраста и ранее уже отбывал наказание в виде лишения свободы, отбывание лишения свободы за вновь совершенное преступление назначается в исправительной колонии строгого режима (п.«а» ч.1 ст.58 УК РФ), а несовершеннолетние мужского пола, ранее отбывавшие наказание в виде лишения свободы при назначении лишения свободы за вновь совершенное преступление, направляются в воспитательные колонии усиленного режима (п.«б» ч.1 ст.88 УК РФ). Наличие пенитенциарного рецидива в уголовном законодательстве позволило бы повысить эффективность специально-предупредительного воздействия, поскольку, с одной стороны, это дает возможность избежать негативного влияния рецидивистов на лиц, впервые отбывающих наказание в местах лишения свободы, т.к. они должны содержаться раздельно, а с другой – устрашающе воздействует на лиц, допустивших пенитенциарный рецидив, путем ужесточения режима отбывания наказания для них.

Пенитенциарный рецидив крайне неблагоприятно сказывается на осуществлении общего предупреждения преступности. Совершение преступления во время отбывания наказания, как в местах лишения свободы, так и при отбывании наказаний, не связанных с лишением свободы, а также повторное попадание в места лишения свободы свидетельствует о том, что все усилия работников уголовно-исполнительной системы по исправлению осужденного сведены на нет.

Под пенитенциарным рецидивом мы понимаем совершение нового умышленного преступления осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы за умышленное преступление.

В литературе имеет место и иная точка зрения. Так, например, Н.С. Артемьев считает, что пенитенциарный рецидив включает в себя совершение преступления как осужденным, отбывающим наказание, так и лицом, которое ранее отбывало наказание в виде лишения свободы1. Представляется, что данный рецидив правильнее будет назвать постпенитенциарным.

3. Криминологический (фактический) рецидив включает наиболее широкое его понимание, так как учитывает совершение лицом любого нового преступления, независимо от того, привлекалось (или нет) оно к уголовной ответственности либо отбывало (не отбывало) наказание за предыдущее деяние, от сроков давности и наличия судимостей.

Криминологическое понятие рецидива заключается в установлении факта повторения преступления.

Второй параграф «История законодательства России об ответственности за рецидив преступлений и развитие учения о рецидиве и личности рецидивиста» раскрывает основные этапы становления и развития российского законодательства по борьбе с рецидивной преступностью. К ним относятся:

I. 1270-1497 гг. – период централизации Русского государства, закрепления положений о повторности преступлений и рецидиве в законодательных актах (грамотах), выделение в качестве повторных и только рецидивных преступлений.

II. 1497-1607 гг. – Судебник 1497 г. развил понятие «повторных преступлений».

III. 1607-1649 гг. – Соборное уложение царя Алексея Михайловича термином «рецидив» характеризует все случаи повторения преступлений; обязательными признаками рецидива признавались: повторение лишь тождественных преступлений, отбытие наказания за предыдущее преступление.

IV. 1649-1727 гг. – законодательные акты рассматриваемого периода признают преступлением нарушение законов и ослушание царской воле. Законодательство не внесло значительных изменений по сравнению с Соборным уложением 1649 г. в понятие рецидива. Законодательство того периода отличалось отсутствием внутреннего единства и неразвитостью понятия «рецидив».

V. 1727-1885 гг. – дальнейшее развитие законодательного понятия «рецидив». Проект Уложения о наказаниях 1813 г. расширил объем понятия «повторение преступлений». Свод законов 1832 г. признавал, что повторение преступлений умножает вину преступника, устанавливал обязанность суда усиливать ответственность за повторение преступлений.

VI. 1917-1921 гг. – период становления основ нового государства, слом старой государственной машины, ликвидация старых уголовных законов, использование революционного правотворчества масс.

VII. 1922-1923 гг. – период первой модификации советского уголовного законодательства, создание первых уголовных кодексов, уделяющих большое внимание вопросам регулирования уголовно-правовой ответственности преступника.

VIII. 1924-1958 гг. – период Основных начал уголовного законодательства Союза ССР (1924), отводивших значительное место регламентации уголовно-правовой борьбы с рецидивом преступлений. Исключение в 1929 г. из законодательства понятия «рецидив».

IX. 1958-1996 гг. – период принятия Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (1958) и ряда других законов уголовно-правового характера.

X. 1996-2003 гг. – период принятия нового Уголовного кодекса Российской Федерации, вступившего в силу с 1 января 1997 г. Процесс законодательного закрепления понятий «рецидив», «опасный рецидив» и «особо опасный рецидив», ответственности за рецидив преступлений.

XI. С 2003 г. по настоящее время – совершенствование уголовно-правовых и иных средств борьбы с рецидивной преступностью1.

Считаем своим долгом обратить внимание: во-первых, на то, что какой бы не была оценка определенного этапа, он тем не менее являлся очередной ступенью в совершенствовании правовых норм в данной сфере; во-вторых, особенность современного периода заключается в том, что принимаемые меры основываются, с одной стороны, на восстановлении того, что было позитивного в советский период (институт административного надзора), с другой – принципиально иной подход к предупреждению рецидивной преступности путем максимальной изоляции рецидивистов при исполнении наказания в виде лишения свободы, преобразование мест лишения свободы в виде общежитий в камеры со строгой изоляцией лиц, отбывающих наказание впервые и неоднократно.

Третий параграф «Международный опыт предупреждения рецидива преступлений» обобщает изученный опыт предупреждения рецидива преступлений в зарубежных странах. Этот опыт показывает, что главным основанием для применения соответствующих упредительных мер является характер поведения осужденного во время отбывания наказания и лица, освобожденного от его дальнейшего отбывания. Все другие признаки (характер совершенного преступления и др.) являются, по отношению к поведению, второстепенными.

С точки зрения имплементации зарубежного опыта в российское законодательство и практику предупреждения рецидива преступлений заслуживает внимание:

- наличие службы пробации в качестве самостоятельного ведомства, основное назначение которого – недопущение лицом, совершившим преступление, совершение нового преступления (Германия, Финляндия и др.);

- установление превентивного надзора и профилактического наблюдения за лицами, освобожденными из мест лишения свободы (Республика Беларусь);

- наличие фонда постпенитенциарной помощи, аккумулирующий средства, полученные за счет отчислений из заработной платы осужденных, отбывающих наказание;

- применение электронного контроля за лицами, которые, судя по их поведению, склонны к совершению новых преступлений (Англия, Канада, США, Швеция, Австрия, Норвегия и др.).

Вторая глава «Личность рецидивиста как объект криминологического познания» состоит из шести параграфов».

Первый параграф «Личность рецидивиста как криминологическая категория и особенности ее изучения» раскрывает понятие личности с учетом объекта диссертационного исследования, базисом при этом является определение понятия рецидива в пенитенциарном его понимании. Отсюда под личностью рецидивиста следует понимать человека, осужденного не менее чем во второй раз.

При раскрытии содержания личности рецидивиста мы будем придерживаться структуры личности преступника, предложенную Ю.М. Антоняном, в которую вошли: характер, темперамент, особенности мышления и другие психологические особенности; нравственные особенности, ценностные ориентации, позиции; социальные и психологические аспекты пола, возраста, состояния здоровья; навыки, умения, знания; представления об окружающем мире, отношение к нему; представление о себе, «Я» - концепция1.

Очень важной подструктурой являются социальные и психологические аспекты жизненного опыта, и не только потому, что речь идет о личности тех, кто, в частности, в период отбывания наказания, вновь совершил преступление: жизненный опыт, в том числе преступный, представляет значимость всегда. У рецидивистов, особенно многократных, все названные подструктуры наполнены особым содержанием. Особенно это относится к нравственным особенностям и ценностным ориентациям, знаниям, умениям, отношению к себе и окружающему миру.

Рассматривая преступное поведение рецидивистов, можно увидеть, что здесь участвуют все структуры личности преступника: одни могут быть выражены очень ярко, другие слабо или очень слабо. Например, при совершении преступления, сопряженного с насилием, в исправительном учреждении особые навыки и умения чаще всего не нужны и такие преступления (ИУ) обычно бывают достаточно примитивными. Однако надо учитывать, что в основании подобного преступления лежат отношения между осужденными. Тот, кто совершает преступление в условиях ИУ, как правило, проявляет определенные умения и навыки строить отношения с другими людьми и реагировать на внешние воздействия. Хочет того человек или нет, но попав в исправительное учреждение, он ни в коем случае не способен стать другой личностью в смысле полного освобождения от всего, что способствовало порождению его преступного поведения, даже если он искренне осуждает его. Прежний жизненный опыт, прежние представления и ориентации сознательно или бессознательно останутся с ним. Но, они могут и никак не проявляться.

Важно связать мотивы преступного поведения в местах лишения свободы с подструктурами личности осужденного. Изучая мотивы пенитенциарного преступления, ни в коем случае не следует ограничиваться выявлением того, что сам человек думает о причине своего поступка и считать именно это причиной. Дело в том, что осужденные в качестве причины обычно называют только внешние, лежащие на поверхности стимулы (например, причиной могут назвать оскорбление другим осужденным). Это не объясняет, почему данный индивид ответил на оскорбление насилием, а другой в аналогичной ситуации этого не сделал.

Попытки привлечь для объяснения преступного поведения рецидивиста такие категории, как дефекты морально-нравственной сферы, ненадлежащие социальные установки, антисоциальную направленность и т.д. не могут обеспечить адекватное объяснение не только потому, что это слишком общие категории, которые с трудом поддаются индивидуализации, но и потому, что подобные схемы вообще плохо применимы именно к рецидивистам.

Для эффективного профилактического воздействия исключительно важное значение имеет выявление тех внутренних, субъективных причин, которые привели данное лицо к совершению нового преступления, в том числе и того, за совершение которого он отбывает наказание. Оно должно быть прежде всего объектом индивидуально-профилактического воздействия. Профилактика повторного преступления должна строиться на детальном изучении личностных свойств, выявлении истинных мотивов преступной деятельности и типологической принадлежности лица. Нужно установить у каждого человека негативные стороны, которые привели к совершению преступления, но и то положительное, на чем следует строить исправительный процесс потом. Только такой подход является залогом успеха в работе по предупреждению совершения новых преступлений.

Изучение личности предполагает квалифицированное применение психологических методик. Применение последних позволяет дать наиболее полную психологическую характеристику личности, вскрыть мотивы того или иного поведения и выбирать наиболее оптимальные методы коррекции поведения. В общекриминологической практике наиболее широкое применение для этих целей нашли прежде всего анкетные методы: Методика многостороннего исследования личности (ММИЛ) и 16-факторный опросник Кеттела.

В изучении личности рецидивиста в ИУ могут применяться все известные методы изучения: наблюдение (во всех его видах), анкетирование, анализ личного дела осужденного, беседа и др.

Во втором параграфе «Социально-демографические черты» выделены особенности социально-демографического характера: пол, возраст, уровень образования, семейное положение и др. Рецидивистов отличает: рецидив преступления наиболее характерен для мужчин, при этом женщины несколько позже совершают повторные преступления: если средний возраст мужчин, имеющих две судимости, равняется 30,4 годам, то женщин – 32,1, однако женщины на 3,4 года раньше совершают преступления при особо опасном рецидиве.

Пик криминальной активности у мужчин, имеющих 2-4 судимости, приходится на 25-29 лет, пять судимостей – на 30-39 лет, шесть и более судимостей – на 40-49 лет. У женщин большинство имеющих 2-3 судимости также составляют лица в возрасте 25-29 лет, четыре и более судимости – 30-39 лет. Совершившими преступления при особо опасном рецидиве чаще признаются лица в возрасте 25-29 лет как мужского, так и женского пола. Для сравнения – среди осужденных самая большая плотность отмечается в группе 18-24-летних, независимо от половых различий у рецидивистов; более старший возраст по сравнению с впервые осужденными (составил (соответственно 35,5 и 32,1 лет).

Третий параграф «Правовые особенности» обобщает результаты изучения уголовно-правовых и уголовно-исполнительных признаков рецидивистов:

- наиболее рецидивоопасными преступлениями являются кража, разбой, грабеж, вымогательство, убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, хулиганство; по сравнению с впервые осужденными доля рецидивистов, совершивших особо тяжкие преступления превышает в 5,6 раза; превалирование, по сравнению с контрольной группой, доли рецидивистов, совершивших преступление в качестве подстрекателя; по количеству прошлых осуждений наиболее значительную долю составляют лица, имеющие два-три осуждения (62%); основная часть рецидивистов осуждается на срок лишения свободы свыше пяти лет (51,7%); значительная доля лиц, совершивших преступление после досрочного освобождения (28,2%);

- по своему поведению при отбывании наказания рецидивисты характеризуются отрицательно или нейтрально (соответственно 31,1% и 30,6%). Тем не менее основная их часть принимает участие в воспитательных мероприятиях (79,6%); участвует в работе самодеятельных организациях (77,7%); к труду относится добросовестно (67,0%); в большинстве случаев не пользуются свиданиями (72,1%); в целом характеризуются положительно или нейтрально (88,1%).

Четвертый параграф «Психологические черты» раскрывает психологические особенности личности рецидивиста. К числу основных относятся:



  • Отчуждение от позитивной среды, уход в иное, антисоциальное измерение. Для большинства рецидивистов, особенно судимых многократно, характерно отсутствие семьи, профессии, постоянной работы и постоянного места жительства, т.е. частичная или даже полная дезадаптация. С другой стороны, такие люди прекрасно приспособлены к жизни в местах лишения свободы, они участвуют в их созидании и формировании. Не надо думать, что рецидивисты, и в особенности многократно судимые рецидивисты, все время находятся в постоянной оппозиции к обществу: современные исследования показывают, что многие из них охотно сотрудничают и с полицией, и с администрацией исправительных учреждений.

  • Бедность потребностно-мотивационной сферы, преобладание материальных потребностей. Для преступников-рецидивистов типичен невысокий уровень общей культуры, примитивные потребности, в основном сводящиеся к удовлетворению материальных нужд, обеспечению желаемого социального статуса в неформальной антиобщественной среде и личной безопасности. Бытует расхожее мнение, что среди преступников и преступников-рецидивистов много очень талантливых людей. Это выдумка, не подтверждаемая реальной жизнью, их «Художественные» произведения, в том числе песенная продукция, примитивны и убоги.

  • Наличие лидерских способностей у рецидивистов, но лишь у некоторых из них, а отнюдь не у всех. Если такие способности сочетаются с профессиональными преступными умениями и навыками, то обладатель таких качеств представляет собой существенную общественную опасность.

  • Деградация личности по мере роста числа осуждений и лет, проведенных в местах лишения свободы. Жизнь от преступления к преступлению, антиобщественный образ жизни, постоянная боязнь разоблачения, отсутствие позитивных социальных контактов постоянно и неуклонно снижает уровень личности, чему столь же активно способствует многократное и длительное пребывание в местах лишения свободы. Чем больше судимостей и лет, проведенных в местах лишения свободы, тем больше лиц, страдающих психическими расстройствами. Наиболее высокий уровень психически аномальных преступников наблюдается среди осужденных в местах лишения свободы особого режима. Большая часть рецидивистов выглядит намного старше своих лет, иногда – глубокими стариками, страдает хроническими соматическими болезнями. Они нуждаются в постоянном медицинском обслуживании и уходе, вряд ли кто-нибудь из них способен постоянно трудиться.

  • Утрата страха перед наказанием, прежде всего обусловленная тем, что рецидивисты плохо адаптированы к условиям свободы, им хорошо там, где она отсутствует. Поэтому многие из них совершенно не боятся возвращения за колючую решетку, для них тюрьма является родным домом. Известны случаи, когда рецидивисты совершали преступления именно ради того, чтобы вернуться в места лишения свободы. Многим рецидивистам действительно хорошо в исправительных учреждениях, они не могут жить вне жестких рамок регламента жизни и без опеки вышестоящей силы, в роли которой выступают правила отбывания наказания и администрация мест лишения свободы. Для рецидивистов привлекательны существующие в местах лишения свободы антиобщественные группы преступников, членством в которых они весьма дорожат. Еще одна категория рецидивистов, стремящихся в исправительные учреждения, - это лица, утратившие связи, особенно родственные, не имеющие крыши над головой и постоянного источника средств к существованию. Среди них много стариков и инвалидов, для которых пребывание в местах лишения свободы означает решение основных жизненных проблем с жильем, питанием, лечением, досугом и т.д. Конечно, это печально, что есть люди, мечтающие о тюрьме как о месте спокойной, сытой и обеспеченной жизни, но, тем не менее, такие люди есть, причем не только в нашей стране.

  • Знание правовых норм при отсутствии солидарности с ними. Необходимо уточнить, что рецидивисты хорошо знают нормы уголовного, уголовно-процессуального или уголовно-исполнительного права лишь в части, которая им необходима или с которой они сталкиваются во время следствия, суда или отбывания наказания. Поэтому их правовые знания более чем ограничены и закрепляются в их личности лишь на уровне фиксации, но не солидарности с ними. Хотя, впрочем, и здесь нужны определенные комментарии. Например, они считают вполне справедливым наказание за убийство или грабеж, но при этом возражают относительно того, как эта норма применена лично к ним, главным образом в части санкции – срока лишения свободы. Иными словами, они каждый раз находят необоснованным применение именно к ним тех или иных правовых норм.

  • По результатам нашего опроса рецидивистов, в колониях строго режима полностью виновными признают себя около 20 %, частично виновными (с различными оговорками) – около 60 %, невиновными 20 %. По мере увеличения числа судимостей увеличивается количество лиц, признающих себя полностью или частично виновными. Причина заключается в том, что рецидивисты старших возрастов более критически относятся к себе и меньше, чем молодые, склонны перекладывать на других свою вину. Но это не означает, конечно, что их легче перевоспитать хотя бы потому, что их убежденность в правильности избранного ими образа жизни крепче.

Преступников-рецидивистов отличает стремление к постоянному и интенсивному общению с теми, кто ведет антиобщественный образ жизни, совершает преступления. Таким образом, формируются и закрепляются нормы антиобщественной идеологии и морали, что активно способствует распаду общественно-полезных связей и созданию социально-психологической общности статусов и интересов рецидивистов. Устойчивость названных групп обеспечивается как их лидерами, так и преданностью их участников групповым ценностям. Рецидивисты заботятся о пополнении преступных группировок, для чего втягивают в них молодых людей.

Пятый параграф «Типология рецидивистов»:



Деструктивный тип. Общей особенностью для этого типа рецидивистов является подростковый возраст первого криминального эксцесса с законом (от 12 до 18 лет) и достаточно характерные отклонения в нравственно-этической и аффективно-волевой сферах. В зависимости от доминирования нравственно-этического дефекта или аффективно-волевых нарушений мы разделили этот тип на два вида: гебоидный и конституционально-агрессивный.

Гебоидный вариант в нашем исследовании занимал небольшой процент (2,6%) среди всех рецидивистов, однако его типологическая характеристика заслуживает внимания.

Мы отнесли конституционально-аффективных рецидивистов к деструктивному типу по той причине, что устойчивая агрессивность у них выступала как самоценная форма психологической зашиты, становилось инструментом взаимодействия со средой, но это имеет место и при других аффективных типах, в частности, дезадаптивных формах криминального поведения. Иными словами, агрессия у этого контингента рецидивистом носила враждебный характер с признаками дисфории и цинической бравады. Негативизм к общественным нормам отличался гротескностью и демонстративностыо. Подобное поведение чередовалось неадекватным аффектом ярости, который носил агрессивный и разрушительный характер.

Дефицитарный тип. При дефицитарном типе аксиологические, социально-психологические, общепсихологические особенности, помимо нравственно-этической деформации, были отягощены психическими расстройствами, которые привносили свои черты в особенности личности рецидивистов. У этой категории рецидивистов за самооправданием нередко стоит не только заблуждение относительно нравственно-правовых норм поведения, но и эмоциональная уплощенность, равнодушное отношение к жертве и, как правило, к людям вообще. Наиболее характерными для них были преступления из хулиганских побуждений, без четкой мотивации.

Типичными являлись аффективно-возбудимый, неустойчивый и истерический типы реагирования в структуре акцентуацией, психопатии и психопатоподобного синдрома, а также резкая возбудимость со склонностью к разрушительным действиям; возбудимость по дисфорическому типу с застреванием аффекта на фоне таких характерологических особенностей, как мелочность, педантичность, вязкость, эмоциональная ригидность и жестокость; возбудимость с чертами демонстративности, театральности и утрированности во время аффекта; высокая склонность к алкогольным и другим эксцессам, к конфликтности и хулиганским действиям; для периода декомпенсации — безудержность поведения, враждебность и агрессивность, возбудимость по малейшему поводу, склонность к сверхценной негативной трактовке отношения окружающих, некритичность к своим поступкам.



В конфликтных ситуациях такая личность плохо себя контролирует, отличается аффективной неустойчивостью, импульсивностью поступков, склонностью к неадекватным формам реагирования и линии поведения в целом. Изучение морально-этических характеристик показало, что в отличие от первой группы у них имели место незрелость, инфантильность. Мышление нередко отличалось поверхностностью суждений, завышенной или заниженной самооценкой при отсутствии четкой социальной направленности, поэтому в структуре антисоциальных форм поведения преобладали ситуационные правонарушения. Для личностных особенностей весьма характерной являлась утрированность таких черт, как властолюбие, эгоцентризм, зависть, нетерпимость, подозрительность, себялюбие, ревность и мстительность. Отсюда становится понятным и характерный для них эмоциональный фон преступных мотивов, а именно на почве ревности, мести, личных обид и т.д.

Дезадаптивный тип. Роль дезадаптивных состояний при рецидивных преступлениях весьма велика, так как они являются источником агрессивно-импульсивных или экспрессивно-насильственных поступков, аффективно-суженного сознания, реакций, неадекватных раздражителю, гетеро-агрессивных форм поведения, внешне безмотивно-насильственного поведения и др. Почвой для них могут быть психогении, психофизиологические или психоорганические нарушения. Дезадаптивно-дисфункциональные состояния снижают адаптивные механизмы саморегуляции поведения, что нередко является источником рецидивных преступлений.

Социально-дисгармоничный вариант (подтип) этого типа можно было бы обозначить и как «социально-приспособленческий», исходя из того, что адекватная социально-психологическая линия поведения для представителей этой группы возможна лишь в диапазоне той социальной среды, которая соответствует их индивидуально-психологическим ресурсам и личностным потребностям. По характеру потребностей, определявших содержание, цели их деятельности и являвшихся движущей силой их поведения, мы разделили этот подтип на две категории: с преобладанием материально-ценностных ориентаций и со стремлением к самоутверждению. Сами по себе эти личностные ориентации не являются фатальными, однако ложные представления о средствах реализации своих потребностей, их односторонность в системе общественно-ценностных ориентаций, а также искаженная мотивационная тактика, направленная на максимально быстрое и легко доступное достижение цели, формировали криминальный стиль поведения. Такое сочетание создает психологический симптомокомплекс, который не только вступает в антагонизм с реальной действительностью, но и является источником осознанного или неосознанного постоянного психологического конфликта, который сводится к противоречию между долгом и личными интересами или возможностями и стремлениями. Внутренняя несостоятельность при завышенной самооценке и низком пороге психоэмоциональной устойчивости нередко у них замещается психологическими приемами защиты. Поэтому здесь преобладали осужденные за совершение аффективно-доминантных преступлений, т.е. ситуационных и импульсивных.

Социально-дезадаптивный вариант (подтип) указанного типа. Дисгармоничная или незрелая личность может регрессировать под влиянием множества социальных и психосоциальных факторов, избирательно проявляя дезадаптивность, вплоть до тяжкого преступления.

В этом отношении личность, отягощенная нравственно-этическим дефектом, все воспринимает в плоскости своих потребностей и страстей, цель ставит выше ее смысла, что превращает их в конгломерат заблуждений и пороков. Потребности приобретают характер влечений, из них выпадают опосредованные звенья, деятельность постепенно становится все более импульсивной. Эмоционально насыщенные переживания могут овладевать сознанием, способствуя формированию сверхценных идей, одержимых влечений, навязчивых страхов и тревожных состояний. Навязчивые страхи могут стать источником аффективно-агрессивных поступков, вплоть до суицидальных.



Смешанный тип, хотя и удивляет своей семантической неопределенностью, является довольно распространенным. В пестрой картине деструктивных мотивов, комплекса взаимодействующих психических аномалий и психогенных факторов выявить соотношение психодинамических сдвигов и степень личностной деформации, определить доминирующие звенья в генезе преступления - задача довольно сложная. Также трудно провести четкую дифференциацию между искаженной духовно-нравственной ориентацией, психосоциальной деформацией и патопсихологическим симптомокомплексом, обусловленным психобиологическими факторами.

Больше всего опасны те, которые совершают только насильственные преступления. Они составляют отдельную группу. Рецидив особо тяжких преступлений против личности в немалой степени формируется вследствие порочной судебной и пенитенциарной политики: суды за убийства и прочие опаснейшие преступления часто назначают неоправданно мягкие наказания, а администрация исправительных учреждений представляет к условно-досрочному освобождению лиц, которые несут наказания, явно не соответствующие содеянному; это рождает у освобожденных раньше окончания даже несурового срока наказания ощущение безнаказанности, особо опасные преступления. Раскаяние, как правило, у них отсутствует, а признание своей виновности во время следствия и суда (если, конечно, оно имеет место) носит чисто формальный, даже спекулятивный характер: они признаются только потому, чтобы смягчить наказание.

Другой тип рецидивиста – те, которые постоянно совершают только корыстные преступления – преимущественно кражи. Беседы с ними, их изучение убеждают, что ничего кроме краж они никогда не допускали и не допустят. Это менее опасные преступники, чем представители предыдущего типа, хотя среди них немало лидеров преступного мира.

Общественная опасность преступного деяния зависит от самого действующего субъекта. «Миролюбие» (если так можно назвать анализируемую здесь их особенность) представляет собой достаточно выраженную черту их поведения и их человеческую специфику. При этом, разумеется, не следует забывать, что они – многократно судимые рецидивисты, люди иного мира, со своими ориентациями и ценностями. Большая часть из них, наверное, не задумывается над тем, можно или нет убивать, их антиобщественные установки направлены совершенно на другие вещи. Они воруют для того, чтобы получить средства на жизнь, и потому, что ничего другого они не умеют; они воруют, чтобы поддержать свой престиж среди других преступников и даже для того, чтобы вернуться в места лишения свободы, где они обретают привычное спокойствие, даже комфорт, признание тех, кого хорошо и давно знают.



Рецидивист с антиобщественной установкой универсального характера – самый опасный тип преступника, с ярко выраженной криминальной зараженностью, способный совершить и корыстное, и насильственное преступление. Его отличают крайняя степень индивидуализма, резко негативное отношение к труду, паразитизм, склонность к насилию, агрессивность, стремление к систематическому нарушению общепринятых норм, активный поиск, организация повода и ситуации для преступных деяний. Эти лица могут совершать тяжкие преступления под влиянием самых незначительных побудительных причин. Каждое следующее преступление совершается ими более сознательно, нередко демонстративно.

При прогнозировании преступного поведения данной категории рецидивистов следует иметь в виду реальную возможность совершения ими самих тяжких преступлений. Преступники этого типа чаще всего встречаются среди лиц, признанных особо опасными рецидивистами.



Рецидивист с антиобщественной установкой корыстной направленности отличается от рецидивистов первого типа стойкой ориентаций на совершение корыстных преступлений, которые превращаются для него в единственный или основной источник существования В этом важнейшая особенность данной категории данной категории лиц. Типичной их чертой является стремление поддерживать традиции профессиональной преступности, касающиеся «технологии» совершения преступных действий. В эту группу входят в основном представители старшего поколения преступников, которые пытаются сохранить верность «воровским законам», традициям, нравам и обычаям.

В структуре современной рецидивной преступности первые два типа рецидивистов представляют собой стойкое криминальное ядро, через которое осуществляется преступная преемственная связь.



Рецидивист с антиобщественной установкой насильственного характера имеет ярко выраженную стойкую отрицательную ориентацию. Немалую роль в совершении им преступления играет сложившаяся в данный момент ситуация. Антисоциальные взгляды и убеждения этих лиц формируются вследствие ограниченного кругозора, низкого уровня культуры, особенно культуры эмоций. Они жестоки, злобны, мстительны, не умеют, а нередко и не хотят управлять своим поведением. В отличие от рецидивистов первых двух типов эти лица сохраняют социально-полезные связи: большинство из них имеет постоянное место жительства и работы, для них характерен агрессивно-конфликтный тип преступного поведения.

Рецидивист асоциального типа так же, как и предыдущие типы, отличается высокой степенью криминальной зараженности и социальной испорченности. Однако у него нет заостренного противопоставления своих индивидуалистических устремлений интересам общества, преступный образ жизни он не возводит в принцип. Рецидивисты этого типа совершают повторные преступления главным образом в силу деградации, выпадения из нормальных социальных связей, вследствие антиобщественных привычек, взглядов и т.п. Отличительные черты зачастую отягощены хроническим алкоголизмом, наркоманией, психическими аномалиями. Преступное поведение представителей этого типа характеризуется импульсивностью, а способы совершения и сокрытия преступлений примитивны.

Рецидивист ситуативного типа. У этих лиц не выработаны или утрачены сознательные положительные установки, нет системы твердых взглядов, прочных моральных устоев. Корыстные преступления они совершают главным образом из-за неспособности устоять перед соблазном, с целью добыть средства на выпивку и т.д. Среди факторов, обусловливающих преступное поведение рецидивистов данной категории, наряду с антиобщественными взглядами и привычками, значительную роль играет ситуация. Как правило, эти лица имеют семью, постоянное место жительства и работу. Однако эти социально полезные связи несколько ослаблены.

Шестой параграф «Социальная стратификация рецидивистов в местах лишения свободы». Все осужденные в структуре межличностных отношений подразделяются на следующие неформальные (неофициальные) категории (касты): особо устойчиво-привилегированные лица, относящиеся к высшему слою («воры», «козырные фрайера», «фрайера», «свояки», «путевые»); устойчиво-привилегированные – средний слой («мужики», «паханы»); неустойчиво-привилегированные – промежуточный слой («шестерки», «громоотводы», «пристяжь»); устойчиво-непривилегированные – низший слой («обиженные» разных «мастей»).

Основной принцип взаимоотношений между осужденными указанных категорий может быть сформулирован как «господство – подчинение», «угнетение слабых сильными», что четко усматривается в «неписанных» нормах их поведения, которые формируются в их среде.

Особо устойчиво-привилегированные («воры в законе») должны : ничем не выделяться среди осужденных; без особой необходимости не вмешиваться в беседу других; общаться только с себе подобными (из числа осужденных); уметь играть в азартные игры; высказывать свое мнение при разборах конфликтных ситуаций; поощрять, пропагандировать преступный образ жизни; быть выдержанным; иметь «шестерку», «пристяжного» или «громоотвод»; уметь всегда быть готовым постоять за «справедливость»; не иметь «компромата» по прошлой преступной жизни; знать «законы» уголовно-преступной среды; не выполнять каких-либо работ по самообслуживанию; иметь «хорошие» вещи, дополнительный источник питания (за счет нелегальных передач, поборов и т.п.); изыскивать возможность установления недозволенных связей с сотрудниками учреждений в целях приобретения наркотиков, чая, продуктов питания, сигарет и связей с «волей»; иметь широкий круг преступных связей; своим поведением среди осужденных выражать пренебрежительное отношение к представителям администрации, но в обращении с ними стараться быть вежливым; строго выполнять нормы санитарной гигиены и всегда иметь исключительный опрятный внешний вид и т.д.

Для представителей других слоев также предусмотрены обязательные правила.

Третья глава «Причины рецидивной преступности и условия, способствующие ей» состоит из двух параграфов.

Первый параграф «Причины постпенитенциарной преступности и условия, способствующие ей». Одним из факторов, обусловливающих пенитенциарную рецидивную преступность, является чрезмерная репрессивность уголовной политики, в том числе выражающаяся в несовершенстве практики назначение уголовных наказаний. Численность по состоянию на 2012 г. спецконтингента в исправительных учреждениях составляет чуть более 700 тысяч человек. Во многом ежегодный прирост числа осужденных в местах лишения свободы имеет искусственные причины, поскольку часть из них не нуждается в изоляции от общества.

На стадии постпенитенциарного профилактического воздействия факторами, обусловливающими совершение повторных преступлений, являются:

1) отрицательное влияние ближайшего микросоциального окружения;

2) трудности в трудовом и бытовом устройстве после освобождения;

3) отсутствие контрольно-профилактического воздействия (отсутствие специального органа по постпенитенциарной опеке за освободившимися из мест лишения свободы).

К числу объективных условий можно отнести:



  1. Неблагоприятная социальная ситуация в стране, экономический кризис, безработица, падение уровня жизни, снижение уровня медицинского обслуживания.

  2. Низкая действенность системы социального контроля в стране.

  3. Недостаточная эффективность функционирования системы правоохранительных органов и органов правосудия. Коррумпированность отдельных представителей этих органов.

  4. Пороки уголовно-исполнительной системы, обусловливающие включение осужденного в преступный мир, приобретение криминального опыта и
    инициирующие процессы его нравственной деградации.

  5. Дополнительная криминализация осужденных в местах лишения свободы.

  6. Низкая эффективность функционирования механизмов вторичной социализации лиц, отбывших наказание в местах лишения свободы, в результате чего осужденный после освобождения не может найти работу, жилье и
    для обеспечения нормальной жизни вновь совершает преступление. Бытовая и трудовая неустроенность отмечается у 56,0% освобожденных, 12,9% имеют семейные неполадки.

  1. Криминальная самодетерминация - интеграция человека в преступную среду, которая склоняет его к преступной деятельности, активно препятствует возвращению к честной жизни.

  2. Алкоголизация и наркотизация населения России.

Второй параграф «Причины преступлений на стадии исполнения наказания и способствующие им условия» раскрывает субъективные и объективные факторы, обусловившие рецидивную преступность.

К числу субъективных личностных фактов, обуславливающих пенитенциарный рецидив, следует отнести отсутствие должной дифференциации при организации исполнения наказания.

Вместе с тем администрация исправительного учреждения не имеет возможности объективно оценить его рецидивный и криминогенный потенциал. Все это не позволяет должным образом реализовывать соответствующие социальные лифты.

В организационном плане нельзя не отметить отсутствие соответствующей корректировки оценки деятельности ИУ и переноса приоритетов на деятельность пенитенциарной и постпенитенциарной адаптации, психологической, воспитательной работы.

К числу объективных факторов, обуславливающих пенитенциарный рецидив, следует отнести положение, решение которого является одним из основных Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 г. – содержание всех осужденных, в том числе отрицательно настроенных и ведущих себя положительно в общежитиях, а не по камерам.

Четвертая глава Основные направления предупреждения рецидивной преступности” состоит из двух параграфов.

Первый параграф “Предупреждение рецидивной преступности при исполнении лишения свободы”. Несмотря на казалось бы разветвленную сеть законодательных и нормативных правовых актов, нацеленных на предупреждение рецидива преступлений во время отбывания наказания, его уровень, как отмечалось в первом параграфе первой главы диссертации, остается высоким. Реализация же Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, работа, проводимая по сокращению численности осужденных, еще больше актуализирует обозначенную проблему. Уже сегодня в местах лишения свободы отбывают наказание 80% осужденных, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления. Это обусловливает необходимость принятия соответствующих дополнительных мер по оптимизации предупредительной работы в исправительных учреждениях.

Определены следующие пути совершенствования предупреждения рецидива преступлений во время отбывания наказания:

1. Повышение роли самой личности осужденного в исправительном процессе. Даже самая хорошо организованная деятельность по пенитенциарной адаптации осужденных не будет продуктивной, если сами осужденные не будут на это настроены. В этих целях необходимо максимально учитывать особенности их социально-демографические, уголовно-правовые, уголовно-исполнительные, психологические, факторы, обусловливающие совершение преступления.

В отношении рецидивистов индивидуальное исправительное воздействие должно быть направлено на изменение криминальной мотивации. Особое внимание нужно уделить мотивации сложившегося у осужденного отношениям: к себе, к совершенному преступлению, назначенному за него наказанию, к режимным требованиям администрации исправительного учреждения и т.д.

В процессе исправления рецидивистов следует добиваться осознания ими субъективно-психологических источников совершенных преступлений, что приведет к снижению потенциала мотивов, лежащих в основе преступных действий, и поможет индивиду управлять своим поведением. Основная цель состоит в приобретении навыков сознательного контроля над различными проявлениями своей личности и прежде всего, над криминогенными.

2. Нейтрализация последствий тюремной субкультуры. Снятие в этих целях непридуманных и необоснованных запретов и ограничений, вызывающих протесты осужденных и их озлобление, нежелание поддаваться им и, как правило, поиск справедливости в неформальных нормах и структурах среды мест лишения свободы.

3. Необходимость корректировки системы мер поощрения и взыскания (в том числе, и критериев их оценки) в плане ориентации их на выполнение осужденными социально полезных действий, подтверждающих их положительную направленность, и исключающую пассивность поведения. Включение в систему критериев оценки поведения осужденного его взаимодействия с ближайшим окружением на свободе (семья и родственники) и активности в решении вопросов своего бытого и трудового устройства.

4. Повышение ценности института условно-досрочного освобождения путем его еще более сильной привязки к позитивному социально одобряемому поведению в период отбывания наказания. Корректировка его в части обязательности труда в период испытательного срока. Активизация привлечения представителей органов государственной власти и органов местного самоуправления, представителей работодателей к участию в работе административных комиссий, решающих вопросы представления к условно-досрочному освобождению, и попечительских советов исправительных учреждений.

5. Корректировка критериев деятельности исправительных учреждений и перенос приоритетов на сферу социальной адаптации, психологической, воспитательной работы и подготовки осужденных к освобождению.

6. Представляется актуальным смягчение условий отбывания наказания, заложенная еще в советском пенитенциарном законодательстве, она в определенной мере начинает регулироваться в настоящее время. Однако она нуждается в серьезном улучшении и обеспечении нормативной правовой базой, акцентируя при этом внимание на улучшение практики претворения ее в жизнь. Совершенствование нормативно-правовой базы должно иметь целью заставить действующее законодательство работать. Для совершенствования порядка отбывания наказания, режимов мест лишения свободы, необходимо реализовать важнейший принцип перемещения осуждённых в зависимости от их законопослушного поведения, степени вовлеченности в программы по ресоциализации либо с более мягкого режима на более строгий либо наоборот.

Второй параграф «Предупреждение постпенитенциарной рецидивной

преступности». Нельзя исправить всех осужденных, находящихся сегодня в местах лишения свободы. Среди них есть и такие, которые вообще не захотят вставать на путь исправления, т.к. большую часть своей жизни прожили в условиях несвободы и неплохо для этих условий адаптировались. Но и есть среди осужденных, лишенных свободы и такая категория лиц, которая стремится с первого дня максимально приблизить окончание срока своего нахождения в условиях изоляции: своим примерным поведением, выполнением требований администрации, положительным отношением к труду и учебе, своим раскаянием в совершенном преступлении. И для этой категории в особенности необходимо существенно пересмотреть деятельность исправительных учреждений с трех позиций:

1) необходимо постепенно переходить от системы бараков, которые представляют собой исправительные колонии (наиболее распространенный вид исправительных учреждений в России) к тюрьмам с камерами, отвечающим международным гуманистическим требованиям отбывания наказания в виде лишения свободы. Отсюда и решение многих психологических проблем;

2) сегодня уже надо вести речь о подготовке нового поколения сотрудников исправительных учреждений с осужденными, лишенными свободы. Эти сотрудники должны владеть знаниями психологии осужденных, методами клинической беседы с ними, методами изучения и педагогического воздействия на них, иметь психоаналитическую подготовку. Работа психологов с осужденными, лишенными свободы не должна быть эпизодической;

3) большие опасения сегодня вызывает рост числа должностных преступлений, совершаемых сотрудниками исправительных учреждений. Навряд ли осужденный будет задумываться о раскаянии в совершенном преступлении, видя как на его глазах сами представители администрации совершают неправомерные действия.

Основными результатами предложенных мер должны стать: снижение уровня рецидивной преступности в стране; создание реально действующего механизма социальной реабилитации лиц, освобожденных от отбывания наказаний; трудоустройство лиц, освободившихся из мест лишения свободы; изменение идеологии применения основных средств исправления осужденных в местах лишения свободы с усилением психолого-педагогической работы с личностью и подготовки ее к жизни на свободе.

Представляет интерес так называемая «концепция психотерапевтического воздействия» на осужденных к лишению свободы, получившая распространение в пенитенциарных системах Западной Европы. Согласно этой концепции, осужденный рассматривается как носитель хронического заболевания, а исправительное учреждение представляет собой своего рода больницу. Сторонники такого подхода рассматривают само преступление «не как патологию, а норму, явление присущее современному обществу, вписанное в рутину повседневной жизни»2 преступление является реакцией членов общества (людей) на условия жизни.

Психотерапевтическое воздействие на осужденного включает в себя установку особого межличностного взаимодействия между осужденным и практическим психологом для решения проблем. Проблемы, в данном случае, могут быть и внутриличностные, и межличностные. Деятельность практического психолога должна быть направлена на осознанное изменение поведения личности с учетом вида проблемы.

Психотерапевтическое воздействие на осужденных в исправительных учреждениях должно иметь своей целью укрепление и формирование в заданном направлении положительных качеств личности осужденного с учетом его индивидуальных особенностей. На протяжении многих лет одним из распространенных направлений такого воздействия является коллективная беседа, целями которой являются: помощь осужденным в приспособлении к условиям жизни в тюрьме; повышение у осужденного чувства ответственности; сделать его более восприимчивым к другим методам воздействия, применяемым в исправительном учреждении.

При этом руководитель такого рода психотерапевтической работы должен действовать как врач, умело и тактично устраняющий часто слишком бурную реакцию осужденного, т.е. «больного», на те или иные явления, происходящие вокруг него в условиях изоляции от общества.

Сегодня следует решить следующие задачи:

1. Необходимость принятия базового закона о профилактике правонарушений (невысокий уровень освоения финансовых средств, выделяемых на профилактику правонарушений, - тому подтверждение).

2. Расширение категорий лиц, освобождаемых из мест лишения свободы, за которыми может быть установлен административный надзор за счет включения в их число лиц, больных социально-опасными заболеваниями и уклоняющихся во время отбывания наказания от обязательного лечения (больные алкоголизмом, наркоманией)2.

3. Стимулирование субъектов постпенитенциарной адаптации путем установления налоговых льгот для бизнеса. Квотирование рабочих мест не является путем решения вопросов трудового устройства освобождаемых: работа «из-под палки» никогда не приносила хорошего результата. Только система экономических мер способна призвать бизнес к активному сотрудничеству.

В заключении излагаются основные результаты проведенного исследования, уточняется ряд теоретических положений, формулируются предложения по совершенствованию соответствующих норм законодательства.



В приложении приводятся анкеты и обобщенные результаты анкетирования.

следующая страница >>