Лекция №2 История возникновения и развития судебной экспертизы Обсуждена и одобрена - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Лекция №2 История возникновения и развития судебной экспертизы Обсуждена и одобрена - страница №1/1

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


«Утверждаю»

начальник кафедры криминалистики

к.ю.н., доцент подполковник полиции

_____________________С.В. Пахомов

«____»____________________2011 г.

Дисциплина: Судебно-криминалистическая экспертология

Специальность – 030501 Юриспруденция, пятый курс ОДО КрУ МВД России

ЛЕКЦИЯ № 2

История возникновения и развития судебной экспертизы

Обсуждена и одобрена Подготовил профессор

на заседании кафедры кафедры криминалистики

протокол № ________ к.ю.н., доцент полковник

от «___»______2011 г. полиции Гусев А.В.

Краснодар 2011 г.



Объем времени, отводимого для изучения данной темы: 4 часа.

Место проведения: Лекционный зал № ___

Методика проведения: Академический стиль изложения основного материала лекции; постановка перед слушателями вопросов, требующих своего пояснения; включение в лекцию элементов беседы; предложение слушателям самостоятельно сформулировать те или иные положения или определить понятие.

Основное содержание темы: История становления и развития института судебной экспертизы: предпосылки формирования судебно-экспертной деятельности в России и за рубежом, формирование целей и здач производства исследований сведущими лицами, тенденции развития методических и методологических основ судебной экспертизы. Вклад отечественных и зарубежных ученых в развитие судебной экспертизы. Роль научно-технического прогресса в дальнейшем совершенствовании методов производства судебной экспертизы.

Основные термины и понятия: История судебной экспертизы. Отечественные основоположники методов судебной экспертизы. Зарубежные исследователи технологии производства судебной экспертизы.

Цели занятия:

  1. Обеспечить сосредоточение внимания обучающихся на познании историко-правовового процесса становления, а также дальнейшего развития судебной экспертизы.

  2. Содействие в познании обучающимися научно-практической значимости материала лекции.

  3. Обеспечить развитие умений обучающихся правильно определять периоды правового и научного развития основ судебной экспертизы.

  4. Содействовать развитию у обучающихся умений определять историко-правовые элементы формирования института судебной экспертизы.

  5. Сформировать целостное представление обучающихся о различных историко-правовых периодах формирования и развития судебно-экспертной деятельности.


ПЛАН ЛЕКЦИИ
ВВЕДЕНИЕ

  1. История возникновения судебно-экспертной деятельности.

  2. Вклад отечественных и зарубежных ученых в развитие судебной экспертизы.

  3. Научно-технический прогресс и перспективы дальнейшего совершенствования судебной экспертизы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ



Основная литература

  1. Аверьянова Т.В. Криминалистическая экспертиза, становление, тенденции развития / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, А.Ф. Волынский М., 1994.

  2. Белкин Р.С. История отечественной криминалистики / Р.С. Белкин. М., 1999.

  3. Гусев А.В. Судебно-криминалистическая экспертология: Курс лекций / А.В. Гусев. Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2007. (Библиотека КрУ МВД России).

  4. Гусев А.В. Судебно-криминалистическая экспертология: Учебно-методическое пособие для слушателей, обучающихся по специальности 030501.65 Юриспруденция / Под ред. А.В. Гусева / А.В. Гусев, А.И. Гаевой, К.В. Вишневецкий. Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2006. (Библиотека КрУ МВД России).

  5. Дулов А.В. Из истории криминалистической экспертизы в России. Экспертиза документов / А.В. Дулов, И.Ф. Крылов. М., 1960

  6. Крылов И.Ф. Очерки истории криминалистики и криминалистической экспертизы / И.Ф. Крылов. Л., 1975.

  7. Меретуков Г.М. Экспертно-криминалистическое обеспечение деятельности органов внутренних дел России / Г.М. Меретуков, С.А. Данильян, А.В. Гусев / Под ред. Е.П. Ищенко. М., 2009. (Библиотека КрУ МВД России).

  8. Милешина О.О. Краткий курс по теории судебной экспертизы: учеб. пособие / О.О. Милешина. М., 2009.

  9. Смирнова С.А. Судебная экспертиза на рубеже XXI века. Состояние, развитие, проблемы. 2-е издание, переработанное и дополненное / С.А. Смирнова. СПб, 2004.


Дополнительная литература


  1. Аверьянова Т.В. Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. Р.С. Белкина / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Россинская. М., 2003. (Библиотека КрУ МВД России).

  2. Белкин Р.С.. История советской криминалистики: Учеб. пособ. / Р.С.Белкин, А.И. Винберг М., 1982.

  3. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия / Р.С. Белкин. М., 1997.

  4. Меретуков Г.М. Судебные экспертизы. Справочное пособие для следователей и судов / Г.М. Меретуков. Краснодар, 1993. (Библиотека КрУ МВД России).

  5. Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе / Е.Р. Россинская. М., 1996. (Библиотека КрУ МВД России).

  6. Современные возможности судебной экспертизы / Под научн. ред. Ю.Г. Корухова. М., 2000.

  7. Торвальд Ю. Век криминалистики / Ю. Торвальд. М., 1984.

  8. Энциклопедия судебной экспертизы / Под ред. Т.В. Аверьяновой, Е.Р. Россинской. М., 1999.

  9. Яблоков Н.П. Криминалистика: Учебник / Н.П. Яблоков. – 2-е изд., перераб. и доп. М., 2008.


ВВЕДЕНИЕ

Организация эффективного процесса правоохранительной и судебной деятельности требует широкого использования современных достижений научно-технической мысли, при помощи которых можно глубже понять обстоятельства событий, имеющих признаки преступления или правонарушения. Широкий спектр постоянно совершенствующего научного знания не позволяет в полной мере овладеть им лицам, которым закон предоставил право осуществлять правоохранительную и судебную деятельность. Данное обстоятельство требует широкого использования специальных знаний лиц, привлекаемых к участию в административном, уголовном и гражданском процессах, в качестве специалистов.

Одной из организационных форм деятельности специалистов является проведение ими судебной экспертизы, по заданию органа или лица, осуществляющего уголовное судопроизводство или рассматривающего дело об административном правонарушении. Судебная экспертиза осуществляется в строгом соответствии с научно-обоснованными методиками ее проведения, позволяющими лицу, ее производящему, обосновывать свои выводы. Научная организация производства судебной экспертизы и четкое правовое регулирование ее осуществления, дает возможность рассматривать результаты экспертизы в качестве доказательства.

Вопросы, решаемые экспертами, разнообразны, их постановка лицами или органами, осуществляющими правоохранительную и судебную деятельность, определяется потребностями практики в установлении истины по обстоятельствам административного или уголовного наказания. Это могут быть вопросы, относящиеся к области науки, техники, искусства или ремесла. Основным требованием к вопросам, выносимым на разрешение судебного эксперта, является то, что они не должны выходить за пределы компетенции эксперта.

Учитывая значимость судебной экспертизы для раскрытия, расследования и предотвращения преступлений, в России создана система государственных судебно-экспертных учреждений, на которые возлагается функция производства судебных экспертиз.

Судебно-экспертная деятельность была предметом исследования многих ученых, среди которых наиболее последовательно этого направления научной работы придерживались и придерживаются: Аверьянова Т.В., Ароцкер Л.Е., Арсеньев В.Д., Алиев И.А., Аксенова В.В., Аубакиров А.Ф., Белкин Р.С., Бычкова С.Ф., Быховский И.Е., Винберг А.И., Винградов И.В., Волынский А.Ф., Волынский В.А., Грановский Г.Л., Грамович Г.И., Грабовский В.Д., Гордон Э.С., Гончаренко В.И., Г.Л., Дулов А.В., Давудов Ф.Э., Жбанков В.А., Зуев Е.И., Зинин А.М., Зернов С.И., Зеленский В.Д., Исаева Л.М., Комаринец Б.М., Кочаров Г.И., Колмаков В.П., Колотушкин С.М., Крылов И.Ф., Клименко Н.И., Каплунов И.М., Корухов Ю.Г., Карлин И.П., Лисиченко В.К., Леви А.А., Ларин А.М., Макаренко Н.П., Митричев С.П., Митричев В.С., Михайлов А.И., Мирский Д.Я., Меретуков Г.М., Майлис Н.П., Майорова Е.И., Мельникова Э.Б., Надгорный Г.М., Орлов Ю.К., Палиашвили А.Я., Постика И.В., Подшибякин А.С. Педенчук А.К., Россинская Е.Р., Селиванов Н.А., Сорокотягин И.Н., Сорокотягина Д.А., Сегай М.Я., Семеновский П.С., Селина Е.В., Толстухина Т.В. Тихонов Е.Н. Тихенко С.И. Терзиев Н.В., Тахо-Годи Х.М., Филиппов А.Г., Филькова О.Н., Фридман И.Я., Хрусталев В.Н., Хван В.А., Шляхов А.Р., Шевченко Б.И., Эйсман А.А., Эджубов Л.Г., Яблоков Н.П. и др.

Стараниями казанных и иных ученых была создана хорошая научная база, существенно обогатившая как криминалистическую теорию и теорию судебной экспертизы, так и правовую основу судебно-экспертной деятельности.


  1. История возникновения судебно-экспертной деятельности.

Использование специальных знаний в истории судебной экспер­тизы началось давно. Еще в древней Индии умели «читать» следы и по ним выслеживать врага или раненого зверя. Позже была создана особая каста следопытов, или сыщиков, в которой с детского воз­раста учили мальчиков непростому ремеслу – розыску преступни­ков. Позже искусству «читать следы» учили воинов и охотников, а по мере совершенствования знаний и навыков уже с середины XIX в. такие умения нашли применение в армии.

Использование правосудием помощи специалистов происходило еще вол времена византийского императора Юстиниана (5-6 в.в.), когда в законодательстве того времени нашли отражения требования исследования почерка в судебных целях. Однако следует признать, что пальма первенства в научном исследовании различных судебных вопросов принадлежит лицам, сведущим в медицине. Еще в трудах Гиппократа, жившего более 400 лет до н.э., рассматривались вопросы, касающиеся исследования различных механических повреждений на теле, определения жизнеспособности младенцев при исследовании трупов и пр.

В Римской империи существовали правовые таблицы, содержащие специальные правила по судебно-медицинскому осмотру трупов людей, погребения трупов, медицинскому исследованию физического состояния детей, женщин, рабов. Большой вклад в развитие этих правил внесли известные уче­ные Гиппократ, Аристотель, Архимед. В VI в. законы Китая преду­сматривали смягчение наказания сумасшедшим и слабоумным.

Известно свидетельство о том, что в 1209 году Папа Римский Иннокентий III в постановлении по одному из дел об убийстве обратился к врачам с предписанием им высказать мнение – причинил ли смерть именно тот, кто первый ударил убитого.

Несмотря на то, что научные знания судебной экспертизы зародились и успешно применялись еще в древнем мире, поистине настоящее оформление института судебной экспертизы произошло только в период бурного развития научного знания на рубеже XVI − XVII. Именно этот период развития человечества характеризуется стремлением ученых разработать научные основы судебного исследования доказательств в рамках различных экспертиз и исследований. Об этом факте свидетельствуют научные рекомендации по использованию при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел лиц, сведущих в сличении почерков, в распознавании ядов, обладающих медицинскими познаниями.

Как справедливо отмечает Любовь Михайловна Исаева, «… экспертиза возникла, когда в обществе, с одной стороны, возникли ремесла и наука, то есть появились специальные знания и люди ими обладающие. С другой стороны, должны были возникнуть правовые отношения, сформироваться судопроизводство, которое имело потребность призывать специалистов для помощи судьям, когда обычного здравого смысла и жизненного опыта оказывалось недостаточно для принятия решения. Все это стало возможным на определенном этапе развития человечества – при становлении государственно-организованного общества»1.

Востребованность в судебном процессе лиц, обладающих специальными знаниями, привело к тому, что во второй половине XVI века в Париже уже была образована особая корпорация, члены которой получили статус присяжных мастеров-письмоведов по исследованию почерков, подписей, счетов и расписок, оспариваемых в судебном порядке. В этот период во Франции и Италии выходят в свет первые работы, посвященные исследованию почерка, − Ф. Демеля, К Бальди, Е. Равено; Мальпигием (1687 г.) Альбинусом (1764 г.) и Пуркинье (1823 г.) проводятся исследования в области изучения папиллярных узоров.

Великий криминалист Ганс Гросс, обобщая практику использования знаний сведущих лиц в процессе предварительного следствия, отмечал: «Без сомнения, важнейшим вспомогательным средством, имеющимся в распоряжении судебного следователя, являются лица сведущие, заключения которых часто оказывают решающее влияние на дело».

Несмотря на то, что одни из первых научных свидетельств использования специальных знаний в судопроизводстве относятся к странам Европы, Россия хотя и отставала на начальном этапе мирового научного прогресса, но довольно быстро достигла общеевропейского уровня научно-технического развития. Данное обстоятельство с неизбежностью дало толчок для развития научных знаний и в области судебной экспертизы.

Говоря о российском опыте использования сведущих людей в судебно-следственной деятельности необходимо отметить неразрывную связь этого процесса с процессом правового регулирования жизни общества. Становление и централизация Русского государства привело к развитию его правовой системы, выражавшейся в виде сборников обычаев древнерусского права («Русская правда», Псковская судная грамота), а также различных судебников. Самыми известными из древнерусских судебников является судебник 1497 года, содержащий нормы уголовного права и процесса, гражданского права и т.д., а также Судебник 1550 года (Царский судебник).

Хотя общественные отношения и диктовали необходимость правового регулирования взаимоотношений различных членов общества, на начальных этапах становления судебно-экспертной деятельности в России она не нашла своего отражения в правовых документах того времени, однако свидетельства о проведении первых опытно-экспертных действий имели место в исторических хрониках. Первый, дошедший до нас, случай проведения судебно-медицинской эксперти­зы в Росси относится к 1535 г., когда по поручению правительницы Елены врач Феофил произвел освидетельствование князя Андрея Старицкого по поводу «подозрения его в притворной болезни».

Немаловажную роль в становлении и развитии судебной экспертизы России сыграл Аптекарский приказ 1584 г., по средствам которого была предпринята попытка регламентации судебно-медицинского освидетельствования по определению степени утраты здоровья. Чуть позже стали активно проводиться освидетельствования и для других целей, в частности для установления характера телесных повреждений.

Первым в России правовым источником, дающим основание предположить об использовании в судебном процессе России специальных знаний сведущих лиц, стало Соборное уложение 1649 года (или Уложение Алексея Михайловича). Изучение содержания данного документа позволяет считать, что в судебной практике того времени уже существовала система проверки подлинности документов, денег и драгоценных металлов, поскольку в данном правовом акте была предусмотрена ответственность за совершения действий по их подлогу, однако информации о регламентации процесса использования специальных знаний в данном Уставе не было.

Эпоха великого преобразователя России Петра I характеризовалась и прорывом в области отечественной экспертной деятельности, которая вышла на свой качественно новый, более высокий уровень. Так, в 1716 г. Уставом Петра I было предписано привлекать лекарей для исследования повреждений на одежде и теле пострадавшего. Первоначально медицинские экспертизы проводились сведущими в медицине людьми и носили случайный характер, а с открытием в 1755 г. Московского университета, где был создан факультет подготовки специалистов-медиков, медицинские экспертизы стали проводиться профессионалами.

Казалось бы, развитие судебно-экспертной деятельности в России напрямую зависело только от развития судебно-медицинской экспертизы, поскольку именно это направление деятельности сведущих лиц хорошо отражено в исторических хрониках, однако и традиционные криминалистические исследования, например, такая как технико-криминалистическая экспертиза документов тоже нашли свое отражение в истории развития русского государства рассматриваемого периода его истории.

Так, например, одним из первых историко-правовых свидетельств использования специальных знаний для определения подлинности документов стал Указ от 6 марта 1699 года «О порядке исследования подписей на крепостных актах в случае возникшего о подлинности оных спора или сомнения, о подписании крепостей в поместных и вотчинных делах в поместном приказе, а не на Ивановской площади, и о потребном числе свидетелей для крепостных актов». В качестве «экспертов», согласно Указа, выступали дьяки и подьячие приказов.

Несмотря на то, что обозначенный Указ стал первым правовым документом, регламентирующим именно деятельность сведущих лиц, однако еще долгое время судебно-экспертные исследования в России проводились случайными лицами и не имели под собой достаточной научно-методической основы. К примеру, получило развитие такое направление исследования, как графология − учение об определении характера человека по почерку, однако данные графологии в то время базировалась не на научных сведениях, а лишь на некотором опыте, приобретенном сведущими лицами в процессе их профессиональной деятельности (письмоводители, дъяки). Однако востребованность в данных специальных познаниях была настолько высока, что в XVII в. подьячие в Москве и других городах уже составляли особую корпорацию, состоящую под надзором правительства, в 1832 г. произошло введение в Свод законов правил судебной проверки подлинности документов путем сличения почерков секретарями присутственных мест.

Позже данное требование было воспроизведено в своде законов Российской империи 1857 г., где указывалось, что рассмотрение и сличение почерков производится по назначению суда сведущими в том языке, на котором написаны и подписаны сличаемые документы. Такое исследование поручалось секретарям присутственных мест, учителям чистописания или другим преподавателям.

Первым учреждением, где начала формироваться судебная экспертиза в России, стала Санкт-Петербургская академия наук, ученых которой при­влекали к производству исследований в интересах правосудия. Кроме медицинских исследований здесь проводились и судебно-химические. Существенный вклад в их развитие внес М.В. Ломоносов, проведя большое количество исследований. Позднее исследовались и такие новые объекты, как взрывчатые вещества и предметы со следами взрыва,' активно развивалось химическое исследование документов.

Развитию действительно научных методов криминалистической экспертизы документов способствовали исследования академиков-химиков Ю.Ф. Фрицше и Н.Н. Зимина. По просьбам следственных и судебных органов ими оказывалась помощь Мануфактурному Со­вету Министерства финансов, который давал заключения по прось­бам следственных и судебных органов, экспедиции заготовления государственных бумаг, где проводились исследования по делам о поддельных денежных знаках, монетах и ценных бумагах.

Большое влияние на формирование института судебной экспертизы в России оказал Устав уголовного судопроизводства 1864 г., который отменил формальный подход к оценке доказательств, ввел суд присяжных, состязательные начала в судебный процесс. В данном документе были указаны основные виды сведущих лиц: «врачи, фармацевты, профессора, учителя, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой-либо службе или части приобретшие особую опытность».

Конец XIX - начало XX в. в России характеризуется тенденцией консолидации экспертных знаний. Данный процесс нашел свое отражение в целенаправленной деятельности отечественных ученых по разработке научно-обоснованных методов судебной экспертизы, а также стремлением к объединению работы различных исследователей в рамках единой экспертной организации. Как результат этих устремлений стало создания судебно-экспертных лабораторий.

Образованию данных учреждений предшествовали неоднократные обращения Евгения Федоровича Буринского (1849-1912 г.г.) в правительственные инстанции с просьбой принять содержание его судебно-фотографической лаборатории на казенный счет. Однако лишь через 20 лет, после организации лаборатории Е.Ф. Буринского, в России были созданы государственные судебно-экспертные учреждения. Этому событию предшествовала большая работа по подготовке правительственного решения о создании таких лабораторий.

Таким образом, первым специализированными судебно-экспертными учреж­дениями в России стали кабинеты научно-судебной экспертизы, образованные согласно закону в 1912 г. В январе 1913 г. такой ка­бинет открылся при прокуратуре Московской судебной палаты, в январе 1914 г. — в Киеве (управляющий С.М. Потапов). Одновре­менно открылся кабинет и в Одессе. При создании их использовал­ся опыт работы судебно-фотографической лаборатории, учрежден­ной в 1893 г. при прокуратуре Санкт-Петербургской судебной пала­ты, и экспертных учреждений Европы. В работе кабинетов исполь­зовались методы фотографии, дактилоскопии и химии.

Важным событием в развитии судебной экспертизы в России был I съезд эксперте в-криминал истов, произошедший 1–9 июля 1916 г. в Петрограде. В нем приняли участие сотрудники кабинетов научно-судебной экспертизы, судебные следователи, ученые-физики, хими­ки, биологи, судебные медики. На съезде были подведены первые итоги работы кабинетов научно-судебной экспертизы и практики применения научных познаний в интересах судопроизводства. Многие участники съезда впоследствии стали крупнейшими уче­ными-криминалистами (С.М. Потапов, В.И. Фаворский, Н.П. Ма­каренко, В.Л. Русецкий).

Наряду с развитием научных основ, методов и приемов судебной экспертизы формировалась и правовая база использования специальных познаний в расследовании преступлений. Уголовно-процессуальные кодексы 1922 и 1923 гг. отменили термин «сведу­щие лица», принятый судебными уставами Российской Империи 1864 г., и ввели общепризнанный в юридической литературе термин «эксперт». Не был оставлен без внимания и такой важный вопрос, как подготовка экспертных кадров. В 1928 г. в Москве открываются первые курсы экспертов.

В России были созданы экспертные учреждения в органах внут­ренних дел и юстиции. Поскольку потребности судебно-следстненной практики в производстве криминалистических экспер­тиз в основном удовлетворяли научно-технические подразделения милиции, экспертные исследования по заданиям судов и арбитража стали выполняться в криминалистических лабораториях юридиче­ских вузов. Эти лаборатории создавались в учебных целях, но факти­чески стали экспертными учреждениями, выполнявшими задания органов следствия и суда. Первым общесоюзным криминалистическим экспертным центром стала Центральная криминалистическая лаборатория (ЦКЛ). В ее создание и развитие внесли большой вклад такие ведущие криминалисты, как Н.В. Терзиев, А.И. Винберг, В.Ф. Черваков, Б.И. Шевченко, Б.Л. Зотов и А.А. Эйсман.




  1. Вклад отечественных и зарубежных ученых в развитие судебной экспертизы.

Формирование основ правового регулирования процесса использования специальных знаний, а также развитие мирового научного знания, привело к тому, что в средине XIX в. в России стали формироваться первые научные школы судебной экспертизы. Так, например, в этот период большой известностью пользовалось руководство по судебной медицине, которое подготовил профессор Медико-хирургической академии С.А. Громов (1774 − 1856 гг.). В трудах великого русского хирурга и анатома Н.И. Пирогова в 40 − 50-х гг. XIX в. впервые в истории судебной медицины были сформулированы многие рекомендации для судебных медиков по вопросам осмотра трупов, экспертизы огнестрельных ранений и др.

Русские ученые не только развивали европейскую научную мысль в области судебной экспертизы, но и делали самостоятельные открытия, которые в последующем получали мировое признание. Исследования, проводившиеся академиками–химиками Ю.Ф. Фрицше и Н.Н. Зининым, стали основой развития научных методов криминалистической экспертизы документов. В.Ф. Черваков, говоря об открытиях русских ученых в области судебной экспертизы, писал: «Приоритет в области установления вида крови принадлежит русскому исследователю – патологоанатому и судебному медику профессору Ф.Я. Чистову, который в 1899 году открыл преципитиновую пробу. Это открытие имело огромное значение для судебно-медицинской практики и действительно произвело переворот в лабораторной практике исследования крови».

Достаточно весом вклад русских ученых и в развитие судебной токсикологии. Например, профессор Медико-хирургической академии А.П. Нелюбин еще в 1824 г. опубликовал в «Военно-медицинском журнале» «Правила для руководства судебного врача при исследовании отравления», где им впервые в мире была высказана мысль о невозможности обнаружения металлических ядов в трупном материале без разрушения органических веществ. Лишь спустя 15 лет после того, как эти «Правила» увидели свет, французский токсиколог Орфила также предложил при исследовании трупного материала на наличие соединений металлов применять азотную кислоту.

Важную роль в развитии судебной токсикологии и судебной химии сыграли труды таких выдающихся русских ученых, как Д.И. Менделеева, А.М. Бутлерова, Н.Н. Зинина, которые, кстати, нередко выступали и в качестве экспертов на громких и сложных судебных процессах. Кроме того, в рассматриваемый период появилось много имен талантливейших отечественных криминалистов, сформировавших славу отечественной судебно-криминалистической экспертизы. Среди этих ученных нельзя не назвать Евгения Федоровича Буринского (1849-1912 гг.), которого по праву считают отцом судебно-исследовательской фотографии, основоположником судебного почерковедения. Он автор фундаментального труда «Судебная экспертиза документов» (СПб, 1903 г.), основатель первой в России криминалистической экспертной лаборатории и первой в мире судебно-фотографической лаборатории.

Члены императорской Академия наук, признавая несомненную важность научных открытий Е.Ф. Буринского, приняли решение о награждении его премией им. М.В. Ломоносова. Следует сказать, что первым в истории России учреждением, в котором начала формироваться судебная экспертиза, стала Санкт-Петербургская Академия наук, при этом одним их первых исследователей в области судебной химии был сам М.В. Ломоносов.

Заметная роль в развитии основ теории судебно-экспертного ис­следования документов принадлежит А.А. Поповицкому, усовершенствовавшему судебно-фотографические методы и средства и впервые предложил классификацию элементов, составляющих осо­бенности почерка.

К этому же периоду, относятся и другие достижения отечественных криминалистов. Так, например Владимир Львович Русецкий разработал фотограмметрическую линейку, предназначенную для повышения точности планов мест происшествий, а также существенно улучшил дактилоскопическую пленку венского криминалиста Шнайдера, продлив срок ее годности. Следует сказать о том, что Владимир Львович Русецкий стал первым криминалистом, получившим при советской власти звание профессор и ученую степень доктора наук. В 1922 году Владимир Львович Русецкий возглавил Научно-технический отдел уголовного розыска Главмилиции.

Наряду с судебно-фотографической развивается и судебно-баллистическая, а также дактилоскопическая экспертизы. Первая дактилоскопическая экспертиза в России была выполнена В.И. Лебедевым, который в 1909 году опубликовал свою книгу «Искусство раскрытия преступлений. Дактилоскопия», которая на долгие годы стала методикой производства дактилоскопических экспертиз.

В своей книге В.И. Лебедев после небольшого введения сделал обзор организации по­лицейской антропометрии и затем детально изложил систему регистрации, разработанную Бертильоном. Дал описание устройства антропометрических учреждений Германии и Австро-Венгрии и приводились примеры установления личности при помощи антропометрических данных и описания примет по указанной системе.

Разумеется, помимо переводных публиковались и отечествен­ные статьи и заметки, посвященные средствам и приемам работы с доказательствами чисто эмпирического характера. Они послужи­ли своеобразным фундаментом здания отечественной криминалис­тики, первые этажи которого заложили книги Е. Ф. Буринского, С. Н. Трегубова и Б. Л. Бразоля. Развитие знания отечественной дактилоскопии получило в работах Петра Сергеевича Семеновского, написавшего первую монографическую работу в области криминалистики – книгу «Дактилоскопия как метод регистрации» (1923).

Существенный вклад в развитие методик традиционных криминалистических исследований внесли отечественные ученые-криминалисты советского периода развития России. Среди этих ученых нельзя не отметить Ивана Николаевича Якимова и Бориса Ивановича Шевченко, заложивших научные основы трасологии и трасологической экспертизы. Сам же термин «трасология» впервые в криминалистической литературе употребил М.Н. Гернет.

Поддерживая и развивая научно-трасологическую теорию, в рамках предмета криминалистической науки, другие отечественные ученые пошли по пути обогащения этой теории новыми научными знаниями, что совершенствовало и развивало ее. Так, например, Георгий Лазаревич Грановский усовершенствовал методику проведения дактилоскопических экспертиз, разработанную французским криминалистом Эдмоном Локаром.

Предложенная Георгием Лазаревичем Грановским классификация частных признаков папиллярных узоров отличалась большей четкостью и воспринималась экспертом, а также иными лицами, знакомящимися с заключением эксперта, полно и четко, без какого-либо смешивания сходных признаков.

Велика заслуга отечественных криминалистов и разработке научных положе6ний методики исследования следов ног и обуви. Первым, кто обратил внимание, на возможность идентификации следов обуви с обувью их оставившей был Иван Николаевич Якимов. Однако следует признать, что первоначально в качестве объектов такого исследования он рассматривал не сами следообразущие предметы, а слепки или отпечатки, изготовленные с них экспериментальным путем. Сделанные Иваном Николаевичем Якимовым выводы подверглись серьезной критике со стороны Бориса Ивановича Шевченко, справедливо отмечавшего, что любая копия со следа или орудия, не может передать изображение оригинала со всей точностью.

Разработка методики трасологических исследований следов транспортных средств также неразрывно связана с исследованиями проведенными в этой области Ивана Николаевича Якимова, который указывал, что по следу оставленному колесом на земле, можно судить о виде повозки, о степени тяжести повозки (ее нагрузке) и о направлении движения. К повозкам в то время Иван Николаевич Якимов относил не только экипажи конного транспорта, но и автотранспорта, т.е. легковые и грузовые автомобили, мотоциклы и велосипеды. Позднее следы безрельсового транспорта он делил на две группы: следы механического

Важное значение, для развития рассматриваемого вида экспертизы, имело выпущенное в 1938 г. руководство по осмотру места преступления, составленное Борисом Максимовичем Комаринцем и Борисом Ивановичем Шевченко.

Большой вклад в развитие теоретических основ криминалистических экспертиз внесли следующие отечественные ученые криминалисты:


Трасологическая экспертиза

  1. Дактилоскопическая экспертиза – Степан Петрович Митричев, Алексей Андреевич Сальков, Григорий Лазаревич Грановский, Аполлон Яковлевич Палиашвили, Николай Алексеевич Селиванов, Лев Георгиевич Эджубов и др.

  2. Экспертиза следов ног – Иван Николаевич Якимов, Евгений Иванович Зуев, Борис Иванович Шевченко, Сергей Иванович Тихенко и др.

  3. Экспертиза следов транспорта - Иван Николаевич Якимов, Борис Максимович Комаринец, Борис Иванович Шевченко, М.Г. Любарский, В.Г. Пеков, Юрий Георгиевич Корухов, М.Г. Богатырев, Александр Романович Шляхов и др.

  4. Экспертиза следов орудий взлома - С.Н. Трегубов, С.И. Поташник, Л.К. Литвиненко, Ю.П. Голдованский, С.С. Степичев, Е.Ф. Толмачев и др.

Судебно-баллистическая экспертиза

В.Ф. Черваков, Степан Петрович Митричев, Николай Владимирович Терзиев, Борис Иванович Шевченко, Борис Максимович Комаринец, Ю.М. Кубицкий, Ручкин, С.Н. Матвеев, Н.М. Зюскин, А.Ф. Дмитриев, Г.А. Самсонов, И.А. Сапожников и др.



Почерковедческая экспертиза

Е.Ф. Буринский, Сергей Михайлович Потапов, Г.А. Самсонов, И.А. Сапожников, В.С. Митричев, А.И. Винберг, Б.И. Шевченко, Лев Ефимович Ароцкер, А.И. Мнцветова, Михаил Яковлевич Сегай, Лев Георгиевич Эджубов и др.

Среди пионеров развития криминалистики зарубежом нельзя не назвать тех, исследования которых пложили начало научному исследованию следов рук – дактилоскопия, антропометриии, судебной фотографии и др.

Особый интерес в историческом аспекте представляет развитие дактилоскопической экспертизы. Открытие феномена пальцевых отпечатков – дактилоскопии произошло в середине XIX в., когда два английских ученых, независимо друг от друга, Уильям Гершель и Генри Фулдс установили, что папиллярные узоры индивидуальны и не изменяются на протяжении всей жизни человека. Однако признание этого феномена произошло не сразу. У. Гершель, анг­лийский чиновник, работавший в Индии в 1858 г., потребовал у поставщика материалов для дорожного строительства – индуса Конаи (как у одной из договаривающихся сторон) намазать штем­пельной краской пальцы и правую ладонь и сделать оттиск на договоре поставки. В то время Гершель совершенно не ориентировался в узорах, которые отображаются в следе пальца. Этим действием он только хотел обязать индуса выполнять сроки поставки, поскольку тот часто их нарушал.

Впервые Гершель столкнулся со странными следами, когда ра­ботал в высокогорном районе округа и видел, что следы оставались от грязных рук на стекле, бумаге или дереве. Более того, в те вре­мена в Бенгалию приезжали китайские торговцы, которые при за­ключении сделок ставили на деловых бумагах оттиск окрашенного большого пальца правой руки. С этого периода узоры на пальцах рук и их отображения полностью захватили У. Гершеля. За после­дующие почти 20 лет он заполнил тысячи карточек оттисками пальцев, постоянно изучая их, Это позволило ему прийти к выводу, что все узоры индивидуальны и не меняются в течение жизни чело­века.

В 1877 г. он написал письмо генеральному инспектору порем Бенгалии. в котором изложил новый метод идентификации лично­сти. Для простоты он брал только отпечатки двух пальцев правой руки: указательного и среднего. Гершель убедительно утверждал, что это весьма достоверный и проверенный им на протяжении многих лет способ. На протяжении 15 лет Гершель выплачивал жа­лованье индийским солдатам. Ему как европейцу казалось, что все они на одно лицо. Индийцы действительно приходили по несколь­ко раз получать жалованье. Таким образом, и интерес к папилляр-ным узорам, и деловая необходимость, позволили ему глубоко вникнуть в проблему и изучить ее. Однако в просьбе опробовать этот метод в тюрьмах ему было отказано.

Практически в тот же период (1879—1880 гг.) в Токио работал врач-шотландец Генри Фулдс, который преподавал японским сту­дентам физиологию. Не зная, к каким результатам пришел Гершель и какие эксперименты он проводил, Фулдс, изучая доисторические глиняные черепки, обратил внимание, что на них имеются отпечат­ки пальцев, вероятно оставленные на сосудах, когда глина была влажной. Он сделал несколько отпечатков, сравнил их и сделал для себя вывод, что отпечатки могут служить целям идентификации лучше, чем фотографии. В процессе исследований его вначале ин­тересовал вопрос этнографии, т.е. существуют ли отличия линий в отпечатках пальцев представителей разных народов. Позже он заин­тересовался передачей папиллярных узоров по наследству. Свои наблюдения он изложил в письме, которое отправил в журнал «Нейчер». В то время Гершель вернулся в Англию и, прочитав письмо, был страшно возмущен и не посчитал это открытием. В том же журнале он опубликовал свое письмо, где отмечал, что 19 лет назад пришел к таким же результатам.

Несмотря на важность открытия использование отпечатков пальцев еще многие годы было не востребовано в практике поли­ции. Объяснялось это тем, что в тот период французский доктор Альфонс Бертильон предложил свою систему идентификации – ан­тропометрический метод, который заключался в измерениях отдель­ных частей тела. Его метод поддержал новый префект полиции Ка-мекасс и разрешил Бертильону проводить свои опыты в префектуре, а затем и во французских тюрьмах. Метод работал и в течение 1884 г. Бертильон идентифицировал 300 ранее судимых лиц. В 1888 г. метод Бертильона получает полное признание, его назначают директором полицейской службы идентификации. Метод стали называть «бер-тильонаж», который, как писали газеты, является величайшим и гениальным открытием XIX в, в области полицейского дела.

В 60-х годах того же столетия в Бирмингеме (Англия) другой ученый, Фрэнсис Гальтон, работал над проблемой передачи по на­следству физических и духовных способностей. Он изучил метод Бертильона, увлекся им настолько, что создал стационарную изме­рительную лабораторию и вскоре прославился как самый выдаю­щийся из английских специалистов в области антропометрии. За­тем, прочитав статью Гершеля, он заинтересовался отпечатками пальцев. Получив материалы от Гершеля, он создал свою коллек­цию фотоснимков отпечатков пальцев. Проведя математические расчеты по математической теории вероятностей, Гальтон устано­вил, что вероятность совпадения отпечатков пальцев практически невозможна, она будет составлять 1:64 000 000 000.

Однако Гальтон на этом не остановился. Изучая исторические труды, он обнаружил, что в 1823 г. чешский профессор патофизио­логии в Праге в одной из своих книг попытался разработать клас­сификацию папиллярных узоров, выделив в ней четыре типа. Поз­же Ф. Гальтон воспользовался его методом для проведения множе­ства опытов. Он разработал свою систему уголовной регистрации и, главное, в 1892 опубликовал книгу «Отпечатки пальцев». Его после­дователь Э.Генри в 1896 г. значительно расширил классификацию папиллярных узоров. В начале 20-го столетия французский иссле­дователь Э. Локар внес заметный вклад в развитие дактилоскопии. На основе собственных результатов исследований он дал общую характеристику свойств папиллярных узоров, определил, что они неизменяемы и индивидуальны.

В России Министерством юстиции в 1906 г. была введена дакти­лоскопическая система регистрации преступников. В этих целях при главном Тюремном управлении было учреждено Центральное дактилоскопическое бюро. 16 декабря 1906 г. Министром юстиции И. Г. Щегловитовым были утверждены «Правила о производстве и регистрации дактилоскопических снимков», а Главным тюремным управлением был издан циркуляр «О введении дактилоскопии в тюремном ведомстве для регистрации преступников». Таким обра­зом, правила устанавливали обязательную регистрацию обвиняемых (осужденных к ссылке, обвиненных в бродяжничестве и т.п.).


  1. Научно-технический прогресс и перспективы дальнейшего совершенствования судебной экспертизы.

Научно-техническое развитие общества является основополагающим элементом совершенствования судебной экспертизы. Появляются новые виды судебных экспертиз, совершенствуются уже разработанные методы судебно-экспертных исследований, предоставляя возможности более полного получения интересующей органы предварительного расследования информации.

Научно-технический прогресс обусловил ускоренное развитие теории, методов и средств судебной эксперти­зы, которое вынуждает поновому взглянуть на ее сущ­ность и характер. Ранее процесс использования экспертизы в доказы­вании был прерывающимся (дискретным). Изымалось вещественное доказательство, назначалась и проводи­лась экспертиза. Если данных, полученных в ходе и по результатам исследования, оказывалось недостаточно, назначалась новая экспертиза, на которую направля­лись эти данные и другие вещественные доказатель­ства. Такая процедура продолжалась до тех пор, пока не исчерпывались данные, имеющиеся в материалах дела и экспертизы.

Ныне такой дискретный процесс использования спе­циальных знаний экспертов заменяется непрерывным (поточным) процессом. Назначается комплексная экс­пертиза или комплекс экспертиз, в процессе производ­ства которых одни эксперты используют данные, полу­ченные другими, и вместе формулируют выводы. Тен­денция к замене разрозненных экспертиз комплексными и превращение процесса их использования в поточ­ный соответствуют общим тенденциям изменения тех­нологии научных исследований и производства в эпо­ху научно-технического прогресса.

Теоретической основой тех и других изменений на­правления развития экспертизы являются кибернети­ка и правовая кибернетика, в частности. Под влиянием кибернетики произошло качественное изменение роли техники в экспертном исследовании. Если раньше технические средства служили только вы­явлению, анализу и сравнению признаков, то теперь они используются и в оценке результатов исследования (например, определение меры близости количественных показателей признаков профилограмм и др.).

Кибернетика внесла не только весьма продуктивный информационный подход, позволивший расширить воз­можности почти всех видов экспертиз, но и открыла возможности для автоматизации экспертизы.

Активно ведется создание для различных видов эк­спертиз специальных информационных систем, содер­жащих данные об идентификационном и диагностичес­ком значении признаков, о свойствах большинства объектов экспертного исследования, об алгоритмичес­ких и эвристических способах решения экспертных задач. В теорию и практику экспертизы проникает систем­ный подход, приемы структурного и системного анали­за, осуществляется математизация экспертизы.

Как известно основные ресурсы, судебной экспертизы – это знания в различных областях науки и техники, накопленные обществом; специальные методики экспертных исследований, разрабатываемые судебно-экспертными учреждениями; профессиональные кадры экспертов, владеющих этими знаниями и методиками; специальная аппаратура для проведения исследований. Среда судебно-экспертной деятельности – противоправная и правоохранительная деятельность общества.

Решающее воздействие научно-технического прогресса на развитие судебной экспертизы и расширение ее возможностей очевидно. Однако помимо научно-технической стороны и даже при ее приоритете судебная экспертиза подвержена влиянию и иных социальных факторов. Они влияют на все этапы судебно-экспертной деятельности: организацию судебно-экспертной деятельности; исследование объектов, представляющих существенное доказательственное значение по делу; оценку результатов экспертизы как органом ее назначившим, так и субъектами самого экспертного исследования.

В научно-техническом плане можно выделить следующие тенденции развития судебной экспертизы:



  • расширение круга объектов и методов исследования;

  • их усложнение;

  • комплексирование видов экспертной деятельности, интеграция экспертного знания;

  • возникновение новых экспертных задач, диктуемых следственной практикой, дифференциация экспертного знания;

  • внедрение и расширение использования компьютерных и информационных технологий в экспертной практике.

Развитие экспертизы обусловлено также требованиями современного законодательства и происходящими в нем изменениями; требованиями научной организации деятельности эксперта и экспертных учреждений в целом; необходимостью экономии сил, средств и времени при сохранении высокого качества и эффективности экспертных исследований.

Основная задача судебно-экспертной деятельнсти: применяя современные достижения науки и техники, обеспечить раскрытие преступлений (иных правонарушений) путем создания объективной доказательной базы по уголовным делам, а также и по всем иным категориям дел, рассматриваемых правоохранительными органами и судами: гражданским, арбитражным, административным, делам о таможенных и налоговых правонарушениях.

Судебные эксперты, в отличие от сотрудников правоохранительных органов, не наделены властными полномочиями и не принимают каких-либо решений по уголовным и иным делам. Их функция иная – с использованием своих специальных знаний исследовать вещественные доказательства, документы, материальные ценности и установить фактические обстоятельства дела, позволяющие принять обоснованное и законное решение по делу. Тем не менее, высокий научно-технический уровень современной преступной деятельности, ее профессионализм и организованность объективно повышают роль и значение судебной экспертизы в деятельности правоохранительных органов и судов. В большинстве случаев заключения судебных экспертов предопределяют судьбу дела. Поэтому эффективность борьбы с преступностью в государстве напрямую зависит от состояния судебно-экспертной деятельности.

В 80-е, начале 90-х гг. прошлого века в экспертном производстве отсутствовала компьютерная информационная инфраструктура, и в судебной экспертизе компьютеры применялись лишь «эксклюзивно» – для решения отдельных экспертных и производственных задач. К середине 1990-х гг. экспертные учреждения стали оснащаться персональными компьютерами. К сегодняшнему дню компьютерная информационная инфраструктура развернута в большинстве экспертных учреждений. Персональные компьютеры, объединенные в локальную сеть, установлены практически на каждом рабочем месте эксперта.

Внедрение комьютерных и информационных технологий в деятельность судебно-экспертных учреждений осуществляется на трех уровнях:

1) применение готовых, имеющихся на рынке компьютерных технологий, в том числе технологий широкого применения;

2) модернизация готовых компьютерных технологий с учетом специфики задач, решаемых судебной экспертизой;

3) разработка специальных компьютерных экспертных технологий.

В связи с наличием нескольких уровней внедрения отметим два обстоятельства:

1) сосредоточения усилий требует, в первую очередь, не разработка новых компьютерных экспертных технологий, а изучение и внедрение готовых компьютерных технологий, как специальных, так и общего назначения;

2) второй уровень (модернизация готовых компьютерных технологий заключается не только в усовершенствовании их технических или программных характеристик, а, скорее, в создании методик их применения в специфической области судебной экспертизы.

Сегодня помимо стандартного набора офисных программ широко используются следующие программные продукты:

1. Audatex. Версия 3.40 QQ. Разработчик: Audatex Deutschland GmbH. Решает задачу определения стоимости восстановительного ремонта автомобилей иностранного производства с учетом технологий ремонта, разработанных предприятиями-изготовителями. Системные требования: ОС Windows 9x и выше, CDROM.

2. AutoGraf. Версия 1.1. Разработчики: СЗ РЦСЭ, Центр параллельных компьютерных технологий СПб ТЭТУ. Решает задачу построения масштабной схемы ДТП по текстовым описаниям и эскизам. Системные требования: ОС Windows 9x и выше, 2 Мб дискового пространства.

3. Autolnfo + VIN. Версия 4.2. Разработчик: НАМИ, Москва. Решает задачу идентификации автомобиля по его VIN. Системные требования: i486, 16 Мб ОЗУ, ОС Windows 95 OSR и выше, 2 Гб дискового пространства, CDROM, SVGA 800x600.

4. AutoText. Версия 1.0. Разработчик: СЗ РЦСЭ. Решает задачу автоматизированного синтеза текста автотехнического заключения. Системные требования: Pentium, 32 Мб ОЗУ, ОС Windows 98 и выше. 70 Мб дискового пространства.

5. PC Crash. Версия 5.1.3 d. Разработчик Steffan Datentechnik Linz, Австрия. Решает задачу динамического моделирования механизма столкновения транспортных средств. Системные требования: Pentium, 16 Мб ОЗУ, видеокарта VGA, ОС Windows 9x или выше.

6. PC RECT. 2.4 d. Разработчик Steffan Datentechnik Linz, Австрия. Решает задачу создания масштабной схемы места ДТП по фотоснимкам. Системные требования: i386, 8 Мб ОЗУ, ОС Windows 3.1 или выше.

7. SIS. Программно-аппаратный комплекс. Версия 5.5. Разработчик: Центр речевых технологий СПб. Решает задачу идентификации дикторов и шумоочистки речевых сигналов. Системные требования: i386, FPU, 2 Мб ОЗУ, ОС DOS, VGA, Мышь. Слот ISA.

8. ДОМ. Версия 1. Разработчик: СЗ РЦСЭ. Решает задачу раздела домовладения участков в соответствии с долями. Системные требования: Pentium, 32 Мб ОЗУ, ОС Windows 98 и выше. AutoCAD, 50 Мб дискового пространства.

9. КАРУНД. Версия 1. Разработчик: СЗ РЦСЭ. Решает задачу раздела земельных участков в соответствии с долями. Системные требования: Pentium, 32 Мб ОЗУ, ОС Windows 98 и выше. AutoCAD, 50 Мб дискового пространства.

10. Кодекс. Версия 5.0.1.27. Разработчики: ЗАО «Информационная компания «Кодекс», ГП «Центр компьютерных разработок». Решает задачу поиска нормативно-правовой документации. Системные требования: ОС Windows 98 и выше.

11. Консультант Плюс. Версия 7.01. Разработчик: Компания «Консультант Плюс». Решает задачу поиска нормативно-правовой документации. Системные требования: ОС Windows 95 и выше.

12. Сметный Калькулятор. Версия 2.31. Разработчик: Региональный Центр Ценообразования в Строительстве Санкт-Петербурга. Решает задачу определения ущерба и стоимости восстановительного ремонта строений. Системные требования: ОС Windows 95 и выше.

13. Стенограф. Программно-аппаратный комплекс. Разработчик: Центр речевых технологий СПб. Решает задачу документирования устной речи и текстовой расшифровки фонограмм. Системные требования: Pentium, 32 Мб ОЗУ-ОС Windows 98 и выше. 4 Мб дискового пространства. Слот ISA

14. Технорма-Документ (ГОСТы РФ). Версия 1.8.14. Разработчик: ООО «Глосис». Решает задачу поиска нормативных документов, требующихся для производства автотовароведческих экспертиз. Системные требования: Windows 9x и выше.

15. ЭРЭКС: Электронная Регистрация ЭКСпертиз и исследований. Версия 3.4. Разработчик: СЗ РЦСЭ. Решает задачи регистрации поступающих заданий, учета экспертной работы, поиска введенных данных, анализа производственной деятельности эксперта, экспертного подразделения, экспертного учреждения в целом.

Использовать готовые компьютерные технологии в деятельности экспертных учреждений, в первую очередь, можно для решения информационно-управленческих задач. Первые три позиции здесь занимают:



  • делопроизводство (учет, подготовка, хранение в электронной форме, контроль исполнения документов, в том числе экспертиз);

  • бухгалтерский учет и контроль (начисление и расчет зарплаты, учет и анализ хозрасчетной деятельности);

  • создание автоматизированных информационно-поисковых систем по фондам библиотек, методик экспертного исследования, материально-технического оснащения экспертных подразделений и пр.

Внедрение и использование информационных компьютерных технологий для решения специальных экспертных задач позволяет повысить уровень и категоричность решения вопросов суда и следствия, сократить сроки исследований. При этом путь использования готовых информационных технологий широкого применения (бухгалтерских, коммуникационных и т. п.) также более прост и эффективен, чем разработка специальных информационных технологий силами самого экспертного учреждения. Главным достоинством такого пути следует считать относительную дешевизну, большое разнообразие готовых решений, предлагаемых сейчас на рынке, высокую эффективность во многих сферах производственной деятельности.

Так, простое оснащение экспертов-автотовароведов рабочими станциями с офисными программами дало возможность выполнять до 5 заключений в день каждому. Оснащение экспертов-бухгалтеров рабочими станциями с электронными таблицами и правовой базой данных позволило сократить средние сроки производства судебно-бухгалтерских экспертиз примерно в 2 раза.

Применение только компьютерных текстовых редакторов и электронных таблиц качественно изменяет технологию работы эксперта любой специальности над текстом заключения и сильно влияет на технологию производства экспертизы в целом. Почти полностью исключаются промежуточные этапы сбора информации на бумажном носителе («черновики»). Процесс синтеза собственно текстов заключений также коренным образом отличается от традиционного (бумажного и «машинописного»): появляется возможность работать над несколькими фрагментами текста одновременно и относительно независимо. Текст экспертизы можно компилировать из отдельных, ранее созданных фрагментов. Кроме того, текстовые редакторы предоставляют такие возможности, как автоматическая проверка орфографии, удобные инструменты для построения таблиц, графиков и т. п. Указанные программные продукты общего назначения сегодня имеются во всех экспертных учреждениях. Их применение значительно увеличило производительность экспертного труда и уменьшило сроки производства экспертиз в условиях постоянной перегрузки заданиями, особенно при выполнении многообъектных экспертиз, экспертиз со стандартной схемой описания и исследования объектов, экспертиз короткого технологического цикла и невысокой трудоемкости.

Улучшения информационного обеспечения судебной экспертизы – и тем самым повышения качества и производительности экспертного труда – можно добиться путем привлечения различных справочных (информационно-поисковых) систем, как общего назначения, так и специализированных, разработанных для определенной производственной сферы. К примеру, справочная правовая система «Консультант Плюс» может применяться не только для обеспечения административно-управленческой деятельности экспертного учреждения, но и для различных видов экспертиз, например бухгалтерской (содержит все нормативные акты, регулирующие финансовую деятельность хозяйствующих субъектов), технической экспертизы документов (содержит нормативные акты, регламентирующих оборот тех или иных бланков, документов, их внешний вид и пр.).

Информационно-правовая система «Кодекс» имеет раздел, состояший из СНиПов, ГОСТов, часто требующихся при проведении строительно-технических экспертиз, и другой нормативно-строительной документации. В крупных регионах уже распространяются компьютерные варианты сборников, регулярно информирующих о различных товарах, услугах и ценах на них, что является существенной помощью для экспертов-товароведов. Постепенно рынок компьютерных технологий заполняется и более специализированными базами данных, такими, как, например, «Лекарственные средства».

Помимо текстовых и табличных редакторов, информационно-поисковых систем, средств разработки прикладного программного обеспечения в повседневной деятельности судебно-экспертных учреждений к концу XX в. стали применяться другие готовые информационные технологии: графические редакторы, системы оптического распознавания символов, системы управления базами данных, системы оцифровки и ввода изображений, оцифровки и ввода звуков и прочие. Огромный выбор готовых периферийных устройств позволяет решать самые разнообразные задачи экспертных исследований, включая вспомогательные. Например, оформление фототаблиц к заключению, в том числе и цветных.

Все перечисленное не касается технологии решения собственно исследовательских, интеллектуальных экспертных задач при помощи компьютера (ответов по существу на поставленные следствием или судом вопросы), а лишь показывает сферу применения компьютерных технологий для решения промежуточных задач и выполнения вспомогательных операций, необходимых в ходе производства экспертиз

Пример автоматизации отдельной экспертной операции – баллистическая система ТАИС, установленная в Экспертно-криминалисти-ческом управлении ГУВД СПб и ЛО. Ее разработчики (РусПрибор) первоначально предполагали создать систему автоматической идентификации огнестрельного оружия по следам на пулях и гильзах. Однако в процессе разработки и общения с экспертами они пришли к выводу, что это принципиально невозможно, изменили первоначальную задачу и создали удобный инструмент, автоматизирующий оцифровку следов с пуль и гильз, их первичную обработку и первичный поиск по базе следов. Собственно же решение вопроса об индивидуальном тождестве, как и прежде, оставлено эксперту – человеку. Аналогичный пример – система Папилон, разработанная для автоматизированного дактилоскопического учета в органах внутренних дел.

Точка зрения, согласно которой компьютеризация вспомогательных операций считается вообще чем-то ненужным или второстепенным, наносит большой урон всему процессу компьютеризации и развитию судебной экспертизы в целом. Практика показала, что компьютеризация даже отдельных элементов экспертных технологий приводит к улучшению качества заключений эксперта. Именно она в настоящий момент является ключевым методом повышения производительности экспертного труда. Поэтому сейчас, при сложившемся техническом и программном обеспечении лабораторий судебной экспертизы, наиболее целесообразно внедрять в экспертную практику компьютерную технику и программные продукты общего назначения, активно применяемые во всех иных сферах производства и жизнедеятельности. Применения этих информационных технологий от системы судебно-экспертных учреждений требует и внешняя среда. Взаимодействующие с судебно-экспертными организациями, учреждениями, граждане в процессе этого взаимодействия все шире используют компьютерные и иные информационные технологии (направляют задания по факсу, информацию служебного характера через Интернет и т. п.).

Разработка новых частных научных направлений и организация новых родов и видов экспертной деятельности являются естественным процессом в период бурного развития научно-технического прогресса. Так, современное развитие высоких технологий привело в начале 90-х годов к компьютерной преступности, что послужило созданию нового рода - судебной компьютерно-технической экспертизы, по предложению одних авторов11, экспертизы информационных технологий, по мнению других. Эта весьма необходимая для следствия и суда экспертиза, независимо от того, как она в окончательном варианте будет именоваться, находится в стадии своего формирования, и предстоит решить много проблем как теоретического, методического, так и организационного характера. Тем не менее сделаны первые попытки в теоретическом плане: сформулированы предмет, объект и задачи экспертизы, определены ее цели.

Предметом судебной компьютерно-технической экспертизы (СКТЭ) «являются факты и обстоятельства, устанавливаемые на основе исследования закономерностей разработки и эксплуатации компьютерных средств, обеспечивающих реализацию информационных процессов, которые зафиксированы в материалах уголовного, гражданского дела, дела об административном правонарушении». Предложена классификация видов СКТЭ, что, несомненно, будет способствовать на стадии становления экспертизы дифференцированно подойти к разработкам методов и методик исследования. Кратко охарактеризуем каждый из видов СКТЭ.

Аппаратно-компьютерная экспертиза, предметом которой являются фактические данные, устанавливаемые при исследовании технических (аппаратных) средств компьютерной системы.

Программно-компьютерная экспертиза, предметом которой являются закономерности создания и использования программного обеспечения компьютерной системы, представленной на исследование.

Информационно-компьютерная экспертиза как основная разновидность СКТЭ, в предмет которой входит установление фактических данных в ходе «поиска, обнаружения, анализа и оценки информации, подготовленной пользователем или порожденной программами для организации информационных процессов в компьютерной системе».

Компьютерно-сетевая экспертиза, предмет которой охватывает исследование фактов и обстоятельств, связанных с использованием сетевых и телекоммуникационных технологий, по заданию следователя (суда) для установления истины по делу.

Телематическая экспертиза, «предметом которой являются фактические данные, устанавливаемые на основе применения специальных познаний при исследовании средств телекоммуникаций и подвижной связи как материальных носителей информации о факте или событии какого-либо уголовного либо гражданского дела».

Следует отметить, что все указанные виды СКТЭ, как правило, проводятся комплексно, так как при решении задач этих экспертиз требуются познания из различных научных областей (технической экспертизой документов, товароведческой, видеофонографической, автороведческой и др.).

В СКТЭ решаются задачи идентификационного и диагностического характера. В каждом подвиде сформулированы свои специфические задачи.

Объектами СКТЭ являются компьютерные средства: аппаратные объекты, программные объекты и информационные объекты (данные).

В рамках традиционного рода – трасологической экспертизы – предложен новый вид – трасолого-материаловедческая экспертиза (ТМЭ). Необходимость создания такой экспертизы обусловлена рядом обстоятельств. Интегрированные знания и накопленный опыт практики проведения комплексных экспертиз позволяют сформировать новую теорию и поднять на качественно высокую ступень экспертные исследования. В данном случае взаимообусловленность естественной и гуманитарной наук особенно очевидна и необходима.

Такой процесс в науковедении является общепризнанным, и образование нового научного направления закономерно. Период количественного накопления фактов и закономерностей развития каждой науки уже достиг такого состояния, когда наступает качественное изменение, позволяющее претендовать на новое самостоятельное научное знание.

В настоящее время решение экспертных задач в рамках одной отрасли знания уже не обеспечивает должного и качественного уровня экспертного исследования. Процесс дифференциации в обоих научных направлениях достиг такого уровня, что систематизация знаний в них требует перехода к их дальнейшей интеграции.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как отмечают ученые-криминалисты, процесс развития института судебной экспертизы и механизма правового регулирования ее производства в России прошел девять наиболее значимых этапов:

Первый этап (конец XIX − начало XX в.) – этап научных дискуссий и формирования теоретических взглядов на роль и место института судебной экспертизы в системе доказательств.

Второй этап (первая четверть XX в.) – появление первых специализированных коллективных субъектов судебно-экспертной деятельности – государственных судебно-экспертных учреждений России.

Третий этап не имеет четких временных границ из-за длительной социальной нестабильности в России, вызванной гражданской войной, а затем и отечественной войной. В ходе этого этапа на территории РСФСР и СССР, не только создавались судебно-экспертные учреждения, но и осуществлялось нормативно-правовое регулирование этой деятельности.

Четвертый этап (1960 г) – законодательное обособление судебно-экспертной деятельности; выделение процессуального статуса и процессуальных функций судебного эксперта как особой процессуальной фигуры, отличной от свидетеля (ст. 184-194 УПК РСФСР).

Пятый этап (1960-70-е гг.) – организационно-правовое расширение сферы судебно-экспертной деятельности, при котором происходит расширение сферы судебно-экспертной деятельности за пределы уголовного и гражданского судопроизводства, а именно в административное, налоговую и нотариальную сферы правового регулирования.

Шестой этап (1970-80-е гг.) – фактическое и правовое расширение содержания судебно-экспертной деятельности.

Седьмой (с конца 80-х – начало 90-х гг.) – проникновение частно-правовых идей и принципов в сферу судебно-экспертной деятельности, что привело к увеличению правовой свободы субъектов экспертной деятельности (привлечение к производству судебной экспертизы сторонних специалистов и оборудование; заключение с правоохранительными органами договоров на долговременное экспертное обслуживание).

Восьмой этап – международная кооперация судебно-экспертных учреждений, внедрение международных стандартов в национальную экспертную деятельность и формирование российского судебно-экспертного права.

Девятый этап (начало XXI в.) – появление кодифицирующего законодательства в сфере судебно-экспертной деятельности – ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Развитие процесса нормотворчества в области судебной экспертизы не только укрепило правовой режим судебно-экспертной деятельности, но и создало предпосылки более широкого использования в этих целях возможностей научно-технического процесса. Сегодня уже ясно, что полная автоматизация судебной экспертизы, о которой ранее всерьез говорили, принципиально невозможна до появления средств искусственного интеллекта. Однако на рубеже XX-XXI вв. реально достижима автоматизация отдельных элементов экспертного производства в целом или отдельных элементов конкретной экспертной технологии, а также расширение пределов экспертного исследования.




1 Исаева Л.М. Специальные познания в уголовном судопроизводстве. – М., 2003. – С. 8.