Короткий Вадим Игоревич - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Короткий Вадим Игоревич - страница №1/7




Короткий Вадим Игоревич
Практическая психология для бизнеса. – М.: Айрис-пресс, 2005. – 224 с. – (Формула успеха).

В. И. Короткий, старший преподаватель кафедры психологии, педагогики и методики преподавания математики Коряжемского филиала Поморского государственного университета имени М. В. Ломоносова.

УДК 316.6

ББК 88

К68
ISBN 5-8112-1255-0

Серийное оформление Ю. Б. Кургановой


Книга предназначена для широкого круга читателей, для тех, чья нынешняя работа не позволяет реализовать свои склонности и таланты, для тех, кто хочет освободиться от предрассудков и начать зарабатывать своим любимым делом.

Читатель научится быстро ориентироваться в чужих мотивах, предугадывать поступки и намерения людей – «читать их как книгу», «гнуть свою линию», шаг за шагом приближаясь к мечте, избегать конфликтов, сохраняя энергию и силы для дела.

© Айрис-пресс, 2005



Оглавление



Вместо предисловия 4

Сила-слабость нервной системы и темперамент, с которыми приходится считаться, контролируя себя и других 5

Давление сексуальной потребности, а также иных потребностей и мотивов в общей динамике культурного развития индивида 23

Защитные механизмы психики – решение проблем инфантильной личности 44

Преодоление стереотипного видения мира. Самопроявление, самоподкрепление и развитие силы личности. 60

Имидж и магнетизм 85

Комплексное многоуровневое магнетическое общение 108

Накопление отрицательной энергии социума и использование ее в конструктивных целях. 128

Вместо послесловия 146

Вместо предисловия

Когда из Эшгольца отчисляли сверстников, я всякий раз воспринимал это как смерть человека. Если бы меня спросили о причине моего горя, я ответил бы, что я глубоко сочувствую несчастным, по легкомыслию и лености погубившим свое будущее. К этому моему чувству, пожалуй, примешивался и страх, страх перед тем, как бы и со мной не приключилось подобного. Лишь после того, как я пережил это несколько раз и, по сути, уже не верил, что подобный удар судьбы может постигнуть и меня, я начал смотреть несколько глубже. Я стал воспринимать исключение сотоварища не только как несчастье и кару: я ведь уже знал, что отчисленные иногда и сами охотно возвращались домой. Теперь я чувствовал, что дело не только в суде и каре, жертвой которых становится легкомыслие, но что мир где-то за пределами Касталии, из которого мы, элитные, некогда пришли сюда, вовсе не перестал существовать в той степени, как мне казалось, и что для некоторых он был подлинной и великой реальностью, влекущей их и в конце концов отзывающей их. И быть может, этот «мир» был таким вовсе не для одиночек, а для всех, и не установлено, что далекий этот мир влечет только слабых и недостойных. Быть может, это мнимое падение, которое они якобы претерпели, отнюдь не падение, а прыжок, смелый поступок: быть может, именно мы, добронравно остающиеся в Эшгольце, и есть слабые и трусливые.



Герман Гессе. Игра в бисер

Занятие первое



Сила-слабость нервной системы и темперамент, с которыми приходится считаться, контролируя себя и других





  • Другое мое условие состоит в следующем: ты будешь все видеть, все знать, все понимать. Согласен ли ты на это?

  • Вы, право, шутите, господин доктор! Я не знаю, как благодарить вас... Вместо одного добра вы даете мне два, – как же на это не согласиться!

  • Пойми меня хорошенько: ты будешь все знать, все видеть, все понимать.

  • Вы благодетельнейший из людей, господин Сегелиель!

  • Так ты согласен?

В. Ф. Одоевский. Импровизатор
Если вы хоть что-нибудь слышали об учении Павлова или, тем более, знакомились с психологией в институте, то лучше сразу закройте эту книгу и дальше ничего не читайте (здоровее будете). Очень трудно менять представления людей, которые «заплатили кровью» за свое знание. (Зачеты, экзамены, работа со словарями в библиотеке, курсовые, дипломы, бессонные ночи – все это, знаете ли, даром не проходит.) Намного проще общаться с новичками, которые не собираются «умирать в борьбе за это» и смотрят на жизнь значительно веселее... Так вот, спешу вас предупредить, что строго научное и наше определение «сильной нервной системы» несколько различаются. Примерно так же различаются семейно-бытовое и строго-научное определение мазохизма. (Сосед, выгуливающий свою собаку в пять утра под дождем, вам никого не напоминает?)

Согласно академическим представлениям, сила нервной системы – это врожденный показатель, используется он для обозначения выносливости и работоспособности нервных клеток. (С этим мы полностью согласны.) Сила нервной системы «отражает способность нервных клеток выдерживать, не переходя в тормозное состояние, либо очень сильное, либо длительно действующее (хотя и не сильное) возбуждение». (Какой серьезный у нас пошел разговор.) Излишняя наукообразность последнего суждения – еще не самое страшное. Значительно хуже другое. Данным определением нам предлагают всех лиц – вспыльчивых, нетерпеливых, порывистых, подверженных эмоциональным срывам – причислить к сильной нервной системе (ведь их нервные клетки выдерживают кратковременное возбуждение, «не переходя в тормозное состояние»). А вот с этим мы уже никак не можем согласиться!


И он попытался вырвать у меня фотографию из рук, но я уже рассердился не на шутку, я мог бы уже и прибить этого непристойного джентльмена.

А вот этого не надо, молодой человек! А то я вам могу ведь и не показать.



Андрей Битов. Вид неба Трои
Если все-таки отойти от классического определения и использовать понятие «силы нервной системы» в его полубытовом (житейски понятном) значении, то напор и поддержание активности следует считать лишь одним из проявлений данной силы (одним, но не единственным). Сила нервной системы обнаруживает себя также в сдерживании нежелательных элементов активности (сила торможения должна уравновешивать силу возбуждения). Для того чтобы нервная система действительно была способна выдержать достаточно длительное возбуждение, клеточная энергия должна расходоваться экономно и рационально (должно быть защитное, охранительное, конструктивное, как угодно, притормаживание). Торможение – это необходимый компонент общей силы. Торможение координирует деятельность нервной системы.
Берите пример с братьев наших меньших! Змея или крокодил сидят в засаде часами, чтобы подкараулить свою жертву. Мы за годы эволюции приобрели кучу мозгов, которыми все равно толком не пользуемся, а терпение потеряли напрочь.

Игорь Вагин. Живи без проблем
А.И. Солженицын утверждал, что в сталинских лагерях выживали люди с сильной нервной системой. Отличительное ее свойство – способность переносить сверхсильные раздражители. Слабая нервная система плохо держит сигнал, сгорает, как свечка, когда не может ответить обидчику (дать сдачи). Вспомните замечательные сцены школьной жизни: он вас циркулем в бок, а вы его книгой по голове. И не важно то, что сейчас вам обоим устроит учитель! (Кстати, если события развивались по такому сценарию и учитель принимал активное участие в «боевых действиях», то у него, однозначно, была слабая нервная система.)

Человек со слабой нервной системой не только не может ждать (терпеть), он еще с трудом удерживает новую информацию (касающуюся себя и других) и постоянно «сливает» ее по дороге буквально на первого встречного. Именно поэтому психолог, организуя тренинг личностного роста, стремится как можно плотнее построить график занятий и держать клиентов как можно дольше внутри данной группы, внутри данного помещения (часов этак по шесть), не давая людям со слабой нервной системой элементарно разряжаться во вне.


Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри – не вы!

Плохая им досталась доля:

Немногие вернулись с поля...

Не будь на то господня воля,

Не отдали б Москвы!

М. Ю. Лермонтов. Бородино
Охватывая взглядом историю страны, приходишь к убеждению, что наши предки имели преимущественно сильную нервную систему. (Ну еще бы, «Степь да степь кругом...» из поколения в поколение – это вам не годовалый ребенок носом у телевизора.) Наши прадеды и деды имели преимущественно сильную нервную систему, а вот управляли ими люди, в большинстве своем, со слабой нервной системой! И как бы не хотелось современному человеку (каждому в отдельности) выглядеть «сильным», как его рабоче-крестьянские предки, развитие техники, развитие медицины (плюс общественно-политическая ситуация в целом) полвека назад изменили направление «естественного отбора» в России. С каждым годом, с каждым новым поколением увеличивается концентрация людей – носителей слабой нервной системы. (По моим подсчетам, обычный школьный класс сегодня содержит от 73 до 97% детей со слабой нервной системой.) Просто у слабой нервной системы есть свое неоспоримое преимущество (о котором мы сознательно умолчали выше).
Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади. Остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? Что значит это наводящее ужас движение? И что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей жилке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом напрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная богом!... Русь, куда же несешься ты?

Н. В. Гоголь. Мертвые души
Слабая нервная система не способна переносить сверхсильные раздражители. Она либо сразу выключается (тормозной процесс преобладает над возбуждением), либо ее «уносит к чертовой матери» без всяких тормозов, с непредсказуемыми последствиями (торможение не успевает справиться с возбуждением). Слабая нервная система, однако, обладает повышенной чувствительностью (высокой сензитивностью), способностью различать сверхслабые сигналы. Слабая нервная система характеризуется способностью к тонкому различению сходных раздражителей. («Чуткое ли ухо»!) В этом заключается ее преимущество перед сильной. (Водитель со слабой нервной системой лучше готовит автомобиль к пробегу.)

Если остановиться на этом примере, то водитель со слабой нервной системой не может спокойно двигаться по дороге, бампер к бамперу, даже если он находится в городской черте, кругом висят знаки «40» и «Обгон запрещен». Такой водитель постоянно создает аварийные ситуации на дорогах, однако он успевает пройти перед бампером встречного автомобиля в 30 сантиметрах и вынырнуть «сухим из воды». Зато когда разгонится водитель с сильной нервной системой, когда он первый раз в жизни выйдет на встречную полосу движения, то его дорожные забавы скорее будут напоминать не детскую игру «пятнашки», а подвиг Виктора Талалихина в суровом небе Москвы.

Отрицательная связь между силой нервной системы и чувствительностью анализатора уравнивает возможности той и другой нервной системы. К примеру учителя – обладатели более слабой системы – часто нервничают на уроке, ведут себя менее уравновешенно, но лучше отражают, в ряде ситуаций, динамику межличностных отношений в классе. Учителя – носители сильной нервной системы – обладают лучшей выдержкой и невпечатлительностью. (Разрисовали дети мелом стул – не беда. Стул задвинули под стол. Работают спокойно и без истерик.) Они, однако, хуже чувствуют ученика на уроке. Учителю с сильной нервной системой все равно: «надрали» старшеклассники парнишку на перемене или не «надрали»; он запланировал его вызвать и вызовет, а кто и что при этом почувствует (и будет ли отказ) «мастера» не волнует. (Преподаватели с сильной нервной системой даже к студентам-заочникам, взрослым людям, обращаются на «ты».)
Все высокопородистые собаки имеют слабую нервную систему.

Иван Петрович Павлов
Увеличение концентрации представителей слабой нервной системы в последнее время отнюдь не случайное явление. У лиц со слабой нервной системой быстрее образуются условные рефлексы. Они легче обучаются, скорее схватывают, что объясняется высокой динамичностью по возбудительному процессу. Логически оформленный, связанный общей мыслью учебный материал слабая нервная система усваивает лучше. (Сильная нервная система имеет преимущество в запоминании больших объемов информации малопригодных для смысловой обработки.) У слабой нервной системы скорость перебора вариантов решения задачи в единицу времени выше. Она быстрее приспосабливается, акклиматизируется, подстраивается, устраивается. Склонность к продолжению образования также в большей степени имеют лица со слабой нервной системой.
Не родись красивой, а родись со слабой нервной системой.

Народная примета
Если более подробно рассмотреть поведение слабой и сильной нервной системы в учебном процессе, то можно обнаружить еще ряд интересных закономерностей. Слабая нервная система включается в учебный процесс сразу. При длительной напряженной работе она начинает допускать ошибки и из процесса выпадает (ученик утомляется). К примеру, у младших подростков это выражается в двигательной активности, баловстве на уроке (если им через 5-8 минут не менять форму заданий). Высокая выносливость и работоспособность сильной нервной системы омрачается другим обстоятельством. Сильная нервная система на уроке не отвлекается и работоспособности не теряет, только она не так быстро включается (дольше идет процесс врабатывания).

Ученику с сильной нервной системой задания необходимо предъявлять от простого к сложному. Слабой нервной системе задачи надо ставить в обратном порядке (от сложного к простому), т.е. не морали читать в начале урока, а «брать быка за рога». Тревожным родителям особенно следует помнить, что ребенка со слабой нервной системой бессмысленно тренировать на черновике, так как лучшим его результатом, все равно, будет первый результат. (Вы себя-то вспомните, когда первый раз печете пирог, а когда тридцать первый! Есть разница?) Русская народная поговорка про «первый блин – комом» – это поговорка для сильной нервной системы и к современной школьной реальности (где доминируют дети со слабой нервной системой) отношения не имеет. Современные подростки в конце классического урока способны только «травить друг другу байки» (поскольку мотивация необходимости у них еще не развита и цель свою они пока не видят).


Тоска. Преподаватель нудно

Смакует лекцию свою.

Суворов прав: в ученье трудно.

Посмотрим, каково в бою.

Борис Полтавский
Слабая нервная система начинает работать быстро, также быстро подрывает свои энергетические резервы и потому продолжает работать затратно. Если слабую нервную систему запугать сложностью или объемом предстоящих работ, то она может выработать свой ресурс психологически или морально еще до начала реальной деятельности (заранее прокрутив в голове «весь ужас» предстоящего испытания). Учителя средних учебных заведений делают стратегическую ошибку, нагнетая ситуацию перед итоговой контрольной или экзаменом. Слабая нервная система справляется с контрольной или экзаменом хуже, нежели она способна учиться в течение года, из урока в урок. (Вузовская система образования вообще не оставляет слабой нервной системе никаких шансов.)

Сильная нервная система (будь то учеба или какой другой вид деятельности) обычно работает не в полную силу. Чтобы сильная нервная система включилась, необходимо, наоборот, создавать ситуации повышенной мотивации: напугать экзаменом (или начальством), поставить пару «троек» для острастки (желательно публично), ударить кулаком по столу, назначить окончательные сроки, объявить всеобщую мобилизацию или сделать китайское предупреждение. (Вспомните «синдром Ильи Муромца»: 33 года на печи, потом встал, поле вспахал, врагов разогнал.) Слабая нервная система не переносит публичных форм порицания, тяжело переживает плохие оценки, не может продолжать работу, вываливается из колеи (уходит в деструктивную активность, демонстративно саботирует приказы, лезет «в занозу», копит обиду или злость, срывается). Сильная нервная система, вовремя организованная отрицательным подкреплением, может показывать к моменту контроля просто феноменальные результаты. (Вместо того чтобы нарисовать плакат «два на два», он оформил всю стену кинотеатра!) А потом учителя хватаются за голову и думают: «Ну как же так: этот учился на «5», а сдал на «3», а тот учился на «3», а сдал на «5»? Наверное, списал».


Да они славные, но все лежат.

В. В. Розанов. Опавшие листья
Когда речь идет о поведении начальника со слабой нервной системой, то сила его «кавалерийских наскоков» от раза к разу будет снижаться. Сначала по отношению к подчиненному с сильной нервной системой он (начальник) выглядит непобедимо и страшно, затем потихонечку скисает и начинает подумывать о том, что ему тоже «не больше всех надо» (хотя вид по-прежнему старается создавать угрюмый). Что касается самого подчиненного с сильной нервной системой... (Почему обязательно подчиненного? Да потому что люди с сильной нервной системой не очень-то торопятся в начальники.) Так вот, что касается подчиненного с сильной нервной системой, то не дай бог, если такой человек когда-нибудь станет вашим начальством. Сначала все будет как при Алексее Михайловиче Тишайшем, но когда он прочувствует ответственность, когда познакомится поглубже с деловыми качествами своих вчерашних товарищей (когда ему «надают по морде» в вышестоящих инстанциях и он «заведется»), то последовательным и методичным напором (в достаточно благородной манере) он «вынет из вас все печенки». (Бойся ярости терпеливого человека!) Люди с сильной нервной системой просто зверски упрямы.
Помятые и израненные, они бросаются друг на друга снова и снова. Они обладают потрясающей выносливостью.

Из передачи «В мире животных»
Люди со слабой нервной системой имеют природные склонности управлять и командовать. Во-первых, у них значительно меньше терпения смотреть на «весь этот застой» или на «все эти безобразия». Во-вторых, в них достаточно сочувствия и сопереживания, чтобы успеть заручиться поддержкой максимально широкого круга лиц. Вспомните, как подростки угощают друг друга сигаретами. Подросток с сильной нервной системой давит на товарища: «Ты мужик или не мужик?» Подросток со слабой нервной системой, встречая отказ, и в считанные мгновения постигая эмоциональное состояние другого, предлагает симпатичную по содержанию идею: «Когда захочешь, попроси, у меня еще есть». Люди с сильной нервной системой не отличаются высоким уровнем эмпатии (вчувствования). Что же касается потребности рулить (т.е. вмешиваться, вклиниваться, взрывать ситуацию и проявлять инициативу), то их жизненную позицию давно сформулировал Конфуций: «Живи спокойно, и мимо тебя пронесут труп твоего врага».

Оргспособности целиком и полностью строятся на слабой нервной системе, но чтобы достичь в этом деле успеха, надо учиться сознательно и творчески использовать свою жизненную энергию на более высоком уровне. Из-за отсутствия контроля над собой многие подающие надежды лидеры проводят жизнь в борьбе с трудностями, которые сами же и создают. Самоуважение (к своей нервной системе), самосознание (своей нервной системы) и самоконтроль – только это единство может дать человеку силу, которую ему не дала природа.


Воля есть сильный слепец, который несет на себе слабого зрячего.

Артур Шопенгауэр
Разумеется, сила нервной системы – показатель врожденный, но это не значит, что мы должны свесить руки, оставаясь неокультуренными и дикими. Тот, кто достаточно вдумчиво прочитал первый текст, наверняка узнавал себя то в сильной, то в слабой нервной системе. Хитрые психологи придумали на этот счет целых 5 градаций по силе («слабая», «среднеслабая», «средняя», «среднесильная», «сильная»), но дело не в этом. Все вариации слабо-полусильной нервной системы – это результат повторяющегося воздействия, привыкания к стимулу, результат сознательного воспитания и самовоспитания. (Учитель со слабой нервной системой, которому дети постоянно разрисовывают мелом стул, рано или поздно возьмет себя в руки и будет имитировать сильную нервную систему!) Если вы родились со слабой нервной системой, то она с вами так и останется (никуда не денется). И когда вы в очередной раз столкнетесь с каким-то необычным, непривычным, новым сильным раздражителем (будете первый раз клеить обои), вы снова и снова продемонстрируете себе и окружающим именно слабую нервную систему. Но это не повод останавливаться!
Человек должен иметь мужество принять себя как пакет возможностей и освоить самую интересную игру на свете, которая заключается в том, чтобы наилучшим способом использовать свои сильные стороны.

Гарри Эмерсон Фосдик
Определиться с силой-слабостью нервной системы – значит предоставить достаточно исчерпывающую характеристику себе и другим. Это значит за несколькими «случайными проявлениями характера» партнера увидеть такую гроздь свойств, такую связку возможных вариантов поведения, что это позволяет читать другого человека как книгу, предугадывать его поступки и намерения (дает возможность почувствовать себя в состоянии полета, когда другие всего лишь ходят по земле)! Порой достаточно несколько отдельных эпизодов, зарисовок, столкновений, чтобы знать наверняка, с кем имеешь дело (можно положиться или нет, чего стоит ожидать через минуту, через день, через год, можно ли подойти по тому или другому вопросу, можно ли дружить, можно ли любить).

Родителям, которые также, наверняка, читают эту книгу (т.е. всем тем, кто реально воспитывает детей), хочется вновь и вновь предложить «поработать» над силой торможения своих любимцев. Помните, как в фильме Андрона Кончаловского Одиссей (вернувшийся на родину в образе старика) учит своего сверхчувствительного, потерявшего контроль над ситуацией сына (мальчишку, которого опытные головорезы спровоцировали схватиться за нож): «Сейчас не время». Так вот, судя по некоторым эпизодам фильма, Одиссей был достаточно восприимчивым человеком и у него у самого была слабая нервная система, но каков был стратег и какой был сильный (т.е. овладевший своей слабостью) мужчина!




Темперамент
И дело прекратили, а его законопатили в психушку. И стали лечить. Он орет: "Я убил!" Ему бах аминазина – и ходит тихий-тихий, только слюни пускает. А, тихий, депрессия? Бах ему инсулиновый шок, чтоб прыгал веселее.

Михаил Веллер. Легенды Невского проспекта
Темперамент зависит от обмена веществ в организме. Именно так считал Гиппократ. С точки зрения известного целителя древности, соотношение 4-х биологических жидкостей (крови, желчи, слизи и черной желчи) определяло скорость выздоровления людей с одинаковым заболеванием. У холерика, по сведениям Гиппократа, было много желчи. (Оно по нему и видно.) У сангвиника – крови. (Действительно, дашь по носу сангвинику – одно удовольствие.) У флегматика – флегмы (т.е. слизи), у меланхолика – черной желчи. (Что это такое – судить не берусь, потому что не медик и потому что мне не 2,5 тысячи лет.)

Разумеется, темперамент связан с обменом веществ в организме и с конституцией человека. (Не все могут иметь 2 центнера веса и «порхать бабочкой», как Мохаммед Али.) Однако в основе темперамента лежат все-таки врожденные свойства нервной системы: ее чувствительность, реактивность, работоспособность, подвижность, инертность и т.д. Это подлинная основа различия темпераментов. Темпераментом называется индивидуально своеобразная (и природой обусловленная) манера поведения человека, устойчиво воспроизводимая от ситуации к ситуации. Слово «темперамент» в переводе с латинского означает «соразмерность» (или надлежащее соотношение частей). Этими частями (с точки зрения большинства теорий) являются эмоциональность и активность, т.е. холерика принято считать «высокоэмоционально-активным», сангвиника – «низкоэмоционально-активным», флегматика – «низкоэмоционально-пассивным» и меланхолика – «высокоэмоционально-пассивным» типом.


Существуют также другие объяснения «соразмерности». Например, холерик может расшифровываться как человек с высокой скоростью реакции, но быстроутомляемый (т.е. с низкой выносливостью); сангвиник как человек с высокой скоростью реакции и высокой выносливостью; флегматик как человек с высокой выносливостью, но низкой скоростью реакции, и меланхолик как человек с низкой скоростью реакции и низкой выносливостью.
Мощное определение темпераментов дал Иван Петрович Павлов. Многих устроила определенность, вносимая Павловым, так как в основу его классификации было положено соотношение двух ключевых нервных процессов: возбуждения и торможения. По Павлову, все темпераменты делятся на сильные и слабые. (Слабый темперамент только один – это меланхолик.) Сильные темпераменты, в свою очередь, подразделяются на уравновешенные и неуравновешенные. (Темперамент – сильный-неуравновешенный – только один – это холерик.) Уравновешенных темпераментов два (как вы уже догадались) – это подвижный, активный сангвиник и инертный, «пассивный» флегматик.

Подразделяя темпераменты на сильные и слабые, Павлов имел в виду именно силу-слабость нервной системы. Поскольку мы отказались от академических представлений о силе-слабости нервной системы и стали рассматривать «силу» как эквивалент «уравновешенности», то классификация Павлова (в нашей интерпретации) требует одной маленькой поправки. Эта поправка касается холерика. Да, холерик – это сильный темперамент. (С этим никто не будет спорить, так как попробуй удержи холерика!) Холерик – это сильный темперамент, а вот нервная система у него слабая. (У холерика сила нервной системы проявляется только в части возбуждения, а в части торможения силы нет. В части торможения у него одна сплошная слабость. Это особенно прослеживается в общении, которое у холерика нередко идет вразнос.) А теперь попробуем подробно описать каждый темперамент. Итак...

Холерик
Вид злополучной клячи не раз вызывал улыбку на лицах прохожих, но так как о ребра коня билась внушительного размера шпага, а еще выше поблескивали глаза, горевшие не столько гордостью, сколько гневом, прохожие подавляли смех, а если уж веселость брала верх над осторожностью, старались улыбаться одной половиной лица, словно древние маски. Так д'Артаньян, сохраняя величественность осанки и весь запас запальчивости, добрался до злополучного города Менга.

Александр Дюма. Три мушкетера
Для большей выразительности мы будем определять (сначала) каждый темперамент двумя чертами характера: одной положительной и одной отрицательной. У холерика такой доминирующей положительной чертой является целеустремленность, а отрицательной – демонстративность. Кто больше всех хочет привлечь к себе внимание учителя в классе, кто поворачивается к нему спиной в процессе урока и чаще других перебивает? Уже догадались? Демонстративность – это слабая черта холерика. Холерик не может остаться незамеченным! Поэтому он постоянно носит темные очки, меняет марки машин (придумывает для них всякие украшения: наклейки, фонарики, тонирует стекла), одевается так, как никто из его окружения не одевается, беспрерывно звонит по сотовому телефону в присутствии окружающих и т.д. и т.п.

Целеустремленность – сильная черта холерика. (Эти ребята всегда идут напролом, не меняя направления, не сворачивая и не отступая.) И.П. Павлов называл холерика «безудержным», кто-то из отечественных ученых использовал сравнение «человек-танк». (Так оно и есть: увидел цель – значит без гусениц, но доедет; а если не доедет, то дострельнет, хотя бы «отсыревшим снарядом».) Холерик узлов не развязывает (некогда ему развязывать, не научили его), а разрубает. Режет правду-матку прямо в глаза. Для холерика характерна большая страстность, волевой напор и быстро нарастающая эмоциональная раскачка. (Холерик – это самолет с вертикальным взлетом.) Только у холерика реактивность преобладает над активностью, а это значит, что он не умеет рассчитывать сил, быстро их растрачивает, а потом работает с перенапряжением, т.е., попросту говоря, находится в стрессовом состоянии. (Иногда при неудачах холерики впадают в упадническое настроение, бросают «к чертовой матери» ручку на стол и демонстративно отказываются писать.)
Между обоими собеседниками оставалось свободное пространство, через которое мог проскользнуть один человек. Д'Артаньяну показалось, что этого пространства достаточно, и он бросился напрямик, надеясь как стрела пронестись между ними. Но д'Артаньян не принял в расчет ветра. В тот миг, когда он собирался проскользнуть между разговаривавшими, ветер раздул длинный плащ Портоса и д'Артаньян запутался в его складках.

Александр Дюма. Три мушкетера
Холерик, как человек со слабой нервной системой, предпочитает браться за новую работу, лишь полностью завершив прежнюю (не может отцепиться, тормозов не хватает). То же самое в отношениях с людьми. Холерик является человеком предприимчивого склада, а значит, ему много приходится общаться. (И здесь он показывает себя «во всей красе».) Холерики буквально выводят окружающих своей вспыльчивостью, крикливостью, стремлением доказать свою правоту во что бы то ни стало. (Терпения нет ни грамма.) Юноши-холерики нередко бывают дерзкими, прямолинейными, максималистичными, бестактными. Холерикам, однако, свойственен острый ум, находчивость в споре. («Сбреет» своей агрессивной шуткой так, что мало не покажется.) Холерики способны быстро принимать решения (даже внешне нередко обладают порывистыми движениями), склонны к риску, склонны к резким сменам настроения, престижны, упрямы и злопамятны.

Сангвиник
Увы, как и многое на этом свете, что блестит только снаружи, перевязь Портоса сверкала золотым шитьем лишь спереди, а сзади была из простой буйволовой кожи. Портос, как истый хвастун, не имея возможности приобрести перевязь, целиком шитую золотом, приобрел перевязь, шитую золотом хотя бы лишь спереди. Отсюда и выдуманная простуда, и необходимость плаща. – Дьявол! – завопил Портос, делая невероятные усилия, чтобы освободиться от д'Артаньяна, который копошился у него за спиной. – С ума вы спятили, что бросаетесь на людей?

Александр Дюма. Три мушкетера
Сангвиника достаточно сложно вывести из себя. (Коммуникабельность – одна из главных черт характера, которая украшала и всегда будет украшать человека с хорошими тормозами.) В отличие от холериков, которые всегда резко нетерпимы к недостаткам (других), сангвиники обладают широкими взглядами и способны ужиться внутри коллектива, отдельные члены которого считают себя непримиримыми врагами. Сангвиник легко уклоняется от конфликта, поэтому он всем друг (или товарищ для сплетен) и, образно говоря, напоминает нечто вроде связки или сустава. Сангвиник по сути является «буфером» общения, и, когда в коллективе набирается много «железных вагонов» (т.е. холериков, которые любят сталкиваться лбами), его (сангвиника) начинает очень не хватать.

Могучие запасы своей энергии сангвиник растрачивает на контакты. Сангвиник живо и возбужденно откликается на все, что привлекает его внимание. Он обладает повышенным тонусом (много алколоидов и эндорфинов в крови), являя для своих знакомых редкий заряд оптимизма и жизнелюбия. Как человек с сильной нервной системой, сангвиник легко переносит отрицательное подкрепление и, будучи не очень чувствительным к состоянию других, быстро увлекается новыми людьми (бросая на произвол судьбы свои старые «дружбы» и старые связи). Ребенок-сангвиник, находясь в младшем подростковом возрасте (отпущенный на волю родителями), запишется во все возможные кружки и будет одновременно плавать, вязать, смотреть в микроскоп, кормить морских свинок, играть в баскетбол, точить заготовки на токарном станке и т.д. и т.п. Сангвиники легко загораются и легко остывают, часто не доводят начатое до конца (бросают на полпути). И именно это последнее обстоятельство вызывает «глухое раздражение» окружающих, является второй (отрицательной) чертой сангвиника.


Портос, как мы уже успели узнать, был прямой противоположностью Атоса: он не только много разговаривал, но разговаривал громко. Надо, впрочем, отдать ему справедливость: ему было безразлично, слушают его или нет. Он разговаривал ради собственного удовольствия – ради удовольствия слушать самого себя. Он говорил решительно обо всем, за исключением наук, ссылаясь на глубокое отвращение, которое, по его словам, ему с детства внушали ученые. Вид у него был не столь величавый, как у Атоса... Портос в утешение себе наполнял приемную господина де Тревиля и караульное помещение Лувра громогласными рассказами о своих успехах у женщин, чего никогда не делал Атос. В самое последнее время, перейдя от жен известных судей к женам прославленных военных, от чиновниц – к баронессам, Портос прозрачно намекал на какую-то иностранную княгиню, увлекшуюся им.

Александр Дюма. Три мушкетера
Сангвиники возмущают своих начальников тем, что постоянно спокойны и пребывают в хорошем настроении (1), тем, что многое обещают и часто не держат обещание (2), своим «равнодушием» к другим (и в частности, к начальникам) (3). Сангвиники, помимо всего прочего, много хвастают. (Мне, например, в детстве очень нравилось, как я пел. Только почему-то сейчас мне никто петь не дает.) Тяга к самораспространению, к осмыслению пройденного собой («великого») пути стоит у них на втором месте после перемены впечатлений (после острой тяги к новизне). Однако если родители вовремя сумеют обуздать сангвиника, наставить его на путь истинный, научат его доделывать начатое до конца, то из него может получиться совершенно удивительный тип. Такой человек может развивать небывалую выносливость и работоспособность, вести одновременно несколько дел и добиваться в конечном итоге таких результатов, которые просто не снились слабонервным холерикам.

Флегматик
Хотя Атосу было не более тридцати лет и он был прекрасен телом и душой, никто не слышал, чтобы у него была возлюбленная. Он никогда не говорил о женщинах, но никогда не мешал другим говорить на эту тему, хотя легко было заметить, что подобный разговор, в который он изредка только вставлял горькое слово или мрачное замечание, был ему крайне неприятен. Его сдержанность, нелюдимость и неразговорчивость делали его почти стариком. Поэтому, не считая нужным менять свои привычки, он приучил Гримо исполнять его требования: тот повиновался простому знаку или легкому движению губ. Разговаривал с ним Атос только при самых необычайных обстоятельствах.

Александр Дюма. Три мушкетера
В отличие от «поверхностных» сангвиников, флегматики ценят основательность во всем. (Павлов называл сангвиников «живым» типом, а флегматиков – «спокойным».) Однако следует признать заблуждением, когда флегматика пытаются представить окружающим человеком вялым и пассивным. Флегматик – человек инертный, а инертность – это не вялость. Инертность – качество, которое означает большой разгон! Дайте ребенку-флегматику больше времени на выполнение заданий, дайте аспиранту больше лет на написание кандидатской диссертации, и они навряд ли вас разочаруют. При больших неприятностях флегматик всегда остается спокоен. Он обладает феноменальной невпечатлительностью! (Подчиненный-холерик может весь изойти на пену, сангвиник устанет от песен и плясок, пока начальник-флегмат проявит хоть какую-нибудь эмоцию.) Запомните, что темперамент не связан с интеллектом; темперамент сказывается лишь на скорости и беглости умственных операций. Ученикам с сильной нервной системой всегда требуется больше времени на раскачку, но они значительно дольше способны работать. Флегматик – это очень уравновешенный и выдержанный тип, и в этом состоит его главная положительная черта.

Про отрицательную черту флегматика лучше не вспоминать. Да, флегматик незлобив и проявляет снисходительное отношение к ошибкам других. Да, флегматик постоянен в своих контактах и интересах, он доводит начатое до конца, не растрачивает попусту сил, не треплет зря языком, сдержан и терпелив, он ровен в отношениях со всеми (не заводит себе любимчиков) и т.д. и т.п. Флегматик – это очень «упертый» тип! (Я приношу свои извинения, но называть его «несговорчивым» будет как-то очень мягко.) Сказать, что флегматик умеет ждать, – это значит не сказать ничего. Когда в стране дефолт и надо срочно опечатывать склады, а флегматик сидит и думает?! (Смотреть на такое у других «темпераментов» просто не хватает сил.) Флегматик – это очень ригидный тип, т.е. НЕГИБКИЙ, костный, неповоротливый, чрезмерно хладнокровный, а еще, если флегматик надумает вцепиться (заняться вами поплотнее)...




  • Простите меня, – произнес д'Артаньян, намереваясь продолжать свой путь, – простите меня, но я спешу.

Не успел он спуститься до следующей площадки, как железная рука ухватила его за перевязь и остановила на ходу...

  • Поверьте мне, – отвечал д'Артаньян, узнав Атоса, возвращавшегося к себе после перевязки, – поверьте мне, я сделал это нечаянно, и, сделав это нечаянно, я сказал: «Простите меня». По-моему, этого достаточно. А сейчас я повторяю вам – и это, пожалуй, лишнее, – что я спешу, очень спешу. Поэтому прошу вас: отпустите меня, не задерживайте.

  • Сударь, – сказал Атос, выпуская из рук перевязь, – вы невежа.

Александр Дюма. Три мушкетера
Даже увидев ошибку, флегматик трудно поддается переубеждению. Флегматик легко переносит и положительное, и отрицательное подкрепление. По нему вообще не видно, делает он какие-нибудь выводы или нет. К примеру, холерики тяжело переносят отрицательное подкрепление (даже если с глазу на глаз, в виде критики), они все равно вас запомнят. Сангвиники после ругани долго не переживают. («Сама такая», – подумает сангвиник через 5 минут после того, как выйдет из кабинета начальницы.) Сангвиники, однако, падки на положительное подкрепление. Стоит немного похвалить – и бери их голыми руками. (Именно таким способом жены удерживают возле себя любвеобильных, сверхобщительных и охочих до новых впечатлений сангвиников.) Что касается меланхоликов, то они не переносят ни положительное, ни отрицательное подкрепление. Если вам приходилось когда-нибудь нахваливать меланхолика, то в глазах у него всегда один вопрос: «Чего тебе от меня надо?»
Меланхолик
Он тщетно искал способа, не теряя достоинства, убраться отсюда, как вдруг заметил, что Арамис уронил платок и, должно быть по рассеянности, наступил на него ногой. Д'Артаньяну показалось, что он нашел случай загладить свою неловкость. Наклонившись, он с самым любезным видом вытащил платок из-под ноги мушкетера, как крепко тот ни наступал на него. – Вот ваш платок, сударь, – произнес он с чрезвычайной учтивостью, – вам, вероятно, жаль было бы его потерять. Платок был действительно покрыт богатой вышивкой, и в одном углу его выделялись корона и герб. Арамис густо покраснел и скорее выхватил, чем взял, платок из рук госконца.

Александр Дюма. Три мушкетера
Меланхолик – человек с высокой чувствительностью и малой активностью. Повышенная чувствительность при большой инертности приводит к тому, что незначительный повод может вызвать у него огорчение. Павлов считал, что у представителей меланхолического темперамента преобладает тормозной процесс при слабости как возбуждения, так и торможения. Меланхолик, по Павлову, – это «слабый» тип. (Гиппократ, правда, считал, что меланхолик – темперамент неземной, божественный, в отличие от трех других приземленных.)

Так же как у холерика, сангвиника и флегматика, поведенческие особенности меланхолика можно искусственно разбросать на две стороны (аверс и реверс, орел и решка, та и другая сторона медали). С одной стороны, меланхолик просматривается как человек излишне впечатлительный, ипохондричный (т.е. вечно беспокоится о состоянии здоровья), мнительный, нерешительный. Меланхолик чувствует себя растерянным и подавленным в обществе, склонен избегать контактов, не верит в свои силы, склонен уходить в себя, обижаться по малейшему поводу. (Все это, разумеется, доставляет мало удовольствия его знакомым.) С другой стороны, меланхолик – это человек, обладающий высокой рефлексией (т.е. хорошо считывает обратную связь), способный дать исчерпывающую характеристику себе и окружающим. (Вы просто не спрашивали его об этом!) Аналитические способности (вся эта тонкочувствительность) не раз выводила меланхоликов на передние позиции в обществе. Многие известные писатели, художники, поэты, философы были как раз из разряда меланхоликов. (Вспомните хотя бы Шопенгауэра!)


Вы ошибаетесь, господа, – произнес он. – Платок этот вовсе не принадлежит мне, и я не знаю, почему этому господину взбрело на ум подать его именно мне, а не любому из вас. Лучшим подтверждением моих слов может служить то, что мой платок у меня в кармане. С этими словами он вытащил из кармана свой собственный платок, также очень изящный и из тончайшего батиста, – а батист в те годы стоил очень дорого, – но без всякой вышивки и герба, а лишь помеченный монограммой владельца.

Александр Дюма. Три мушкетера
Чтобы полноценно общаться с меланхоликом, надо учитывать его быструю утомляемость. (Начальник-меланхолик устает сразу же, как только вас увидел.) Разумеется, эти люди всего боятся и, как писал Ленин, «делают шаг вперед и два шага назад». Обижаются они совершенно беспричинно, т.е. сидеть и анализировать потом, «чем это я обидел меланхолика», право же, не стоит. У меланхолика настроение меняется от дуновения ветерка, и если вы будете много о нем думать, то очень быстро сойдете с ума. Как человек, поменявший 5 работ и повидавший на своем веку и начальников-холериков, и начальников-сангвиников, и начальников-флегматиков (Не дай вам бог!), и начальников-меланхоликов, скажу по секрету: меланхолик – не самый худший вид босса. Унылый и невеселый, он (меланхолик) часто впадает в хандру и сидит дома (особенно после визитов вышестоящего руководства). Через него принципиально ничего невозможно решить, однако он и не очень мешает работать, так что творите и будьте здоровы.

Кстати, насчет творчества. В отношении темпераментов больше всего натворила природа. Вы будете долго смеяться, но подавляющая часть народа, окружающего нас, является представителями «сборных» темпераментов. (Слава богу, такая смесь или «сборка» возможна только на основе двух смежных типов, а не трех или не четырех.) Давайте посмотрим на схему.



Достаточно часто нам приходится встречаться не с меланхоликом в чистом виде, а со смежным типом холерик-меланхолик. Холерик-меланхолик – это, конечно же, «дядя Коля», который обычно ходит тихо-тихо, зато когда выпьет... Холерик-меланхолик – это человек негромкий, целеустремленный, злопамятный и престижный. Это человек, который вроде бы не верит в свои силы и из всех пытается выжать жалость к себе, но способный на резкие поступки и приступы активности. (Обмотался красным знаменем и пристает ко всем на остановке: «Голосуй за КПРФ», хотя вообще-то его не видно и не слышно.) Больше чем уверен, что вы уже встречали таких.

Холерик-сангвиник (или сангвиник-холерик, кому как больше нравится) – это самый примечательный тип. Вот кто у нас постоянно рвется в политику, готов всех заговорить и обворожить. Холерик-сангвиник – это гремучая смесь целеустремленности, коммуникабельности и активности. Это природный тип организатора, которому до всего есть дело, который обладает одновременно хорошими тормозами и неплохо рассчитывает свои силы. Холерик-сангвиник – это соединение «несоединимого», это сильная и слабая нервная система в одном лице. Местами такой человек может вести себя достаточно невыдержанно (захотелось, загорелось – подай ему на блюдечке), иногда он обладает потрясающей выдержкой и «сидит в засаде» немереное количество времени, как удав или крокодил. Как человек достаточно внимательный и много работающий с людьми (Сам себя не похвалишь, как оплеванный сидишь!), я давно уже наблюдаю рост популяции именно холериков-сангвиников. Природа-мать определенно стала делать отбор в сторону холериков-сангвиников. Но это мы уже обсуждали, когда говорили о слабой нервной системе.
Эй, приятель, посмотри на меня,

Делай, как я, делай, делай, как я!

Эй, подруга, посмотри на меня,

Думай обо мне, делай, как я!

Богдан Титомир
Что касается других сочетаний темпераментов (например, сочетания по третьему типу), то в связи с тем, что сильная нервная система сейчас «взяла временную передышку», таких людей встречается все меньше и меньше. О флегматиках-меланхоликах распространяться не буду, потому как являюсь представителем «активной связки» и по поводу представителей «малоактивной связки» в моей голове собирается один негатив. Лучше объясню еще раз, как наглядно отличать холериков-меланхоликов от холериков-сангвиников, поскольку и те, и другие достаточно много общаются с людьми (и некоторые путаются). Если вы пытаетесь помочь человеку (от всей души), а он почему-то вас отвергает, отстраняется и так и живет со своей проблемой, то в этом проявляется его склонность к меланхолии. Если ваш друг видел вас рядом со своим домом (Но вы к нему не зашли!), обиделся, затих и перестал выходить на связь (хотя вы-то не знаете, что он вас видел), то он – холерик-меланхолик в чистом виде. Холерик-сангвиник не будет ничего утаивать и мнить, а просто позвонит вам вечерком и жизнерадостно-несдержанно спросит: «Чего, заподло было заехать?»

Холерика-меланхолика можно легко опознать по 3 моментам: по привязчивости, обидчивости и слишком разборчивому чувству юмора. Холерик-сангвиник особо ни к кому не привязывается и по жизни остается самодостаточной фигурой. А раз он к вам не привязывается, то и обижаться ему на вас особенно не за что. На вашу колкую шутку холерик-сангвиник ответит не менее быстрой колкой шуткой, и вы вместе посмеетесь. А вот холерик-меланхолик в подобной ситуации обидится. (Холерик-меланхолик не переваривает шуток холерика-сангвиника; он извлекает оттуда столько информации, сколько холерик-сангвиник туда не вкладывал.) Поэтому, господа холерики-меланхолики, убедительно прошу вас пропустить начало второй главы и быстро перелистнуть страницу.



Занятие второе


следующая страница >>