Конкурс «Страница семейной славы 2010» - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Конкурс «Страница семейной славы 2010» - страница №1/1



ГОУ СПО «ЧИТИНСКИЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ»







СБОРНИК ТВОРЧЕСКИХ РАБОТ

СТУДЕНТОВ И ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ

ЧИТА, 2010 год


Международный Интернет-конкурс

«Страница семейной славы 2010»
Сборник творческих работ,

посвящённых 65-летию Победы

в Великой Отечественной войне

ЭКСКУРСИОННО-ПОИСКОВАЯ

ГРУППА МУЗЕЯ ЧИТИНСКОГО

ПЕДАГОГИЧЕСКОГО КОЛЛЕДЖА

РУКОВОДИТЕЛИ: СЕДЫХ Л.С.,

БАРАНОВ А.С.

КОРРЕКТОР И ТЕХНИЧЕСКИЙ РЕДАКТОР:

АСЛАМОВА В.П.


СОДЕРЖАНИЕ


Введение. Школа мужества и закалки………………………………………………… 6

Что вспоминает бывший солдат (Наумова Е.) …………………………………………..8

Война глазами моего дедушки (Семёнова А.) ................................................................. 10

Судьба моего деда (Карпенко Е.Н.) ………………………………………………………12

Пожелай мне удачи в бою (Трухин А.) ………………………………………………….15

Пусть никогда не будет войны! (Алтынникова А.) …………………………………… 16

Русский силён духом (Мыльникова Н ) …………………………………………………. 21

Мы победим в бою народном (Абрамова В.) ……………………………………………21

Письма через фронт (Погудина А.) ………………………………………………………22

О чём поведали документы (Травкина Л.Н.) …………………………………………….41

Две замечательные судьбы (Травкина Л.Н.) ……………………………………………. 47

Расскажу о светлом человеке (Саватеева Н.) ………………………………………........49

Война останется войной (Забродин А.) …………………………………………………. 52

Дороги моих прадедов … (Спиридонов Е.) …………………………………………… . 53




65 лет Победе



ШКОЛА МУЖЕСТВА И ЗАКАЛКИ
Большой и славный путь прошел под своим овеянным в боях и сражениях знаменем ордена Ленина Забайкальский военный округ. Его история тесно и неразрывно связана с историей борьбы за Советскую власть в Восточной Сибири, За­байкалье и на Дальнем Востоке.

В суровую пору граж­данской войны в нашем крае рождалась боевая слава забайкальцев, у истоков этой славы стояли леген­дарные Сергей Лазо и Павел Журавлев, Дмитрий Шилов и Сер­гей Вострецов, Василий Блюхер и Иероним Уборевич…



Слава воинов-забайкальцев гремела на КВЖД и Халхин-Голе, на фронтах Великой Отечественной войны, особенно в битве за Москву, обороне Сталинграда, Курском сражении и штурме Берлина. Особую роль сыграли фронтовики-забайкальцы в раз­громе японской Квантунской армии в августе 1945 года. Славные боевые традиции ЗабВО продолжают жить и сегодня. Забайкальский военный округ был хорошей школой для тысяч бойцов и командиров в их армейской выучке и закалке. Здесь начинали свой ратный путь такие знатные воины, как

знамени­тый снайпер-тунгус Семен Данилович Номо-

конов и не менее знатный разведчик-охотник за «язы-

ками» противника Сергей Иванович Матыжонок, оба

старшины, оба почетные солдаты ЗабВО.

Здесь оттачивали свое боевое мастерство пехоти-

нец-клочковец Гавриил Митин, артиллерист Хантаев,

сапёр Бе­ломестных, летчик Губин, снайперы: буряты

Санжиев и Доржиев, русский Миронов, якут Охлопков

и многие другие. Наш округ являлся богатой школой в приобретении боевого опыта, полко­водческого искусства вождения войск для многих советских вое­начальников, таких, как маршалы Советского Союза Г. К. Жуков, А. М. Василевский, К. К. Рокоссовский, И. С. Конев и К. С. Моска­ленко, М. В. Захаров и В. И. Петров, главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов и др. (из газеты "На боевом посту").

Приближается 65-летие со дня великой Победы над фашистской Германией. А через несколько месяцев еще одна юбилейная дата – 65-летие победы над милитаристской Японией.

Для нас, забайкальцев, эта дата значительна еще и тем, что именно нашему округу (фронту) в этой крупной боевой опера­ции была отведена главная роль, с которой его войска справи­лись блестяще.

К 65-летию Победы нашего народа в Великой Отечественной войне члены поисково-экскурсионной группы музея Читинского педагогического колледжа (рук. Седых Л.С., Баранов А.С.) организовали сбор материалов о судьбе участников тех далёких славных и трагических событий – родителей, дедов и прадедов студентов и преподавателей колледжа.


65 лет Победе



Наумова Евгения, внучка

А.М.Батеева (специальность

«Информатика»)

Что вспоминает бывший солдат…

Сколько суток мы шли к берегам океана

От монгольских песков и отрогов Хингана?

Сколько вёрст фронтовых, раскалённых боями,

В этом трудном походе осилено нами?..

(С. Тельканов)

Сегодня мне хочется рассказать о человеке, который не совершил особых подвигов на войне с фашистами, но тоже находился на переднем крае, был там, где нужен, выполнял боевые задачи.

В 1943 году Анатолий Михайлович Батеев был призван в армию и отправлен в Монголию на охрану восточных рубежей от японских милитаристов. Трудно было Анатолию Михайловичу, как и всем солдатам той военной поры. На занятиях по боевой подготовке «доставалось», да и кормили плохо. Но солдаты все равно делали свое дело, зная, что они призваны защищать Родину от врагов.

Анатолий Михайлович часто бывал в нашей кадахтинской школе, рассказывал нам о своей службе в мотострелковом полку 61-ой танковой дивизии. И всегда ребята внимательно слушали ветерана…



Автомашины и части были старые, часто для них не хватало бензина. Нередко солдатам приходилось катить такую машину до гаража. Понятно, что лучшую технику отправляли на фронт.

В наряд входило по 18 человек. Ежедневно ждали

окончания войны с гитлеровской Германией. Но не

успела окончиться война с Германией, как в августе

1945 года наши войска были вынуждены вступить в

военные действия против Японии.

Полк, в котором служил Анатолий Михайлович, пошел

по пустыне Гоби. Переход стоил огромных усилий, не

хватало воды. У каждого солдата была фляжка, в которой

разрешалось держать воду трое суток, но пить из нее до

приказа командира полка запрещалось. Вода нужна была технике. Наконец-то до-

брались до реки, заменили воду, помылись все. Затем стали подниматься на Хинган. Ехали на ящиках со снарядами, но большую часть пути из-за поломок машин шли пешком. В одной из ложбин стали спускаться. Спуск оказался очень трудным, но, к счастью, все обошлось благополучно: спустились все. Вскоре вдали увидели китайский город, который был захвачен японцами, сели на танки и пошли в наступление. Под этим городом начался обстрел, японцы сражались храбро, погибло много людей с обеих сторон. Убило командира танка, на котором ехал Батеев А.М., похоронили его на пригорке возле этого города. Десант стал уничтожать японцев, взрывать рельсы. Битва разгоралась все сильнее и сильнее. Японцы, почувствовав русскую мощь, кинулись убегать. В это время на помощь подошла 6-ая танковая армия генерала Кравченко. Город был освобожден.

Бывшему солдату запомнился один жуткий случай. Не доходя до города Ваньмирю, увидели наши воины, что бежит японец. Это, как позднее выяснилось, был смертник, он с кинжалом бросился на танк. Когда подъехали к месту, где была его семья, увидели, что все её члены: жена, бабушка и дети – были зарезаны. Такой порядок был заведен у смертников в то время.

Дело шло к осени, шли дожди, стало грязно. Были взяты города Шанхай, Чанджоу, а вскоре полк в составе соединения дошел до берегов Тихого океана.

В это время Япония заявила о капитуляциии. Но полк двигался вперед. Громили японцев знаменитые «Катюши». Наших солдат тоже погибло много. Но вот пришла долгожданная победа. В первых числах сентября 1945 года Япония капитулировала. Вскоре русских солдат погрузили в эшелоны и отправили домой.

Награждён Анатолий Михайлович, мой дедушка, медалями: «За победу над Японией», «Ветеран Труда» и несколькими юбилейными. Всю жизнь он проработал в одном селе Кадахта, был бухгалтером в колхозе «Росссия», а затем работал в колхозе «Овощевод». Уже находясь на пенсии, работал в Кадахтинской школе, обучая ребят столярному делу. Многому научил детей ветеран.

Нам в отставку пока уходить ещё рано,

не сдаются сердца, им не нужен покой, –

не стареют душой, не стареют душой ветераны,

ветераны второй мировой! (Я. Белинский)




65 лет Победе



Семёнова Алёна

(специальность «Иностранный язык»)

Война глазами моего дедушки

Порою вся жизнь, как чужая:

Не помнишь ты детства, друзей,

Но это забыть невозможно

Спустя столько лет и потерь.

Война забирает так много:

Родных, дорогих матерей,

Сестер или братьев,

Детей и все чаще – мужей.

Для тех, у кого был последний,

Прощальный момент или день,

На сердце остался, наверно,

Большой отпечаток, как тень.

Но если родной твой вернулся

Из дальних, далеких краев,

Все помнить об этом он будет,

Как помнит он имя свое.

Мой дедушка также на фронте

Был с немцем один на один,

И первый свой выстрел запомнил,

Который врага загубил.

Сначала тот выстрел был чуждым,

Другой же был жизнью ему.

«Так трудно порой!» – говорил он,

Но главное гибель врагу.

И Родина-мать говорила:

«Держаться и насмерть стоять,

Чтоб сила моя победила

Всю эту фашистскую рать».

Рассказывал дедушка часто

Про верных друзей дорогих,

Ведь в те очень жуткие ночи

Они были ближе родных.

Ты с ними в бою и в окопах,

Ты с ними в завалах – везде!

Друзья помогали, спасали,

Кормили, коль плохо тебе.

В суровые зимние ночи

Он часто так думал о том:

Вернется ли с фронта здоровым,

И будет ли счастлив потом?

А ночью, когда уж все спали,

Да если удастся поспать...

Мой дедушка думал:

Как дальше, как дальше ему воевать?

Ведь силы совсем уж иссякли,

Ведь ноги не могут идти,

Но утром, как прежде, с друзьями

Воюешь на благо страны.

Пусть дедушка мой уже умер,

О нем будем помнить всегда,

Награды, заслуги напомнят

О том, что все было не зря.

И ради великой Победы,

Он жизнью своей рисковал,

А значит, мой дедушка сделал,

Что сделал бы каждый солдат!

Защитника Родины нашей,

Участника долгой войны,

Запомним мы подвиг солдата,

И будем гордиться им мы!



65 лет Победе

Карпенко Екатерина Николаевна



(преподаватель Читинского педколлежа)

Судьба моего деда

Слава отваге тех дней грозовых!

Слава служившим тогда, в лихолетье!

На мрамор бы красный фамилии их,

Чтоб помнить о них чрез столетья…

Мой дедушка, Бородачев Александр Яковле-

вич, родился и вырос в городе Батайске Ростовской области. Великая Отечественная война за-

стала моего деда на школьной скамье. Он только

что закончил седьмой класс, дальше учиться не пришлось: все мужчины отправились на фронт. Школы были переоборудованы под военные госпитали, а четырнадцатилетние мальчишки и девчонки были отправлены в железнодорожные училища, где по десять часов в день учились и работали, изготовляя инструменты для танковых и автомобильных частей. Среди этих ребят трудился и мой дед.

Город Батайск имел важное стратегическое значение для фронта, поскольку связь и подвоз горючего и боеприпасов с Северного Кавказа можно было осуществить только через эту станцию. С августа 1941 г. город подвергался ежедневным бомбардировкам немецкой авиации. В ноябре 1941 г. фашисты оккупировали Ростов. Училище пришлось закрыть, и мой дед вместе с остальными ребятами, чем могли, помогали красноармейцам.

В июне 1942 г. в связи с наступлением немцев ребят эвакуировали на Северный Кавказ, в г. Махачкалу, а затем в г. Дербент, где они проработали до января 1943 г., а 14 февраля 1943 г. мой дедушка был призван в ряды Красной Армии. На этот момент ему исполнилось 16 лет.

С марта 1943 по сентябрь 1944 он проходил службу в Москве в Зенитной батарее, которая охраняла Киевский вокзал. В 1944 вместе с войсками был отправлен на Первый Белорусский фронт. Войну прошел в должности наводчика противотанко-

вого орудия в истребительном противотанковом полку 40-й гвардейской Краснознамённой дивизии.

Мой дед принимал участие в освобождении польских городов Варшава, Познань, Лодзь; в форсировании рек Висла (Польша) и Одер (Германия); в штурме немецких городов Кюстрин и Франкфурт. 22 февраля

1945 года, во время наступления, получил очень

тяжёлое ранение от разрывной пули и был отправлен в

военный госпиталь, откуда выписался только в июне.

Закончилась вторая мировая война в Европе, но

оставалась империалистическая Япония, развязавшая

войну на Дальнем Востоке.

С разгромом фашистской Германии военные действия для моего деда (как и для тысяч других советских людей) не были закончены. В конце августа 45-го вместе с войсками в должности наводчика танка Т-34 он был направлен на восток в состав Забайкальского фронта, где принимал участие в разгроме японской Квантунской армии и освобождении китайских городов Сахалянь, Чуньчунь и др.

После увольнения в запас в течение тринадцати лет работал в штабе тыла округа в должности заместителя начальника отдела управления штаба.

В армии прослужил 39 лет, в том числе 7 лет и 10 месяцев на срочной службе. После окончания танкового училища 32 года был офицером – прошёл путь от младшего лейтенанта до полковника, от командира танкового взвода до начальника штаба танкового полка.

Последние 10 лет служил в штабе Забайкальского военного округа на ответственных должностях: старший офицер отдела службы войск, старший офицер по укрепленным районам, старший оперативный дежурный штаба округа, старший группы оперативных дежурных защищённого командного пункта фронта.



Сегодня, в свои 80 лет, наш дед не позволяет себе расслабляться. Он без устали трудится на даче, является рьяным футбольным и хоккейным болельщиком, живо интересуется всеми политическими и экономическими преобразованиями и, самое главное, очень любит своих детей, внуков и правнуков, заботится о них и помогает всем.

Дедушка награжден орденами Отечественной Войны, орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и другими, в том числе – медалью «Братство по оружию» (польской) и 6-ю медалями Монгольской народной республики. А всего заслужил 32 награды!

Чтоб не пылать земному шару снова,

Солдатской крови пролито сполна,

Чтоб помнил враг урок войны суровый,

Фронтовики, наденьте ордена! (Вл. Сергеев)

Большое тебе спасибо,

дедушка, за то, что ты у нас есть!


Трухин Алексей

(специальность «Русский язык и литература»)

Пожелай мне удачи в бою!

Пожелай мне удачи в бою,

Возможно, больше назад я не приду.

Я ухожу туда, где пули свистят,

Я ухожу туда, где люди вечным сном спят.


И, возможно, мы не встретимся с тобой,

Мне покоя не дает сердечная боль.

Я ухожу туда, где не станет зеленой трава.

Я ухожу туда, где земля навечно мертва.

Все живое накроет вечная мгла,

Солнце вряд ли закроет всем нам глаза.


Пожелай мне удачи в бою!

Возможно, больше назад я не приду.

Возможно, больше не увидеть нам с тобой,

Как закрывается солнце вечерней мглой.


И надолго воцарится тишина.

Надолго в сердце останется она.

И будут крики нам слышаться в ушах,

Охватит нас надолго тот ужасный страх.

Пожелай мне удачи в бою!

Пожелай, возможно, я не приду...




65 лет Победе





Алтынникова Анна

(специальность «Математика»)

Пусть никогда не будет войны!

Мне на веку запомнилось немало,

И только детство вспомнить не могу:

Его война, как стебелёк, сломала

Июньским днём за речкой на лугу…

(Ф. Васильев)

После гражданской войны (1918-1920гг.) Украина

буквально лежала в руинах. Уровень промышленности

сократился в 5 раз, сельское производство сократилось

на 40 %. Почти вся интеллигенция была уничтожена. В

ходе гражданской войны от голода, болезней, террора и в боях погибло более ста тысяч человек.

Было время Время диких,

Безумных действий, Стихийных сил.

(Сергей Есенин)

И

менно в это нелегкое время 19 июля 1925 года в селе Соломерка Винницкой области, в крестьянской семье Силивестра Александровича и Евдокии Алексовны Кметь, родилась Анна Силивестровна (моя бабушка). Эти годы были тяжелыми для молодой семьи: началась коллективизация (образовывались колхозы). Силивестр Александрович не хотел вступать в колхоз, так как семья только начала «вставать на ноги»: у них была своя земля, которую они возделывали, но Евдокия Алексовна настояла, чтобы вступить в колхоз. Жизнь стала постепенно налаживаться, но наступил страшный 1937 год, когда сталинские репрессии приобрели массовый характер. В СССР органами НКВД (без милиции) было арестовано 1,58 млн. человек и приговорено к расстрелу 682 тыс., в их число попал и отец двенадцатилетней Ани – Силивестра Александровича арестовали прямо за обеденным столом.

Е
Евдокия Алексовна Кметь


вдокия Алексовна обращалась во всевозможные инстанции, пытаясь добиться освобождения мужа, ее усилия увенчались успехом, и в тот же год Силивестр Александрович был освобожден. Но тяготы ареста нанесли необратимый вред здоровью 37-летнего мужчины, и в 1937 году он умер. Смерть мужа потрясла Евдокию Алексовну, она тяжело заболела, и на плечи Ани и двух ее младших братьев, Феди и Коли, легли все заботы, которых было много: и по хозяйству в доме, и в колхозном поле, поэтому школу Ане пришлось оставить после четвертого класса.



Но самое страшное ожидало Анну в 1941г. – это Великая Отечественная война. В первые месяцы войны немецкие войска вошли в ее родное село. Фашисты с первых дней показали себя полными хозяевами, установили свои порядки, особенно

страдали еврейские семьи.

В один из дней у еврейских женщин отобрали детей и

покидали их в большую яму, а сверху разгасили известь.

Яма несколько дней шевелилась, обезумевших родите-

лей не подпускали к этой страшной могиле.

А когда все дети погибли, расстреляли и женщин. Жестокие меры террора установились в селе, за малейшее нарушение оккупационных порядков виновные подлежали смертной казни, а затем начался массовый вывоз людей на работу в Германию.

Евдокия Алексовна прятала детей, вырыв под крыльцом яму, где дети отсиживались в момент облавы. Однажды маленький Коля не успел спрятаться, а полицаи уже подходили к дому. Бедная женщина положила мальчика на землю, а сверху высыпала большую телегу картофеля. Немцы никого не нашли, Евдокию Алексовну зверски избили. Когда фашисты ушли, Колю с трудом вернули к жизни, он почти задохнулся. Сколько ни берегла Евдокия Алексовна детей, беда пришла и к ним.

Аня и Федя трудились на поле, собирали свеклу и складывали ее в яму. Аня увидела приближающихся фашистов и прыгнула в яму, а Федя не заметил опасности. Он закричал: «Галу, давай вылазь, надо работать, вылазь». Немцы услышали крик, подошли и увидели прячущуюся девочку, заставили ее вылезти, после чего вместе с другими детьми колонной направили на железнодорожную станцию. Там детей погрузили в вагон для скота. На всю станцию стоял детский плач. Федя прибежал туда, но слишком поздно. Он сумел бросить в закрывающиеся двери вагона только бутылку молока для Ани.

Путь в Германию был долгим и страшным, маленькие пленные страдали от голода и жажды. По прибытии в Германию детей отправили в концентрационный лагерь. Аню поразили огромные кучи нечистот на территории лагеря и трубы крематория, над которыми поднимался черный дым, источающий страшный тошнотворный запах. От этого запаха девочка потеряла сознание, очнулась под навесом, где их построили и заставили проходить мимо немцев, наклоняя голову. На головы детей лили смолянистую жидкость. Затем их направили в каменное здание без крыши, все стены которого были в крови и в чем-то вязком, белом. Многие плакали, прощались, предполагая, что утром их отправят в печь крематория. Но утром детей снова погрузили в вагоны и повезли в Австрию.

В Австрии, на рынке рабочей силы, зажиточные австрийцы выбирали работников для своих ферм. Выбирали, как скот, смотря в рот, проверяя зубы. Так Аня попала на ферму хозяина Капичко в местечке Музов, в 60 километрах от Вены. Хозяева фермы, по словам Анны, были злыми: били, издевались, заставляли много работать. Работы было столько, что, казалось, ей не будет конца. Рано утром, в 4 часа, надо было подоить коров (на долю Ани их было 12 голов), затем напоить телят, вычистить скотные дворы, накормить свиней и вымыть их стойла, затем только завтрак. Потом до вечера трудились в поле, осенью возили перегной, руками разбрасывали его по полю, а летом занимались прополкой и уборкой урожая. Вечером после ужина Аню дожидалась огромная гора посуды, ее мыли один раз в день; чтобы все перемыть, требовалось два часа. Спать ложились в час ночи, а то и позже. Жалела девушку только невестка хозяйки, которая жила в своей усадьбе. Приезжая на ферму, она просила хозяйку отпустить работницу к ней помочь по хозяйству, а сама привозила ее к себе, чтобы та отдохнула. Добрая женщина шила Ане одежду по фигуре, кормила, и это для девушки казалось раем.

Недалеко от фермы находился лагерь для военнопленных. Там были молодые французы, с которыми общалась Аня, они-то и сообщили о скором окончании войны. Все чаще ночами стали проходить составы с ранеными немецкими солдатами. А как-то к усадьбе подошел раненый немец, попросил поесть, хозяйка отказала, и тогда Аня украдкой вынесла ему хлеб и сказала, что не немка ему дает хлеб, а русская. Немец отвел глаза, сказал: «Данке» – и, опустив плечи, тихо ушел.

Стали все чаще слышать канонаду, вскоре наступило долгожданное освобождение, после которого невестка хозяев стала просить Аню, чтобы она у нее осталась. Говорила: «У меня своих детей нет и не будет. Останься как дочка, я все перепишу на тебя. Куда ты пойдешь? Может, там уже никого нет, ведь война. А если твоя мама жива, мы попробуем ее сюда выписать. Да и что будет с тобой, ведь пленных у вас нет, а есть предатели, враги народа, тебя могут расстрелять». Но Анна была непреклонна и уехала на родину.

Дома ее ждала мама, которая до времени состарилась. Брат Федя был в армии, он с 1943 года принимал участие в войне, дошел до Берлина, получил боевые награды. А после войны служил в Забайкалье, в г. Борзе.

В годы послевоенной разрухи Анна работала в колхозе, затем уехала в Москву, на строительство метрополитена. Заработанные деньги отсылала матери.






Кметь

Анна Фёдор



В Москве она познакомилась с военнослужащим сверхсрочной службы Лозовым Константином Константиновичем и в 1949 году вышла за него замуж.

Молодая семья сначала переехала в Карелию, а затем в 1955 году, в Забайкалье, в село Михайло-Павловск.




Лозовой

Константин

К тому времени у них было двое детей, а в Забайкалье родилось еще трое. В селе Константин Константинович работал чабаном на отаре, был передовиком. Вступил в коммунистическую партию. В 1969 году был избран депутатом.

Анна Силивестровна работала в колхозном детском саду заведующей и поваром, а в последние годы – сторожем в гараже. В 1969 году, после смерти Константина Константиновича, Анна Силивестровна осталась одна с пятью детьми. Старшая, Дина, вышла замуж, но жила далеко, в Крыму, и помочь не могла, остальные все школьники. Но всех детей удалось поставить «на ноги», все получили образование: Валерий и Анатолий закончили мореходное училище, Ольга – педагогическое, Александр – сельскохозяйственный техникум.

Анна Силивестровна была награждена медалью «Ветеран труда» за долголетний добросовестный труд и медалью «50 лет победы в Великой Отечественной войне», после ухода на пенсию еще трудилась до 1986 года и говорила: «Пока я работаю, я нужна людям, я живу».

30 июля 2002 года Анна Силивестровна умерла от третьего инфаркта.

Вот такой трудный жизненный путь пришлось проделать Лозовой Анне Силивестровна – моей бабушке, которую я очень любила и которую буду помнить всегда. У моей бабушки 12 внуков и 4 правнука, и все мы, ее потомки, помним бабушкины слова: «Господи, пусть никогда не будет войны! Жить без войны – это счастье!».




65 лет Победе



Мыльникова Надежда

(специальность «Физическое воспитание)

Русский силён духом

Война…

Как гром средь чиста неба, Фашисты, словно волки,



Как дождь среди зимы, Так и хотят убить,

Как снег средь лета жаркого, Чтобы добиться власти,

Спасенья нет нигде. Над миром всем царить.

Никто здесь не спасётся, Идут они по трупам,

Куда ты ни беги. Идут через любовь,

Враги убьют, погубят, Но русский не сдаётся

Сожгут, поля удобрят Отпор врагам даёт.

Иль сумочки сошьют. Хотят угнать нас в рабство,

Немцы, словно звери, Но им не победить.

Не щадят людей, Русский силён духом,

Они их жгут в амбарах, Русский силён словом,

Стреляют в матерей. Юмором силён.

«Разве они люди?» – В лицо врагу смеётся,

Скажите мне, друзья. Русский не сдаётся…




Абрамова В.

(специальность «Математика»)

Мы победим в бою народном…
Стреляют пушки, пулемёты,

Летит снаряд, идёт война.

Идёт война за честь, за славу.

За Родину и за тебя.


За тех, кто дома ждёт и плачет,

За тех, кто любит нас и ждёт,

За тех, кто на груди у мамы

Не знает горя и забот.


А мы дойдём все до конца,

И победим в бою народном.

И пусть нам скажут, не тая:

« Вы победили,

Слава Богу,

Конец войне,

Ура народу!!!»


65 лет Победе

Погудина Анастасия

(специальность «Русский язык и литература»)



Письма через фронт…

А если вдруг исчезнет адрес мой –

Поплачьте малость, погрустите малость,

Но верьте: словно птица, по прямой

Моя душа в последний миг домой

Рванулась – и меж вас навек осталась!

(И. Эренбург)

Погудина Анастасия, студентка специальности «Русский язык и литература», принимает активное участие в жизни колледжа и группы. Настя организованная и исполнительная, очень общительная, с ней легко найти общий язык. Увлекается чтением книг, музыкой. В настоящее время она является молодой мамой и воспитывает сына. А во время учёбы в колледже входила в поисково-экскурсионную группу… Вот что написала Настя…

Война… Трудно слышать и сейчас это слово. Мурашки по спине пробегают, когда представишь себе, как было тяжело тем, кто был на войне, сражался в битвах с врагом, защищая свою страну, гордо смотрел в лицо смерти…

Сколько переживаний за любимых отцов, мужей, сыновей!.. Сколько слёз и страданий!.. Весточка от любимого с фронта – что может быть дороже? Пришло письмо, значит, слава богу, ещё жив…

Читая письма Сучкова Михаила, переживаешь вновь те времена… С какой нежностью и любовью написаны эти письма! В них есть всё: тоска по любимой жене Нюре и дочке Лидочке, воспоминания о счастливой довоенной жизни, описания боевых действий…



Настя Погудина принесла письма своего деда, который воевал на передовом фронте, защищая свою Родину от фашистских захватчиков. Эти письма когда-то давно с любовью переписала дочь фронтовика, сделав приписки о том, что вечно будет помнить своего мужа, что дочка никогда не забудет своего отца. Сейчас эти письма перед вами…





































Травкина Людмила Николаевна,

(преподаватель Читинского педагогического колледжа)





-------------------------------------------------------------------------------------------------------















Травкина (в замужестве Гусева) Антонина Ивановна

– типичная представительница поколения военных лет;

этих людей отличала активная жизненная позиция, чув-

ство гражданской ответственности и истинный патрио-

тизм. Они всё делали по зову сердца, осваивали самые

трудные и нужные профессии. Вот и Антонина Иванов-

на (в обычном общении её звали Ниной) в 1937 году ос-

воила профессию лебёдчицы и работала на шахте комби-

ната «Дарасунзолото». Энергичная, трудолюбивая, она не останавливается на достигнутом и получает ещё одну, так необходимую на шахте профессию мотористки.

Великая Отечественная война застаёт А.И. Травкину далеко от театра военных действий. На фронт призывают мужчин, самых молодых и здоровых, и вся тяжесть шахтёрского труда ложится на плечи молоденьких девчонок, многие из которых горят желанием пойти на фронт и бить фашистов.

Нина в конце концов добивается своего и попадает на

фронт. От Западного фронта до военных действий на

Востоке – таков маршрут фронтовой жизни Антонины

Ивановны Травкиной.

В послевоенные годы Нина едет в Москву, работает

разнорабочей, осваивает строительные профессии.

Труд её отмечен грамотами и ценными подарками.




Копии документов и фотографий Травкиной А.И. музею педагогического колледжа подарила жена её сына, Травкина Л.Н. Она же рассказала о военных дорогах своих родителей – Ерилиных Евдокии Ильиничне и Николае Ивановиче…


65 лет Победе

Две замечательные судьбы

Кирсанова (в замужестве Ерилина) Евдокия Ильинична родилась 16 октября 1924 года в с. Мичкас Пензенской области, накануне начала войны, как и многие другие девушки нашей страны, в ответ на призыв Паши Ангелиной освоила трактор. Это ей пригодилось, притом очень скоро.

Началась Великая Отечественная война… Всех девушек, кто хоть как-то умел управлять техникой, мобилизовали на строительство оборонительных сооружений. Евдокия попала в отряд, который занимался строительством аэродрома под Москвой. По её рассказам можно было сделать предположение, что как только разровняли взлётную полосу, прилетели немцы и разбомбили всё, что было сделано. Восстанавливать не было смысла, всех, кто принимал участие в строительстве, зачислили в действующую армию, а дальше уже началась настоящая фронтовая жизнь.

Демобилизовалась Евдокия Ильинична только в 1944 году и была направлена в с. Холодный Ключ Оренбургской области преподавателем военного дела.

В 1946 году переехала в Оренбург, где и встретила своего будущего мужа Ерилина Николая Ивановича, который, приписав себе лишний год, с начала 1945 года служил в контрразведке, по всей вероятности, в частях, связанных с созданием космических полигонов или полигонов для испытания атомного оружия (мы можем только предполагать). Николай Иванович родился в 1927 году в станице Аманак Самарской губернии. Во время войны, будучи ещё подростком, работал бригадиром слесарей на ремонтном заводе. Николая Ивановича отличали добросовестное отношение к порученному делу, чувство такта, принципиальность, организаторские способности. Только специфика службы не позволила нам узнать о том, какими наградами был отмечен Николай Иванович.

Счастливая судьба свела этих двух людей и дала возможность создать прочную, хорошую семью, родить и воспитать четверых детей, гордиться тем, что все сыновья служили в армии и достойно, как и их родители, защищали нашу Родину.

«Это были мои мама и папа, – этими словами заканчивает свой рассказ о Николае Ивановиче и Евдокии Ильиничне Ерилиных преподаватель Читинского педколледжа Травкина Л.Н.

Ерилины Николай Иванович и Евдокия Ильинична


Семья Ерилиных



65 лет Победе

Саватеева Наталья

(специальность «Дошкольное воспитание»)
Расскажу о светлом человеке

Памяти Александры Карповой

Я только раз видала рукопашный.

Раз – наяву. И тысячу – во сне.

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

(Ю. Друнина)



Ялта... Лето... 22 июня... Комсомолке Саше Карповой в 1941 году было всего 14 лет. В то воскресное утро компания девчонок и мальчишек собиралась на встречу с артистами. Но вечером объявили, что началась война...

В памяти Александры Михайловны начало войны – страшная суматоха: отдыхающие на Черном море спешно выезжали домой, с первых же дней войны повезли раненых из Одессы. Сразу повзрослев, дети и подростки курортного города втянулись в эту круговерть: помогали ухаживать за ранеными, давали концерты, несмотря на стоны, кровь, страх.

Вскоре в Ялту пришло то тяжкое время, когда надо было эвакуировать военные госпитали. Дети просились: «Возьмите с собой!». Но не вышли годами. А немцы все ближе к городу. Как оставаться девчонкам-подросткам в оккупации? Нашли выход: взяли справки о рождении, добавив себе 2-3 года, оформились в школу медсестер и вместе с госпиталями переехали в город Батуми, что в Грузии.

В 1942 году, после окончания школы медсестер, 15-летняя Саша была направлена в санчасть 9-го полка горнострелковой Грузинской дивизии. Впервые со смертью на войне повстречалась она при переходе из Батуми на Северо-Кавказский фронт, когда зимой пешком преодолевали перевал, на себе вытаскивая повозки вместе с лошадьми, застрявшие в глубоком снегу. Вдруг увидели раму немецкого самолета: «Что за чудо такое, летающее?». Неожиданно полетели бомбы. Стоявший рядом молодой здоровый парень был убит осколком наповал. Пришлось хоронить его тут же, прямо в снегу. В еще детском сознании Саши не могли связаться воедино молодость и мгновенная смерть.

А сколько смертей пришлось ей увидеть за все годы войны, скольких людей спасти, выволакивая на себе с поля боя раненых и выхаживая их в полевых госпиталях!

В 1943 году поступил приказ Сталина перевязывать перед отправкой в тыл и пленных немцев. Приказ выполняли, но наши солдаты однажды чуть не застрелили из-за этого своих же «сестричек».

В 1944 году под Новороссийском Сашу ранило. Теперь уже самой пришлось «поваляться» по госпиталям: Обнинск, Армавир, Баку... Ранение было тяжелым, хотели ампутировать руку, но все обошлось.

После госпиталя Сашу распределили в минометную часть. Под мужской фамилией она выехала на фронт, но на передовую уже не попала.

Весть о победе встретила под Киевом. Этот день вспоминается Александре Михайловне как радостный и трагичный одновременно. Ее подруга Машенька была убита в тот момент, когда она выбежала из блиндажа, чтобы сообщить мужу радостную весть. Все вокруг кричали: «Война закончилась!», стреляли в воздух, и пуля настигла ее откуда-то сверху...

Александра Михайловна из нелегких военных лет вспоминает тех добрых людей, кто оберегал юную девочку, попавшую на фронт в мужское окружение. Один из них – Дуля Иван Сергеевич, которого девчонки называли отцом. Она вспоминает тех, кто писал ей добрые письма, когда сама была ранена.



Разве забудешь, как вытаскивала с поля боя на себе солдата-«верзилу»? Как купались в крови, спасая жизни бойцов в полевых госпиталях, шепча, как молитву, одно: «Потерпи, миленький... »? Как ночью стояли на посту, охраняя раненых, которые лежали в палатках, растянутых между деревьями? Как было страшно тогда! Однажды, когда стояла на посту, через плач и кашель раненых в палатке вдруг услышала удаляющиеся шаги. Что делать? Поблизости был пустой немецкий блиндаж; прошарили веткой – не заминировано, быстро перенесли раненых туда. Хотели вернуться за медикаментами, но выстрел гаубицы угодил прямо в палатку, откуда они только что ушли. Немцы или свои «продажные» стреляли – неизвестно.

Был и курьезный случай. Как-то весной под Краснодаром сдали раненых в госпиталь и пошли догонять своих. На проселочной дороге среди ночи их нагоняет машина-полуторка. Только погрузились и поехали, вдруг слышат – погоня. Шофер растерялся, и машина слетела с дороги, все, кто ехал, подняли ее на руках, а командир приказал занять оборону. С оружием упали в грязь, прислушались – топот, и вдруг – «иго-го»... Это был табун лошадей.

Вспомнила Александра Михайловна и о своей первой безответной любви. Взглянули в ее юную душу красивые глаза солдата и покорили её навсегда... «Моя сверхъестественная любовь, – говорит Александра Михайловна, – до сих пор живет во мне».

С мужем же своим, молодым бойцом Карповым Владимиром Ильичом, встретилась после того, как выписалась из госпиталя. Прожили вместе они в согласии тридцать лет, воспитав троих дочерей.

Беспощадная война унесла всех родных Александры Михайловны. Никто не знает, где ее мать, отец и два младших брата. Брата и сестру матери фашисты расстреляли.

После сорок пятого не закончилась та война для Александры Михайловны. Лет пятнадцать не могла спокойно спать: все снился бой и стоны раненых: «Сестренка, помоги... ». Снова и снова фронтовая сестра спасает жизни солдат – солдат Великой Отечественной. А это выше всех наград, хотя их у Александры Михайловны Карповой немало. Они украшают праздничный костюм бывшей фронтовой сестры.

65 лет Победе


Забродин Антон

(специальность «Русский язык и литература»)
Война останется войной.

Встречая ядерный рассвет

На уголке вселенной тёмной,

Воскликнул кто-то громко: «Нет!»

И встал среди толпы бесшумной.

В далёком будущем война

Убийцей кровожадной стала,

Но тем солдатам не до сна –

Их умирать страна послала.

Послала против «диких псов»,

В страну живущих мертвецов.

Они хотят убить людей –

Им жить так будет веселей.

И реки, красные от крови,

Песок, белевший словно снег,

И трупный запах нос уловит…

Ужасный и жестокий век.

Стреляя лишь на пораженье,

Солдаты рвутся побеждать.

Ничьей окончится сраженье –

Они готовы умирать.

Вы их такими сотворили!

Плевать на всё, что говорили.

Но коли будете собой –

Война останется войной.

Но осуждённые на смерть

От злости вашей, ваши внуки

Не станут вам в лицо смотреть

И не дадут надежды руки.

Останетесь ошибкой бога

Или природы – наплевать.

Ведь человек взял власти много,

Но не желает отвечать.

И спят теперь в могиле братской,

Встречая ядерный рассвет,

Солдаты, что сказали: «Нет!»





65 лет Победе

Спиридонов Евгений,

МОУ СОШ № 9, г. Чита

Руководитель – Спиридонова Александра

Васильевна, заместитель директора

Читинского педагогического колледжа,


Дороги моих прадедов Бражникова Федора Алексеевича и

Лукьянова Василия Карповича

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,

Как шли бесконечные, злые дожди,
Как крынки несли нам усталые женщины,

Прижав, как детей от дождя их к груди


Читаю эти строки Константина Симонова и вижу мою прабабушку, Бражникову Марию Антоновну. Она проводила на фронт своего мужа Бражникова Федора Алексеевича в первые дни войны. Жили они в Приамурье, на станции Ольдой, и прадедушку увезли сначала на восток, где шло формирование частей. Через Ольдой с востока на запад шли бесконечные составы, а на станции сутками дежурили матери, жены, дети призванных на фронт бойцов в надеже встретить, увидеть любимых, прижаться к родной груди.

Поселок Ольдой и станцию разделяла небольшая, но глубокая и полноводная река, и, чтобы попасть на другой берег, надо было кричать перевозчика-лодочника. Каждый вечер, подоив коров, слив молоко в большую емкость, женщины отправлялись на станцию. Завидев приближающийся состав, они бежали к вагонам с вёдрами молока. Наливали его в протянутые кружки бойцов, успевая при этом расспрашивать о своих близких. Лишь одной из подруг прабабушки посчастливилось встретить своего мужа. А Мария Антоновна больше своего мужа не увидела. Он сложил свою голову в августе 1944 г. на границе с Румынией, недалеко от города Яссы. Похоронили его в братской могиле. Командир артиллерийской батареи капитан Бражников Федор Алексеевич погиб смертью храбрых. Остались у Марии Антоновны двое детей, Нелли и Тамара (моя бабушка), да орден Отечественной войны, которого был удостоен капитан Бражников Федор Алексеевич посмертно.

Десять лет прошло, как не стало моего второго прадедушки, Лукьянова Василия Карповича. Я имел счастье общаться с живым участником войны, слушать его рассказы про фронтовые дороги.

Всю войну прадедушка провел за рулем. Он подвозил снаряды на поле боя, под огнем вражеских пуль вывозил с поля боя раненых. Сначала его машиной была видавшая виды старенькая полуторка, потом, когда его перевели в Ставку, дали американский студебеккер. На нем он ездил в Иран за нефтью и продуктами питания для бойцов. Военная норма для шофера составляла 500 км в день. Кабина студебеккера служила Василию Карповичу родным домом. В ней он дневал, ночевал, отдыхал в короткие минуты передышки.

Эх, путь-дорожка фронтовая!

Не страшна нам бомбежка любая.

Это про моего прадеда. Я представляю, как он, вцепившись в руль, гонит свою машину по весеннему бездорожью под огнем вражеских пулеметов, и только пыль оседает позади. Везло Василию Карповичу! Как заговоренный, выходил он из-под обстрела до тех пор, пока не оказался в конце 1944 г. на мосту через Дунай между Будой и Пештом в Венгрии. Тут на середине моста настиг его вражеский снаряд, что-то острое обожгло ногу. Вместе с обломками машины полетел дедушка в Дунай. Холодная вода притупила боль в бедре. Вынырнув, поймал Василий Карпович бревно и поплыл к берегу. Под прикрытием ночи дедушка был уже у цели, и тут он услышал немецкую речь. Пришлось срочно поворачивать и плыть к другому берегу. В медсанбат Василия Карповича доставили без сознания. Потом был долгий путь в госпиталь в Харьков. Несколько раз снимали деда с поезда, принимая за умершего. Но он выжил всем смертям назло. Домой Василий Карпович вернулся лишь в 1946 году после длительного лечения в госпитале, награжденный медалями и орденом Великой Отечественной войны.

9 мая для нашей семьи – праздник особенный, праздник святой. В этот день мы вспоминаем наших прадедов, прабабушек – тружеников тыла. Время неумолимо летит вперед. Я родился, когда страна отмечала 50-летие Победы над фашизмом. Теперь мне 15. Все эти годы мама водила меня на военные парады, места Боевой Славы в г. Йошкар-Оле, Санкт-Петербурге, Чите. Широко раскрытыми глазами я смотрел на боевую технику, бравых солдат, а на Мемориале Боевой Славы оставлял алые цветы. Уже тогда своим маленьким сердечком я понимал величие подвига нашего народа.



Я прочитал много художественной и докумен- тальной литературы о войне и знаю, что бы ни говорили и ни писали желающие перекроить историю, исказить роль нашей страны в победе над коричневой чумой, наш народ проявил чу- деса героизма, понес самые большие потери, сыграл главенствующую роль в Великой По- беде.


Лукьянов Василий Карпович


Жестокое время стирает лики с пожелтевших фотографий, расплываются буквы на истлевших от времени письмах с фронта, но ничто не может

стереть память сердца. Она передается из поколения в поколение, из уст в уста от отцов и матерей детям, от детей внукам и правнукам. И так будет всегда! Это память сердца!

Бессильна смерть!

Кровавый росчерк пули не зачеркнет героев имена!

У их могил в почетном карауле стоит сегодня вся наша страна!


65 лет Победе

Солдату я слагаю оду, Шагал по вражескому следу

Был ратный путь его тяжёл. До завершающего дня.

Он всё прошёл: огонь и воду, И прочно выковал Победу

И трубы медные прошёл. Из грома, стали и огня.

И, полная творящей силы,

Вся в блеске солнца, не в дыму,

Стоит спасённая Россия,



Как вечный памятник ему. (А. Плотников)