Конец формы Жан-Батист Мольер. Тартюф, или Обманщик Комедия в пяти действиях - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Конец формы Жан-Батист Мольер. Тартюф, или Обманщик Комедия в пяти действиях - страница №1/6

Конец формы

Жан-Батист Мольер. Тартюф, или Обманщик


Комедия в пяти действиях
Перевод М. Лозинского

______________________________________________



ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


Г-жа Пернель, мать Оргона.

Оргон, муж Эльмиры.

Эльмира, жена Оргона.

Дамис, сын Оргона.

Мариана, дочь Оргона, влюбленная в Валера.

Валер, молодой человек, влюбленный в Мариану.

Клеант, шурин Оргона.

Тартюф, святоша.

Дорина, горничная Марианы.

Г-н Лояль, судебный пристав.

Офицер.


Флипот, служанка госпожи Пернель.
Действие происходит в Париже, в доме Оргона.
______________________________________________

* ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ *



ЯВЛЕНИЕ I

Г-жа Пернель, Эльмира, Мариана, Дорина, Клеант, Флипот.


Г-жа Пернель
Идем, Флипот, идем. Уйти считаю благом.
Эльмира
Мне даже не поспеть за вашим быстрым шагом.
Г-жа Пернель
Прошу, сноха, прошу: вы оставайтесь тут.

Все эти проводы -- один напрасный труд.


Эльмира
То, что мы делаем, прямая должность наша

Но почему вы так торопитесь, мамаша?


Г-жа Пернель
А потому, что мне несносен этот дом

И я внимания не вижу здесь ни в ком.

Я ухожу от вас обиженная кровно:

Все, что я ни скажу, встречают прекословно,

Почтенья ни на грош, крик, шум, такой же ад,

Как если нищие на паперти галдят.


Дорина
Я...
Г-жа Пернель
Милая моя, на свете нет служанки

Крикливее, чем вы, и худшей грубиянки.

Поверьте, и без вас я знаю, что и как.
Дамис
Но...
Г-жа Пернель
Мой любезный внук, вы попросту дурак.

Вам это говорит не кто, как бабка ваша;

И мной уже сто раз мой сын, а ваш папаша,

Предупрежден, что вы последний сорванец,

С которым он еще измучится вконец.
Мариана
Но ведь...
Г-жа Пернель
Известно всем, что вы, его сестрица,--

Тихоня из тихонь, скромнейшая девица,

Но только хуже нет, чем сонная вода,

И вы небось тайком -- бесенок хоть куда.


Эльмира
Но разве...
Г-жа Пернель
Речь моя, быть может, вам обидна,

Но вы себя во всем ведете препостыдно.

Вам надлежало бы пример им подавать,

Как это делала покойница их мать.

Вы расточительны: нельзя смотреть без гнева,

Когда вы рядитесь, как будто королева.

Чтобы понравиться супругу своему,

Такие пышные уборы ни к чему.


Клеант
Но все ж, сударыня...
Г-жа Пернель
Вас, сударь, не скрываю,

Я всячески ценю, люблю и уважаю.

А все ж, будь я мой сын, я бы с большим трудом

Такого шурина к себе пускала в дом:

Вы проповедовать изволите начала,

Которых бы весьма стеречься надлежало.

Я прямо говорю; я, сударь, такова

И в сердце не таю правдивые слова.


Дамис
Ваш господин Тартюф устроился завидно...
Г-жа Пернель
Он чистая душа, его не слушать стыдно;

И я чужой жалеть не стану головы,

Когда его чернит такой глупец, как вы.
Дамис
Как? Мне -- мириться с тем, чтобы ханжа несчастный Царил у

нас в дому, как деспот своевластный,

И чтобы мы ничем развлечься не могли,

Пока его уста свой суд не изрекли?


Дорина
Когда послушаешь его нравоученье,

То, как ни поступи, все будет преступленье;

В своем усердии он судит все и всех.
Г-жа Пернель
Он судит правильно и осуждает грех.

На путь спасения он хочет всех направить,

И сын мой должен вас в любви к нему наставить.
Дамис
Нет, бабушка, никто, будь он моим отцом,

Меня не примирит с подобным молодцом.

Я бы кривил душой, играя с вами в прятки:

Я видеть не могу, не злясь, его повадки

И знаю наперед, что этого ханжу

В один прекрасный день на место посажу.


Дорина
И всякий бы другой, наверно, возмутился,

Увидя, как пришлец в семействе воцарился,

Как нищий, что сюда явился худ и бос

И платьишка с собой на шесть грошей принес,

Забылся до того, что с дерзостью великой

Перечит каждому и мнит себя владыкой.


Г-жа Пернель
И все бы лучше шло, клянусь душой моей,

Когда бы слушались его святых речей.


Дорина
Хоть вы его святым считаете упорно,

А только, верьте мне, все это в нем притворно.


Г-жа Пернель
Вот язва!
Дорина
За него и за его слугу

Я никому ни в чем ручаться не могу.


Г-жа Пернель
Каков его слуга, мне это неизвестно.

Но за хозяина я вам ручаюсь честно.

Вы недовольны им, он потому вас злит,

Что правду вам в глаза открыто говорит.

Он все греховное бичует всенародно

И хочет лишь того, что небесам угодно.


Дорина
Да, только почему он с некоторых пор

Желает, чтоб никто к нам не ступал на двор?

Ужели грех такой, когда приходят гости,

Что надо сатанеть от бешенства и злости?

Вы знаете, о чем я думала уже:

(указывая на Элъмиру)

Мне кажется, что он ревнует к госпоже.


Г-жа Пернель
Молчите! Мыслимы ль такие рассужденья!

Не он один сердит на эти посещенья.

Весь этот с грохотом снующий к вам народ,

И вечный строй карет, торчащих у ворот,

И шумным сборищем толпящиеся слуги

Досадную молву разносят по округе.

Здесь, может быть, и нет особого вреда,

Но люди говорят -- и в этом вся беда.


Клеант
Так вам хотелось бы, чтоб все кругом молчали?

Была бы наша жизнь исполнена печали,

Когда б мы начали скрываться от друзей

Из страха перед тем, что скажет ротозей.

И даже если бы отважиться на это,

Как можно помешать, чтобы шептались где-то?

От злоязычия себя не уберечь.

Так лучше сплетнями и вовсе пренебречь.

Нам подобает жить и мыслить благородно,

А болтуны пускай толкуют как угодно.


Дорина
Едва ли кто другой, как Дафна с муженьком,

Соседи милые, порочат нас тайком.

Все те, кто славится зазорными делами,

С особой легкостью других поносят сами;

Они вам высмотрят в наикратчайший срок

Малейшей нежности чуть видный огонек

И тотчас весть о том распространяют дружно,

Придав ей оборот такой, какой им нужно.

Делами ближнего, подкрасив их под стать,

Они свои дела стремятся оправдать

И под защитою сомнительного сходства

Облечь свои грешки личиной благородства,

Переметнув к другим две или три стрелы

На них направленной общественной хулы.


Г-жа Пернель
Вы рассуждаете довольно неуместно.

Как добродетельна Оранта, всем известно:

Святая женщина; а говорят, она

Тем, что творится здесь, весьма возмущена.


Дорина
Пример чудеснейший, и хороша особа!

Я верю, что она не согрешит до гроба.

Все это рвение внушили ей лета,

И -- хочет или нет -- она теперь свята.

Пока пленять сердца в ней обитала сила,

Она прелестных чар нисколько не таила;

Но, видя, что в очах былого блеска нет,

Решает позабыть ей изменивший свет

И пышной святости густое покрывало

Набросить на красу, которая увяла.

Всегда так водится у старых щеголих.

Им видеть нелегко, что все ушли от них.

Осиротелые, полны глухой тревоги,

С тоски они спешат постричься в недотроги,

И неподкупный суд благочестивых жен

Все покарать готов, на все вооружен;

Они греховный мир бичуют без пощады --

Не чтоб спасти его, а попросту с досады,

Что вот другие, мол, вкушают от услад,

Которых старости не залучить назад.


Г-жа Пернель
(Элъмире)

Вот благоглупости, которые вам милы,

Сноха. Да тут у вас и рта раскрыть нет силы;

Она вам всякого утопит в трескотне.

Но все-таки сказать кой-что пора и мне:

Скажу вам, что мой сын был истинно счастливец,

Когда им найден был такой благочестивец;

Что этот человек был небом послан вам,

Чтоб указать стезю заблудшимся умам;

Что вы ему должны внимать беспрекословно

И что лишь то грехом зовет он, что греховно.

Все эти ужины, беседы, вечера --

Все это сатаны лукавая игра.

Там не услышите душеполезной речи:

Все--шутки, песенки да суетные встречи;

А если попадет им ближний на зубок,

Так уж отделают и вдоль и поперек.

И кто степеннее и разумом зрелее,

Тот просто угорит в подобной ассамблее.

Там сплетен целый воз в единый миг готов,

И, как сказал один ученый богослов,

Столпотворение бывает, как в дни оны,

И каждый языком разводит вавилоны;

И тут же вспомнил он при этом заодно...



(Указывая на Клеанта.)

Вам, сударь, вижу я, как будто бы смешно?

Я быть записанной в шутихи не желаю

И потому...



(Эльмире)

Сноха, прощайте. Я смолкаю.

Отныне здешний дом я ставлю в полцены,

И вы меня к себе не скоро ждать должны.



(Давая Флипот оплеуху.)

Ты что? Сомлела, что ль? Ишь, рада бить баклуши!

Гром божий! Я тебе еще нагрею уши.

Ну, замарашка, ну!


 l hџВЛЕНИЕ II

 m i.
Клеант


Я с ними не пойду,

А то ведь долго ли опять нажить беду

С такой старухою...
Дорина
Ах, я жалеть готова,

что этого сейчас она не слышит слова;

Вам показали бы, чего достоин тот,

Кто женщин, как она, старухами зовет.


Клеант
Как из-за пустяков она рассвирепела!

И как про своего Тартюфа сладко пела!


Дорина
И все же матушка разумнее, чем сын.

Вы посмотрели бы, чем стал наш господин!

В дни смуты он себя держал, как муж совета,

И храбро королю служил в былые лета;

Но только он совсем, как будто одурел

С тех пор, как в голову ему Тартюф засел;

Тот для него -- что брат, милее всех на свете,

Стократ любезнее, чем мать, жена и дети.

Он учинил его наперсником своим,

Во всех своих делах он им руководим;

Его лелеет он, целует и едва ли

С такою нежностью красавиц обожали;

За стол сажает он его вперед других

И радостен, когда тот ест за шестерых;

Все лучшие куски ему, конечно, тоже;

И если тот рыгнет--наш: "Помоги вам боже!"

Он, словом, бредит им. Тартюф--герой, кумир,

Его достоинствам дивиться должен мир;

Его малейшие деяния -- чудесны,

И что ни скажет он -- есть приговор небесный.

А тот, увидевши такого простеца,

Его своей игрой морочит без конца;

Он сделал ханжество источником наживы

И нас готовится учить, пока мы живы.

И даже молодец, что у него слугой,

Нам что ни день урок преподает благой;

Влетает, как гроза, и на пол мечет рьяно

Все наши кружева, и мушки, и румяна.

Намедни этот плут нашел и разорвал

Платочек, что у нас в житьях святых лежал,

И заявил, что мы свершаем грех безмерный,

Святыню пачкая такой бесовской скверной.



ЯВЛЕНИЕ III

Эльмира, Мариана, Дамис, Клеант, Дорина.


Эльмира
(Клеанту)

Вы мудры, что себя решили поберечь

И слушать не пришли напутственную речь.

Сейчас подъехал муж; мой брат, я вас покину

И ждать его пройду на нашу половину.
Клеант
А я, для скорости, с ним повидаюсь тут

И побеседую хоть несколько минут.



ЯВЛЕНИЕ IV

Клеант, Дамис, Дорина.


Дамис
Поговорите с ним о свадьбе Марианы.

Боюсь, не ставит ли Тартюф и здесь капканы,

Советуя отцу тянуть день ото дня;

А это может ведь коснуться и меня.

Как молодой Валер пленен моей сестрою,

Так мне его сестра милее всех, не скрою.

И если...
Дорина
Он идет.


следующая страница >>