Колобок — румяный бок на земле - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Колобок — румяный бок на земле - страница №1/1

Колобок — румяный бок на земле

автор - Коршунова Елена, 16 лет,

11 А класс, МБОУ СОШ №31



1 часть.

Дед да баба жили – были,

Жили – были, не тужили

На Смоленской стороне,

Распрекраснейшей земле.

Повидали в жизни много,

Была нелегкою дорога.

Хоть с годами и старели,

Да душою молодели.

Дедка утром с печки скок:

«Испеки-ка, бабка, колобок.

А пока ты будешь печь,

Я частушки буду петь».

Бабка тесто замесила,

Колобок она слепила.

Посадила его в печь,

Завела такую речь:

«Колобок в печи стоит,

Ароматом нас манит.

Нужно горницу прибрать,

Стол скатеркой накрывать.

Пол помоем, пыль протрем,

А уж потом чайку попьём».

Дом сияет чистотой,

Самовар вскипел большой.

Достала бабка колобок,

Колобок – румяный бок.

Хотела уж на стол нести,

А Колобок кричит: «Пусти!

Ты куда меня несешь,

Язык себе ты обожжёшь!»

Закричала бабка: «Ой,

Кто здесь говорит со мной?»

Дед на лавочке сидит

Ничего не говорит.

Колобок ей подмигнул,

Ножки свесил и чихнул.

«Батюшки мои, беда!

Неужто я сошла с ума.

Много в жизни я узнала,

Но такого не видала,

Чтобы тесто говорило,

Уму-разуму учило».

«Ты, бабуля, не шуми

И волнение уйми.

К вам из сказки прислан я

И пришёл сюда не зря.

Вижу, честны и добры,

Чтите законы старины.

Бережёте вы водицу,

Любите свою землицу.

Но узнали в сказках мы

О беде родной Земли.

В разведку послали меня

И сроку мне дали три дня,

Узнать, что случилось с лесами,

С ручьями, заливными лугами.

Извините, что съесть не придется,

Проводите меня до колодца».

Дедка с бабкой надели галоши:

«Коли так, что ж пойдем, наш хороший».

До ворот Колобка проводили,

Благословить его поспешили.

Машут вслед ему белым платочком,

А сердечный уж скачет по кочкам.

2 часть

«Да, - вздохнул Колобок,-

Не попасть бы мне на зубок.

И куда же мне дальше катиться,

Чтоб в зеленом лесу очутиться?»

Не спеша он бредет по тропинке.

Рад он каждой травинке-былинке.

Да только что-то его тревожит,

А вот что – понять он не может.

Вдруг услышал он шорох и хруст,

Отодвинул малиновый куст,

А там Зайка листочек грызет,

Откусил и молча жуёт.

«Ну, здравствуй, дружище, родной!

Ты что же молчишь, как чужой?

Забыл что ль о песне, дружок,

Которую пел для тебя Колобок?»

«Ты кто? И о чем говоришь?

Не белка ты, и не мышь,

И не кабан, и не лягушка.

Так что же ты за зверюшка?

Может, был ты такой же, как я,

Пока не напился с ручья,

Который по нашему лесу течет

И беду за собою несёт?»

«О чем говоришь ты, косой?

Колобок я из сказки – друг твой.

Много лет мы с тобой не видались,

С той поры, как вот здесь повстречались».

«Я уж стар и ослаб я глазами,

И давно не встречаюсь с друзьями.

Ты, наверное, в наших местах

Не бывал уже больше лет ста?»

«Да, давненько я здесь не бывал.

Ведь дела, в сказках полный аврал.

Ничего невозможно успеть:

То лиса прибежит, то медведь,

Всем совет и наказ нужен мой.

Расскажи мне, что стало с Землёй?

Почему так черны облака,

Чем опасна лесная река?

Я не слышу, как птицы поют,

И не вижу, как гнездышки вьют.

Уж не пахнет в воздухе кашкой,

И пчела не жужжит над ромашкой.

Мало ягод в лесу и грибов,

Опустел у землицы зелёный покров:

Вся трава пожелтела, повяла.

Что за нечисть на вас тут напала?»

«Ну ты, Колобок, и даёшь!

Видно, в сказке красиво живешь.

Там, наверно, трава-мурава

И мягка, и сочна, и вкусна.

Там зверюшки свободно гуляют,

Для забавы в них там не стреляют.

А пруды там прохладны, чисты,

Сколько хочешь там чистой воды.

Так на землю прошу, опустись,

Повернись и кругом оглянись.

Всего-то сто лет пролетело…

А Земля наша как постарела!

Поседела от горя и боли,

Жаль ей речку и хлебное поле.

Да помочь им не может она,

Нуждается в ласках сама.

Пойдем по лесам, по лугам,

Увидишь, узнаешь все сам.

Так и быть, я с тобою пойду,

Чтоб ненароком не попал ты в беду».

И зашагали они в чащу лесную,

Посмотреть на сторонку родную.

Всё кругом изменилось, беда,

Будто и не был он здесь никогда.

Где росли дубы-великаны,

Теперь лишь овраги да чёрные ямы.

Где березки гордо красовались,

Одни голые пенечки остались.

Сидят на них сиротливо птицы

И горько тоскуют о родной землице,

Горюют о том, что через несколько лет,

Некуда будет домой им лететь.

«Ой, ой! Вот это беда, так беда!

Не видел я раньше большего зла!

Так кто же творит здесь такой беспредел? –

Увидеть его я б очень хотел».

«Поверь, не один человек виноват.

Жестоки все люди, - у нас говорят.

Ради наживы, ради деньжат

Не ведают сами, что с планетой творят.

О детях своих не думают даже!

Душа их и сердце оказались в продаже.

Не помнят наказы седой старины:

«Больше, чем нужно, не бери у Земли!

А коли берешь, так изволь все вернуть.

Про долг свой сыновий, смотри, не забудь!»

Ну, ладно, того что случилось, назад не вернуть.

Нам стоит с тропинки с тобою свернуть,

Ведь в полдень теперь здесь такая жара,

Укрыться то негде, нет больше шатра.

К Потапычу лучше с тобою пойдем,

У него отдохнем мы и чаю попьём.

Шагают они, на пути их река.

Ах, как же она и грязна, и мелка!

Хотел Колобок глоток сделать один,

Да вместо воды сплошной керосин.

Никто теперь в речке не сможет водиться,

Самолеты заправлять можно этой водицей.

Вздохнул Колобок, покачал головой:

«За что же так люди, родная с тобой?!

Ведь сотни веков ты радость дарила,

Водою живою прохожих поила.

Ум, силы давала, спасала от горя.

За что же тебе горькая доля?»

«Да, ладно, не плачь, Колобок,

И слез не роняй ты на белый песок.

Пойдем, отдохнем и сил наберемся,

Авось, и с этой бедой разберемся».

Подходят они к хоромам Мишутки,

Встречает их хозяин песнями и шутками.

Оттаяло сердце у нашего героя,

Зажило немного от несказанной боли.

«Узнаю тебя, дружок,

Сладкий вкусный Колобок!

Помню, съесть хотел тебя,

Но ты обхитрил тогда меня.

Что ж ты нынче не поёшь?

Али плохо ты живёшь?

Аль дорогой кто обидел?

Или лес наш нынче видел?»

Колобок кивнул головою,

Покатилась слеза за слезою.

«Что ты? Что ты? Прошу не реви,

Душу старому другу не рви!

Пойдем, посидим за столом,

Чайку из липы душистой попьем.

Обо всем потолкуем, обсудим дела,

Что делать нам, чтоб ожили леса».

Сидят за столом, бублики кушают,

Рассказ косолапого Мишеньки слушают.

«Не знаю и сам, как случилась беда.

За что столько лесу причинили вреда!

Раньше девушки здесь хороводы водили,

Березки – красавицы в ленты рядили.

Летов в туесочки землянику клали,

На солнышке лучистом щеки загорали.

А теперь уж песнь весёлых не поют,

И грибы, и ягоды прямо с корнем рвут.

И деревья рубят без разбору, просто так,,

Под тракторами гибнет зеленый молодняк.

Я сначала пробовал лес наш защищать:

Стачал большой дубиною, начинал рычать.

Да разве испугаешь хозяевов Земли?

Деревья уничтожили, и птицу извели.

Раньше рано утречком выйду на крыльцо

Да росой медовою вымою лицо.

Стану и заслушаюсь, как свищут соловьи.

А теперь под крышею трещат лишь воробьи.

Пчелы мне на пасеку не несут медок,

Ведь вспахали летом заливной лужок.

Негде ведь теперь им собирать нектар,

А уйти не вмоготу, я ведь слишком стар».

Зайка чай допил, вытер лапкой рот:

«Что же это делает с Землей родной народ!

Как же нам их научить жить с природой дружно?

Тут , наверно, к колдовству обратиться нужно».

Колобок на лавочке аж подпрыгнул даже:

«Колдовство здесь в лесу? Ты, косой, как скажешь!»

А медведь говорит: «Ты смеяться не спеши.

Ведь живет у нас в глуши Бабка – Ёжка.

Люди ничего не знают и не ведают о ней.

Она лес охраняла, берегла покой людей.

Но на них теперь сердита, вот беда,

Отреклась от них бабуся раз и навсегда.

Говорит: «Коль лес людишки решили истребить,

Значит нет у них умишка, не хочу я им служить!»

Заперлась в своей избушке и сидит теперь одна.

Стала верной ей подружкой одинокая луна.

Люди по лесу плутают, звери их пугают,

А она сидит, молчит и им не помогает.

Если пустит нас она и заговорит.

Может быть поможет нам Землю исцелить,

Чтоб задобрить нашу Бабашку – Ягу,

Я медочку сладкого и булочек возьму.

3 часть

В небольшой узелок гостинцы завязали

И по тропинке лесной к бабуле зашагали.

Уж вечер настал, кругом тишина,

Лишь филина старого песня слышна.

Друзья по дорожке тихонько идут

И о родимой сторонке песню поют.

Шагали, шагали, уж ноги устали

Избушку на ножках они увидали.

А там у избушки сидела старушка,

И рядышком с нею грустила лягушка.

Смотрели они на большую луну,

Ведь здесь на Земле, их вряд ли поймут,

«Не слышат ведь люди, как плачут берёзы,

Когда обрубают им длинные косы.

Не жаль убивать им оленя в лесу,

Не ценят уж больше природы красу,

А ценят бумажки, что деньгами зовут,

Как будто они людям радость дают.

А как же здоровье, покой, красота?

А как же любимых озёр чистота?

А как же веселое пение птиц:

Соловушек милых и шустрых синиц?

Тьюфу ты, господи, беда! О них я думаю всегда!

Не буду больше горевать о прошлом никогда!»

Подкрался к бабке Колобок, уселся рядом на пенек.

«Ты откуда? Кто такой? А ну-ка, марш к себе домой!

Что, скажи, удумал ты? Здесь топтать мои цветы!

Что-то видеть плохо стала, - она очки свои достала, -

Батюшки, вот это да, Колобок пришёл сюда!

Убегай-ка ты, милок, поскорей отсюда,

А не то, не ровен час, вдруг поймают люди!

И тогда мой, друг, беда может приключиться:

Это будет, мне поверь пострашней лисицы.

Всё, к чему не прикоснуться, гибнет тот же час.

Того гляди, что доберутся и до нас».

«Ты, бабуля, помоги лучше, не стращай!

Я пришел поговорить, ставь ка лучше чай.

Тут со мной друзья мои: Зайка и Медведь.

Ты вот лучше не шуми, а на вопрос ответь:

Неужели ж нам Земле ничем помочь нельзя?

Ведь среди людей есть у неё друзья:

Те, кто ценят дар Земли, то есть божий дар,

У кого в душе горит нежности пожар.

Кто готов сажать леса, реки очищать,

Просто он не знает сам, с чего же начинать.

Коли б ты нам помогла и совет дала,

Может быть, уже к весне роща ожила.

«Да ючем ты говоришь? Сколько лет прошло!

Ведь никто за помощью так и не пришёл.

Одолел их всех прогресс, не видят синь родных небес.

Глухи к боли своей земли, и не тревожат их журавли.

Все теперь по лавочкам дома сидят

Да по кнопочкам компьютеров стучат.

Для чего ж теперь им наш зелёный лес?

Интернет им бездушный в мозг залез.

Гармони в деревнях теперь не звучат,

И души людские, как камни, молчат.

От предков своих люди так далеки,

Травой поросли Земли родники.

Уж сколько я сил приложила,

Чтоб хоть что-то в их сердце ожило.

Да всё, словно с гуся вода,

Холодна их душа, их боль нема.

Я вот что решила, и так тому быть,

Мечтаю я в космос дорогу открыть.

Мне нечего делать, где души молчат,

Где земли и реки от боли кричат.

Вот скоро моторчик я смастерю

Да к старой избушке его прикреплю,

Да как нажму я на педали

Так поминай меня как звали.

Люди ведь не ведают, что творят,

А еще «хозяева» - гордо говорят.

Вот уничтожат, повырубят скоро леса,

И будет тут сплошная степная полоса!

Вот тогда я посмеюсь, хохотать я буду так,

Когда вместо зайца проскачет рогатый сайгак.

Да, Колобок, это просто слова,

От мыслей дурных уж болит голова.

Ну, где там Зайчишка да Мишка?

Пожалуйте к бабке в домишко.

Будем, что ли совет держать,

Как нашу планету от смерти спасать.

Вошли вчетвером в лесную избушку,

Старушка с собой прихватила лягушку.

За стол они сели, разговор завели,

Судили – рядили о спасенье Земли.

Были споры и слезы, и обиды, и смех

Но венцом их беседы стал великий успех.

Разработали вместе план спасенья Земли.

Его до наших сердец донесут журавли,

Ручеёк, что из грязи выбраться смог,

И, как маленький зайчик, резвиться он мог;

Ветерок, что прохладу приносит с полей;

Издалека вернувшийся к нам соловей.

Человек! Я прошу, ты на миг замолчи!

Послушай, как бешено сердце планеты стучит,

Как саднеют шрамы, и ноет душа!

Пройди по земли ты своей неспеша,

Кругом посмотри … Что делаешь ты?!

Ногами топчешь живые цветы;

Плюёшь ты на землю, деревья ломаешь,

Ведь ты человека в себе убиваешь!

Я сказку писала, чтоб прочли её дети

Ведь им дальше жить на нашей планете.

Быть может, захотят они в лес побежать,

Избушку на болоте лесном отыскать.

И выведать тайны спасенья Земли,

Которую нам всё несут журавли…