Известный хормейстер отмечает 50-летие творческой деятельности в нашем городе - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Известный хормейстер отмечает 50-летие творческой деятельности в нашем городе - страница №1/1

Известный хормейстер отмечает 50-летие творческой деятельности в нашем городе

Валерий ИВАНОВ

Самарский известия № 216 (6164) от 23.11.11
Владимир Ощепков: «К Самаре я прикипел душой»

Руководимые мэтром коллективы знают далеко за пределами области

 

 В эти дни известный хормейстер, педагог, один из активнейших организаторов и сподвижников хорового движения в нашем городе Владимир Ощепков отмечает 50-летие творческой деятельности в Куйбышеве-Самаре.



Будучи по природе своей созидателем, он не только постоянно генерирует новые идеи, но и добивается их успешного воплощения в жизнь.

Проработав много лет деканом музыкально-педагогического факультета Куйбышевского педагогического института, Ощепков явился инициатором создания  в  его структуре института художественного образования, который и возглавлял в течение длительного времени. Ощепкову обязаны своим рождением многие хоровые коллективы города. В их числе и один из старейших - академической хор Самарского аэрокосмического университета, первое выступление которого состоялось в ноябре 1961 года. В свое время Ощепков немало сил отдал практической отработке и введению в школьные курсы созданной Дмитрием Кабалевским уникальной экспериментальной программы «Музыка в общеобразовательной школе». По его инициативе в Самаре открыт Центр эстетического воспитания детей и молодежи, в котором Ощепков – неизменный художественный руководитель.

В жизни у Владимира Михайловича было немало ярких, захватывающих эпизодов. О некоторых из них автору этих строк довелось услышать из его уст. Слово Владимиру Ощепкову:

«Моя дорога в искусство  началась с музыкальной школы в Перми, где я занимался по классу баяна. Уже тогда мне повезло с учителем. Николай Алексеевич Бобылев очень гордился, что я, его ученик, одолел весь курс за три года. Именно он как-то сказал: «Есть в тебе что-то такое, что необходимо хоровому дирижеру». Но в музыкальное училище меня зачислили опять-таки на баян, и только после дополнительных хлопот я стал одновременно заниматься и хоровым дирижированием.

Тут в моей жизни чуть не произошел неожиданный вираж. Будучи студентом музыкального училища, я организовал мужской хор из будущих моряков. На одном из концертов этого хора, насчитывавшего около девяноста ребят, побывал начальник Североморского ансамбля песни и пляски, который тут же пригласил меня в свой коллектив. Не стану лукавить: в душе уже видел себя в Северодвинске. Привлекала романтика Севера, да и условия были предложены неплохие.

Однако, получив после окончания музыкального училища направление в Свердловскую консерваторию, решил продолжить учебу. Перед вступительными экзаменами особенно не волновался, а между тем на пять мест было двадцать семь претендентов. На первом же экзамене по специальности схватил четверку, обиделся и от остальных экзаменов попросту отказался. Не знаю, чем бы это все закончилось, если бы не профессор Трамбицкий, предложивший учиться у него на теоретическом отделении.

В то время был еще тот «туземец». Помню почти часовую беседу с профессором. Он мне о Шостаковиче, а я отмахиваюсь: для меня первые авторитеты - это Глинка, Чайковский. А ведь потом я был дружен с Дмитрием Дмитриевичем... На одном из экзаменов в консерватории, помнится, спел наизусть все темы его Пятой симфонии, чем поразил комиссию.

Здесь же в консерватории в моей жизни появился Владимир Владимирович Глаголев, разглядевший истинное мое призвание быть дирижером-хоровиком. Я перешел в его класс, и это был уже окончательный выбор. Профессору Глаголеву я обязан всем, что умею. Именно он научил меня секретам профессии. Вместе с ним я впервые принимал участие в организации массовых праздников песни.

В Самаре я с 1961 года. Это удивительная история, в которой определенную роль сыграла тогдашний министр культуры Советского Союза Екатерина Алексеевна Фурцева. После окончания учебы я был оставлен директором музыкальной школы при консерватории. Все, вроде, устраивалось хорошо, да вот жилья нормального не было. У меня родилась дочь. Представьте: в нашей комнатушке стоит холодильник, на нем чемодан, а в чемодане - моя дочь. Выхода не предвиделось, и я решился на отчаянный шаг: взял билет до Москвы и записался на прием к министру культуры.

Говорили, что попасть к Фурцевой невозможно, но вот попал. Выслушав меня, Екатерина Петровна подняла трубку и попросила соединить с ректором Свердловской консерватории, Убедившись, что с его стороны ко мне никаких претензий нет, и даже наоборот, она сказала буквально следующее: «Больше вы его у себя не увидите», а затем, вызвав начальника отдела кадров, произнесла: «Этому человеку сделайте зеленую улицу от моего имени». Результат - восемь предложений, среди которых должность директора музыкального училища, место в Минской консерватории, работа в Германии.

А вернувшись домой, узнал, что не за тридевять земель, а почти рядом - в Куйбышеве недавно открылся музыкально-педагогический факультет. Я снова - в поезд. Как прошелся по набережной, посмотрел на Волгу, так раз и навсегда решил: «Никуда отсюда не поеду». 

У меня в жизни было немало увлечений. В консерваторские годы работал  в Свердловском драматическом театре - играл в оркестре на аккордеоне. Главный режиссер театра Вениамин Битюцкий открыл во мне актерские данные и поручил роль в одном из спектаклей. Хорошая была роль: со словами и с гармошкой. А тут нагрянул режиссер с «Мосфильма», и, можете себе представить, я чуть было не сыграл главную роль в фильме «Весна на Заречной улице». Но Рыбников меня все же обошел. А еще я руководил самодеятельной оперой.

Одновременно со мной в консерватории учились Юра Гуляев и Боря Штоколов. Свердловская консерватория всегда считалась одной из ведущих в стране. У нас двоек не ставили, но тройка была равнозначна приговору. И вот на третьем курсе Гуляев получил «три» по специальности: плохо пел. Как он грустил, бедный, а ведь это был наш всеобщий любимец. К счастью, ему удалось перейти в класс другого педагога, и вскоре дела пошли на лад.

Бориса Штоколова я, будучи секретарем комитета комсомола, чуть было не исключил из комсомола: у него были сложные отношения с преподавателями, к которым он не всегда относился с должным почтением. Помню, как на собрании его педагог - профессор Новиков чуть не стал на колени, умоляя не губить карьеру своего ученика. «Мы еще будем гордиться Штоколовым», -  убеждал он всех и, как  оказалось, не ошибся.

Как член бюро обкома комсомола от консерватории встречался со своим коллегой из политеха Борисом Ельциным, у которого в жизни оказалась своя «зеленая улица» ...

В рамках проекта «Самара космическая», посвященного 160-летию Самарской губернии, в эти дни в городе проходит фестиваль хоровых коллективов. Они выступают под управлением Ощепкова, в каждом из них немало его воспитанников.



 Почетный гражданин Самарской области профессор Ощепков постоянно в кипучих делах. Он занимается с молодежью, руководит творческими коллективами, которые успешно выступают на престижных российских и европейских фестивалях.