Исповедь писателя - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Исповедь писателя - страница №1/1

ИСПОВЕДЬ ПИСАТЕЛЯ
Опять вышла эта гребаная статья про меня. Когда-нибудь я подсыплю яду всей редакции! Я снова дьявол во плоти, а бедные жертвы, сотрясаемые справедливым гневом, стоят в очереди чтобы подать на меня в суд. И вы верите в это? В суд подал только Янис, соседский ублюдок. Я так отбуцкал его ночью в палисаднике, что всякое желание ходить в суд отпало. На его спине отпечатались мои розы! Это я должен подать в суд за порчу имущества. К тому же, месяц назад он переехал, так что все в порядке.

А вот эта хамская фраза: «он насильно содержит в сарае детей, подвергая их сексуальному насилию». Поразительно, откуда эти говнюки взяли, что у меня есть сарай? Я похож на обдолбанного фермера? Может мне построить сарай и сгноить там тыквы, а потом написать роман о кладбище домашних овощей? О нет, никогда я так низко не падал. Насчет детей не знаю, вообще ненавижу детей, эти слюнявые твари все вокруг обгаживают и визжат так, что живот режет. Я подумал, может уроды-журналисты имеют в виду мальчиков, которые иногда у меня тусуются? Так никто их насильно не держит, спят они на шелковых простынях, в моей спальне, между прочим. И не виноват, что они в меня влюбляются. Просто у меня дьявольски соблазнительный взгляд, я красив и развратен, тут уж ничего не поделаешь. Я честно заявил об этой своей страсти еще пару лет назад, и все тогда съели, потому что я гениален. И никто не жалуется. Я иногда не могу их выставить, потому что они начинают валяться в ногах и конючить: «Гилберт, я ведь люблю тебя, не выгоняй меня!». Не люблю постоянство, так что приходится иногда счищать всякую мразь из своей биографии. Андре меня постоянно пилит: выгони их, выгони их. Этот смешной чувак почему-то считается моим другом. Так вот, я официально заявляю, у меня нет и никогда не было друзей и на Андре мне насрать! То, что он ходит по моему дому в одних трусах и вечно пилит меня вместо моей жены, не дает ему право вякать. У меня даже не было с ним секса, он мне противен – жирные волосы и вечно рыгает пивом. Честно говоря, я еще не придумал, как его выставить.

Они опять прошлись по моему дому: «ой-ой-ой, ай-ай-ай, известный писатель сошел с ума и живет в разрушенном доме…». Да, я был слегка пьян и заказал снести себе стену в туалетной комнате. Я сам приказал! Я за это заплатил! Мне нравится испражняться и наблюдать, как распускается утром розовый куст. Я встаю рано и вижу капли утренней росы, вижу радугу над рекой, слышу, как поет соловей. Меня это радует, вашу мать. Мне так ХОРОШО! В остальном мой дом безупречен, нигде не трещинки, ни пятнышка. А моя комната пыток для случайных гостей? Это же верх совершенства, маркизу Де Саду ничего такого и не снилось. Там ведь все оборудовано по последнему слову техники, особенно зубное кресло… Хорошо, папарацци не разнюхали, а то бы приписали мне еще одно извращение.

И я серьезный человек, а не «мрачен, как похоронное бюро». Такие огульные обвинения в мракобесии и сотрудничестве с потусторонними силами просто смешны. На чем они основаны? Пару лет назад я действительно разбил бутылку на башке проповедника, который заявился ко мне без спросу. И вы бы разбили, – он нес такую чушь, что уши в трубочку сворачивались. Я не звал его, и не просил мне рассказывать, как Иисус любит меня. У нас любовь не взаимная, хотя лично мы не встречались и потому, ничего плохого сказать не могу. Я всегда честен, и за это страдаю. Я совершенно честно заявил проповеднику, что фигурка у Иисуса ничего, вполне симпатичная, только я не совсем садо-мазо, и всякие там кресты, распятия и кровь – не мое, а потому как честный человек не могу вступить в его секту. После этого он бросился на меня, и пришлось пожертвовать бутылкой пива. А башка у него вполне крепкая оказалась, наверное после длительных молитв. Признаюсь, было лестно, когда в прошлом году какая-то французская газетенка написала, что моим пером водит сам дьявол, а мои романы – это сексуальные фантазии самого Сатаны. Но это не так, я бы и не против пошептаться с Принцем Тьмы, но видимо пока не удостоился. Грехов-то на мне нет. Я даже никого еще не замочил, и ничью душу не развратил. Все, что ко мне приплывало, уже было с червоточинкой. Я не ангел, конечно, но и не монстр какой-то.



А вот это место, вот, посмотрите! Какое наглое лживое и беспринципное нападение на честного гражданина! Я когда дочитал до этой фразы, честно, от удивления рассыпал дорожку. Представьте себе, черным по белому, десятым шрифтом Pragmatica написано (и весь мир это читает!) что я ЗАКОНЧЕННЫЙ НАРКОМАН. Да, я небедный человек, все-таки я создаю бестселлеры, и могу позволить себе расслабиться. Но разве это то, о чем написано? Мне даже противно вслух произносить такие омерзительные фразы. Я никогда не лечился от наркомании, никогда ни страдал привязанностью к наркотикам. Во всяком случае, я не заметил, чтобы меня к ним тянуло ежесекундно. Я не выращиваю дома коноплю и не помогаю мафии, так в чем меня можно обвинить? Правда, было недавно одно неприятное событие, но это единичный случай. Помните моих соседей с Эльм-стрит, такие убогие создания по фамилии Бобрович, у них вечно опухшие носы и в глаза они никогда не смотрят. Так вот, я «бобров» честно не трогал и плевать на них хотел, хотя эти извращенцы на протяжении трех дней травили меня омерзительным вытьем Селин Дион. У них, видите ли, свадьба была. Когда у меня была свадьба, я пригласил настоящую рок-банду и целый месяц бесплатно жарил рок для всего квартала. Хоть бы один бобер сказал мне спасибо! Ну ладно, я не мелочный, и обид не держу. А тут мне давеча сон пришел. Не помню, сколько я выкурил, но Андре, сказал не много – три-четыре косяка, не больше. Вот, сплю я, а мне, как известно, во сне все мои романы и приходят, во время сновидения творческий канал открывается. А снятся почему-то одни мерзости. Вижу сон – дом Бобровичей горит и обгорелая Бобрович-мама, размахивая ошметками плоти, взывает о помощи. Я сначала смотрел просто, детали там фиксировал и все такое, чтобы потом описать красочно, соображаловка-то работает, что это сон. А потом чего-то накрыло меня волной, бес попутал, решил я, что в натуре дом горит. Зову Андре, а он дрыхнет, пьянь беспардонная. Мальчики мои разбежались с воплями, а телефон разрывается. Я трубу хватаю, и прошу пожарников вызвать. А куда попал – не знаю. Ну, сон ведь это все. В общем, пожарники-суки, приехать отказываются, говорят, что я псих. А Бобровичи горят, и языки пламени такие красивые, оранжево-алые, как лепестки цветка. Бобровичей не жалко, не простил я им все-таки Селин Дион, но пожар – не шутка, ну-ка на мой домик перекинется. А домик у меня не хилый, я три года прежних хозяев оттуда выселял, пришлось даже ФБР привлекать, так что дом недешево мне достался. Так вот, вструхнул я за свой дом и звоню корешу, в соседнем штате на авиабазе работает. Попросил по-дружески, деньжат обещал, мы же с ним на брудершафт пили. Объяснил ситуацию – горят соседи, а пожарники не верят. Дружбан у меня молодец, пару вертолетов выслал и авиацию, тушили всю ночь, сколько уж воды вылили, не знаю. Но вроде как потухло всё, слава богу. Так эти бобры, елки-палки, пришли мне претензии предъявлять – у них в доме по моей вине потоп случился. Эх, жаль, ракетой не жахнули, тогда бы и претензий не было. Получилось, вроде как, не горел их говенный дом, а мне все почудилось. Не такой уж я дурак, пошел и поджег им кухню, так что когда эксперты приехали, следы пожара обнаружили, меня в герои возвели. Косяк, конечно, попутал слегка сон с явью, но лишняя бдительность не помешает. А если бы и правда пожар был? Я ведь даже сквозь сон вижу! Вот и вся история, честно, выеденного яйца не стоит, так какой я наркоман? Просто одинокий несчастный писатель. А бобры, кстати свалили на фиг. И правильно, меня от их Селин тошнить начинает. Вместо них теперь парочка педиков вселилась. Ходят в костюмчиках, колечки обручальные на толстых пальчиках, улыбки не стираемые, – сколько гадостей не говори, истуканы чертовы. Еще не придумал, что с ними делать!

Вы знаете кто такие зверофилы? Да, да, эти самые. Жутко любят зверушек, и если ты таракану усы ощипал, не спросив их говенного мнения, тебя сразу же обвиняют в жестком обращении с животными. С этими друзьями животных я уже сталкивался. Какой-то идиот растрепал про Асмадея, кота, который остался от Лоры. Я его любил, честное скаутское. Я не тренировал его гадить в соседский огород! Он сам выбрал, там земля мягче. А то, что он провисел распятым на солнце целый день, так это нужно было для романа. Помните, мой бестселлер «Мрачный полдень»? Кто-то должен был провисеть на солнце… Андре, жалкий лягушатник, отказался, я сам не могу, у меня аллергия на солнечный свет, соседей не было дома, так что я выбрал наименьшее зло. И потом, все обвинения в нелюбви к животным необоснованны, я до сих пор забочусь о могилке Асмадея. Умер он своей, естественной смертью, обожрался корма. Я для друзей ничего не пожалею, а кот был мой друг, вот так.

С крысами совсем другая история была. Я их купил в зоомагазине, мне обещали, что это два мальчика. Я просто хотел посмотреть, будут они друг друга жарить или нет. И точно, секс у них был такой, что людям позавидовать можно, но потом один из них оказался беременным, меня обманули, это была самка. Ну, а расплодились они уже сами, и к соседям я их не подкидывал, очень надо!

Еще меня тут обвинили, что я людей без работы оставил. Это бред полный, что я, профсоюз что ли? У меня работал как-то садовник, розовые кусты обхаживал, которые от Лоры остались. Так он своей смертью умер, как и кот, я к нему пальцем не прикоснулся. А если грязные журналюги имеют ввиду радиостанцию, так я наоборот пытался помочь. Городок здесь маленький, народ провинциальный, недоразвитый. Ну вы представили – ходят такие колхозаны зомбированные и слушают Селин Дион. Я пошел к владельцу радиостанции, мы с ним нормально так потолковали, я ему глаза открыл – хеви метал сейчас в моде, в больших городах слушают исключительно тяжеляк, а не гопоту всякую. Чувак оказался понятливый и три дня радиостанция гоняла старый добрый рок. Мне аж дышать стало легко. И Бобровичи уже стали привыкать, хотя они безнадежны на самом деле. И никому я рук не ломал, я хоть и сильный перец, но лишнего себе не позволяю. И про биту на заднем сидении тоже брехня, я вообще спортом не увлечен, а если кому врезать надо, в качестве самообороны, конечно, так мне бита для этого не нужна. Я три года на бокс ходил, а потом тренер естественной смертью умер, а то бы я и дальше ходил. Никакого давления с моей стороны на владельца радиостанции не было, ничего у него не сломано, можете пойти проверить. Радиостанция сама закрылась, налоги им нечем платить, так что я тут не причем. Все это дешевые сплетни, которыми меня оболгали, потому как велика зависть человеческая. Об этом я тоже написал роман, скоро он выйдет, называется «Кровавый фонтан».

По поводу названий моих романов. Все наезды бесполезны, какие романы, такое и название, они хорошо продаются, так что менять я ничего не собираюсь. Например, повесть «Крайняя плоть Сатаны», за первую неделю разошелся миллионным тиражом, а «Собачья вакханалия» и «Лесбиянки в аду» за месяц собрали по три миллиона. Я не использую грубых выражений, я вполне грамотный человек, мне хватает обычных слов, чтобы описать всякие пакости и извращения. Мой корректор, он почти не правит меня, говорит, что я само совершенство, и что более смачных описаний он не встречал ранее. Нормальный, кстати, чувак, мы с ним покуриваем иногда, я к нужным людям бываю щедрым. А издатель – вообще, милейший человек, я ему как-то Барби подарил, думал ему куклы нравятся… А вот он кстати приехал.

– Андре, скажи меня нет, я все вышлю по почте. Где, где? Уехал я на Багамы. Может у меня быть отпуск, мать вашу? Я сказал, гони к чертям!

Что-то не в настроении я сейчас с ним общаться. Придурок, если честно. В прошлый раз он заставил убрать сцену, где дьявол совращает священника. Смешно! Мы цивилизованная страна, продвинутая страна. Европейские классики тысячу раз описывали такие сцены, а у нас, видите ли, не поймут. Я всего лишь несколько подробностей добавил, которые никто раньше не рискнул затрагивать. Это никакая не порнография, а легкая эротическая эйфория. Я вообще пионер от литературы, жаль мой издатель не врубается.… Торчит, гад, высматривает, дома я или нет.

Эх, расстроила меня эта статья. Судья предупредил, чтобы я больше в суд не приходил, а то они постоянно оскорбляются. То же мне, обидчивые! Индюки надутые! Не нужен мне суд, я сам с журналюгами разберусь. Они, между прочим, вмешиваются в частную жизнь! Вот опять мусолят эту заплесневелую тему с Лорой. «Не выдержав ежедневных побоев, несчастная жена покинула писателя-психа». Бла-бла-бла, бла-бла-бла. Я любил Лору. Мы с ней катались на каруселях, ее еще все время тошнило. Черт, я подарил ей кольцо, все как у людей. Нет, конечно, когда она ушла, кольцо осталось. Но она сама так решила. У нас была романтика. Я таскал ее на кладбище. Мы занимались сексом на могиле проклятого убийцы, ну разве не круто? Она знала, кто я, она видела мальчиков, так что все по-честному. Я ее не бил, ЧЕСТНО! Я учил ее боксу, это совсем другое. Должна же она владеть приемами самообороны, – на улицах полно придурков, а я не могу быть с ней каждую минуту. Мы боксировали, может, я пару раз увлекся, но это чистая случайность. Никаких злых умыслов. И почему мне никто не сочувствует в данной ситуации? Во-первых, когда эта дура ушла, она разбила стекло в моем «Бэнтли», во-вторых, я остался без секса, мальчиков тогда не было. И в третьих, представьте себе, эта жаба ждет, когда я стану миллиардером, чтобы подать на меня в суд и оттяпать побольше бабла. Настоящая стерва, так и знайте. Ничего ей не достанется, я эти деньги лучше отдам больным СПИДом, пусть перед смертью порадуются.


Вот так меня обвиняют во всех грехах, а я сама святость. Не верьте, тому, что пишут дешевые газетенки, я всегда с вами, и дарю вам новую книгу «Секс в сумасшедшем доме», там про одну старушку и собаку, нью-фандленда.… Ну, не буду рассказывать, лучше сами прочитаете.