Интервью Министра экономического развития Алексея Улюкаева газете "Комсомольская правда" - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Интервью Министра экономического развития Алексея Улюкаева газете "Комсомольская - страница №1/1

Интервью Министра экономического развития Алексея Улюкаева газете "Комсомольская правда" 20 января 2014 г.

МИНИСТР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АЛЕКСЕЙ УЛЮКАЕВ: ЗАСТОЙ В ЭКОНОМИКЕ - ПРОБЛЕМА ПОХЛЕЩЕ ЛЮБОЙ ИНФЛЯЦИИ, Kp.ru, 20 января

Министр экономического развития России Алексей Улюкаев взялся с "Комсомолкой" спорить, дескать, инфляция в 2013 году не выше 6% будет, да вчистую и проиграл - 6,5% по итогам года

Спорили на потребительскую корзину. Вот министру и пришлось на старый Новый год взять корзину - настоящую, из лозы - и положить в нее продукты, которые может съесть за месяц россиянин, живущий на минимальный размер оплаты труда (5554 рубля). Улюкаев нам нехитрую снедь торжественно вручил, а мы расспросили министра, почему инфляция из-под контроля вырвалась и что вообще с экономикой делать будем.

ХОРОША ИНДЕЙКА, ДА ТОРГОВЕЦ ЖАДЕН

- Как так получилось, что вы нам проиграли?

- И на старуху бывает проруха... Высокая инфляция появляется в том числе вот из этой самой продуктовой корзины. В России в расходах граждан доля продовольствия еще очень велика - 37% (в развитых странах - менее 20%), поэтому рынок продовольствия на инфляцию сильно влияет, а это рынок трудно предсказуемый.

- Но существует мнение, что продовольствие к инфляции касательства не имеет. Мол, мы получаем продукты из Бразилии, Израиля, Польши, а там - свои валюты, которые относительно рубля не дорожают.

- Не все так просто. Конечно, валюты многих стран третьего мира дорожают или дешевеют по траекториям, очень близким к движению рубля. Но, с другой стороны, цены - это еще и результат поведения торговцев, поставщиков. Если они видят, что рубль дешевеет относительно доллара, то будут переписывать ценники, даже если берут картошку из Израиля, где шекель к рублю дешевеет. Грубо говоря, если дорожают сапоги из Европы, будет дорожать и курятина из Бразилии. Когда рубль слабеет относительно доллара и евро, это всегда приводит к общему росту цен.

ТРИ ИСТОЧНИКА

- Центробанк 13 января отказался от искусственной поддержки курса рубля. И в тот же день рубль покатился вниз! Хотя ЦБ объяснил: мы рубль без защиты не оставляем, если что-то с ним случится, выправим курс...

- Не вижу тут ничего экстраординарного. Проблема лишь в том, что часто представители власти не могут объяснить и бизнесменам, и обществу, что именно они делают. Да, ЦБ отказался от "жесткой опеки" над курсом рубля, зато сосредоточился на инфляции, взялся отвечать за то, что она не превысит определенного уровня. Это называется "инфляционное таргетирование"...

- И вы - "крестный отец" этого самого таргетирования.

- В известном смысле. У новой политики ЦБ, как у марксизма, - три источника. Рыночное формирование курса рубля. Четкий трансмиссионный механизм, передающий сигналы денежной политики от ЦБ коммерческим банкам, от них - в реальный сектор. И диалог с обществом. Инфляция - это во многом психологическая материя, в ней многое зависит от ожиданий. Если общество думает, что инфляция будет высокой - она и окажется высокой. Поэтому диалог с людьми, с бизнесменами в том числе, - это очень важная вещь. Никто не застрахован от сбоев, и вот небольшой сбой случился.

РУБЛЬ СКОРЕЕ БУДЕТ СЛАБЕТЬ

- Сколько будет стоить рубль к доллару в 2014 году?

- Трудно сказать. На курс влияют события трех уровней. Сиюминутные - текущий спрос на рубли, доллары, это решается на бирже. Затем состояние платежного баланса страны. Если из страны уходит больше денег, чем в нее приходит, валюта этого государства будет слабеть. Наконец, есть фундаментальный фактор, это экономический рост. В нулевые годы экономика России росла быстрее, чем экономика "мира в целом". И рубль укреплялся. Но если в стране - стагнация, тогда ее валюта будет слабеть.

- Из ваших слов получается, что в 2014 году рубль скорее слабеть будет.

- В самом деле вероятность того, что рубль будет слабеть, несколько выше. Осторожно так скажу. Но на протяжении года будут как подъемы курса, так и спады.

- А это уже предопределено, что экономика России будет расти медленнее, чем "мира в целом"?

- На самом деле нет. Рост экономики нашей страны по прогнозам - 2,5%. В апреле мы планируем уточнить этот прогноз в свете текущей ситуации. Но не думаю, что серьезно пересмотреть. В среднем мировой ВВП вырастет немного быстрее, но это пока тоже лишь прогноз.

"В ТАКУЮ ЯМУ МЫ ЕЩЕ НЕ ЗАБИРАЛИСЬ"

- У нас низкий экономический рост - 1,4%. И довольно высокая инфляция - 6,5%...

- В самом деле такого сочетания в новейшей истории страны еще не было. Увы, в 2014 - 2015 году картина будет примерно такой же. Что опаснее тут, инфляция или замедление роста? Я думаю, что последнее. Мне кажется, что в 2014 году нам удастся удержать инфляцию на уровне 5%. Мы не так уж сильно превысили целевой показатель в 2013-м, всего на 0,5%. Так что с инфляцией разберемся, а вот с ростом ВВП так просто не получится.

- Как вы собираетесь стимулировать рост ВВП?

- Изобретать велосипед не будем. Действуем, применяя меры, которые проверены и в России, и за рубежом. Во-первых, надо снизить издержки бизнеса. Речь идет в том числе и о тарифах естественных монополий. Во-вторых, сделать так, чтобы ресурсы, которые у бизнеса высвободятся после снижения издержек, предприниматели направили на развитие производств, а не спрятали в офшорах. Мы разрабатываем необходимые меры, рапортуем, что время прохождения таможни, допустим, снизилось вдвое, но положа руку на сердце это часто остается формальностью. Послушать бизнес, все не так радужно, как следует из отчетов чиновников. Нам надо чаще говорить с бизнесменами, чтобы знать, как на самом деле обстоят дела.

В-третьих, нужно поддерживать экспорт. Невозможно ориентироваться только на рынок своей страны, даже такой огромной, как Россия. А на внешних рынках нас ждут рогатки, которые умело ставят перед нашими товарами другие страны. Наконец, четвертое - преодоление инфраструктурных ограничений. Часто бизнесмену дешевле товар произвести, чем доставить. Нужны новые дороги, порты, аэропорты. Все это, конечно, невозможно сделать за год. Но если не дергаться, не суетиться, а гнуть эту линию - успех будет, рост оживится.

"ЧТО ВЫ К СТАВКЕ РЕФИНАНСИРОВАНИЯ ПРИСТАЛИ?"

- Есть миф, что Россия ничего толком не производит и что новых заводов у нас давно не строилось...

- Это не так, конечно. Вот в той корзине, что я вам в счет своего проигрыша преподнес, все продукты - российские, причем отменные. Мы эффективны на рынках металлов, минеральных удобрений, в химии и нефтехимии. Другое дело, что нам нужно заставить экономику производить еще более широкий спектр товаров. И добиться более высокой степени переработки, чтобы экспортировать не сырье, а товар с высокой добавленной стоимостью.

- Предприниматели жалуются на запредельно дорогие кредиты. Причину видят в том, что ЦБ держит высокую ставку рефинансирования - 8,25%. Но вот ЦБ объявляет, что отныне основной является другая ставка, так называемая ключевая, она - лишь 5,5%. Но кредиты все равно не дешевеют!

- Да что все пристали к ставке рефинансирования? Она никогда не определяла в России цену денег! Применялась только для начисления штрафов для банков.

Реально ключевая ставка - она и в мое время была, и сейчас составляет 5,5%.При этом крупные компании, особенно экспортеры, зачастую получают от ведущих банков кредиты дешевле, чем в Европе. Но огромной массе средних и малых предприятий об этом остается лишь мечтать. Банки можно понять. Мороки с мелкими заемщиками много, выгода невелика (ведь кредиты небольшие), риски высокие, ведь часто такие предприятия кредитной истории не имеют. Вот и выходит минимум 17%. Мы эту ситуацию будем постепенно менять. Со Сбербанком, ВТБ-24 предполагаем построить кредитные фабрики, чтобы кредиты выдавали по ставке не выше 10%. Чтобы такой процент обеспечить, необходимо разместить часть Фонда национального благосостояния во Внешэкономбанке, эти деньги и будут страховкой от риска.

"ГОТОВЬТЕСЬ К БЕЗРАБОТИЦЕ"

- Предприниматели жалуются, что им дорого обходится рабочая сила. Ведь нужно платить за работника в социальные страховые фонды. На Западе не так - вот тебе зарплата, сам все налоги выплачивай.

- Я в принципе за то, чтобы работник все налоги платил за себя сам. Но жизнь предпринимателя это вряд ли облегчит, ведь ему придется поднять зарплату так, чтобы после уплаты всех налогов она осталась бы прежней. Зато работник станет более ответственным. Когда вы получаете деньги в кассе, а выплаты в страховые фонды сделал за вас работодатель, вам все равно, сколько он перечислил и куда. А если вы платите сами, то начинаете контролировать работу социальных фондов. Поскольку в одиночку это сложно, объединяетесь с другими работниками... Такой общественный контроль полезен для экономики.

- Ваш предшественник на посту министра экономразвития Андрей Белоусов говорил, что зарплата россиян "слишком велика", ведь производительность труда у нас - одна из самых низких в мире.

- Я с ним соглашусь. И дело даже не в абсолютном размере зарплаты, а в динамике ее роста. Предыдущее десятилетие зарплаты у нас росли вдвое быстрее, чем производительность труда. Это значит, что деньги берутся не от труда, а еще откуда-то.

- Откуда же?

- От сырьевой ренты преимущественно. А это штука хрупкая, ненадежная. Сегодня нефть дорогая, а завтра дешевая. Рост зарплаты должен соответствовать росту производительности труда. Положа руку на сердце государство само создало эту неприятную ситуацию. Бытовал лозунг - "Делайте все что угодно, только не сокращайте рабочие места!". Сейчас мы от этого ушли. Сокращая, одновременно помогайте переквалифицироваться, переучиться, поддержите деньгами тех, кого уволили.

- Получается, мы ратуем за безработицу! А в США, например, правительство платит бизнесмену деньги за каждое созданное рабочее место.

- Это две стороны одной медали. Да, официальная цель Федеральной резервной системы США - создание рабочих мест. Но создавать, а не консервировать старые! Чтобы создать новое, нужно убить старое. Тонкость в том, чтобы делать это по уму. Если просто увольнять - будет безработица, если никого не увольнять - получится застой.

"ОЛИМПИАДУ ПОЛИТИЗИРОВАЛИ"

- Среди экспертов много разговоров о том, какое влияние на экономику оказывает Олимпиада. За этим действительно стоит что-то важное или экономическое значение Игр переоценено?

- Игры слишком политизированы. Это важное социальное, культурное, спортивное, политическое событие, но его влияние на экономику относительно невелико. Олимпийские стройки создавали спрос, который от строительной отрасли распространялся на многие другие. Но с завершением Олимпиады не образуется вакуума, который разрушит нашу строительную отрасль.

- Ведь начинаются другие стройки.

- Например, возведение Центральной кольцевой автодороги вокруг Москвы, цена проекта - под триллион рублей, из которых Фонд национального благосостояния инвестирует около 150 млрд. руб. Или реконструкция трассы БАМ - Транссиб стоимостью несколько сотен миллиардов рублей. Каждый из этих проектов по меньшей мере сравним по масштабу с олимпийскими объектами. Так что спрос просто переключится с Олимпиады на них.

- В свое время американцы подняли экономику послевоенной Европы, построив там дороги. Может, нам достаточно замостить автобанами европейскую Россию, а дальше бизнес все сделает сам?

- Конечно, нам нужны хорошие дороги. Но простых рецептов не бывает. Нельзя сказать - "протянем автобаны до каждой деревни, а дальше хоть трава не расти". Не вырастет.

"ВСЯ СТРАНА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ "ОСОБОЙ ЗОНОЙ"

- Вы упомянули проект реконструкции дороги БАМ - Транссиб. И сразу вспомнилась проблема Восточной Сибири и Дальнего Востока. Есть же проект: не поднимем эти регионы, если не объявим там особую экономическую зону! Мне это непонятно - зачем?

- Чтобы, как в Китае.

- Чтобы жить, как в Китае, надо быть китайцами. Мы не китайцы, поэтому мы должны решать наши вопросы иначе.

- У нас есть особые экономические зоны. На мой взгляд, их слишком много. А эффективных - мало. Нужно выбрать из них те, что работают хорошо, и еще больше облегчить там режим ведения бизнеса.

Но обносить половину России "колючей проволокой", создавая там эксклюзивные условия... Это - расписаться в том, что мы не в состоянии экономику всей страны поднять, а готовы - лишь местами. Знаете, как в анекдоте, - "нам не удалось отмыть наших деток, ничего, новых нарожаем".

- А вот есть Казахстан - это огромная особая экономическая зона. Там все налоги ниже, чем в России, и многие наши предприятия в этой стране уже зарегистрировались.

- Я бы не преувеличивал их число. "Беглецов" в Казахстан все-таки мало. Но Казахстан указал нам на наши слабые места. В 2015 году начинает работать Евразийский экономический союз, в нем - свободное движение не только товаров, но и услуг, и капитала, и людских ресурсов. Нам нужно быть готовыми к этому.

НЕМНОГО О ЛИЧНОМ

А где же муза?

- Недавно в журнале "Знамя" напечатали ваши новые стихи, но пишете вы, как мы знаем, нынче мало. Считается, что поэзия расцветает, когда в государстве все плохо, взять Россию начала ХХ века.

- Это так.

- Значит, у вас все хорошо?

- Да куда там... Есть выражение: "Блюз - это когда хорошему человеку плохо, попса - это когда плохому человеку хорошо". Когда я пойму (чего, надеюсь, не случится), что все мои усилия пошли прахом, отойду в сторону, сяду и буду лить слезы, бряцая на лире.

- У вас муза печальная?

- К сожалению, да.

- А вы смотрите фильмы про экономику? "Уолл-стрит", например?



- Не смотрел. Я экономикой профессионально занимаюсь. Считаю, что котлеты отдельно, мухи - отдельно.