«Города России защитники Отечества» - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
«Города России защитники Отечества» - страница №1/1




Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение

«Средняя общеобразовательная школа №1»,

г.Юхнов Юхновского района Калужской области

Тема:

«Города России – защитники Отечества»

скотти м и п (459x288, 26kb)

М. И. Скотти. «Минин и Пожарский» (1850). Красное знамя с иконой, которое несёт князь, исторически достоверно.

Нижний Новгород

за пожарским (700x472, 100kb)

Савинский В. Е. «Нижегородские послы у князя Дмитрия Пожарского» (1882)

Летом 1611 года в стране царила неразбериха. В Москве всеми делами вершили поляки, а бояре — правители из «Семибоярщины» — рассылали в города, уезды и волости грамоты с призывами о присяге польскому королевичу Владиславу. Патриарх Гермоген, будучи в заключении, выступал за объединение освободительных сил страны, наказывая не подчиняться распоряжениям военачальников подмосковных казацких полков князя Дмитрия Трубецкого и атамана Ивана Заруцкого.Архимандрит Троице-Сергиева монастыря Дионисий, наоборот, призывал всех объединяться вокруг Трубецкого и Заруцкого. В это время в Нижнем Новгороде и поднялось новое патриотическое движение, имевшее уже свою традицию и снова нашедшее опору в посадских и служилых людях и местном крестьянстве. Мощным импульсом этому народному движению послужилаграмотапатриархаГермогена, полученная нижегородцами 25 августа 1611 года.Гермоген из темницы Чудова монастыря взывал к нижегородцам постоять за святое дело освобождения Руси от иноземных захватчиков.

Выдающуюся роль в организации этого движения сыграл нижегородский земский староста Кузьма Минин, избранный на эту должность в начале сентября 1611 года. По мнению историков, свои знаменитые призывы к освободительной борьбе Минин начал сначала среди посадских людей, которые горячо его поддержали. Затем его поддержал городской совет Нижнего Новгорода, воеводы, духовенство и служилые люди. По решению городского совета назначили общую сходку нижегородцев. Жители города по колокольному звону собрались в Кремле, в Спасо-Преображенском соборе. Сначала состоялась служба, после которой протопоп Савва выступил с проповедью, а затем к народу обратился Минин с призывом встать на освобождение Русского государства от иноземных врагов. Не ограничиваясь добровольными взносами, нижегородцы приняли «приговор» всего города о том, чтобы все жители города и уезда «на строение ратных людей» давали в обязательном порядке часть своего имущества. Минину было поручено руководить сбором средств и распределением их среди ратников будущего ополчения.


Кузьма Минин.

Нижегородский посадский человек, организатор и руководитель Второго земского ополчения. После того как его избрали земским старостой , в начале октября 1611г Мнин сначала в земской избе, а потом и на торговой площади призвал нижегородцев собрать и снарядить всенародное войско, для освобождения Москвы от поляк. Минин сосредоточил в своих руках сбор денежных средств, продовольствия и снаряжения для нужд ополчения. По преданию, к этому Кузьму Минина побудило ведение образа Сергия Радонежского.



Князь Пожарский Дмитрий Михайлович.

Князь, воевода, глава Второго земского ополчения. В 1611 возглавил Первое а затем и Второе земские ополчения. Избранный военным вождем земской рати князь Пожарский возглавил и «Совет всей земли Русской» - временный орган верховной власти на всей освобожденной от интервентов территории. Пожарский сыграл исключительную роль в освобождении Москвы.




«Выборный человек» Кузьма Минин в своём призыве поставил вопрос и о выборе военачальника будущего ополчения. На очередном сходе нижегородцы постановили просить возглавить народное ополчение князя Пожарского, родовое имение которого находилось в Нижегородском уезде в 60 км от Нижнего Новгорода к западу, где он долечивал свои раны после тяжёлого ранения 20 марта 1611 года в Москве. Князь по всем своим качествам подходил для роли военачальника ополчения. Он был знатного рода — Рюриковичем в двадцатом колене. В 1608 году, будучи полковым воеводой, разбил близ Коломны скопища тушинского самозванца; в 1609 году разгромил шайки атамана Салькова; в 1610 году, во время недовольства рязанского воеводы Прокопия Ляпунова царём Шуйским, удержал в верности царю город Зарайск; в марте 1611 года доблестно бился с врагами Отечества в Москве и был тяжело ранен.c:\documents and settings\admin\рабочий стол\конференция\appeal_of_minin.jpg

Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям.

Худ. К. Е. Маковский (1839—1915



Импонировали нижегородцам и такие черты князя, как честность, бескорыстность, справедливость в вынесении решений, решительность, взвешенность и обдуманность своих поступков. Нижегородцы ездили к нему «многажды, чтобы мне ехати в Нижний для земского совета» — как говорил сам князь. Согласно тогдашнему этикету, Пожарский долго отказывался от предложения нижегородцев. И только когда к нему приехала делегация из Нижнего Новгорода во главе с архимандритом Вознесенско-Печёрского монастыря Феодосием, то Пожарский согласился возглавить ополчение, но с одним условием, чтобы всеми хозяйственными делами в ополчении заведовал Минин, которому по «приговору» нижегородцев было присвоено звание «выборного человека всею землею».

c:\documents and settings\admin\рабочий стол\конференция\779px-воззвание_минина_к_нижегородцам_в_1611_году (1).jpg





Воззвание Минина к нижегородцам в 1611 году.

Худ. М. И. Песков (1834—1864)











Начало организации второго ополчения

Пожарский прибыл в Нижний Новгород 28 октября 1611 года и сразу же вместе с Мининым начал организацию ополчения. В нижегородском гарнизоне всех воинов было порядка 750 человек. Тогда пригласили из Арзамаса служилых людей из смолян, которые были изгнаны из Смоленска после занятия его поляками. В аналогичном положении оказались вязьмичи и дорогобужцы, которые тоже влились в состав ополчения. Ополчение сразу выросло до трёх тысяч человек. Все ополченцы получили хорошее содержание: служилым людям первой статьи назначили денежный оклад — 50 рублей в год, второй статьи — 45 рублей, третьей — 40 рублей, меньше же 30 рублей в год оклада не было. Наличие у ополченцев постоянного денежного довольствия привлекло в ополчение новых служилых людей со всех окрестных областей. Пришли коломенцы, рязанцы, казаки и стрельцы из украинных городов и др.

Хорошая организация, особенно сбор и распределение средств, заведение собственной канцелярии, налаживание связей со многими городами и районами, вовлечение их в дела ополчения — всё это привело к тому, что в отличие от Первого ополчения во Втором с самого начала утвердилось единство целей и действий.

Пожарский и Минин продолжали собирать казну и ратников, обращаться за помощью в разные города, посылали им грамоты с воззваниями: «…быти нам всем, православным христианам, в любви и в соединении и прежнего межусобства не счинати, и Московское государство от врагов наших… очищати неослабно до смерти своей, и грабежей и налогу православному христианству отнюдь не чинити, и своим произволом на Московское государство государя безсовету всей земли не обирати» (грамота из Нижнего Новгорода в Вологду и Соль Вычегодскую в начале декабря 1611 года). Власти Второго ополчения фактически начали осуществлять функции правительства, противостоявшего московской «семибоярщине» и независимым от властей подмосковных «таборов», руководимых князем Дмитрием Трубецким и Иваном Заруцким.

Первоначально ополченское правительство сформировалось в течение зимы 1611—1612 гг. как «Совет всея земли». В него вошли руководители ополчения, члены городского совета Нижнего Новгорода, представители других городов. Окончательно оно оформилось при нахождении второго ополчения в Ярославле и после «очищения» Москвы от поляков.

Правительству Второго ополчения пришлось действовать в сложной обстановке. На него с опасением смотрели не только интервенты и их приспешники, но и московская «семибоярщина» и руководители казацкой вольницы, Заруцкий и Трубецкой. Все они чинили Пожарскому и Минину различные препятствия. Но те, несмотря ни на что, своей организованной работой укрепляли своё положение.

Опираясь на все слои общества, особенно на уездное дворянство и посадских людей, они наводили порядок в городах и уездах севера и северо-востока, получая взамен новых ополченцев и казну. Своевременно посланные им отряды князей Дмитрия Лопаты Пожарского и Романа Пожарского заняли Ярославль и Суздаль, не допустив туда отряды братьев Просовецких.

c:\documents and settings\admin\рабочий стол\конференция\424px-no_voiny.jpgc:\documents and settings\admin\рабочий стол\конференция\424px-no_znamyana.jpg

Ярославль

e:\12563_html_m5e462cd3.jpg

Поход вверх по Волге

Второе ополчение выступило на Москву из Нижнего Новгорода в конце февраля — начале марта 1612 года через Балахну, Тимонькино, Сицкое, Юрьевец, Решму, Кинешму, Кострому, Ярославль. В Балахне и Юрьевце ополченцев встретили с большой честью. Они получили пополнение и большую денежную казну.

В Решме Пожарский узнал о присяге Пскова и казацких вождей Трубецкого и Заруцкого новому самозванцу, беглому монаху Исидору.Костромской воевода Иван Шереметев не хотел пустить ополчение в город. Сместив Шереметева и назначив в Костроме нового воеводу, ополченцы в первых числах апреля 1612 года вступили в Ярославль.



Столица в Ярославле

В Ярославле ополчение простояло четыре месяца, до конца июля 1612 года. Здесь окончательно определился и состав правительства — «Совета всея земли». В него вошли и представители знатных княжеских родов — Долгоруких, Куракиных, Бутурлиных, Шереметевых и др. Возглавляли Совет Пожарский и Минин. Поскольку Минин был неграмотным, то вместо него подпись на грамотах ставил Пожарский: «В выборного человека всею землёю в Козмино место Минина князь Дмитрей Пожарской руку приложил». Грамоты подписывались всеми членами «Совета всея земли». А так как в то время неукоснительно соблюдалось местничество, то подпись Пожарского стояла на десятом месте, а Минина — на пятнадцатом.

В Ярославле ополченское правительство продолжало замирение городов и уездов, освобождение их от польско-литовских отрядов, от казаков Заруцкого, лишая последних материальной и военной помощи из восточных, северо-восточных и северных областей.

Одновременно оно предприняло дипломатические шаги по нейтрализации Швеции, захватившей новгородские земли, путём переговоров о кандидатуре на русский престол Карла-Филиппа, брата шведского короля Густава-Адольфа. В это же время князь Пожарский провёл дипломатические переговоры с Иосифом Грегори, послом германского императора, об оказании императором помощи ополчению в освобождении страны. Тот взамен предложил Пожарскому в русские цари двоюродного брата императора, Максимилиана. Впоследствии этим двум претендентам на российский престол было отказано.

«Стояние» в Ярославле и меры, принятые «Советом всея земли», самими Мининым и Пожарским, дали свои результаты. Ко Второму ополчению присоединились большое число понизовых и подмосковных городов с уездами, Поморье и Сибирь.


Функционировали правительственные учреждения: при «Совете всея земли» работали приказы Поместный, Разрядный, Посольский. Постепенно устанавливался порядок на всё более значительной территории государства. Постепенно, с помощью отрядов ополченцев, она очищалась от воровских шаек. Ополченское войско уже насчитывало до десяти тысяч ратников, хорошо вооружённых и обученных. Власти ополчения занимались и повседневной административной и судебной работой (назначение воевод, ведение разрядных книг, разбор жалоб, челобитий и пр.). Всё это постепенно стабилизировало обстановку в стране, приводило к оживлению хозяйственной деятельности.

В начале месяца ополченцы получили известие о продвижении к Москве двенадцатитысячного отряда великого гетмана литовского Ходкевича с большим обозом. Пожарский и Минин незамедлительно выслали к столице отряды Михаила Дмитриева и князя Лопаты-Пожарского, которые подошли к Москве соответственно 24 июля и 2 августа. Узнав о приходе ополченцев, Заруцкий со своим казачьим отрядом бежал в Коломну, а затем в Астрахань, так как перед этим он заслал убийц к князю Пожарскому, но покушение не удалось, и замыслы Заруцкого были раскрыты.



Спасо-Преображенский монастырь, где

в течение полугода стояло ополчение.


Памятник ополчению Минина и Пожарского в Ярославле

Памятник ополчению Минина и Пожарского в Ярославле



Памятник копейке - так была увековечена слава Ярославля, как столицы Руси во времена Народного ополчения Минина и Пожарского. Весной-летом 1612 года в Ярославле был открыт временный монетный двор, где чеканились копейки.

- Маточник» для чеканки монеты, скорее всего, был тайно вывезен из Москвы, - рассказывает историк Вячеслав Козляков. - На ярославских монетах-копейках традиционно помещалосьизображение всадника с копьём инадпись с именем последнего, всеми признаваемого законного царя Фёдора Ивановича, умершего ещё в 1598 год. Особый знак, говорящий о том, что копейка выпущена на ярославском монетном дворе, честно присутствовал.

Памятник копейке 1612 года,

установленный в ярославском музее-заповеднике.

Москва



Минин и Пожарский у стен Московского кремля.

К Троице-Сергиевой Лавре отряды ополчения подошли в августе 1612 года. Всего лишь за полгода до этого монастырь освободился от длительной осады польско-литовских войск, и повсюду еще были видны следы недавних боев. Но не смогли враги ворваться в обитель, не смогли погасить лампады перед святыми мощами преподобного Сергия Радонежского.

Четыре дня стояли ратники в Сергиевом Посаде, пока не поступили тревожные вести о том, что к Москве движутся новые польские войска. 18 августа иноки Троице-Сергиевой Лавры провожали ополченцев. Они кропили их святой водой и напутствовали словами: «С тобою Бог и великий чудотворец Сергий на помощь, не посрами веру Православную, не посрами землю Русскую.




21 августа 1612 года гетман Ян Кароль Ходкевич с возами с провиантом для польского гарнизона переправился через Москву-реку у Новодевичьего монастыря. Чтобы преградить ему путь и не допустить обоз с припасами в Кремль, князь Пожарский со своими ратными людьми вышел против него, а князь Трубецкой с казацкими полками встал по другую сторону Москвы-реки, за Крымским бродом. По просьбе Трубецкого Пожарский послал ему на подмогу пять конных сотен.

Битва началась в час дня и продолжалась до восьми часов вечера. Сражались только конные, потому что у Ходкевича было в основном конное войско. Чтобы ослабить натиск Ходкевича, Пожарский и другие воеводы ополченцев приказали своим конникам биться врукопашную, сойдя с коней. Увидев такое положение дел, руководители пяти конных сотен самовольно отрешились от Трубецкого и поспешили на помощь ополченцам.

Поддержали их и некоторые казацкие атаманы со своими отрядами, опять-таки без согласия Трубецкого, после чего Ходкевич вынужден был отступить на исходные позиции на Поклонную гору, а потом уйти к Донскому монастырю.

После передышки 23 августа ополчение князя Пожарского опять вступило в бой с войсками гетмана Ходкевича, и опять князь Трубецкой не помог Пожарскому, в результате чего поляки заняли Климентовский острожек и пленили бывших там казаков. Видя такое положение дел, келарь Троице-Сергиевого монастыря Авраамий Палицын, пришедший с ополчением в Москву, отправился в стан к казакам, обещал им выплатить жалование из монастырской казны, и только после этого казаки пришли на помощь ополченцам.

c:\documents and settings\admin\рабочий стол\конференция\коверзнев_битва_князя_пожарского_с_гетманом_ходкевичем_под_москвой..jpg

Битва князя Пожарского с гетманом Ходкевичем под Москвой.

24 августа состоялось решающее кровопролитное сражение ополченцев с поляками. Бой длился около четырнадцати часов. Проявил доблесть и Кузьма Минин, который с небольшим отрядом конных ополченцев внезапно напал на передовые отряды поляков и посеял в их рядах панику.

Под натиском основных сил ополченцев и пришедших к ним на помощь казаков Трубецкого войско Ходкевича дрогнуло и обратилось в бегство. Простояв всю ночь около Донского монастыря, остатки воинства Ходкевича утром 25 августа покинули Москву.



Освобождение Москвы

Однако не вся Москва была освобождена от захватчиков. Оставались ещё польские отряды полковников Струся и Будилы, засевшие в Китай-городе и Кремле. В Кремле укрылись и изменники бояре со своими семьями. Находился в Кремле и мало кому ещё известный в то время будущий российский государь Михаил Романов со своею матерью Марфой Ивановной. Зная, что осаждённые поляки терпят страшный голод, Пожарский в конце сентября 1612 года направил им письмо, в котором предлагал польскому гарнизону сдаться.

«Ваши головы и жизнь будут сохранены вам, — писал он, — я возьму это на свою душу и упрошу согласия на это всех ратных людей». На что от польских полковников последовал высокомерный и хвастливый ответ с отказом на предложение Пожарского.

22 октября (1 ноября) 1612 года Китай-город был взят приступом русскими войсками, но оставались ещё поляки, засевшие в Кремле. Голод там усилился до такой степени, что из Кремля стали выпроваживать боярские семьи и всех гражданских обитателей, а сами поляки дошли до того, что начали есть человечину.

Пожарский предлагал осажденным свободный выход со знаменами и оружием, но без награбленных сокровищ. Они предпочли питаться пленными и друг другом, но с деньгами расставаться не желали. Пожарский с полком встал на Каменном мосту у Троицких ворот Кремля, чтобы встретить боярские семьи и защитить их от казаков. 26 октября (5 ноября) 1612 поляки сдались и покинули Кремль. Будила и его полк попали в стан Пожарского, и все остались живы. Позднее они были высланы в Нижний Новгород. Струсь с полком попал к Трубецкому, и всех поляков казаки истребили.27 октября (6 ноября) 1612 был назначен торжественный вход в Кремль войск князей Пожарского и Трубецкого. Когда войска собрались у Лобного места, архимандрит Троице-Сергиевого монастыря Дионисий совершил торжественный молебен в честь победы ополченцев. После чего под звон колоколов победители в сопровождении народа вступили в Кремль со знамёнами и хоругвями.

Так завершилось очищение Москвы и Московского государства от иноземных захватчиков.



c:\documents and settings\admin\рабочий стол\конференция\02_big.jpg




c:\documents and settings\admin\рабочий стол\конференция\2662.jpg





800px-monument_to_minin_and_pozharsky (450x337, 54kb)



Сверху слева: Изгнание поляков из Кремля. Худ. Э. Лисснер

Справа: Казанский собор на красной площади в Москве, средства на его сооружение пожертвовал князь Дмитрий Пожарский.

Снизу слева: Памятник Дмитрию Пожарскому и Кузьме Минину в Москве на Красной Площади. СкульпторИ.П. Мартос.





Вот мы и прошли с вами весь победоносный путь русского ополчения, которое положило конец Великой Смуте. Русским людям удалось тогда преодолеть растерянность, вражду, всеобщую ложь и страх. Все, наконец, почувствовали себя единым народом, сплотились на борьбу с иноземцами и отстояли православную веру на Руси. Вот это мы и празднуем 4 ноября, вознося благодарственные молитвы Божией Матери, сберегающей Россию своим покровом и заступничеством.

Всего вам доброго. Храни Вас Господь!



Победа народного ополчения над поляками. Горельеф с памятника Минину и Пожарскому.

С тяжёлого, известного нам года

В России наступили времена,450px-1000_pojarsky (450x600, 62kb)

Когда на горе бедному народу

На землю их обрушилась война.

Горели всюду сёла и деревни,

Повсюду воцарились грабежи,

Огонь несправедливой, грязной смерти

Зажёг в душе народа мятежи.

На беспорядки не было управы,

Но в судный час к народу вышел он –

Князь, воевода с храбрым, пылким нравом,

С фамилией, пылающей огнём.

Пожарский – люд собрал он воедино,

Поднял Россию-матушку с колен.

Пусть в первый раз прошла удача мимо,

Второй раз дух Москвы был укреплен.

Пришёл на помощь ополченью Минин –

Горячей речью тронул он сердца людей.

Благодаря великому призыву,

Бюджет страны изрядно стал полнеть.

В жестоких и мучительных сраженьях

Побито было множество врагов.

Терпел Ходкевич раз за разом пораженья,

И в тот же год царицу городов –

Москву, друзья, они освободили!

Пожарский, Минин – для России честь!

За то, что за свободу сил не пощадили,

Их слава будет жить навеки здесь!

Сегодня низко головы склоняем

Пред памятью достойных россиян.

Мы День единства всем народом отмечаем, Князь Пожарский на памятнике «1000-летие России.»

Чтоб над Россией свет добра сиял.

А.Харламова

Из выступления Патриарха всея Руси Кирилла:

«День народного единства - замечательный праздник, который обращает наше национальное самосознание к тем замечательным страницам истории, на которых это самосознание и держится».





c:\users\сидорова\desktop\y_819f77e9.jpg



c:\documents and settings\admin\рабочий стол\конференция\6990.jpg

Икона Казанской Божией Матери, с которой Второе земское ополчение прошло весь путь от Нижнего Новгорода до Москвы