Фундаментальная наука в современной медицине 2013 : материалы науч практич конф молодых учёных / под ред. А. В. Сикорского, О. К. Ку - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сборник научных статей молодых ученых Выпуск 14 Часть I-II саратов... 1 146.99kb.
Организация работы с молодежью: современные социальные технологии... 1 43.4kb.
Часть I поэтика и проблематика художественного текста: образы, мотивы... 1 65.63kb.
1 место — Розыев Мекан, гр. 1202; Науч рук.: к п. н., доц. Евдокимова А. 1 10.26kb.
Филологические этюды 1 90.84kb.
Академия управления актуальные проблемы развития инфраструктуры органов... 10 4779.55kb.
Новоуральске образование и наука Материалы II -ой региональной научно-практической... 51 6057.56kb.
Программа 10-ой Международной конференции Минск, Беларусь 24-27 сентября... 2 332.56kb.
Культура. Образование. Право 10 4810.23kb.
Информационное поле современной России: практики и эффекты 18 7141kb.
Бушков степан сергеевич учитель математики мбоу «сош с. Несь» 1 31.07kb.
Закона «О трудовых пенсиях в рф» 1 69.86kb.
- 4 1234.94kb.
Фундаментальная наука в современной медицине 2013 : материалы науч практич конф молодых - страница №11/11


Литература

  1. Апанасенко, Г.Л. Физическое здоровье и максимальная аэробная способность индивида / Г.Л. Апанасенко, Р.Г. Науменко // Теория и практика физич. культуры. – 1988. – № 4. – С. 29–31.

  2. Гланц, С. Медико-биологическая статистика : пер. с англ. / С. Гланц. – М. : Практика, 1998. – 458 с.

  3. Дорошевич, В.И. Критерии состояния здоровья молодых мужчин по статусу питания / В.И. Дорошевич, Д.И. Ширко, К.В. Мощик // Здоровье и окружающая среда : сб. науч. тр. / Респ. науч.-практ. центр гигиены ; гл. ред. В.П.Филонов. – Минск : Изд-ль В. Хурсик, 2010. – Вып.16. – С. 19–27.

  4. Кошелев, Н.Ф. Гигиена питания войск / Н.Ф. Кошелев, В.П. Михайлов. – Л. : ВМА, 1988. – Ч. 1. – 224 с.

  5. Кошелев, Н.Ф. Гигиена питания войск / Н.Ф. Кошелев, В.П. Михайлов, С.А Лопатин. – СПб. : ВМА, 1993. – Ч. 2. – 259 с.

  6. Малинский, Д.М. Комплексный показатель физической подготовленности военнослужащих / Д.И. Малинский, С.М. Кудерков // Воен.-мед. журн. – 1984. – № 12. – С. 41–46.

  7. Порядок гигиенической оценки фактического питания военнослужащих: инструкция по применению : рег. № 114-1210 : утв. М-вом здравоохранения Респ. Беларусь 24.12.2010 / В.Г. Цыганков, В.И. Дорошевич, Д.И. Ширко, Н.В. Руденя, В.Г. Сельвич, Е.В. Федоренко. – Минск, 2010. – 30 с.

  8. Общая и военная гигиена : учебник / под ред. Б.И. Жолуса. – СПб. : ВМА, 1997. – 472 с.

  9. Реброва, О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA / О.Ю. Реброва. – М. : МедиаСфера, 2002. – 312 с.

  10. Durnin, J.V. Body fat assessed from total body density and its estimation from skin fold thickness: measurements on 481 men and women aged from 16 to 72 years / J.V. Durnin, J. Womersley // Br. J. Nutr. – 1974. – Vol. 32, № 2. – P. 77–97.

НЕАЛКОГОЛЬНАЯ ЖИРОВАЯ БОЛЕЗНЬ ПЕЧЕНИ У ПАЦИЕНТОВ С МЕТАБОЛИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ

ШТОНДА М.В., СЕМЕНЕНКОВА А.Н.

Белорусская медицинская академия последипломного образования,

кафедра терапии
Актуальность. Одной из приоритетных задач последних лет является снижение заболеваемости и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) и достигается это в первую очередь развитием стратегии превентивной кардиологии [5]. Результаты исследования Interheart свидетельствуют о связи различных факторов риска ССЗ с развитием первого инфаркта миокарда: при наличии дислипидемии относительный риск составляет 3,25; при наличии СД типа 2 – 2,37; при наличии артериальной гипертензии (АГ) – 1,91; при наличии абдоминального ожирения – 1,12. А сочетание этих факторов во много раз увеличивает риск развития заболевания. Метаболический синдром (МС) – это сочетание у одного пациента абдоминального ожирения, дислипидемии, артериальной гипертензии, нарушений углеводного обмена (вплоть до СД 2 типа) вследствии инсулинорезистентности. По мнению многих авторов именно инсулинорезистентность играет ключевую роль в развитии и прогрессировании патологических состояний и развитии сердечно-сосудистых катастроф у пациентов с МС. В последнее время многие ученые рассматривают неалкогольную жировую болезнь печени (НАЖБП) в качестве шестого критерия МС. Все компоненты МС являются факторами риска развития НАЖБП [2]. С другой стороны, НАЖБП – фактор риска развития ССЗ, СД и МС [6]. Если не вмешиваться в течение болезни, то в 12 – 14 % НАЖБП трансформируется в стеатогепатит, в 5 – 10 % случаев – в фиброз, в 0 – 5 % фиброз переходит в цирроз печени; в 13 % случаев стеатогепатит сразу трансформируется в цирроз печени [3]. По данным, основанным на обследовании больших групп больных криптогенным циррозом печени, включавшим оценку сопутствующих заболеваний и факторов риска, показано, что в 60–80% случаев цирроз неясной этиологии формируется в исходе нераспознанного неалкогольного стеатогепатита (НАСГ) [7].

В большинстве проспективных исследований показано, что увеличение массы тела влияет на уровень артериального давления (АД), приводит к отклонению клинико-биохимических параметров систем транспорта липидов, опосредованной инсулином утилизации глюкозы тканями, то есть участвует в процессе развития атеросклероза и связанных с ним заболеваний [1].

Доказано, что наличие избыточной массы тела значимо уменьшает продолжительность жизни, а в двух из трех случаев смерть человека наступает от заболевания, ассоциированного с нарушением липидного обмена и избыточным весом [8].

В исследовании Tangher G и соавт. обследовано 2839 пациентов с СД 2 типа, у 69,5% из которых была выявлена НАЖБП (81.5% - УЗ находки) [10,11]. Также было отмечено, что при сочетании СД 2 и НАЖБП выше частота коронарной, цереброваскулярной и периферической сосудистой патологии, что позволило определить НАЖБП как независимый от гликемического контроля, профиля лекарств и наличия метаболического синдрома фактор риска сердечно-сосудистой патологии при СД 2 и СД 1 типов [4,10,11].



На фоне изменения образа жизни отмечается тенденция к увеличению пациентов с избыточным весом и ожирением, росту заболеваемости АГ и СД 2 типа как компонентов МС, а соответственно НАЖБП попадает в когорту заболеваний, которые ведут к ухудшению здоровья населения.

Цель исследования: оценить особенности функционального состояния печени, параметры углеводного и липидного обмена, показатели СМАД у пациентов с метаболическим синдромом.

Материалы и методы исследования: обследовано 30 пациентов с МС (14 женщин (46,7%) и 16 мужчин (53,3%)), средний возраст обследуемых 42,95 [20:71] лет; избыточную массу тела имели 33,3% (10/30), ожирение I степени – 36,7% (11/30), II степени – 23,3% (7/30), III степени – 6,7% (2/30) пациентов. Пациенты с АГ I степени (10/30) гипотензивные препараты не принимали, пациенты с АГ II степени (17/30, из них 3 - с СД 2 типа) и III степени (3/30, из них 1 - с СД 2 типа) получали комбинированную гипотензивную терапию (ингибиторы АПФ (БРА), антагонисты кальциевых каналов, β-адреноблокаторы, диуретики) и при наличии СД 2 типа – препараты из групп бигуанидов и производных сульфонилмочевины. Диагноз МС был выставлен на основании критериев IDF (2005). Пациентам проводилось клиническое обследование: сбор анамнеза, анкетирование (опросники CAGE и ВОЗ для оценки употребления алкоголя), антропометрия (индекс массы тела (ИМТ) как маркер общего ожирения, окружность талии (ОТ) и окружность бедер (ОБ), отношение ОТ/ОБ как маркеры абдоминального ожирения), биохимический анализ крови (включающий исследование функционального состояния печени (билирубин, АСТ, АЛТ, ЩФ, ГГТП), показатели липидного спектра, гликемический профиль), СМАД, УЗИ органов брюшной полости.

Результаты и обсуждение. Клиническая картина, которая могла бы говорить о поражении печени у обследованных пациентов с метаболическим синдромом, была скудна. В большинстве случаев выявлено бессимптомное повышение трансаминаз при обследовании по поводу другой патологии (сахарный диабет, артериальная гипертензия, ожирение). У 7 пациентов (23,3 % обследуемых) имели место неспецифичные жалобы, не коррелирующие со степенью активности воспалительного процесса в печени: астенические (слабость, повышенная утомляемость), диспепсические жалобы (метеоризм, тошнота, нарушение стула), болевые (периодически ноющая боль и дискомфорт в области правого подреберья без четкой связи с приемом пищи). У всех пациентов по данным анкетирования было исключено злоупотребление спиртными напитками. При анализе антропометрии было отмечено, что у обследованных женщин ОТ была более 98 см, у мужчин – более 100 см, при этом соотношение ОТ/ОБ у женщин более 0,85, а у мужчин более 1,0. Сопоставляя с данными литературы, эти показатели являются предиктором дислипидемии (повышения уровня триглицеридов (ТГ) и снижения уровня холестерина липопротеинов высокой плотности (ХС-ЛПВП)) [1]. Согласно литературным данным с развитием НАЖБП ассоциирована гиперлипидемия, в частности, гипертриглицеридемия (20 – 80 % больных) [4]. По полученным данным гиперхолестеринемия, гипертриглицеридемия, повышение ХС-ЛПНП и снижение ХС-ЛПВП наблюдались в различной степени выраженности у 78 % обследованых пациентов.

У обследованных пациентов выявлено умеренное (в 2 – 4 раза) повышение активности АЛТ и АСТ в 50 % случаев, при этом активность АЛТ превышала активность АСТ у 88% пациентов. Также отмечалось умеренное повышение активности ЩФ в 33,3 % и активности ГГТП в 75 % случаев. Гипергликемия была выявлена у 12 пациентов (40 %): из них 3 пациента - с установленным СД 2 типа и 1 пациент - с впервые выявленным СД 2 типа. По данным УЗИ печени в 50 % случаев выявлена гепатомегалия, признаки жирового гепатоза у 76,7 % (23/30) пациентов, у 3,3 % (1/30) пациентов выявлены признаки стеатогепатита.



По данным СМАД выявлены повышенные среднесуточные значения как САД 142,71 [108:159] мм рт. ст., так и ДАД 83,73 [68:97] мм рт. ст. несмотря на проводимую комбинированную гипотензивную терапию (в частности, при АГ III степени комбинация 4-х вышеуказанных групп препаратов), т.е. отсутствие эффективного контроля АД. В 80% случаев отмечается повышенная вариабельность цифр АД, особенно выраженная в ночное время суток; в 73,3% выявлено повышенное среднесуточное пульсовое АД (>53 мм рт.). Также в большинстве случаев выявлено нарушение двухфазного ритма АД в виде преобладания нон-дипперов и найт-пикеров. Выраженность данных изменений ассоциирована с индексом массы тела, длительностью артериальной гипертензии, наличием НАЖБП и сопутствующего СД 2 типа. Данные изменения могут быть ассоциированы с увеличением риска смерти независимо от уровня среднесуточного АД. Установлено, что отсутствие достаточного снижения АД ночью – сильный и независимый предиктор сердечно – сосудистой смертности [9]. У таких пациентов отмечается увеличение индекса массы миокарда левого желудочка, выше степень микроальбуминурии (ранний маркер поражения почек).

Заключение. Полученные результаты свидетельствуют о неблагоприятном влиянии избыточной массы тела и абдоминального ожирения на показатели липидного и углеводного обмена, СМАД и функциональное состояние печени, взаимосвязи НАЖБП и компонентов МС, коморбидном влиянии компонентов МС друг на друга. Это требует более тщательного обследования пациентов с избыточной массой тела с целью раннего проведении превентивных мер, а также тщательное динамическое наблюдение пациентов с МС с оценкой функционального состояния печени, параметров углеводного и липидного обменов, контроля течения АГ.

Литература

  1. Верткин А.Л., Носов О.В., Скотников А.С., Водолазкая А.Н. Ожирение в общесоматической практике. // Лечащий врач. - 2009. - №11. - С. 27–32.

  2. Костюкевич О.И. Артериальная гипертензия и болезни печени: в поисках компромисса. // РМЖ. – 2011.- том 19, №5. - С. 338–342.

  3. Минушкин О.Н. Неалкогольный стеатоз печени, диагностика, лечебные подходы. // Лечащий врач. – 2012. - № 2. - С. 34–38.

  4. Мохорт Т.В. Неалкогольная жировая болезнь печени и сахарный диабет: аспекты патогенеза, диагностики и лечения. // Медицинские новости. – 2012. - № 4. – С. 4-10.

  5. Преждевременная смертность: где мы сейчас и куда мы движемся / В.Т. Ивашкин // Материалы XVII Российской гастроэнтерологической недели. – Москва, 2012.

  6. Принципы коррекции дислипидемии у пациентов с неалкогольной жировой болезнью печени / И.Г. Бакулин // Материалы XVII Российской гастроэнтерологической недели. – Москва, 2012.

  7. Якимова С.С. Рациональная терапия неалкогольной жировой болезни печени в амбулаторной практике //Справочник поликлинического врача. - № 9. – 2012. – С. 13 – 16.

  8. Calle E., Thun M., Petrelli J. et al.. Bodi-mass index and mortality in a prospective cohort of U.S. adults // B Engl J Med. – 1999. - 341; 15. – С. 1097-1105.

  9. Оhkubo T., Imai Y., Tsuji I. et al. Relation between nocturnal decline in blood pressure and mortality. The Ohasama study. Am J Hypertens 1997; 10: 1201–1207.

  10. Targher G., Bertolini L., Padovani R. et al. Prevalence of non-alcoholic fatty liver disease and its association with cardiovascular disease in patients with type 1 diabetes. // J Hepatol, 2010; 53(4):713-718.

  11. Targher G., Pichiri I., Zoppini G. et al. Increased Prevalence of Cardiovascular Disease in Type 1 Diabetic Patients with Non-Alcoholic Fatty Liver Disease. // J Endocrinol Invest, 2011 Jul 27. [Epub ahead of print] PMID: 21795844.

ОСВЕДОМЛЕННОСТЬ РОДИТЕЛЕЙ В ВОПРОСАХ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ И ПРОФИЛАКТИКИ НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ.


Якимович Н.И.,Резникова М.И., Русакова А.А.
Белорусский государственный медицинский университет,

1- я кафедра детских болезней
Актуальность: Основной путь снижения заболеваемости ˗ это ее профилактика.

Цель: выявить исходный уровень знаний, а также влияние возраста и образования на осведомленность родителей по вопросам охраны здоровья и профилактики наиболее распространенных заболеваний и достоверность этого влияния.

Методика: проведено анкетирование 229 респондентов–родителей детский садов Минска (№ 532,489,329), УЗ «Детский хирургический центр» (отделения плановой и экстренной хирургии), ДГИКБ, родильниц послеродового отделения УЗ «1-ой городской клинической больницы».

При проведении анкетирования были использованы доработанные нами варианты анкет гомельского РНПЦ «Радиоционной медицины и экологии человека».

Сроки проведения анкетирования 30.01 - 12.04.12.

Результаты анкетирования оценивались с помощью программ Microsoft Office Excel и Statistica 6.1.



Полученные результаты.

Обобщенный портрет респондента:

Женщина, возраст 21- 40 лет

Служащая, высшее образование, стаж работы 5-14 лет.

Полная семья, первый ребенок в возрасте от 3 до 5 лет.

Способ родоразрешения - через естественные родовые пути; характер вскармливания ребенка - грудное, беременность протекала без осложнений.

Без вредных привычек и хронических заболеваний, не занимается спортом.

Большинство родителей оценили свое здоровье и здоровье своего ребенка при и после рождения как хорошее.

При ответе на вопрос, что в наибольшей степени определяет здоровье, большая часть родителей выбрало наследственность (48%) ответ поведение и образ жизни был отмечен в 25% анкет.

К факторам, влияющим на развитие сердечно-сосудистых заболеваний, родители отнесли: избыток массы тела 169 человек (74 %), алкоголь (61%), курение (59%).

Основными мерами профилактики сердечно-сосудистых заболеваний соответственно стали: отсутствие вредных привычек (75%) и контроль за массой тела (66%). Знания медицинских работников, как основную меру профилактики сердечно-сосудистых заболеваний, чаще отмечали родители со средним образованием - 35%; (Хи² = 2,6 р = 0,04).

К причинам развития анемии у детей, по мнению родителей, можно отнести недостаток железа в организме (74%), чаще данный ответ отмечали родители с высшим образованием (80% ;Хи²=12,9 р=0,01) также были даны отвнтынеблагоприятное течение беременности(38%), искусственное вскармливание(10%).

К причинам развития аллергических заболеваний большинство родителей отнесли употребление в пищу экзотических продуктов (62%).Звучали так же такие ответы как: искусственное вскармливание (39%), неблагоприятное течение беременности (25%), курение (17%), употребление лекарств (31%).

Причиной частых респираторных заболеваний родители считали ослабление иммунитета ребенка (34%), посещения ДДУ (32%) - данный ответ чаще выбирали респонденты со средним и средним специальным образованием, плохой уход за ребенком (одежда не по сезону, недостаток свежего воздуха, неправильное питание) - 27%.

Основным фактором профилактики заболеваний, по мнению родителей, является здоровый образ жизни (87%), также давались ответы: раннее прикладывание к груди, длительное грудное вскармливание, рациональное питание, знания родителей по уходу за ребенком. Достоверно влияние возраста на выбор родителями длительного грудного вскармливания, как фактора профилактики заболеваний у детей, особенно в возрасте 31-40 лет.

В качестве основного источника информации большинство опрошенных используют интернет (81%), но в возрасте 41-50 лет достоверно чаще выбирают телевидение (66%; Хи²=9,3 р=0,009).

Основной волнующей проблемой, не зависимо от возраста и пола, стало воспитание ребенка(72%).

Более половины считают, что проблемы у их ребенка пройдут с возрастом самостоятельно (52%), достоверно влияния возраста и пола на выбор данного варианта- 31-50 лет(61%; Хи²=7,1 р=0,02) , высшее образование (57%; Хи²=6,4 р=0,04).



Выводы:

1) Опрошенные родители представляют благополучную социальную группу с высоким образовательным уровнем (у большинства родителей отсутствуют вредные привычки и хронические заболевания, что отличается от статистических данных Министерства здравоохранения о широкой распространенности данных проблем среди населения РБ).

2) Большинство родителей не смогли показать полноценных знаний в вопросах охраны здоровья и профилактики заболеваний.

3) Основным фактором, определяющим здоровье ребенка, около половины родителей выбрали наследственность (по данным ВОЗ на 50-55% здоровье определяют поведение и образ жизни).

4) Часть опрошенных не придавало значение (или не знало) о влиянии течения беременности и вскармливании ребенка на развитие таких заболеваний, как: анемия, аллергия, респираторные заболевания, особенно у детей раннего возраста.

5) Только 61 опрошенный из 229 придает значение такой мере профилактики сердечно – сосудистых заболеваний как регулярные посещения врача.

6) Часть родителей не считает профилактику заболеваний и оздоровительные программы одним из факторов гармоничного развития ребенка (главную роль отводят воспитанию).

7) Опасения вызывает получение информации родителями из интернета, а не от квалифицированного медицинского персонала, что может свидетельствовать о: уверенности родителей в своих (часто поверхностных) знаниях, недоверии медицинскому персоналу, недостаточном профессиональном уровне медицинского персонала (по мнению родителей).

8) У части родителей необоснованное мнение о том, что проблемы со здоровьем у ребенка пройдут с возрастом (мнение большинства родителей в возрасте 31-40 лет, со средним специальным и с высшим образованием.

9) Не было получено достоверных данных, о влиянии возраста и образования респондентов по многим вопросам анкетирования.

10) Полученную информацию можно использовать при организации и проведении санитарно-просветительской работы среди родителей.
Литература


  1. Билич Г. Л. Основы валеологии.― Фолиант, 2000. ―556 с.

ЭНДОСКОПИЧЕСКИЕ И МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ ЖЕЛУДКА С СИНДРОМОМ ДИСПЕПСИИ У ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ПЕРВОГО ГОДА СЛУЖБЫ ПО ПРИЗЫВУ

Януль А.Н., Любутина Г.П.

Белорусский государственный медицинский университет,

кафедра военно-полевой терапии;

ГУ «223 ЦАМ ВВС и войск ПВО» г. Минск
Введение. Заболевания органов пищеварения занимают ведущую позицию в структуре патологии военнослужащих по призыву и второе место среди причин увольнения из Вооруженных Сил, что определяет актуальность проблемы. Верификация заболевания с диспептическими жалобами является актуальной клинической задачей, имеющей научное и практическое значение [2,3].

Цель работы. Изучить сопряженность эндоскопических и морфологи-ческих изменений слизистой оболочки верхнего отдела желудочно-кишечного тракта при диспепсии у военнослужащих по призыву первого года службы.

Материалы и методы. Обследовано 149 военнослужащих по призыву Минского гарнизона воинских частей ВВС и войск ПВО (возраст 18-27 лет) за период с января 2010 по февраль 2012, имевших жалобы, относящиеся к категории диспепсии. Жалобы пациентов были стандартизованы в соответствии с требованиями Римского III Консенсуса 2006 относительно диспепсии [5,7]. Выполнялась ФЭГДС с биопсией СОЖ из 5 мест с последующим морфологическим исследованием.

Стандартизация макроскопической оценки слизистой оболочки верхних отделов ЖКТ проводилась по рекомендациям ОМЕD [4]. Эндоскопическое исследование проводили фиброгастроскопом «PENTAX» типа FG-29W по стандартной методике.

Биопсию слизистой оболочки желудка выполняли щипцами биопсийными гибкими «Ворсма» Щ-127, Щ-119 и «OLYMPUS» ЕВ-240К. Образцы СОЖ: два – из тела, три – из антрального отдела желудка. Окраска гематоксилином и эозином. Н. рylori определяли морфологическим методом с окраской по Романовскому-Гимзе. Для оценки морфологической картины использовали терминологию, критерии и градации хронического гастрита в соответствии с «Classification and Grading Gastritis. The Updates Sydney System» [1]. Результаты обработаны с помощью непараметрической статистики (критерий χ² с поправкой Yates) с использованием программы STATISTICA-6. Уровень достоверности по α определялся при α < 0,05, а показатель чувствительности (1-β) > 0,8 [6].

Результаты. Первичная обращаемость была у 103 (69,1%), вторичная - у 38 (25%) (во всех случаях пациенты ранее обращались за медицинской помощью с жалобами, относящимися к категории диспепсии и были обследованы до службы по призыву в Вооруженных Силах Республики Беларусь). Наиболее частой жалобой была эпигастральная боль n=130 (87,2%), значительно реже – эпигастральное жжение n=56 (37%) и чувство полноты после еды n=61 (40%), а также раннее насыщение n=32 (21%). Изжога имела место у n=100 (67,1%) обследованных.

Таким образом, эрозивно-язвенные изменения с учетом рубцовой деформации были у n=44 (29,5%) обследованных пациентов с симптомами желудочной диспепсии (таблица 1). По решению ЦВВК n=16 (10,7%) были признаны негодными к военной службе в Вооруженных Силах по болезни.

Частота встречаемости при эндоскопии эритематозной гастропатии в нашем исследовании составила n=57 (38 %). Визуальная норма при эндоскопии составила n=12 (8 %) (таблица 2).

При сравнении мононуклеарной инфильтрации в двух исследуемых группах с эритематозной гастропатией и визуально неизмененной слизистой оболочкой, можно только отметить тенденцию к более частой мононуклеарной инфильтрации в теле (χ2=3,04; p=0,0813).



Таб. 1. Характеристика визуальных изменений слизистой оболочки верхних отделов ЖКТ при эндоскопии (n=44)


Выявленные изменения

при ФЭГДС



n

%

Язва 12-перстной кишки

7

4,6

Эрозии тела желудка

12

8,1

Эрозии луковицы 12-перстной кишки

11

7,4

Рубцовая деформация тела желудка

1

0,7

Рубцовая деформация луковицы

12-перстной кишки



8

5,4

Эзофагит

5

3,6



Таб. 2. Характеристика эндоскопических данных слизистой оболочки верхних отделов ЖКТ (n = 82)


Выявленные изменения

при ФГДС



n

%

Эритематозная гастропатия

57

38

Зернистая гастропатия

9

6

Эритематозная уоденопатия

31

20

Зернистая дуоденопатия

3

2

Визуальная норма

12

8

При сравнении полинуклеарной инфильтрации не выявлено достоверных различий ни в теле (χ2=0,00; p=0,9609), ни в антральном отделе (χ2=1,18; p=0,2764).

Атрофия была выявлена в теле и антральном отделе, достоверных различий не выявлено.

Кишечная метаплазия наблюдалась у 3 обследованных с эритематозной гастропатией (в теле и антральном отделе, слабо выраженная) сочетающаяся с инфекцией Н.рylori, в двух случаях имела место контаминация тела желудка.

Сравнение частоты контаминации Н.рylori в двух исследуемых группах с эритематозной гастропатией и визуально неизмененной слизистой оболочкой не выявило достоверных различий ни в теле (χ2=0,49; p=0,4826), ни в антральном отделе (χ2=0,43; p=0,5137).

При сравнении лимфоидных фолликулов выявлены достоверные различия в антральном отделе (χ2=6,43; p=0,0112).

При сравнении фовеолярной гиперплазии можно отметить тенденцию к более частой фовеолярной гиперплазии в теле желудка (χ2=3,04; p=0,0813) (таблица 3).

Таб. 3. Сравнительная характеристика морфологической картины эритематозной гастропатии и визуально неизмененной СОЖ


Характеристики

Эритематозная

гастропатия n = 30



Визуальная

норма n = 12



χ² (р)


Выраженность воспаления (мононуклеарная нфильтрация) тело, в т.ч.:

1

2



3

28

14



5

7


8

3



4

1


3,04 (0,0813)

0,89 (0,3450)

0,60 (0,4395)

0,47 (0,4943)


Выраженность воспаления (мононуклеарная инфильтрация) антральный отдел, в т.ч.:

1

2



3

30

6



13

11

12

2

5



5

0,06 (0,8092)

0,03 (0,8521)

0,06 (0,8053)

0,00 (0,9599)


Активность воспаления

(полинуклеарная инфильтрация) тело, в т.ч.:

1

2

3



14

7



7

0


5

4



1

0


0,00 (0,9609)

0,08 (0,7814)

0,47 (0,4948)




Активность воспаления (по-линуклеарная инфильтрация) антральный отдел, в т.ч.:

1

2



3

21

14



7

0


11

7



3

1


1,18 (0,2764)

0,12 (0,7327)

0,08 (0,7746)

0,23 (0,6312)


Атрофия (тело), в т.ч.:

1

2



3

1

0

1



0

0

0

0



0

0,23 (0,6312)
0,23 (0,6312)


Атрофия (антральный отдел), в т.ч.:

1

2



3

5

4



1

0

2

2

0



0

0,21 (0,6468)

0,04 (0,8343)

0,23 (0,6312)




Кишечная метаплазия (тело), в т.ч.:

1

2



3

2

2



0

0

0

0

0



0

0,01 (0,9088)

0,01 (0,9088)


Кишечная метаплазия (антральный отдел), в т.ч.:

1

2



3

1

1



0

0

0

0

0



0

0,23 (0,6312)

0,23 (0,6312)


Контаминация

Н.рylori (тело), в т.ч.:

1

2

3


10

4



6

0

2

1

1



0

0,49 (0,4826)

0,01 (0,9399)

0,21 (0,6468)




Контаминация

Н.рylori (антральный отдел), в т.ч.:

1

2

3



10

4



6

0


6

2



4

1


0,43 (0,5137)

0,04 (0,8343)

0,00 (0,9526)

0,23 (0,6312)


Лимфоидные фолликулы

(тело)


9

3

0,00 (0,9569)

Лимфоидные фолликулы

(антральный отдел)



14

0

6,43 (0,0112)

Фовеолярная гиперплазия (тело)

2

4

3,04 (0,0813)

Фовеолярная гиперплазия (антральный отдел)

4

1

0,01 (0,9399)


Выводы

1. Эрозивно-язвенные изменения с учетом рубцовой деформации были в сочетании с другими визуальными изменениями СОЖ и имели место у 29,5% обследованных пациентов с симптомами диспепсии (по решению ЦВВК n=16 (10,7%) были признаны негодными к военной службе в Вооруженных Силах по болезни).

2. Частота встречаемости при эндоскопии эритематозной гастропатии в нашем исследовании составила n=57 (38 %).

3. Проведенный сравнительный анализ морфологических характеристик СОЖ в двух исследуемых группах с эритематозной гастропатией и визуально неизмененной слизистой оболочкой при сравнении лимфоидных фолликулов выявил достоверные различия в антральном отделе (χ2=6,43; p=0,0112). При сравнении фовеолярной гиперплазии можно отметить тенденцию к более частой фовеолярной гиперплазии в теле желудка (χ2=3,04; p=0,0813) и тенденцию к более частой мононуклеарной инфильтрации в теле желудка (χ2=3,04; p=0,0813).

4. Проведенное на небольшом материале исследование позволило показать значительную частоту изменений верхних отделов ЖКТ у военнослужащих по призыву первого года службы с диспептическими жалобами.
Литература

1. Аруин Л.И., Капуллер Л.Л., Исаков В.А. Морфологическая диагностика болезней желудка и кишечника / М.: «Триада-Х». – 1998. – С. 496.

2. Бова А.А., Криушев П.В. Диспепсия в свете Римского III Консенсуса // Военная медицина. – 2009. - № 3. - С. 17-18.

3. Мараховский К.Ю. Сопряженность изменений слизистой желудка, ассоциированной с Hеlicobacter pylori у детей и взрослых в урбанизированной популяции // Мед. новости. – 2004. – № 9. – С. 17 – 23.

4. Маржатка З. при сотрудничестве комитета по терминологии ОМЕD. Пятое издание переработанное и дополненное. Дигестивная эндоскопия: Терминология с дефинициями и классификациями диагнозов и терапии/ Normed Verlag. – 2011. – С. 25 – 54.

5. Пиманов С.И., Силивончик Н.Н. Римский III Консенсус: избранные разделы и комментарии. Пособие для врачей / Пособие. Пиманов С.И., Силивончик Н.Н. – Витебск: Издательство ВГМУ, 2006. – 160 с.



6. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA / М.: Медиа Сфера. 2002. С.312.

7. Силивончик Н.Н. Функциональные желудочно-кишечные расстройства: пособие для врачей / Силивончик Н.Н., Пиманов С.И., Мирутко Д.Д. – Минск: Доктор Дизайн, 2010. – 92 с.
<< предыдущая страница