Элегическая комедия в двух действиях Москва 2007 - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Элегическая комедия в двух действиях Москва 2007 - страница №1/2


Алла Пушкина


ФИАЛКИ

элегическая комедия

в двух действиях

Москва – 2007


Действующие лица:

Петр Владимирович - дирижер

Катерина Васильевна - бывшая жена

Лилия Валентиновна - бывшая жена

Роза Михайловна - бывшая жена

Лиза - дочь

Сашенька
Действие пьесы происходит в один из августовских вечеров в небольшой квартире Петра Владимировича.

Действие первое



Катерина Васильевна – пожилая женщина в скромном, но в ее понятии, нарядном платье. Лиза – средних лет, в джинсах и легком свитерке, щелкает телевизионным пультом.
КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ну, и что мне было делать? Вот теперь голову ломаю.

ЛИЗА. Да, не позавидуешь.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Чему тут завидовать? Да выключи ты этот телек. Одна же реклама по всем каналам. Лиз, может помочь чем?

ЛИЗА.(выключая телевизор). Ну, его к черту. Да, что помогать? Торт есть. Выпьем шампанского и по домам. У меня Олька во дворе с подружками.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ну, и взяла бы ее.

ЛИЗА. Не хочет. Они репетируют какой-то спектакль.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ну, артистка. Всего-то десять лет, а уж репетирует. Показывать-то будут?

ЛИЗА. Будут, но не мне. Меня она стесняется, я ее критикую.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А зачем же ты ребенка критикуешь?

ЛИЗА. А если плохо? Я не могу сказать, мол, молодец, какая ты талантливая, если явно плохо. У нее и так самомнение – будь здоров.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Но ты же тем самым развиваешь в ребенке комплексы.

ЛИЗА. Только не у Ольги. Говорю же, она меня просто не зовет смотреть их «шедевры».

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А как поживает ее музыкальная школа?

ЛИЗА. Каникулы. Что будет в сентябре, не знаю. Совершенно не хочет заниматься. Только двор, девочки…

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Хорошо, что еще не мальчики. Петя-то помогает?

ЛИЗА. У него своя жизнь, свои интересы.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Жениться не собрался?

ЛИЗА. Ничего не слышала. Да и сколько можно? Честно говоря, в его возрасте уже смешно.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Что ты! Он мужчина видный. Талантливый. Моложавый, подтянутый, без склероза… Давно хочу спросить, как твой Славка?

ЛИЗА. По-прежнему сидит сутками перед компьютером. Якобы создает какую-то новую программу. Работать не хочет. Обленился в конец, даже за Ольгой не присматривает.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Так же может крыша поехать.

ЛИЗА. Вот Иван вернется, пусть проводит с ним беседу. Пусть заставляет, ремня даст, в конце концов. Меня он совсем не слушает. Просто руки опускаются. С чужими детьми как-то проще.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. С чужими всегда проще. Вышел из школы, - все, ты за него не отвечаешь. Хотя, у меня душа болела за каждого из

моих учеников. Домой к ним ходила, с родителями беседы вела. Пикники устраивала, помнишь? А кто я была по большому счету для этих детей и их родителей, - классуха, как они выражались. Да и мой предмет никогда не был популярен, как скажем, литература или математика. Во все времена школьников в моем предмете волновала только одна тема – размножение. В этом весь интерес к биологии.

ЛИЗА. Теть Кать, а чего там в прихожей в пакете завернуто?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А-а-а… Это для папы подарок.

ЛИЗА. Что-то музыкальное? Вроде как я слышу какие-то звуки.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Это хороший подарок. Пете он будет кстати.


У Лизы звонит мобильный телефон.
ЛИЗА (отвечает). Чего? Господи, Оля, ну не получается, займись чем-нибудь другим. Не знаю, чем. Деда еще нет. И когда я приду, не знаю. Славик дома? Что ага? Побудь просто с братом, в конце концов. Я уже сказала, не знаю. Что Вика? Не общайся ты с этой Викой. Общайся только с Наташей. Что? Перестань ныть! Не доставай меня! Бери Славика, приезжайте к деду. Тут бабушка Катя, мы будем есть торт. Ну не хочешь, что ты тогда от меня хочешь? Разбирайся сама. И не тарапунькай мне по всяким пустякам. Пока. (Отключается). Вечные конфликты. Того не хочу, так не буду. Жуткий характер. И вот я педагог, а с собственными детьми справиться не могу. Как всегда, сапожник без сапог.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Надо быть терпимее.

ЛИЗА. Уже не могу. Я безумно устала.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А Ваня давно в командировке?

ЛИЗА. С марта. У него контракт на полгода. Представляете, я перестала читать. Я ничего не читаю, кроме программы телевидения.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Хочешь, буду брать Ольгу к себе?

ЛИЗА. Хочу. Только она не пойдет. А возьмите Славку.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Но… У меня же нет компьютера.

ЛИЗА. А я в нагрузку отдам.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Давай. Может, и я на старости лет чему-то научусь. А то сейчас все такие продвинутые…

ЛИЗА. Беда в том, что он не пойдет. Дед занят собой, своим оркестром…

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Это же прекрасно, что он в своем возрасте еще работает, еще нужен. Он талант.

ЛИЗА. Никто не спорит. Вокруг меня одни таланты. И каждому угоди, каждого пойми. Один в Японии, у другого важный концерт, третий хочет

сказать новое слово в программировании, у четвертой вечные ссоры и конфликты. У всех дела и проблемы. У одной меня нет ни дел, ни проблем.


Раздается звонок в дверь.
Это же не отец. Кто это? (Идет открывать).

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Перестань себя накручивать. Такая наша женская доля. За все переживать и всех поддерживать.


Появляется Лилия Валентиновна. Дама неопределенного возраста в потрясающем лиловом брючном костюме и кокетливой шляпке.
ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Здравствуйте, Лизочка. С именинником вас.

ЛИЗА. Здравствуйте…

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. О! Никак коллега объявилась.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Здравствуйте, Екатерина Васильевна.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Опять она. Я и по паспорту Катерина. Мы из простых. Нечего нам приписывать царские имена. (Лизе). Вот скажи, прожил человек жизнь. Какие у нее были заботы?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. А Пети нет?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А Пети нет. Присаживайся, подруга. Наш Петя, поди, очередной бабе голову морочит.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Что вы, Екатерина, Катерина Васильевна. Петр Владимирович очень интеллигентный человек.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ну а кто же, как не интеллигенция так любит женщин. Вон они все – художники, писатели, музыканты, артисты, такое вытворяют. Я газеты читаю.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Есть еще и научная интеллигенция…

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ты себя к ней причисляешь? А я скажу, что даже научная приставка не помешала тебе в четвертый раз выйти замуж.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. А какое это имеет отношение?..

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Послушайте, вам не скучно жить? Вы никогда не хотели завести себе какую-нибудь живность? Скажем, тушканчиков.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИОВНА. Кого?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Тушканчиков. Австралийских. Такие очень симпатичные прыгучие твари.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Нет. Я даже никогда не думала об этом.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Очень зря. А ты на досуге подумай.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Я и думать не хочу. Когда же будет Петя?

ЛИЗА. Неизвестно. Мобильный выключен. Возможно, у него вечерняя репетиция.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Позвольте остаться. Очень хотелось бы его поздравить.

ЛИЗА. Пожалуйста.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Теперь нас уже двое.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Честно говоря, не ожидала вас здесь встретить, Екате… Катерина Васильевна.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А с чего это не ожидала? Я тебя тоже не ожидала, но ты пришла.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Это мой долг.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Перед кем?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Перед нашим прошлым.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Вот и у меня перед прошлым.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. А я вас и не осуждаю.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Вот еще! Она бы меня осуждала!

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. У вас в жизни возникла какая-то проблема, Ек… Катерина Васильевна.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Проблема в том, что ты не можешь запомнить, как меня зовут.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Извините.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Я так тебе скажу. Только у полоумных нет проблем.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Как психолог, я могу вам помочь.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Послушай, заведи себе тушканчиков.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. У моего супруга аллергия на животных.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. И кто нынче наш супруг?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Он доктор - невропатолог.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Чудная семейка.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. У нас с ним полное взаимопонимание.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Еще бы!

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Так, где же Петя, Петр Владимирович?

ЛИЗА. У Пети, Петра Владимировича, должно быть, вечерняя репетиция.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Это, матушка, называется склероз.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Просто я выпустила из виду, что он до сих пор еще, что называется, в строю.

ЛИЗА. В строю. И до сих пор командует фронтом.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Он все еще дирижирует?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А то!

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Боже, какой молодец!

ЛИЗА. Лилия Валентиновна, а с чего вы вдруг решили зайти? Ведь после развода с папой, между вами словно кошка пробежала. И дата нынче не круглая.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Как, ему не семьдесят?

ЛИЗА. Семьдесят будет в следующем году. Вы опять все перепутали.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Говорю же, склероз.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Не склероз, а рассеянность. Знаете, Лизочка, мне вдруг захотелось увидеть вашего отца.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Прямо как в последний раз… А его-то и нет. Придется смотреть на нас.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Вы, Катерина Васильевна, совсем не изменились.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ой, спасибо. А вот вы…

ЛИЗА. Теть Кать, ну хватит.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Я хотела сказать, расцвела, даже помолодела. Муж, должно быть, моложе.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Всего на три года.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ну, хоть на три года, но выглядишь моложе своих лет. На три года.

ЛИЗА. Не слушайте, Лилия Валентиновна, выглядите прекрасно.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Спасибо, Лизочка. Как детки? Славик, Олечка?

ЛИЗА. Нормально.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Радуют маму?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. На то они и детки, что бы радовать.

ЛИЗА. Да. По всякому бывает, Лилия Валентиновна, но это жизнь.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. У вас чудные детки.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А ты их видела?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Ну, я могу предположить…

ЛИЗА. Обыкновенные.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. При таком талантливом дедушке… Говорят, талант проявляется через поколение.

ЛИЗА. На детях природа отдыхает. А как ваша дочь?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Живет с мужем в Америке.

ЛИЗА. Счастлива?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Я не вмешиваюсь.

ЛИЗА. Внуки?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Внуков нет.

ЛИЗА. А чего она тянет?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Я не вмешиваюсь.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Но ты же психолог!

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. При чем здесь моя профессия и моя дочь?

ЛИЗА. Абсолютно не при чем. Сапожник без сапог.


ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Главное, моя дочь - адекватный человек. А там у них в Америке совершенно иная психология.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Вот так. А говорят, психология – наука. Очень хорошо писать диссертации. Хрен, что докажешь. Не то, что в биологии – пестик, тычинка – и баста!

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Между прочим, эти две науки тесно взаимосвязаны.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Это ваша связана, потому что – воздух, пыль. А наша сама по себе, ей не нужна поддержка. Все четко и конкретно. Инстинкты, рефлексы. А у вас – душа, сознание…

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Сознание и подсознание. Но инстинкты и рефлексы мы тоже изучаем.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А правда, что удалось узнать вес души? Интересно, как взвешивали, как отдельно изъятый орган? Но такого органа нет, я вам как специалист говорю. Почки есть, сердце есть, даже у некоторых аппендикс есть, а души нет.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Вы рассуждаете, как доисторический материалист. Душа – это иного рода материя.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Это не материя, а дух. И давайте договоримся. Вы – идеалистка, я – материалистка, пусть даже доисторическая. Все!

ЛИЗА. Как отец мог полюбить таких разных женщин?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. О! Ваш отец – талант.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Талант - не спорю. Но олух царя небесного.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Петя – прекрасный человек.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А что же ты тогда ему изменила с этим своим… невропатологом?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Была молодая, глупая.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Нет, Лиз, ты слыхала. Уж под полтинник было, а говорит, молодая, глупая. Я в том твоем возрасте уже на мужиков не заглядывалась.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Конечно, у вас же был Петя.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Был Петя. Лиз, а может, зря не заглядывалась? А?

ЛИЗА. Не знаю, может, и зря.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬВНА. Эх, молодая была, глупая.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Женщина не должна терять интерес к противоположному полу никогда, даже в восемьдесят.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. То-то я и вижу, что ты до восьмидесяти скакать будешь. Знаешь, как это по-русски называется?

ЛИЗА. Вот только, девочки, давайте избегать нецензурных выражений.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Да ради Бога. Все и так все поняли.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Что это вы, Катерина Васильевна, на меня напали?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Нет, ну хороша фиалка. Увела у меня мужа…

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Мне казалось, что вы меня простили.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. И мне казалось. Но ты опять пришла. Послушай, заведи тушканчиков.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Да не нужны мне тушканчики. Я боюсь грызунов.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Лиз, правда, хорошо выглядит. Ей этот цвет, этот фиолет, эта фиалковость очень к лицу. А шляпа – дурацкая. Что, не успела прическу сделать?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Почему это шляпа дурацкая? Я ее купила в модном бутике.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. В период распродажи старой коллекции?

ЛИЗА. Девочки, не ссорьтесь. Сегодня праздник.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Вот именно. А какой же праздник без сюрпризов? Один уже здесь.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Ну, ваше присутствие – для меня тоже сюрприз.
Раздается звонок Лизиного мобильного телефона.
ЛИЗА (в трубку). Оля, чего? Не знаю. Деда еще нет. Что ого? Так, послушай, отвяжись от меня. Могу я хоть один вечер от тебя отдохнуть? Не знаю, когда приду. Побудь один вечер взрослым самостоятельным человеком. Дай мне покоя и не ной. Ну, приду я скоро, приду. Поздравлю деда и приду. Пока.(Отключает вызов).

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. А давайте начнем праздновать. Я принесла хороший коньяк. Мужу один состоятельный пациент презентовал. А еще я принесла конфеты.

ЛИЗА и КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА (вместе). Грильяж?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. А откуда вы знаете?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Откуда. От Пабло Неруды. Вот надо же, Лиза, Пете изменила, а себе нет.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Да, это мои любимые конфеты.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. И даже теперь?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Даже теперь. Правда, я их уже лет пять не ем.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ну, еще бы! Такой Голливуд.

Не одна тысяча, должно быть, ушла. В баксах.


Раздается звонок в дверь.
ЛИЗА и КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА (вместе). А это кто?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Должно быть, еще гости к Пете.

ЛИЗА (громко). Иду.

Лиза открывает дверь. Появляется Роза Михайловна. Маленькая пожилая дама. Одета с претензией на оригинальность и богемность.
РОЗА МИХАЙЛОВНА (войдя). Здрасьте.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. О! Здрасьте! Я же говорила, что в праздники сплошные сюрпризы. (Розе Михайловне). Какими судьбами?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Имею полное право как законная супруга именинника.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Мы тут все на том же основании.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. И прекрасно, девочки. Давайте веселиться. А где именинник?

ЛИЗА. А вот именинника-то и нет.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА (не громко). Все-таки Петя крайне разносторонний человек. У одной фиалки по жизни, у другой в голове, у меня на подоконнике.

ЛИЗА. Роза Михайловна, познакомьтесь. Это Лилия Валентиновна – последняя папина жена.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. А я поняла. Вы очень интересная женщина. Этот цвет вам к лицу. А шляпка – просто чудо.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Да? Спасибо.

ЛИЗА. Ну, а Катерину Васильевну знают все.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Да кто ж ее не знает, Катерину Васильевну?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Послушайте, девочки. Как здорово, что все мы здесь. Вот Пете-то сюрприз будет. В его день рождения мы все собрались. Не хватает только Лизочкиной мамы, царствие ей небесное.

ЛИЗА. Спасибо, что вспомнили маму.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Что ты. А то я не помню, какой Петя был после смерти Аннушки. (Лилии Валентиновне). Мы работали в одном оркестре. Я – первая скрипка.

ЛИЗА. Мама была вокалисткой.

РОЗА МИХАЛОВНА. Ой, у нее был сказочный голос, хрустальный. Они с Петей познакомились еще в консерватории. Мне Петя много рассказывал о свой первой жене.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Мне он тоже рассказывал.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. И мне. Господи, царствие небесное.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. А давайте выпьем. Повод-то какой прекрасный. День рождение нашего мужа.

ЛИЗА. А давайте. За день рождения султана.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Точно. А я, между прочим, терпеть не могу фиалки. И вообще, растут они у меня плохо. Другие цветы буйствуют, а эти, почему-то, чахнут.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. При чем тут ваши фиалки?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ну, не растут они у меня.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Вам Петя в период ухаживания дарил фиалки?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Дарил, будь они не ладны.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Мне тоже. Хотя я очень люблю лилии. Это же так естественно.

ЛИЗА. Конечно. Лилия любит лилии. Но это банально.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. А вот мне Петя всегда дарил розы.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. И что в этом банального, наоборот, романтично. Розы – Розе, лилии – Лилии, маргаритки – Маргарите, анютины глазки – Анне…

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А Кате – фиалки. Очень романтично. Послушайте, Роза, вы живете одна?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Почему? У меня есть квартирант.

ЛИЗА. Это в каком смысле?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. В смысле, что вторую комнату я сдаю. Чудный мальчик Дима. Правда, он несколько странный, но как квартирант меня

вполне устраивает. Когда-то, лет десять назад, он приехал с Украины. Так в Москве и остался. Сделал гражданство, прописался где-то в Брянске…

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Это лишние подробности.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Нет, но он - очень своеобразный мальчик.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Лет-то сколько вашему мальчику?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Тридцать семь. Будет.

ЛИЗА. В тридцать семь ни жены, ни детей?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Жены нет, и никогда не было, а о детях я знать не могу. Да и сам он не знает.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Да, странный мальчик. К вам не клеится?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Да что вы, он совсем юн.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. В этой жизни бывает все.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Что вы. К нему молодые женщины ходят. В этом смысле он вполне нормальный.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Вот, чтобы я к себе на квартиру взяла молодого мужика, который водит баб! Ни за что! Так и заразиться какой-то гадостью не долго.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Что вы, он - очень положительный. Турист, археолог. Кстати, ко всему прочему, он еще и психолог, даже какой-то институт у себя на Украине закончил. Работает на двух работах. Днем – в институте Семашко младшим научным сотрудником, а ночь через три – сторожем в магазине сантехники.

ЛИЗА. Унитазы охраняет?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Там не только унитазы.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Дима говорите? Еще, наверное, он без ума от Волошина и портвейна.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Да. Вы его знаете?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Пересекались в Семашко. Слушала его доклад. Харизматичный парень, но с полным отсутствием логики.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Роза, на черта вам этот квартирант? Заведите тушканчика. Это совершеннейшая прелесть. Пищат, как птички. Главное, с логикой все в порядке.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Зачем мне тушканчик? Я уже к Диме привыкла.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Тоже сказали, логика у тушканчиков. Может у них еще своя психология?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. И психология. Ведь что такое психология? Побуждение и оправдание поступков.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Нельзя настолько упрощать.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Но я же говорю о тушканчиках.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Да. Это даже не собаки и, тем более, не обезьяны.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Я вам так скажу, что среди людей, как и среди животных, встречаются умные. Но чаще не очень, или, говоря попросту, дураки. Тушканчики, как и ваши собаки, тоже млекопитающие.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Хватит этих уроков зоологии. Мы, в конце концов, не в седьмом классе. Вспомните еще инфузорию туфельку.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Ой, а я все думаю, кого вы мне напоминаете. Простите, не сдержалась.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. А еще психолог.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Ну, извините, вырвалось.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Точно-точно, похожа.

ЛИЗА. Ну, хватит. Давайте праздновать. Когда папа будет, не известно, а у меня дочка нервничает.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. А почему она нервничает?

ЛИЗА. Нервничает, что меня нет дома.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Какие глупости. По заднице мало получала.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Катерина Васильевна, вы же педагог. Как можно так говорить?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Вот потому что педагог, потому так и говорю. Пока мы будем разбираться в их душах и объяснять для себя мотивы их поведения – вырастут. А какими вырастут – не известно. Должна быть четкая иерархия: вот детеныш, вот родитель – старше, опытнее, он несет ответственность за ребенка, за его будущее. Он его кормит, лелеет, взращивает.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Но ребенок – это уже личность, индивидуальность, особая субстанция. Он единица…

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Что такое? Шла на день рождения, а пришла на диспут. Девочки, я вам так скажу, в человеке столько всего намешано, что, сколько его не изучай – он все равно останется загадкой. В этом-то и вся

прелесть. И вам есть, за что деньги получать. Вот скажите, Лилечка, вы всегда можете объяснить свои поступки?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Ну… Оправдать могу, проанализировать причины…

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Оправдать мы все потом можем, а вот именно проанализировать, как вы говорите, причины я, например, могу не всегда. Почему, скажем, вдруг я делаю то, что мне не свойственно? А я ведь делаю.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Объяснение простое.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Ну-ка, интересно.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Вы себя воспринимаете такой, какой хотите воспринимать. Все ли ваши неожиданные, как вы говорите, не свойственные

вам поступки, так же неожиданны для знающих вас людей? Скорей всего нет. Именно в этом случае мы говорим о неадекватном восприятии собственной личности. Но в жизни случаются всевозможные стрессовые, шоковые ситуации, что называется состояние аффекта, в которых вы как личность проявляетесь неожиданно. Тогда нужно изучать поведение в нестандартных ситуациях, то есть, почему вы поступаете неожиданно для себя же самой.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Да. Это уже полная терция. Я пока играю гамму. Вот, скажем, часто вечером я не хочу пить коньяк, потому что знаю, что утром будет болеть голова. Тем не менее, иду и пью.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А это алкоголизм.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Вы полагаете?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. И вправду, давайте пить коньяк. Петю, чувствую, мы не дождемся.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. А давайте. Сегодня я уже пила коньяк на одной презентации. Меня все еще кое-куда приглашают. Я в свое время была знаменита, благодаря Пете, конечно. Я же была его музой.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Мы все были его музами.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Но вы же так далеки от музыки.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Нас Петя приближал. Разве после вашего развода он плохо дирижировал оркестром?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Да?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Лиза, они обе ополчились против меня.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА (Розе Михайловне). Послушайте, заведите тушканчика. Очень советую. Вам не будет так одиноко. И к вашему Диме перестанет, кто попало ходить.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Почему она ко мне привязалась? Где, в конце концов, коньяк?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Коньяк у меня. Еще есть конфеты грильяж.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. О! Это мне не по зубам.

ЛИЗА. Есть торт «Птичье молоко».

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. «Птичье молоко»! Прекрасно. Лиза, вам помочь?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А ну-ка, девчонки, давайте накрывать на стол.
Все дружно накрывают на стол. Расставляют чашки, блюдца, кладут ложечки. Работают сообща и «с огоньком». Стол накрыт. Лилия Валентиновна выставляет бутылку коньяка и конфеты «грильяж». Лиза приносит бутылку шампанского и торт.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. О! Еще и шампанское!

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А кто его открывать-то будет? Кто умеет?

ЛИЗА. Я не умею.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Я тоже не умею.

ЛИЗА. Роза Михайловна, вы умеете открывать шампанское?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Ну, я никогда не пробовала.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Я коньяк пить не могу. У меня от него давление скачет.


Раздается звонок стационарного телефона. Лиза снимает трубку.
ЛИЗА. Алло. О, привет. Папы еще нет. Ты как там? Да ничего. Папа задерживается. Хорошо, я передам твои поздравления. Дети? Как всегда. Ольга нервничает все время, достает меня, изводит. Славка впаянный в компьютер. Все как обычно. Ты бы денег выслал. Ольгу надо к школе готовить, тетради там всякие, карандаши, ластики. Туфли ей надо купить, джинсы новые. Славке кроссовки. А у тебя там как? Славка показывал фотографии твоего парка. Очень красиво. Особенно, знаешь, тюльпаны и вот эти деревья, которые белым и розовым цветут. Как они называются? Не сакура ли? Так узнай. Еще узнай, будут ли они расти в наших широтах. Ну, а почему бы и не привести отросток? Ну, не на каждой же ветке у них там сигнализация! Попроси, скажи, что жена хочет разводить их в России. Ладно, не кричи. Сначала узнай, как они называются, может и у нас есть. Хорошо, я передам папе твои поздравления. Детей поцелую. А ты сам звони Ольге. У нее прежний номер. И возвращайся побыстрее, а то я совсем тут зашиваюсь.

Да понимаю, что контракт. Ты там не похудел? Неужели? Аж на пять килограммов? Превратился в кипарис? Ну, худей дальше, может, дивана на дольше хватит. Шучу. Целую. Пока. Пока-пока-пока. (Кладет трубку).

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Муж?

ЛИЗА. Ага. Из Токио. Хотел папу поздравить.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. А что он делает в Токио?

ЛИЗА. Работает по контракту. Правда, не в самом Токио, в пригороде. В каком-то парке развлечений. Названия не помню.


РОЗА МИХАЙЛОВНА. А что он делает в парке?

ЛИЗА. Развлекает японцев.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Он же у нее артист.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. У них что, в Японии своих артистов мало?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Платят-то хорошо?

ЛИЗА. Думаю, в Москве можно больше заработать.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Зачем же тогда поехал?

ЛИЗА. Мир захотелось посмотреть. А то ведь ничего, кроме Подмосковья и не видел. Самолюбию опять же таки льстит – иностранцы пригласили. И не

какие-нибудь корейцы, китайцы, а японцы. Он ведь у меня не звезда, так, артист-чернорабочий.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Надо было выяснить у него… как это называется, технология, да, технологию открывания шампанского.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Что ж мы тут совсем без рук и мозгов? Коль уж такая безвыходная ситуация, давайте я попробую. Только за результат не ручаюсь.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Главное, чтоб Катерине Васильевне остался глоток.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. (Принимаясь за бутылку). Глоток, может, останется.


Все затыкают уши.
ЛИЗА. В мою сторону не направляйте.
Роза Михайловна и Катерина Васильевна прячутся за Лизой.
ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Хорошо. (Направляет бутылку в сторону зрительного зала). Бах!!!
Роза Михайловна, Катерина Васильевна и Лиза дружно ойкают.

Шампанское блестяще открыто, без выстрела и без потери содержимого.
ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Прошу.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Браво!

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Мастерски.

ЛИЗА. Здорово.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. А говорили, не умеете открывать.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Психология – великая штука. Я подошла к этому вопросу с психологической точки зрения. Настроила себя, поверила – смогу - и все тут.

ЛИЗА. И все-таки, не поверю, что вы делали это впервые в жизни.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Дамы, наливайте.


КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Мне шампанское.

ЛИЗА. Мне тоже.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Ну, а мы с Лилей ударим по коньячку, а? (Наливает присутствующим напитки). Теперь я хочу сказать тост. На правах первой жены, из присутствующих, хочу сказать, какой замечательный музыкант и человек Петр Владимирович. Как говорится, Петру Владимировичу пароходу и человеку. Петя – совершенно чудный отец, и не только Лизочкин…

ЛИЗА. Что?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Я не в этом смысле.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Она в другом смысле.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Не перебивайте. Петя – прекрасный отец не только Лизочкин, но и своего оркестра. Оркестр – вот истинное его детище, его

многолетний труд, его головная и сердечная боль, его бессонные ночи, его слава и гордость. Петя – великий музыкант и учитель. Дай бог ему долгих лет жизни и неуемного вдохновения. Ура!

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ура!



Все выпивают, берут по кусочку торта.
ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Какой божественно свежий торт. Во рту тает. А может, кто хочет грильяж?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Что ты привязалась со своим грильяжем? У меня зубы дорогие. Полгода на них с пенсии копила.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Как я сказала? Жаль, что Петя не слышал.
У Лизы звонит мобильный телефон.
ЛИЗА (отвечает). Что? Что? Опять? Я тебе сказала, займись делом и не звони мне больше. Когда надо, тогда и приду. Не раздражай меня. И прекрати эти истерики. Приду – отлуплю. Все. (Сбрасывает разговор).

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Лиза, это так не педагогично. Что значит, приду – отлуплю?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А то и значит, что по заднице даст. Все правильно. Лиза, не слушай никого. Твой ребенок, делай, что считаешь нужным.

ЛИЗА. Наливайте, Роза Михайловна.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Это я всегда – за. (Наливает).

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ну что? Теперь мне по очереди говорить, что ли? Прям какой-то клуб бывших жен. Как по телевизору показывают. Смотрите? А я, бывает, смотрю. Ой, мужики нынче пошли. И чего им надо? Сами не знают. Ну, да ладно. Петя у нас не такой, как все эти. Он, и я думаю, дамочки, вы все со мной согласитесь, Петя у нас – большая умница. Не


каждый мужик может похвастаться тем, что все его жены, тем более бывшие, вот так смогут сесть за одним столом и с теплотой говорить о нем. В сердце каждой из нас он оставил самые теплые воспоминания, ведь так? Пусть Петя будет здоров. И дай Бог ему счастья в личной жизни.

ЛИЗА. Да сколько уж можно?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А ничего. Вот пусть будет счастлив в этой свой личной жизни, сколько захочет.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. И сколько Бог даст.
Выпивают.
ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Лизочка, простите Бога ради, у вас не будет, во что переобуться. С утра на ногах, на каблуках, ноги просто гудят.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А что поделаешь, возраст.

ЛИЗА. Да, конечно, Лилия Валентиновна. Сейчас посмотрю. (Уходит, тут же возвращается, держа в руках совершенно невероятного вида лохматые тапочки). Вот.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Какое безумие! Но, что же делать, давайте. Спасибо. (Снимает туфли, надевает тапочки).

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Удобно?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Еще бы. Пусть ноги отдохнут.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А вы не пробовали эту мазь от варикоза, которую рекламируют?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. У меня нет варикоза.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Я пробовала, ничего не помогает. Лизочка, может и для меня найдется какая-нибудь обувка?

ЛИЗА. Разве что сланцы. Только размер папин.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Неси. Перед кем тут выпендриваться?
Лиза приносит сланцы. Роза Михайловна в них переобувается.
КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А для меня там уже ничего не осталось?

ЛИЗА. Увы. Могу предложить носки.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Носки тоже хорошо. Ногам теплее будет.
Лиза приносит безумной расцветки носки, в которых каждый палец отдельно.
ЛИЗА. Прошу.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Это носки?

ЛИЗА. Зато теплые.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Это просто какие-то перчатки для ног. Я же их весь вечер надевать буду.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. А нам торопиться некуда. Все одно, ждем Петю. А он может и за полночь прийти.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ой, я не могу. Это не носки, а умора. (Хохоча, натягивает носки).

РОЗА МИХАЙЛОВНА (наполняя бокалы). Думаю, к этому тосту не успеет.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Да ладно, я почти справилась. Мизинец осталось впихнуть.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Да, носки крайне жизнеутверждающие. Они вам идут.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Знаешь, твои тапочки к лиловому костюму и этой шляпе тоже идут.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Но я в хорошем смысле.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Девочки, кто вас тут видит?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Я готова. Во. Каждый пальчик в своем домике. Придумают же, заразы.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Лилия, ваша очередь.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Мне говорить, да?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Мы уже говорили. Ты – третья из присутствующих здесь жен. Последняя. Младшенькая.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. За младшенькую спасибо. Не ожидала. Я хочу поднять этот бокал за тонкую душевную организацию Петра Владимировича. Мы вместе прожили не долго, но зато весело и счастливо. Спасибо ему за все.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Что ж тогда изменила, если жили счастливо?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Жизнь есть жизнь, как говорила героиня из одной пьесы. Я полюбила другого человека. Петя понял меня и отпустил. Я очень ему благодарна.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Еще бы! Изменить такому мужику!

ЛИЗА. Девочки, не ссорьтесь. За папу.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. За него.


Выпивают.
РОЗА МИХАЙЛОВНА. У меня предложение. Давайте потанцуем.

ЛИЗА. Хорошее предложение. Я – за. Сейчас будет музыка.


Лиза включает магнитофон. Звучит музыка.
РОЗА МИХАЙЛОВНА (Лилии Валентиновне). Разрешите пригласить вас на танец.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Вы что с ума сошли? С какой стати я буду с вами танцевать?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Как жизнь извратили. После войны мужчин было мало, женщины с женщинами танцевали, и никто в этом никакой крамолы не видел.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Роза, потанцуй со мной. Я то знаю, что ты не из этих.

ЛИЗА. Сейчас такие танцы, где каждый за себя.
Все танцуют, кто как может. Такой своеобразный общий драйв. Вдруг Катерина Васильевна с криком хватается за поясницу.
КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Нет. Это уже не для меня. (Садится с трудом).

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА (Катерине Васильевне). А вы не ходите в спортзал?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Да какой спортзал?! Моей пенсии на спортзал не хватает. И зачем он мне сдался на старости лет этот ваш… танец?
Лилия Валентиновна, Роза Михайловна и Лиза продолжают танцевать.
РОЗА МИХАЙЛОВНА. Моей пенсии на спортзал тоже не хватает, но я веду активный образ жизни. У меня много друзей, я много общаюсь, езжу.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. А у меня раз в неделю обязательно бассейн, и два раза в неделю – спортзал. Плюс косметолог, массажист…

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Муж и любовник.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. В данный момент у меня нет любовника.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Во дает, а!

РОЗА МИХАЙЛОВНА. А молодец. Пример с нее надо брать.

ЛИЗА. Да, Лилия Валентиновна, я вам завидую. А у меня – есть деньги – нет времени, время есть – денег нет. Любовника нет.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Так говорит девяноста процентов наших женщин.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Потому что у девяноста процента наших женщин есть дети, а стало быть, заботы. А если еще и мужик пьющий попался тут уж не до любовников и бассейнов. Разве что одноразовый абонемент, чтоб утопиться. (Лилии Валентиновне) Вот какие у тебя заботы? С мужьями везло, работа – не бей лежачего. Запудрил мозги человеку, потом закрыл рот – убрал свое рабочее место. Не то, что у Лизки, или у меня была, - безумная школа, ученики – ленивые бездари, родители – на Опелях и Мерседесах,- мой ребенок самый-самый, просто вы не можете найти к нему подход. А какой подход, если там уже с рождения подъезд, а на учителя – наезд. Кажется, так это сейчас называется? А дома что? Свои оболтусы, муж

в командировке, артист-чернорабочий. Послушай, Лиза, тебе самое время завести тушканчиков. Пусть детишки ими занимаются.

ЛИЗА. Боже упаси. Это опять все свалится на меня.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Какова самооценка, такова и жизнь.


Дамы, устав от танцев, запыхавшиеся усаживаются на диван, где философствует Катерина Васильевна.
РОЗА МИХАЙЛОВНА. А что это, любезная Катерина Васильевна, вы всем предлагаете тушканчиков?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Да тут на последний звонок мне мои ученики, я до восьмого их отвела и вышла на пенсию, в это году они выпустились и пришли ко мне с подарком. Подарили австралийского тушканчика. Чудное существо. Но прошла буквально неделя, просыпаюсь я утром, а их в клетке

восемь. Восемь вот таких, с тыквенную семечку. Тушканчик оказался самкой, к тому же беременной. Но дети-то этого не знали. Я пошла в зоомагазин, где они покупали мне этот подарок. Говорю, мол, так и так, неделю назад… Может, возьмете потомство, продадите. А продавщица достает мне другую клетку, а там штук шестнадцать таких же копошиться, говорит, своих девать некуда.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. И что? У вас теперь их восемь?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. С мамашей было девять. Но один сразу сдох, второго она на следующий день загрызла.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Своего родного ребенка? Боже, какой ужас.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Что делать, природа. Словом, в течение месяца происходил естественный отбор, большая часть их сдохла, но двое все же выжили. Вот теперь их у меня трое. Мамаша и двое подросших ее детенышей.

ЛИЗА. Но они опять могут размножиться.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Да я смотрела, вроде самцов среди них нет. Ой, они такие интересные. Прыгучие.

ЛИЗА. Фу.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Лилия Валентиновна, не хочешь австралийского тушканчика? Они не воняют.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Нет.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Вот никто из вас не любит природу.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Почему? Я люблю. Но созерцательно.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Так возьми и созерцай.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Спасибо. Мне не нужно.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. А у меня уже есть кошка.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Им вместе веселее будет.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Она хищница. Правда, уже старая, но все же.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Видимо, вся в тебя.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Ну, не в вас же быть моей кошке. Видимо, в вас пошли ваши тушканчики, поэтому так спешите от них избавиться.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ты посмотри, выпила, осмелела.

ЛИЗА. Девочки, не ссорьтесь.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Да мы и не ссоримся.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Так… В пинг-понг играем. Роза же не наливает, скучно.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Вы только скажите, я завсегда. Хотя мне уже весьма ощутимо.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Конечно, по полстакана пить. Вон Лиля, пригубила и поставила, пригубила и поставила.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Знаете, к полумерам я не привыкла.

ЛИЗА. Кто вас потом тащить будет?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. А! Возьму извозчика.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Ну-ну. А я еще выпью. Черт с ним, с давлением. (Наливает себе и Лизе шампанское, берет бутылку с коньяком). Ну что, Роза Михайловна, наливать, или пропускаешь?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Наливать!

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Мне буквально каплю.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Понятно. (Наливает коньяк). Ну-с, девочки-красавицы… Лиз, может, ты скажешь?

ЛИЗА. Я? Да как-то… Спасибо вам за доброе отношение к папе, что вы помните его. Спасибо за то, что вы делали его счастливым в разные моменты жизни. За вас.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Приятные слова.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Да уж.
Выпивают.
РОЗА МИХАЙЛОВНА. С вашего позволения, я прилягу.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. О! Вечер только начался.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Я устала. Я же молчу про ваш радикулит в начале танца.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Пусть приляжет, устал человек.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Мой радикулит не от коньяка.

РОЗА МИХАЙЛОВНА (укладываясь на диване). Ну и что, что моя усталость от коньяка. Я веду активный образ жизни. Сегодня я уже была на одной презентации. И выпила, что тут такого? Зато у меня все в порядке со спиной и с давлением. А усталость уже больше от возраста, а не от коньяка. Я чуть вздремну и все. Буду храпеть – толкайте, не церемоньтесь.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Не волнуйтесь, не волнуйтесь.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Вы очень приятная женщина. (Сразу же начинает храпеть).

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Вы тоже.

ЛИЗА. Может уже можно начинать толкать?

РОЗА МИХАЙЛОВНА (сквозь сон). Пока рано.

ЛИЗА. Да ради Бога.


У Лизы опять звонит мобильный телефон.
ЛИЗА. Я не буду с ней разговаривать.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Давайте я поговорю.

ЛИЗА (протягивая телефон). Пожалуйста. Ее зовут Оля.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА (ответив). Але. Нет, Оленька. Это не мама. Мама вышла в магазин, а телефон оставила. Думаю, скоро вернется, если не будет очереди. Трубку? Нет, я, конечно же, знаю, что нельзя отвечать на звонки чужого мобильного телефона, но я думала, вдруг что-то важное,

срочное. Хорошо. Я обязательно передам, чтобы она перезвонила. Это Лилия Валентиновна. Нет, дедушки еще нет. Всего доброго. (Сбрасывает разговор, отдает телефон Лизе). Совершенно нормальный вменяемый ребенок. Видимо, она просто очень сильно любит вас и ревнует.

ЛИЗА. Но я физически не могу быть с ней каждую минуту. У меня работа, у нее школа, в конце концов.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. А вы дайте ей возможность пресытиться вами, чтоб аж до тошноты. Или ждите, пока перерастет.

ЛИЗА. Но я сойду с ума.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Не сойдете. Успокойтесь. Пропускайте все сквозь фильтр. Берегите нервы. Лишние нервы – лишние морщины, а женщинам они не к чему. Посмотрите на Розу. Спит, как младенец.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Спит, как младенец, а храпит, как французский бульдог. Надо же, прийти в гости и уснуть, не дождавшись именинника. Вот, как ведут себя первые скрипки на пенсии.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Выпила лишнего.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Да она всю жизнь так. Только в свое удовольствие. Намучился с ней Петя. У нее ведь всегда были премьеры, презентации, открытия, закрытия, концерты, банкеты. Лизой совсем не занималась. Ребенок сам по себе рос. Хорошо, попала ко мне в класс. Я присматривала, где подошью, где постираю, где подкормлю, уроки помогала делать. А потом с Петей познакомилась. Жалко мне его стало. Большой человек, большой музыкант, разрывается между ребенком и оркестром. Вместе Лизку и вырастили. Прожили пятнадцать лет, не шутка ведь. А потом вот Лилечка появилась. Откуда ты взялась на мою голову? Явилась фифа такая, запудрила ему мозги своей психологией. Тогда еще все с грильяжем


своим ходила. Да Петя его терпеть не может. Его вон, Лизка с подружками всем двором грызли. Ты же такую хорошую семью разрушила. Сучка ты.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Знаете, Катерина Васильевна. Это, как говориться, дела давно минувших дней. И оправдываться перед вами я не собираюсь. Десять лет прошло, как мы с Петей расстались. А вы все вспоминаете.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. И до конца дней буду вспоминать. Ты и сейчас – сучка. Старая сучка.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Я не стану опускаться до вашего педагогически-биологического уровня.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Все фильтры натягиваешь? А у меня жизнь была тяжелая, и счастье ты украла.

ЛИЗА. Тетя Катя, успокойтесь.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Не могу я успокоиться. Спину отпустило, мне легче стало. Вот скажи, Лиля, зачем ты пришла? Что тебе надо? Живешь со своим невропатологом и живи. В чужую-то жизнь зачем соваться?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Мне Петя не чужой. И пришла я поздравить его с днем рождения, впрочем, как и мы все. Или у вас другие задачи?

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Не твоего психологического ума дела, какие у кого задачи, а ты Петю больше не получишь. Ничего у тебя не выйдет, поняла?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Все-таки, у нас низкий уровень школьного образования. Я бы сказала, уровень тушканчиков.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А ты моих тушканчиков не трогай, а то ведь я не посмотрю, что ты в шляпе.

ЛИЗА. Да вы что, с ума посходили?! Прекратите немедленно. Розу разбудите.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. А что Роза? Большая цаца!

РОЗА МИХАЙЛОВНА (сквозь сон). Да. Да.
Катерина Васильевна наступает на Лилию Валентиновну. Та отступает к дивану, на котором спит Роза Михайловна.
ЛИЗА. Теть Кать, ну, хватит.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Да я, Лизок, ее только попугаю.


Лилия Валентиновна случайно садится на Розу Михайловну, та с криком вскакивает. Начинается общий шум и неразбериха.
Затемнение.

Действие второе



На диване сидят слева направо: Роза Михайловна, Катерина Васильевна, Лиза, Лилия Валентиновна. Все слегка потрепанные, но гордые и непобежденные. В руках у Лизы большой альбом с фотографиями. Катерина Васильевна и Лилия Валентиновна в очках. (Надо заметить, Лилия Валентиновна изначально была в очках). На ногах трех бывших жен героя все та же разношерстная обувь, точнее, подобие ее: сланцы, носки, мохнатые тапочки. Неподалеку от дивана три пары туфель. Дамы смотрят фотографии.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Катя, дай мне свои очки.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Здрасьте. А я как смотреть буду?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Будем по очереди.


Роза Михайловна как-то с пристрастием посмотрела на Лилию Валентиновну.
ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Свои не дам. У меня минус.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА (Розе Михайловне). А твои-то очки где? Как в нашем возрасте можно не носить с собой очки?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Но я не предполагала, что мы будем смотреть альбом.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Вот и сиди теперь.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Ну, дай примерить. Может, еще не подойдут.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Вот привязалась. (Снимает очки). На.

РОЗА МИХАЙЛОВНА (примеряет). Нет, они мне сильные. Лиля…

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. У меня минус.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Придется искать свои. (Роется в сумке. Достает очки. Они без одной дужки. Поэтому цепляет очки на нос.) Ну, покажите, кто тут у нас.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. О! Нашла свой лорнет.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. И второе ухо держится на честном слове.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Отвалится – будет пенсне. Очень экстравагантно.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Это я что-то читала в очках и уснула. Сломалась, зараза. Только паять. А припаяешь, складываться не будут.

ЛИЗА. Почему новые не закажете?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Все как-то времени не хватает.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Но вы же на пенсии.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. У тебя на пенсии много времени?

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Но я продолжаю работать, консультировать…

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. Видишь, она еще консультирует. Хочешь психологическую консультацию? Может, по знакомству и без записи проскочишь.

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Там, наверное, только за вход сто рублей. Да за консультацию четыреста. Помочь – не поможет, а полтыщи нет.

ЛИЛИЯ ВАЛЕНТИНОВНА. Розе уже не нужна психологическая консультация. В таком возрасте люди о себе знают лучше любого психолога. Особенно женщины. Мужчины реже.

КАТЕРИНА ВАСИЛЬЕВНА. О, первый раз истину изрекла.

ЛИЗА. Теть Кать, мы смотрим альбом или нет?

РОЗА МИХАЙЛОВНА. Смотрим. Вот Петя. Это в период нашего с ним знакомства. Боже, красавец. Аполлон. Аполлон в возрасте Христа. А это мы


следующая страница >>