Екатерина Дашкова - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Екатерина Дашкова - страница №1/1





МБОУ Поздеевская основная общеобразовательная школа



100 великих женщин России:
Екатерина Дашкова
Исследовательская работа.

Выполнила работу: учитель русского языка

и литературы Е.В. Бахтина

д. Поздеево

2011

СОДЕРЖАНИЕ




  1. Введение__________________________________4

  2. Глава I Детство княгини_____________________5

  3. Глава II «Счастливое» замужество____________6

  4. Глава III Дворцовый переворот и роль Дашковой в судьбе страны____________________________8

  5. Глава IV Молодая вдова_____________________10

  6. Глава V Европейский вояж__________________ 12

  7. Глава VI Директор Академии наук____________13

  8. Глава VII Екатерина при Павле I_____________ 15

  9. Глава VIII Итоги жизни. «Записки»___________17

  10. Заключение________________________________19

  11. Список используемой литерауры______________21



ВВЕДЕНИЕ
Екатерина Романовна Дашкова родилась 17 марта 1744 года. Княгиня. Участница государственного переворота 1762 года, приведшего на престол Екатерину II. С 1769 года более 10 лет жила за границей, встречалась с Вольтером, Д.Дидро, А.Смитом. В 1783-1769 годы была директором Петербургской академии. Автор «Записок».

Трубы исторической славы возвещали о ней, как об «ученом муже и президенте двух российских академий»1. И если кто-либо в самом приятном сне не мог грезить о большем возвышении, если кому-то приходилось карабкаться к вершинам земной славы, обдирая ногти до крови от напряжения, то Екатерина Дашкова, по иронии случая, больше всего желала для себя обычной женской судьбы: мужа, детей, семейного очага, где царствует любовь, только любовь… Как призрачная тень мелькнула в жизни нашей героини небесная благодать, поманила, подразнила и оставила в одиночестве.

Дашкова была очень деятельной и живой натурой: это проявлялось в ней в течение всей ее жизни. Когда ей недоступна была широкая сфера деятельности, она старалась вникать во все подробности той маленькой сферы, которая, в виде родовых поместий, была ей подвластна. «Дашкова, - говорит в одном из писем Вильмот,- помогает плотникам воздвигать стены, собственными руками участвует в прокладывании новых дорог, кормит коров, сочиняет музыкальные пьесы, пишет для печати. Она громко говорит в церкви и поправляет священника, если он невнимателен; она громко толкует в своем маленьком театре и подсказывает актерам, когда они забывают свои роли. Она сама и доктор, и аптекарь, и фельдшер, и кузнец, и обойщик, и судья, и маклер…»

________________________________________________________



1. Карамзин Н.М. История государства Российского. – М.: «Просвещение», 1989г.-С. 175.
ГЛАВА 1
Детство княгини
Екатерина Романовна Дашкова родилась 17 марта 1744 года. Крестным отцом ее был наследник престола (впоследствии Петр III), а восприемницей – императрица Елизавета. Уже одна только принадлежность к такому блистательному и влиятельному кругу предназначала Екатерине Романовне в будущем крупную роль на родине.

Дашковой было два года, когда умерла ее мать. И как ни велика была доброта ее тетки, жены великого канцлера Воронцова, но она не могла заменить маленькой сироте живой и деятельной материнской любви.

Дашкова знала прекрасно четыре языка, рисовала, была очень сведуща в музыке: известно, например, что во время путешествия по Англии она писала музыкальные пьесы, имевшие большой успех при исполнении.

С детства в натуре Дашковой, как она сама говорит в записках, было «много гордости, смешанной непонятным образом с необыкновенной нежностью и чувствительностью, которые внушали пламенное желание быть любимой всеми окружающими людьми».

Екатерина Романовна не могла похвастаться своей фигурой и наружностью. Вот как ее описывает Дидро: «Княгиня Дашкова вовсе не хороша; она мала ростом; лоб у нее большой и высокий; щеки толстые и вздутые; глаза ни большие, ни малые, несколько углубленные в орбитах; нос приплюснутый; рот большой, губы толстые; зубы испорчены. Талии вовсе нет; в ней нет никакой грации, никакого благородства, но много приветливости…»

Атмосфера дома канцлера, где жила Дашкова, была пропитана политикой, что. В свою очередь, поддерживало в девушке интерес к этой области общественных явлений. По рассказу самой княгини, она мучила своим ненасытным любопытством всех посланников, художников и литераторов, бывавших в доме дяди. Она расспрашивала их о чужих странах, формах правления и законах, и тогда же в ней зародилось пламенное желание путешествовать.



ГЛАВА 2

«Счастливое» замужество

Летом 1758 года дядя и тетка Дашковой находились в Царском Селе у императрицы, а девушка одна осталась в Петербурге – отчасти по нездоровью, а больше по любви к уединению и чтению. Она почти не выезжала в свет и бывала только в двух близко знакомых семействах: княгини Голицыной и Самариной. Тут впервые она увидела князя Дашкова. Пятнадцатилетняя графиня Воронцова выходила замуж по большой любви. Она и слышать не хотела ни о каких «неприятных обстоятельствах».1 Жених Михаил Дашков, поручик Преображенского полка, красавец, увлек одну из барышень многочисленного семейства Воронцовых. Вступил с ней в связь, и дело едва не кончилось скандалом. Однако для влюбленной, напористой Екатерины подобная история не показалась достойным поводом отсрочить свадьбу. Злые языки в Петербурге поговаривали, будто на балу, когда Дашков неосторожно рассыпался в комплиментах перед молоденькой графиней, девица Воронцова не растерялась, позвала дядюшку-канцлера и сказала: «Дядюшка, князь Дашков делает мне честь, просит моей руки».2

Брак состоялся в феврале 1759 года. В устройстве этой свадьбы принимала близкое участие и сама императрица Елизавета.

Но чего не придумывали сплетники, этот, казалось, не слишком удачный брак принес радость обоим супругам. Екатерина с головой окунулась в омут безумной любви, а Михаил с радостью страстное обожание умной женщины. Она забросила свои прежние увлечения – книги, энциклопедии, словари. Надо сказать, что такая юная особа, каковой являлась Екатерина, успела сама собрать ко времени замужества одну из самых больших частных библиотек России.

___________________________________________


  1. Семашко И.И. Сто великих женщин.- М.: «Вече», 2004.- С. 120.

  2. Там же.- С.134.

Да не просто собрать, а еще и тщательно изучить многочисленные фолианты.

И среди мужчин более почтенного возраста немного нашлось бы в России XVIII века столь широко образованных людей. Но семья, любовь заставили Дашкову понять, что есть вещи гораздо более приятные, нежели корпение над книгами. От размышлений о Вольтере и Монтене она охотно отошла к заботам о дорогом муже и терзаниям неизменной ревности. Однажды заболевший Дашков, чтобы не волновать родственников, не поехал домой после очередной командировки, а решил отлежаться у тетки.

Узнав об этом, уже начавшая рожать Екатерина, превозмогая страшную боль, поехала к мужу и даже самостоятельно поднялась к нему по лестнице. Через час после встречи с Михаилом она уже стала матерью. По поводу этого случая можно сказать лишь то, что не зря верность и самоотверженность русских женщин стали темой для многочисленных литературных произведений. Курьезность ситуации заключалась еще и в том, что любовницей Петра III и, больше того, самым близким ему человеком была родная сестра Дашковой – Елизавета Воронцова. Однако даже это обстоятельство не помешало тому, что две Екатерины – «большая» и «маленькая» - были чрезвычайно близки друг другу.



ГЛАВА 3
Дворцовый переворот и роль Дашковой в судьбе страны

25 декабря 1761 года, в день Рождества, скончалась императрица Елизавета. Надежды многих она унесла с собой в могилу и многим развязывала руки. Фамилия Воронцовых с новым воцарением приобрела еще большее значение, нежели при покойной государыне; но Дашковой и великой княгине Екатерине новый порядок вещей не улыбался. В Москве, где прошли первые счастливые годы замужества, Екатерина с грустью вспоминала свою венценосную подругу, тезку Екатерину. С первого знакомства они прониклись взаимной симпатией, выделили друг друга из довольно серой массы особ слабого пола – созданий мелких и пустых, интересовавшихся лишь «булавками» да свежими сплетнями двора. Дашкова понимала, что с возвращением в Петербург домашняя жизнь для нее закончится, зато она получит возможность вновь видеться с молодой императрицей, к которой она наряду с безграничным восхищением ее умом испытывала и глубокую женскую жалость. Подруга страдала от глупости и деспотизма своего высокопоставленного мужа и часто рыдала на плече Дашковой, поверяя наперснице самые сокровенные свои чаяния.

В офицерском мундире, в лихо надвинутой треуголке. Похожая на пятнадцатилетнего юношу – такой была Дашкова в самый незабываемый день ее жизни – 28 июня 1762 года. Совершилось то, о чем мечтали подруги, шептались. Беспрестанно оглядываясь на двери, в зловещей тишине царских покоев. Теперь они на конях, Петр 3 отрешен от престола, а за ними – многотысячное войско, готовое в огонь и воду. Рассказывали, будто Дашкова в этот день несколько раз выхватывала шпагу. Ситуация складывалась непросто, и Дашкова отчаянно рисковала, чтобы спасти подругу, чтобы подарить России сильную и разумную власть. Рисковала своими детьми, своим обожаемым мужем, который во время дворцового переворота находился далеко от Петербурга.

Эти дни были полны для Дашковой кипучих забот: она всюду поспевала, распоряжалась и уже тогда сумела проявить особую самостоятельность характера.

Спустя несколько дней после воцарения были розданы награды пособникам Екатерины. Княгиня рассчитывала на какую-нибудь исключительную милость, но ей, как и другим второстепенным участникам, было дано 24 тысячи рублей, представляющих стоимость шестисот крестьян. Княгиня сначала не хотела получать этой суммы, но потом, убежденная друзьями, согласилась предоставить ее кредиторам своего мужа, долги которого составляли приблизительно такую цифру.

Гордому и чувствительному сердцу княгини был нанесен сильный удар. Мечты о власти, о наперсничестве с государыней, о влиянии на нее должны были отлететь далеко. Екатерина II предпочла для этого других лиц.

Но первое время Дашкова была близка к Екатерине 2, и бывали минуты, которые они проводили просто и задушевно, по-старому, тогда сбрасывался придворный этикет, и они вспоминали прежние, в дружбе и сердечных беседах проводимые дни.

Осенью 1762 года двор отправился на коронацию в Москву; в свите государыни были и Дашковы.

На коронации Дашкову ждало новое огорчение. Церемониал был устроен так, что Екатерине Романовне, претендовавшей на самую крупную роль в предшествовавших событиях, было отведено в соборе не особенно почетное место: сзади, на подмостках. Она, однако, заняла свое место, и смело выдерживала двусмысленные взгляды окружающих.

Императрица, недовольная ею, подозревала во многом свою недавнюю поклонницу. Княгиня не сдерживалась в разговорах, и ее речи доходили до государыни, что, разумеется, еще более подливало масла в огонь.

В мае, когда княгиня, недавно разрешившаяся от бремени, лежала в постели, муж ее получил следующую записку от государыни: «Я искренне желала бы не предавать забвению услуг княгини, и мне очень прискорбно ее неосторожное поведение. Напомните ей об этом, князь, так как она позволяет себе нескромную свободу языка, доходящую до угроз».

Эта записка в связи с другими обстоятельствами так подействовала на княгиню, что она сильно заболела, и окружающие даже опасались за ее жизнь.

Так надолго прервались добрые отношения недавних друзей; они возобновились с более мирным оттенком некоторое время спустя, когда Екатерина 2 не могла уже опасаться, что ее упрочившейся славе повредит популярность Дашковой, и когда сама княгиня, наученная горьким опытом жизни, стала несколько тактичнее и даже научилась говорить не совсем заслуженные комплименты.


ГЛАВА 4
Молодая вдова

Когда в 1763 году императрица отправила войска на запад поддерживать кандидатуру Понятовского на польский престол, в числе выступивших в поход генералов был и Дашков. В сентябре 1764 года княгиня узнала о смерти своего мужа, ставшего жертвой лихорадки во время переходов с отрядом. Княгиня лишилась чувств при этом печальном известии. До последнего вздоха княгиня считала смерть Михаила катастрофой своей жизни, а ведь ей было всего двадцать два. Пятнадцать дней после получения известия о кончине мужа Дашкова находилась в состоянии комы. И лишь дети возвратили ее к реальности. Но она была не из такой породы, чтобы долго позволять себе «разнюниваться» и сентиментальничать. Ее живая, жаждавшая деятельности натура скоро нашла выход из схватившей ее грусти. Чтобы заплатить многочисленные долги покойного мужа, Дашковой следовало продать землю, но ради будущего своих чад она отправилась в деревню и экономила на всем, живя в крайней бедности. «Если бы мне сказали до моего замужества, что я, воспитанная в роскоши и расточительности, сумею в течение нескольких лет…лишать себя всего и носить самую скромную одежду, я бы этому не поверила». Молодая вдова, решив не продавать ни одной пяди родовой земли, сумела в несколько лет уплатить долги мужа и привести в отличный вид свое хозяйство.

Спартанское существование принесло свои плоды лишь спустя пять лет. Дети подросли, и собранную сумму денег Дашкова решила употребить на заграничное путешествие с целью воспитания и образования сына Павла и дочери Анастасии. Эта молодая женщина, знатная, весьма примечательная, пренебрегла всем личным ради интересов собственных детей. В 27 лет она выглядела на сорок, для нее, пылкой, увлекающейся, страстной больше не существовало мужчин. Дашкова теперь методично изучала системы образования разных стран. Безусловно, что самой передовой школой Европы

того времени являлась английская, но и она не совсем удовлетворяла требовательную Дашкову.

В 1769 году лично у императрицы, свидание с которой было самое официальное, выпросила себе разрешение на заграничный вояж. Перед отъездом к ней явился чиновник и привез ей 4 тысячи рублей на расходы от государыни. Эта «малость» очень удивила Дашкову, и она, по рассказу в ее записках, составила реестр только самым необходимым покупкам, а остальное, и притом большую часть, отдала привезшему деньги.

ГЛАВА 5

Европейский вояж

С двумя детьми, девицей Каменской и другими спутниками она выехала за границу в декабре 1769 года. Она соблюла инкогнито и назвала себя Михалковой, по имени одной из деревень ее мужа.

В Берлине она не хотела представляться Фридриху II, так как ее инкогнито мешало этикету.

«Этикет – глупость! – сказал на это Фридрих Великий. – Дашкова будет принята при моем дворе под каким угодно именем!»

За границей Дашкова познакомилась с мисс Гамильтон. Знакомство с этой особой было очень важно для княгини по тем последствиям, которые оно повлекло за собой.

В Париже Дашкова очень часто виделась с Дидро. Ее соединяла со знаменитым энциклопедистом искренняя дружба, и они долго переписывались. «Она серьезна по характеру, - писал Дидро о Дашковой, - она смела и горда. Она проникнута отвращением к деспотизму и к тому, что более или менее походит на тиранию»1.

В Женеве Дашкова увиделась с Вольтером, Она выразила желание посетить фернейского отшельника и получила письмо от него, начинающееся так: «Фернейский старик, почти слепой и удрученный страданиями, поспешил бы упасть к ногам княгини Дашковой, когда бы его не удерживали болезни». Вольтер приветливо приглашал путешественницу к себе.

Старик Вольтер, больной и дряхлый, сделал исключение для «северной медведицы» (так Дашкову называли в чужих краях) и нашел время побеседовать с ней. В «прекрасном далеке» Екатерина Романовна принялась сочинять музыку, в чем весьма преуспела.

Но Дашкову уже тянуло в Россию.

______________________________________



  1. Тычинина Л.В. Великая россиянка: Жизнь и деятельность княгини Е.Р. Дашковой.- М., 2002.-С.265

Время смягчило гнев императрицы и нерасположение родных против Дашковой.



ГЛАВА 6

Директор Академии наук
К возвращению Дашковой в Россию по прошествии многих лет императрица отнеслась благосклонно. За границей княгиня приобрела славу одной из самых просвещенных женщин Европы.

Императрица оказала Екатерине Романовне прекрасный прием, а выданные ею большие суммы на покупку имения немало способствовали умиротворению недовольства княгини государыней.

Зимой 1782 года при дворе давали бал. Императрица, разговаривая с иностранными послами, между прочим обратилась к Дашковой со следующими словами: «Я имею сообщить вам, княгиня, нечто особенное». И немного погодя она объявила, что назначает ее директором Академии наук и художеств.

Первое заседание Академии с Дашковой во главе прошло с великой помпой. Княгиня произнесла речь и с необычайным почетом обращалась со знаменитым Эйлером, против которого интриговал игравший тогда большую роль в Академии «профессор аллегории» Штелин.

Княгиня оживила ученую деятельность Академии. «Академические известия» прекратились в 1781 году, а вместе с тем замедлилось и издание «Acta Academiae Scientiorum Imperialis Petropolitanae». Дашкова восстановила оба издания. При ней вышло 15 томов «Acta Academia…», выходил и «Российский Феатр» (43 части), и «Новые ежемесячные сочинения». Княгиня пополнила коллекцию академических минералов и предпринимала хлопоты о выпуске точных карт внутренних губерний, а также и вновь присоединенных к России областей.

Она сгруппировала около себя лучшие литературные силы того времени и издавала при Академии «Собеседник любителей российского слова, содержащий разные сочинения в стихах и в прозе некоторых российских писателей». В этом «Собеседнике» самое деятельное участие

принимала Екатерина II («Были и небылицы» и др.), и она была, пожалуй, самым занозистым его сотрудником.

Около директора академии в «Собеседнике» группировались лучшие тогдашние литераторы: Державин, Фонвизин, Богданович, Капнист, Княжнин и другие. Как в постановке вопросов, так и в разработке их видно несомненное влияние княгини. В «Собеседнике» была напечатана знаменитая «Ода к Фелице» Державина, смелые вопросы Фонвизина; но вообще нужно заметить, что сатира этого журнала, уступавшая в едкости листкам Новикова, очень мирно уживалась с курением фимиама «Фелице» и с самой необузданной лестью ей и всем ее мероприятиям.

Влияние княгини отразилось и на учебной программе Академии: она завела три новых курса – по математике, географии и естественной истории, преподававшихся русскими профессорами бесплатно на русском языке. Вообще говоря, время управления Дашковой Академией, по отзывам официальных историков этого учреждения, должно считаться «эпохой процветания».

Летом 1783 года Екатерина II назначила Дашкову президентом Российской Академии, которая была открыта 21 октября 1783 года Российская Академия занялась составлением словаря, причем Дашкова была и сотрудницей. Она работала в «объяснительном» отделе и составила определения следующих слов: «дружба», «задумчивость», «друг», «добродетельный человек» и других.

Она довела (через 11 лет) это предприятие до конца, и словарь был издан в шести томах.

Но ее добрые отношения с Екатериной не были продолжительны. Уверенность в своих силах и привычка повелевать людьми одной столкнулась с упрямством и сознанием своих достоинств другой.

При таких обстоятельствах энергия Дашковой в управлении академиями слабела, и в 1794 году, в августе, она уехала в отпуск на два года, а затем испросила себе отсрочку еще на год.

Через несколько дней был получен указ, которым княгиня отрешалась от всех ее должностей. Но это явилось только началом злоключений.


ГЛАВА 7

Екатерина при Павле I

После смерти Екатерины II карьера Дашковой закончилась.

В Москве, куда приехала Дашкова, 4 декабря к ней лично явился московский главнокомандующий Измайлов и объявил ей волю Павла I, о чем доносил своему повелителю: «Имел счастие вашего императорского величества повеление получить: объявить княгине Дашковой, чтобы она выехала в деревню».1

Она уехала в Троицкое. В это тяжкое время ее особенно утешал брат Александр, ободрял и заставлял надеяться на лучшее будущее.

Однако через несколько дней было получено новое повеление императора: оставить Троицкое, ехать в одну из деревень сына в Новгородскую губернию и там ждать дальнейшего распоряжения.

В этой глухой, маленькой деревне Короткове близ Череповца, куда княгиня с сопровождавшими ее друзьями и дочерью с трудом добралась в зимнюю пору, ей пришлось ожидать дальнейших ударов, но в феврале 1797 года она получила лаконичное послание Павла в зимнюю пору, ей пришлось ожидать дальнейших ударов, но в феврале 1797 года она получила

лаконичное Павла I: «по послание желанию вашему, княгиня Екатерина

_________________________



1. . Биографическая библиотека Ф. Павленкова.- М.: «Просвещение», 1999.- С. 213.

Романовна, - писал государь,- я дозволяю вам жить в вашей калужской деревне. Ваш благосклонный Павел».

13 марта 1801 года на престол вступил Александр I , и все вздохнули свободно. Княгиня написала восторженное, радостное письмо молодому императору. Граф Александр Романович скоро был назначен великим канцлером, и княгиня Дашкова приглашена ко двору, куда она явилась в мае

1802 года. Но при дворе она нашла неприятную для себя перемену: там была пылкая молодежь, первоначальные союзники императора, не стеснявшиеся третировать екатерининских ветеранов. Впрочем, княгиня встретила очень дружеский прием от императора и обеих императриц. Во время коронации она как старшая статс-дама занимала первенствующее место, и между другими милостями Александр I взял на себя ее долг банку (44 тысячи рублей.

Последние годы княгиня жила в своем имении Троицком и в Москве, изредка навещая другие поместья и совершая поездки к родственникам и по некоторым монастырям. Она привела Троицкое в блестящий вид: там были прекрасный парк и сад в английском вкусе, масса хозяйственных построек, оранжерей и теплиц.

Богатство хозяйки, ее высокое придворное звание и значение при дворе. А также ее образование и ум – все это обусловливало тот глубокий почет и уважение, которыми пользовалась княгиня у себя, в Троицком, и в Москве.



ГЛАВА 8

Итоги жизни. «Записки».

Но вот и наступила старость. Дашкова испытала много горя и волнений, ее удручали болезни, а удовлетворения, которое могло бы наполнить старческие годы счастьем, не было. Княгиня не встречала отклика в своих детях, и потребность в дружбе и симпатии у нее проявилась в отношении к постороннему человеку – дочери «гордого Альбиона» мисс Вильмонт.

Эта девушка была кузиной старинной приятельницы Дашковой миссис Гамильтон, приезжавшей в Россию во время управления княгиней Академией и прожившей у нее целый год. Симпатичная и кроткая Мэри Вильмот согласилась посетить Россию и прожила у Дашковой пять лет.

Дашкова очаровывала своими рассказами гостью. В этих повествованиях проходил ряд важных событий, интересных лиц, трагических и трогательных подробностей. Мисс Вильмот указывала на важность пережитого княгиней и упрашивала ее написать свою биографию. Это предложение должно было, как надо полагать, льстить и самой княгине. Записки были написаны в один год и закончены осенью 1805 года.

Печаль гордой княгини должна была еще более усилиться – после смерти сына у нее была отнята надежда на продолжение мужского потомства: род князей Дашковых пресекся…

По просьбе княгини фамилия Дашковых перешла вместе со многими родовыми богатствами к племяннику Екатерины Романовны – графу И.И.Воронцову.

Последнее письмо к «милой Мэри» было написано Дашковой за два месяца до ее кончины дрожащей рукой. Оно оканчивалось трогательными словами: «Прощай, мое милое дитя! Да будет над вами благословение Господне!»

Княгиня в ожидании кончины сделала распоряжения, которые указывали на ее деловитость. Она привела в порядок свой естественный кабинет, собранный большей частью во время путешествий по Европе, и подарила его Московскому университету. В декабре Дашкова, уже больная и слабая. Переехала в Москву. 4 января 1810 года она скончалась и была похоронена в церкви села Троицкого. Ее мемуары, с приложением писем Екатерины II, были изданы на английском языке в 1840 году в Лондоне миссис Бредфорд – бывший мисс Вильмот – верным и непоколебимым другом покойной.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Екатерина Романовна Дашкова – княгиня, российский общественный и государственный деятель, организатор науки и образования, писательница, статс-дама. Стала первой женщиной, находившейся на государственной службе, и до сих пор остается единственной женщиной – руководителем АН за всю историю ее существования. За время управления АН Дашкова стремилась создать благоприятные условия для работы ученых, улучшить их материальное положение. По инициативе Дашковой впервые в истории АН были основаны три благотворительных фонда: для оплаты академиков, для развития Академической гимназии и пенсионный фонд. При содействии Дашковой построено новое здание АН, завершена реставрация Готторпского глобуса, приобретено оборудование для физического кабинета, обсерватории, типографии, реконструирован Ботанический сад, значительно расширились фонды Библиотеки АН и Кунсткамеры, создан переводческий департамент. Дашкова инициировала проведение в АН ряда начинаний по сохранению памяти о М.В.Ломоносове и распространению знаний о нем.

Разработала устав Российской Академии, определив основные задачи, состоявшие перед Академией, прежде всего – составление словаря русского языка. Дашкова руководила подготовкой к изданию «Словаря Академии Российской по азбучному порядку расположенного» (т.1-6, 1789-94): проверяла его полистно, вносила замечания. Отбирала слова для словаря и приводила толкования некоторых из них.

Занималась литературной деятельностью. Автор стихов на русском и французском языках, написанных в нравоучительно-назидательной манере, переводов сочинений европейских просветителей (Вольтера, К.А.Гельвеция, П.А.Гольбаха). Значительная часть трудов Дашковой посвящена вопросам нравственного воспитания юношества, осуждению чрезмерного увлечения российского общества французским воспитанием и пронизана патриотическими устремлениями.

Почетный член Шведской и Ирландской королевских академий, Американского философского общества в Филадельфии, Берлинского общества любителей естествознания и Земледельческого общества курфюршества Брауншвейг-Люнебургского. Награждена орденом Святой Екатерины (1762).



В 1992 году основан Московский гуманитарный институт им. Е.Р.Дашковой.

Список используемой литературы



  1. Биографическая библиотека Ф. Павленкова.- М., 2003.

  2. Веселая Г.А., Фирсова Е.Н. Москва в судьбе княгини Дашковой.- М., 2002.

  3. Записки. Письма сестер М. и К. Вильмот из России / Под ред. С.С. Дмитриева.- М., 1987.

  4. Долгова С.Р. Княгиня Е.Р. Дашкова и семья Малиновских.- М., 2002.

  5. Лозинская Л.Я. Во главе двух академий. 2-е издание.- М., 1983.

  6. Огарков В.В. Е.Р. Дашкова, ее жизнь и общественная деятельность.- СПб., 1893.

  7. О смысле слова «воспитание»: Сочинения. Письма, Документы.- СПб., 2001.

  8. Семашко И.И. Сто великих женщин.- М.: «Вече», 2004.

  9. Смагина Г.И. Сподвижница великой Екатерины.- СПб., 2006.

  10. Тычинина Л.В. Великая россиянка: Жизнь и деятельность княгини Е.Р. Дашковой.- М., 2002.

  11. Тычинина Л.В., Бессарабова Н.В. Княгиня Дашкова и императорский двор.- М., 2006.

  12. Файнштейн М.Ш. «И силу Франции В России превзойти…» Российская академия (1783-1841) и развитие культуры и гуманитарных наук.- М.; СПб., 2002.