Дуглас Норт, Джон Уоллис, Барри Вайнгаст Насилие и социальные порядки - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Дуглас Норт, Джон Уоллис, Барри Вайнгаст Насилие и социальные порядки - страница №1/14

Дуглас Норт, Джон Уоллис, Барри Вайнгаст

Насилие и социальные порядки




Институциональные исследования как будущее социальных наук


В качестве анекдота Дуглас Норт любит рассказывать историю о конференции 1990 х гг. по проблемам реформирования российской экономики. В ней участвовало много именитых американских профессоров, предлагалось много практических рецептов. Один выступающий полагал, что главное – осуществить приватизацию, тогда ценовой механизм и «невидимая рука рынка» подтолкнут развитие в правильном направлении. Другой экономист подчеркивал важность либерализации внешней торговли. Третий – ключевую роль отводил компьютеризации и техническому перевооружению, которые проведут всю нужную работу за человека. После выступал Норт и выразил скепсис: «Главное – не слушайте американских экономистов, поскольку они совершенно не знают тех конкретных институтов, которые сложились в российской экономике…»

Правда этой истории в том, что подход и работы Норта сильно отличаются от произведений других экономистов. Его работы последних лет стоят особняком и, по всей видимости, открывают новый этап в развитии социальных наук. Желание постичь причины социально экономических и политических изменений заставили обратиться к политологии, антропологии, истории, социологии, когнитивным наукам. Расширение предмета исследования до институционального устройства экономики, политики и социума в динамике давно уже поставило вопрос о создании новой теории, нового знания в социальных науках. Идейный вклад Норта легко выразить кратко: «Институты имеют значение». В этой связи большой интерес представляет последняя совместная книга

Д.Норта и более молодых, но не менее уважаемых соавторов – политолога Барри Вайнгаста и историка Джона Уоллиса. Книга посвящена концептуальной интерпретации всей истории человечества через призму решения проблемы насилия в различных социальных порядках, отличающихся системами убеждений, типом организаций, политическими и экономическими институтами.



Коротко о книге

В центр общественного устройства авторы ставят проблему насилия. Фактически речь идет о выборе – «забрать или создать», «принудить или произвести». Две революции в истории имели решающее значение для появления принципиально отличных типов социального порядка. Неолитическая революция около десяти тысяч лет назад позволила создать сельское хозяйство и сформировать первые государства, которые обеспечили порядок. Естественное государство, или порядок ограниченного доступа, – самый распространенный в истории тип общественного устройства – строится на ограничении доступа к экономическим и политическим ресурсам. Благодаря привилегиям и особым правам отдельные организации и группы элит извлекают ренту. Превалируют личные отношения, порядок в целом не отличается стабильностью и постоянством, в долгосрочном плане не способствует экономическому росту. Внутри естественного государства выделяется типология хрупкого, базисного и зрелого.

Индустриальная и социальная революция, которая впервые проявила себя в Англии XVII–XVIII вв., позволяет появиться социальному порядку открытого доступа, когда все больше действуют анонимные силы рынка. В этом порядке доступ к основным политическим и экономическим ресурсам является равным и открытым. Атрибутами такого порядка становятся акционерные общества, множество независимых от государства организаций, верховенство закона, надежная система правовых гарантий и свобод. Более 20 развитых стран смогли поддержать развитие такого порядка. Авторы выделяют три предварительных условия, необходимых для перехода к порядку открытого доступа, который в разной степени совершили развитые страны: подчинение элиты верховенству закона, или равенство всех перед законом, существование бессрочных (постоянных) организаций, которые не зависят ни от государства, ни от конкретных личностей, и, наконец, консолидированный контроль над вооруженными силами и технологиями разрушения и насилия, что предотвращает саморазрушение и деградацию такого порядка.

Структурно книга состоит из семи глав. В первой главе описываются общая логика книги, основные концепции и в тезисном виде разворачивается основная аргументация. Вторая и третья главы посвящены основным характеристикам и типологии общественного устройства, которое условно определяется в книге как естественное государство, или порядок ограниченного доступа. Теоретическое описание порядка открытого доступа разворачивается в четвертой главе. Пятая и шестая главы посвящены концептуальному и историческому выяснению условий и возможностей перехода от одной системы общественного устройства к другой. Наконец, седьмая глава призвана наметить новую повестку дня в социальных науках. Так вкратце выглядит основной каркас книги и те наиболее важные вопросы, которые в ней затрагиваются. Для лучшего понимания идей и их места в современном экономическом знании остановимся подробнее на интеллектуальном портрете авторов, наиболее важных вопросах книги, возможной значимости концепции для анализа институциональных изменений в России и, наконец, обсуждении будущего социальных наук.



Интеллектуальный портрет Норта

В ноябре 2010 г. Дугласу Норту исполнилось 90 лет. Долголетие у экономистов, занимающихся институциональными исследованиями, – не редкость. Рональду Коузу уже 100. За последние пять лет это вторая книга Д. Норта. Предыдущая книга, 2005 г., «Понимание процесса экономических изменений» уже вышла в русском переводе. Интеллектуальная биография Д. Норта важна, поскольку позволяет увидеть постепенное развитие его идей. В реконструкции этого пути нам помогут трактаты и автобиография 1. Норт никогда не находился на одном месте. С детства он часто менял места проживания вслед за назначениями его отца – служащего страховой компании. Согласно представлениям матери, в 1929–1930 гг. для расширения культурного кругозора семья проживала в швейцарской Лозанне. В юношеские годы у Норта два увлечения: фотография и марксизм. В какой то момент выбор встал именно между фотографией и экономикой. Увлечение марксизмом не прошло даром. Норт признавался, что всю жизнь отвечал на вопросы Маркса о причине социальных изменений. Более широкий политэкономический взгляд на многие вопросы – тоже в известной степени наследие Маркса. Война прервала учебу, в этот период Норт пошел служить в морской торговый флот, по стечению обстоятельств его путь лежал не в Мурманск, а в Австралию, что спасло ему жизнь. Так случилось, что преподаватели Норта в Беркли увлекались больше историей экономической мысли и экономической историей, чем инструментами неоклассической теории, поэтому эти инструменты он освоил за три года игры в шахматы с Доном Гордоном. Важный период для Норта – это изучение экономического роста в США 1790–1860 гг. Первый этап деятельности Норта как ученого – это работав Национальном бюро экономических исследований, участие в движении клиометристов. По существу, речь шла о новой экономической истории, когда прошлое реинтерпретировалось на основании методов экономической теории и эконометрики. Музу истории

Клио предполагалось подвергнуть научному измерению. Норт активно включился в эту работу, его труды стали известны. Следующим поворотным пунктом стала стажировка в Европе в 1966–1967 гг. В Европе приходит четкое понимание того, что исследования экономики как рыночного феномена явно недостаточно, оно ничего не дает для понимания отношений вассала и сеньора, цеховой жизни и всего экономического строя жизни более ранних периодов истории: Средневековья, Античности. В следующих работах предпринимаются попытки вписать институты в общие рамки экономической теории 2.

С 1980 х гг. можно проследить постепенное расширение предмета изучения и методологических рамок исследования. Основной вопрос остается: как объяснить, что постоянный долговременный экономический рост так редко встречается в экономической истории? Акцент теперь смещается в сторону объяснения неэффективности институтов. В своих основных работах – «Структура и изменения в экономической истории», «Институты, институциональные изменения и функционирование экономики» – Норт показал значение для экономического развития таких институтов, как конституция, право, экономическая организация, идеология 3. Основные причины социальных изменений Норт усматривает в изменении относительных цен, в новых знаниях и технологиях и, наконец, в меняющейся идеологии, или «картине мира». Относительная редкость рабочей силы в моменты демографического спада ослабляет власть тех, кто использует труд. Роль научно технологического прогресса также всегда изучалась в теориях экономического роста. Последний же пункт, касающийся ментальных изменений, в наибольшей степени противоречил стандартному допущению экономической теории о стабильности предпочтений. Именно над этой темой и продолжил работать Норт в своей следующей крупной работе – «Понимание процесса экономических изменений» 4. Норт стремился объяснить, каким образом формируются различные типы институциональной инфраструктуры, которые задают траекторию экономического развития. Институты не существуют сами по себе, но сами являются во многом следствием мышления человека, особых ментальных моделей. Норта вдохновили последние достижения в когнитивной науке, в социологии знания, которые он попытался включить в поле зрения экономической теории. Норт уже почти не использовал термин «идеология», он говорил об убеждениях (beliefs), культуре, интенцио  нальности. Получила дальнейшее развитие концепция «адаптивной эффективности» общества как способности реагировать на изменения внешней среды и зависимости от предшествующего развития (path dependence). Как было отмечено критиками, книга интересна постановкой вопроса, но не проработанностью выводов или серьезным продвижением в направлении междисциплинарного сотрудничества 5.

Сотрудничество Норта с Б. Вайнгастом и Дж. Уоллисом началось достаточно давно. В соавторстве с ними были опубликованы две важные статьи. В 1986 г. вышла совместная статья с Уоллисом, посвященная измерению трансакционного сектора экономики США в период с 1870 по 1970 г. 6 Подсчеты, произведенные на примере США, так и остались одним из немногих примеров количественного учета трансакционных издержек в экономической истории, вошли во многие компендиумы и учебники по институциональной экономике.

В1989 г. в соавторстве с Вайнгастом была написана не менее известная статья, посвященная эволюции институтов общественного выбора в Англии XVII в. В определенном смысле основные идеи авторов, выраженные в книге, созрели уже в этот период. Статья, затрагивающая предмет на стыке экономики и политики, прежде всего описывала обязательства государства или суверена в отношении защиты прав собственности и неизменности правил игры. Авторы показали, что для долгосрочного экономического роста имели значение достоверные обязательства. Задача состояла в том, чтобы показать, что ограничение власти имело важное значение для частной собственности и развития рынков. Наглядной историей послужила Славная революция 1688 года, когда в результате преобразований суд стал независимым, а парламент стал принимать решения по финансовым вопросам, контролировать расходы, получил право учреждать новые налоги.

В контексте содержания и логики последнего совместного проекта трех авторов надо оговориться, что в отношении деталей и возможностей интерпретации фактов с исторической точки зрения сразу возникли дискуссии. К примеру, Б.Каррусер показал, что имело место большое преувеличение в интерпретации реальных исторических событий, в которых гораздо более важным движущим началом была религия и борьба католичества и протестантизма, нежели просто борьба короля с парламентом. Кроме того, сам факт отделения парламента от короля не говорит о демократичности в принятии решений. Напротив, лишь внутренняя структура парламента, а именно наличие двух противоборствующих партий – тори и виги, обеспечила соблюдение прав собственности*.

Остается еще кратко формально представить авторов. Дуглас Норт является профессором Вашингтонского университета в г. Сент Луис, почетным сотрудником Института Гувера при Стэнфордском университете, консультантом по вопросам экономического роста.

Джон Уоллис – экономист историк, специализирующийся на общественных финансах США и в более общем плане – на взаимосвязи политического и экономического институционального развития. Уоллис – профессор экономики Университета Мэриленда и исследователь Национального бюро экономических исследований.

Барри Вайнгаст известен как политолог, он специализируется на исследованиях политических основ рыночной экономики, экономических реформах и регулировании, включая проблемы политической экономии развития, федерализма и децентрализации и развития правовых институтов. Вайнгаст – профессор политологии Стэнфордского университета.

Естественное государство как основная модель

Описание принципов построения и динамики развития естественного государства ясно и не вызывает сомнений. Достаточно оглянуться вокруг, достаточно подумать. Отправная точка – необходимость обуздать насилие. Новое слово по отношению к предыдущим описаниям общества этими авторами состоит в артикулированном включении насилия. Авторы подробно не раскрывают это понятие, скорее берут как некую данность. Такие тонкие вопросы, как насилие, которое присутствует в языке, различение объективного и субъективного насилия, выявление стратегий принуждения через установление правил, согласно которым каждый становился виновным и управляемым, – не были рассмотрены 7. Скорее тут можно проследить веберовскую традицию в выделении монополии на легитимное насилие как основной черты государства.

С помощью контроля над насилием и благодаря возникшему перераспределению удается создать порядок. В этом порядке меньшинство (элиты) управляет большинством и взамен дает сравнительное постоянство и защиту. Экономика не отделена, а слита с политикой. Партии объединены экономическими интересами, что дает стабильность и поддерживает баланс. Организации существуют в тесной связи с государством, их независимость может носить лишь временный и кажущийся характер. Независимость может сохраняться, пока организации не претендуют на раздел ренты и на политическое влияние. Люди и организации не равны перед законом. Общество представляет собой сложную структуру взаи  мопереплетенных рангов, привилегий, регулирований доступа. В конечном итоге место в иерархии определяет положение по отношению к закону и характеру его применения. Эта система обладает определенной мощью и живучестью. Центральная характеристика всех институтов естественного государства – это личные отношения. Экономические и политические решения принимаются «взирая на лица». Слабое место этой системы в том, что она быстро твердеет и ориентируется на выполнение задач прошлого, не в силах быстро приспособиться к новым задачам. Это окостенение, риск отката, вспышки насилия и разрушения не дают возможности создавать предпосылки для долгосрочного экономического роста. На краткосрочном этапе быстрый рост возможен, мобилизационная, плановая экономика – тому подтверждение.

Догосударственные образования – охотники собиратели – знали больше проявлений насилия. После неолитической революции появляются первые государства и их объединения – это уже период естественных государств, хрупких, базисцых, зрелых. Интересны примеры, которые используют авторы. К хрупким естественным государствам относятся Гаити, Ирак, Афганистан, Сомали и несколько других областей в Африке к югу от Сахары. Организации слиты с государственной властью, институты и функции управления персонифицируются, организационные структуры нестабильны. В качестве примеров базисных естественных государств разбираются Мезоамериканская империя ацтеков (1428–1519) и европейская империя Каролингов (751–840), в которых произошло структурирование долгосрочных соглашений и организаций, но в отличие от зрелых естественных государств организации сохраняют прямую связь с государством, нет организаций гражданского общества, конкурирующих с государством.

Описание такого типа политико экономического устройства, как естественное государство, не вызывает вопросов, универсальные черты схвачены удивительно четко. Иллюстративный материал не оставляет сомнений в том, что такое междисциплинарное объяснение работает. Комплексное институциональное исследование, включающее изучение природы разрешения насилия, мотивов поведения человека, систем убеждений, характера устройства организаций, элит и в конечном итоге государства, соотношения политики, экономики и права, – более чем убедительно. Теория потеряла в точности, возможности использования эмпирических данных и проверяемых гипотез, но продвинулась в создании общего каркаса новой институциональной теории, объединяющей все социальные науки. Такое обобщение не могло пройти без определенных потерь, связанных со степенью постижения конкретных исторических деталей. Настоящему историку такие обобщения покажутся излишними и затемняющими весь ход истории человечества. Экономисту эти соображения покажутся слишком общими, лишенными аналитической мощи инструментов экономической теории.

В конце периода зрелости при выполнении пороговых условий происходит постепенный переход к порядку открытого доступа, когда механизмы конкуренции на всех уровнях экономики и политики сменяют механизмы привилегий и ренты, устанавливается верховенство закона, появляются организации, не связанные с личностями, живущие бессрочно, консолидированный контроль устанавливается над вооруженными силами.

Понимание условий перехода к порядку открытого доступа, описание принципов работы самого этого порядка гораздо более сложно дается читателю. Описание «неправильного» порядка является более убедительным, внутренние механизмы устройства вызывают мало сомнений. Логика естественного государства удалась. Контуры действительности начинают ускользать, усиливается ощущение тайной завесы, когда речь идет о порядке открытого доступа. Процесс этот не завершен, поэтому авторам неизбежно приходится переходить в жанр утопии, то есть описывать правильное устройство, которое в чистом виде еще нигде себя не проявило до конца, чертить то место на политико экономической карте, которое скорее указывает в будущее, нежели лежит в прошлом. В этом смысле один из неявных результатов книги – создание нового, привлекательного образа рыночной, капиталистической утопии, гораздо более тонкое и умное продолжение работ австрийских экономистов (к примеру, Фридриха фон Хайека).

Открытый доступ как утопия

Насколько удачным является обобщение механизмов естественного государства, настолько более трудной для восприятия и расплывчатой является апология порядка открытого доступа. Возможно, проблема кроется в самом жанре – критическое и историческое описание дается легче, чем описание положительного опыта или светлого будущего. Негативное осмысление понятнее. Определенную аналогию можно провести с подходами в литературе. С литературной точки зрения утопии обречены на провал. Идейное содержание ставит крест на форме выражения, результатом чего является плохая литература. В этом смысле хорошей литературой становятся антиутопии. Достаточно сравнить «Красную звезду» А. А. Богданова и роман «Мы» Е. Замятина. В «Божественной комедии» «Ад» лучше удается Данте, чем «Чистилище» и «Рай». Возможно, по этим же причинам Н. В. Гоголь не нашел в себе сил для положительного продолжения «Мертвых душ». Программно показать «добро» оказывается задачей на порядок более сложной и рискованной, чем описать человеческое «зло», которое понятнее. Из более близкой истории развития экономических идей в России, из рассказа старшего поколения можно предположить, что и в советской политической экономии более понятной и логичной оказывалась политическая экономия капитализма. Напротив, политическая экономия социализма представала туманной и неинтересной. Авторы находят достаточно простое решение этой сложнейшей проблемы – они ставят в центр чистую экономику и показывают свою версию реализации утопического капитализма.

Первый вопрос, который возникает у читателя: что значит иметь свободный, открытый доступ к политическим и экономическим ресурсам? Он разрешен, но ограничен тем, что далеко не бесплатен. Корректировка состоит в том, что он потенциально открыт, по аналогии с потенциальным улучшением по Парето, когда выигравшая сторона выигрывает больше, чем теряет проигравшая, которая потенциально может компенсировать убыток. Открытый доступ лишь потенциально открыт. Его открытость обеспечивается конкурентной системой, а значит, развитой рыночной экономикой, то есть только с развитием конкуренции на политическом и экономическом рынке может поддерживаться условно открытый доступ.

Что значит конкуренция? Из учебников по экономической теории известно, что совершенная конкуренция – абстрактная модель, которая может быть проинтерпретирована как «система невидимок, ведомая невидимой рукой». В ней действуют обезличенные, анонимные невидимки, поскольку потребители «не взирают на лица», а продавцы продают однородную продукцию. Более мягкий вариант конкурентной системы будет означать то, что никто из агентов рынка не может обладать достаточной властью назначать цену, определять направление развития. Благодаря «невидимой руке» это делает сам рынок. Не случайно в тексте книги часто делаются отсылки к Фридриху фон Хайеку и Йозефу Шумпетеру. За пониманием конкуренции стоят метафоры «созидательного разрушения» и «расширенного порядка». Одной лишь экономической конкуренции оказывается недостаточно, она может выживать только благодаря конкуренции в политике.

Чем же обеспечивается взаимный баланс ситуации открытого доступа, когда одновременно конкуренция преобладает и в экономике, и в политике? Конкуренция в политике поддерживается демократическими институтами, гражданским обществом и конкурентной партийной системой. Все граждане и партийные силы равны перед законом. Залогом конкуренции в политике является достаточно сильная оппозиция, которая вместе с разделением властей обеспечивает контроль, сдерживает амбиции элит и получение ренты.

Что является главным в балансе экономики и политики? Скорее в ответе на этот вопрос трудно выделить отдельную наиболее важную составляющую системы открытого доступа. Если выделять одно свойство всех элементов системы, то этим свойством окажется безличность. Этим свойством в рамках этого социального порядка должны обладать элиты, частые и общественные организации, коалиции, государственная власть. В конечном итоге и сами люди, поскольку от воли отдельных людей не должны зависеть никакие решения. Эта воля воплощается только как общественная. Государство в благополучных обществах растет, но растет за счет предоставления более дорогих и качественных общественных благ (образование, инфраструктура, социальное страхование) и поддержания достаточно дорогих демократических институтов власти. Все услуги государства предоставляются на беспристрастной основе. Бюрократия в такой системе подконтрольна закону, действует профессионально и не срастается с бизнесом. Именно в такой системе возникают достоверные обязательства и доверие между властью и обществом.

Что является показателем того, что экономико политическая система приобрела черты открытого доступа? Как и в предпоследней книге Норта, таким критерием является способность реагировать на внешние изменения и новые угрозы, или «адаптивная эффективность». Она позволяет создавать продуктивные, честные и стабильные институты, а если нужно, и заменять их новыми. Способность приспосабливаться зависит от уровня творческой энергии, от возможности действовать в ситуации неопределенности. Чем больше попыток разными способами приспособиться к меняющимся условиями, чем больше конкурирующих способов принятия решений, чем ниже степень централизации, тем выше адаптивная эффективность. Адаптивная эффективность присуща людям, фирмам, организациям. Иными словами, эффективность системы доказывается ее постоянством, устойчивостью во времени. Считается, что порядок открытого доступа более гибок и лучше реагирует на всевозможные изменения. Важным формальным критерием, с которого начинается изложение в книге, является положительный показатель темпов долговременного экономического роста. Таковы черты системы открытого доступа. Немаловажный вопрос: как осуществляется этот переход?

«Переходная экономика и политика» нового типа

Первый шаг этого перехода – это изменения внутри элиты и господствующей коалиции. Установление безличных отношений внутри элит, которые потом распространяются на все общество. В этом смысле демократия создается элитами. В отличие от Асемоглу и Робинсона 8, подход Норта и соавторов более реалистичный, поскольку исходит не из того, что элита предпочитает уступки революции, но из того, что происходит борьба между различными группами внутри элиты и эта борьба вынуждает идти на уступки по расширению прав большей части населения. Основное внимание переносится на внутреннюю эволюцию самих элит. Безличность – не спасение от краха и революции, но результат борьбы различных группировок, в ходе которой происходит децентрализация и желание застраховать свое положение. Для того чтобы это произошло, требуется наличие трех предварительных,

или пороговых, условий: верховенства закона для элит, распространения организаций, которые не зависят от конкретных людей и существуют на постоянной основе, и, наконец, троля над вооруженными силами и применением насилия.

В Европе конкуренция между светской и религиозной властью создавала новые институты, которые усиливали роль права. Уже с XVI в. в Англии появились компании, организованные не по принципу товариществ, а на корпоративной основе. КначалуХГХв. по разным причинам в Англии, Голландии и США установился консолидированный контроль над вооруженными силами. Тем не менее в реальности этих трех условий оказывается недостаточно. В Британии, Франции и США «переходный период» к порядку открытого доступа сформировался раньше. Этот процесс шел по разному, но главное, что сформировались институты и более обезличенные элиты. Для формирования вышеперечисленных условий потребовались столетия, сам переход совершился за десятилетия в XIX в.

Интересно, что в более ранней книге Норт следующим образом описывает причины преуспевания Европы. Для возвышения Запада по сравнению с Китаем или исламским миром должны были сложиться особые обстоятельства. Сыграли свою роль географические, военные, демографические и чисто экономические факторы конца эпохи Средневековья. Западу были одновременно присущи единство и разнообразие. Единство связано с греко римской цивилизацией (мифология, философия, римское право) и, самое главное, с христианством как религией, которая формировала единые убеждения, единые координаты мышления. Политическое разнообразие создавало конкурентную среду, в рамках которой происходили поиск и отбор более успешных моделей. Норт также показал, что развитие банковских инструментов (переводной вексель, дисконт) и морского страхования, способствующих торговле, происходит в городах Италии и Бенилюкса. Затем рост производительности наблюдается в Нидерландах и Англии по сравнению с Францией и тем более с Испанией. Создаются стимулы для деятельности, повышающей производительность. Принципиальное значение имело распространение институтов права и механизмов по сдерживанию одностороннего принятия решений. Разделение властей усиливает стабильность; для власти становится выгодным обменивать права собственности на доход.

Внешние угрозы от викингов, венгров и мусульман также повлияли на уникальность Запада. В результате этой угрозы усилились города, дополнительный импульс получила военная технология. Усиление городов сопровождалось ростом торговли. Прогресс в военной технологии способствовал укрупнению политических единиц. Демографический спад способствовал распространению рыночных принципов в сельском хозяйстве. Кроме всех перечисленных факторов особое внимание Д. Норт уделяет формированию поведенческих установок, способствующих безличному обмену. Подход Макса Вебера Норт считает несовершенным, поскольку такие ценностные установки, как дисциплина и индивидуализм, по мнению Норта, формировались и в рамках римского католицизма. Структура убеждений христианства при определенных условиях благоприятствовала экономическому росту. Норт полагает, что более важно проследить связь между поведенческими установками и специфическими институтами экономики. Тем самым «особый географический, экономический и институциональный контекст западного Средневековья давал уникальный опыт для подобных адаптаций» 9.

Если предварительные условия созрели, что способствует переходу? Ведь на пороге этого перехода стояли античная Греция, республиканский Рим и города госу  дарства Северной Италии в период Ренессанса. Этому вопросу посвящена шестая глава настоящей книги, которая призвана объяснить, почему и как именно на Западе не только сформировались пороговые условия, но и совершился сам переход. Четкость и логичность, которая присуща теоретическому описанию, теряется при объяснении того, как же так получилось, что именно на Западе такой переход окончательно осуществился. Как смог осуществиться этот сложный, многоступенчатый системный процесс? Что является причиной, а что следствием? Остается неясно, хорошие ли институты являются следствием богатства и устойчивости или, напротив, богатство и устойчивость, неважно как приобретенные, приводят к хорошим институтам, которые комплексно характеризуются как порядок открытого доступа.

В целом авторам удается убедить читателя в преимуществах порядка открытого доступа. Конкуренция, безличные институты, беспристрастное государство, регулируемое насилие, обратная связь и, как следствие, постоянство и высокие показатели экономического роста. Кто будет спорить с тем, что это наилучшее устройство государства? Единственно, что в данном случае жанр книги переходит в разряд утопий для тех государств, которые еще не перешли к этому общественному устройству.



По прежнему ли пессимистичен Норт?

В экономической науке сталкиваются различные представления о возможности изменений самых глубоких мотивационных, ментальных матриц, лежащих в основе институционального устройства. Оптимисты считают, что социальная инженерия и трансплантация возможны, а не поддающиеся изменениям общественные и экономические институты должны отсекаться и умирать.

К пессимистам можно причислить Д. Норта. Как в том анекдоте, который приведен в начале, развитие рассматривается исторично. Институциональные ловушки, «эффект колеи» не позволяют быстро менять сложившуюся институциональную структуру. Развитие рассматривается в комплексе как сложное и взаимосвязанное явление. По мнению Норта, институциональная инфраструктура на долгие годы предопределяет траекторию экономического развития, которое зависит от предшествующего пути (path dependence), от сложившихся убеждений и представлений. Экономическое реформирование может опираться исключительно на «адаптивную эффективность», то есть способность институтов реагировать на внешние политические и технологические изменения. Производительные, стабильные, широко распространенные, приспосабливающиеся к внешним шокам институты способствуют стабильному экономическому росту.

Пессимизм Норта основывается на изучении как примеров экономического реформирования, так и главным образом на экономической истории. Успешное экономическое развитие на протяжении длительного периода времени встречается редко. Сознательное изменение институтов часто невозможно и сопряжено с огромными потерями и рисками. Тем самым если институты зависят от траектории своего развития, меняются медленно и болезненно, то отсюда очевидно пессимистическое представление об их реформировании, об их изменении.

Пессимизм в данном случае никак не связан с эмоциональной оценкой. Напротив, это здравое и осторожное понимание институциональных изменений как комплексной проблемы. Административные рычаги и рыночные методы распространения новых институтов ограничены. Постоянно происходит эволюционное изменение институтов, но меры по их направленной трансформации часто наталкиваются на сложность и целостность институциональной структуры общества, на противодействие со стороны традиции либо тех субъектов, которые больше теряют, чем выигрывают от предполагаемых перемен.

Когда Б. Вайнгаст специально задается вопросом: «Почему правила и институты западного мира не могут быть перенесены в развивающиеся?» – то очевидно, что сама постановка уже содержит глубокий пессимизм 10. Для такого переноса развивающимся странам не хватает постоянства и достаточного контроля над насилием. В этом смысле концепция хорошо объясняет историческое возвышение западного мира в долгосрочной перспективе, но не может объяснить феномен небывалого роста в Китае или ранее в других странах Азии. Скорее она предсказывает, что в отсутствие верховенства закона и широкого

распространения безличных институтов эти изменения могут вскоре пойти вспять. При этом в центре остается опыт развитых стран, большая часть из которых характеризуется определенной общностью культуры. В этом смысле по отношению к будущему развитию развитых стран данный концептуальный подход более чем оптимистичен. Как ответил один из соавторов книги на вопрос о ситуации в США: «Мы счастливы, что живем в Америке».

Этот оптимизм, конечно, не тотален. Исторический подход показывает, что наибольшей устойчивостью во времени отличался примитивный, догосударственный порядок, когда человек вел присваивающее хозяйство и не был выделен из природы. Естественное государство, несмотря на свое относительно небольшое умение решать проблему насилия и проявлять адаптивность, просуществовало десять тысяч лет и знало такие взлеты цивилизации, как древнегреческая античность, республиканский Рим, итальянские города эпохи Возрождения. Открытый же порядок исторически еще должен показать свою жизнеспособность, ему ведь всего каких то 200 лет. Можно сказать, что основной фокус этой книги – это последние 200 лет, они взяты за основу. Если взять за основу последние 10–15 лет, то страны с порядками открытого доступа не имели такого экономического развития. Эти сомнения по поводу нового открытого порядка лучше выражены Нортом в главе «Камо грядеши?» книги 2005 г.: «Сознание служит источником и вдохновляющей силой чудесных творческих свершений и всего того, что те влекут за собой в плане улучшения условий существования, и в то же время оно является источником суеверий, догм и религий, которые… привели к холокосту, бесконечным войнам, одичанию человека и современному… терроризму… Чудовищная разрушительная сила современного оружия превращает такое понимание (систем убеждений и представлений, – Д. Р.) в необходимое условие человеческого выживания» 11.



Актуальность книги для России

Усиление административной вертикали власти, подавление оппозиции в партийной жизни, уменьшение институциональной надежности прав собственности свидетельствуют о том, что степень безличности отношений и независимости бизнеса от государства резко уменьшилась. Государственное строительство капитализма «для своих», создание разветвленной, иерархичной системы привилегий, которые делают закон всеобщим для тех, кто не наделен особыми правами, делают Россию хорошим примером для той концептуальной схемы, которую отстаивают авторы книги.

Действительно, в книге не раз вскользь отсылают читателя к изменениям России в начале XXI в. «Месопотамия III тысячелетия до н. э., Британия при Тюдорах и современная Россия при Путине – естественные государства, но общества в них очень разные. Порядок ограниченного доступа – это не особый набор политических, экономических или религиозных институтов. Это фундаментальный способ организации общества», – поясняют авторы, когда хотят привести наглядные примеры естественного государства 12. В другом месте авторы еще более бескомпромиссны: «…складывается впечатление, что за последнее десятилетие Боливия, Венесуэла и Россия регрессируют, проводя национализацию, устанавливая контроль или объявляя вне закона когда то независимые организации» * *.

По мнению Б. Вайнгаста, современная Россия не только представляет собой яркий пример естественного государства, но, в его типологии, недавно перешла из разряда зрелых к базисному, или простому. Это произошло вследствие построения более жесткой вертикали власти, установления контроля над средствами массовой информации, ослабления институтов гражданского общества.

Организациям теперь стала требоваться для выживания тесная связь с государством, пропали умеренные сдержки в лице Думы, избираемых губернаторов и независимой прессы 13. В рамках концептуального подхода авторов книги «Насилие и социальные порядки», несмотря на кажущееся усиление каркаса власти, вся система становится гораздо более хрупкой и подверженной внешним шокам и саморазрушению. Для самой элиты и групп элит – в данном случае тех, кто пользуется рентой, – нет гарантии, что институт личной власти останется надолго и обладает постоянством, что может таить в себе серьезные опасности в ближайшем будущем. Очевидно, что сама элита это прекрасно понимает, поэтому предпочитает перевозить семьи и капиталы в страны, где сформировался порядок открытого доступа. Долгосрочная перспектива внутри станы по многим обстоятельствам не создает достоверных обязательств. Никаких сомнений не возникает в том, что в самое ближайшее время перспектива порядка открытого доступа России не грозит. Читая в России утопию про открытый доступ, невольно вспоминаются слова Некрасова: «Жаль только – жить в эту пору прекрасную уж не придется – ни мне, ни тебе».

Будущее социальных наук

Книга «Насилие и социальные порядки» междисциплинарна. Поэтому трудно ожидать, что она будет воспринята теми, кто работает в рамках жестких дисциплинарных границ. Она одновременно обращена к экономистам, историкам, политологам, антропологам. Авторы не стесняются прямо заявить, что это не просто еще один подход, но «фундаментально новый подход к изучению социальных наук». В центре подхода оказываются: проблема насилия, институциональная структура, организации и система убеждений. Авторы уверены, что для подобных исследований еще не существует статистической базы, поэтому оно носит описательный характер.

Книга имела больший резонанс среди политологов, чем экономистов. Основной контекст – соотношение экономики и политики или, более узко, демократии и экономического роста. Общепризнано, что технологического развития недостаточно для постоянных высоких темпов экономического роста, а «экономическая свобода – ключ к процветанию». Современность все же не дает однозначного ответа на данный вопрос. Так, к примеру, за 36 лет – с I960 по 1996 г. – Гонконг в сопоставлении с Великобританией резко увеличил душевой доход. Если в 1960 г. он составлял Vi от душевого дохода в Великобритании, то в 1996 г. стал уже превосходить его на 1/3 14. В контексте связи гражданских свобод и уровня экономического развития были высказаны даже предположения, что анархия лучше грабительского государства 15.

Экономист историк Роберт Марго, постоянный читатель Норта, посчитал, что книгу трудно назвать успешной. Он нашел, что в ней много повторений, а материал далек от реальной истории и событий 16. В сравнительном плане более понятной и привычной для современных экономистов стала книга Д.Асемоглу и Дж. Робинсона «Экономические основания диктатуры и демократии» 17. Сам литературный стиль изложения у широкого круга экономистов не сразу вызывает понимание. Тем не менее институциональное направление экономической мысли в лице Р. Коуза, О. Уильямсона, Д. Норта смогло сформулировать новые положения экономической нау

ки. Вполне ожидаемо, что между выходом книги и признанием ее достижений у экономистов должно пройти время, за которое появятся более понятные интерпретации этих идей на более привычном языке*.

Дальнейшее исследование более глубоких основ экономического развития имеет большие перспективы. Концептуальный подход, который предлагают Д. Норт, Б. Вайнгаст и Дж. Уоллис, обращен в будущее. Столь широкий материал и теоретические обобщения позволяют поставить их книгу в один ряд с шедеврами политической экономии – «Капиталом» Маркса, «Богатством народов» Смита. Дальнейшую разработку этой проблематики авторы тесно связывают с ожидаемым прогрессом в естественных и когнитивных науках, которые позволят лучше понять мышление человека.

Выход книги американских авторов Дугласа Норта, Барри Вайнгаста, Джона Уоллиса принадлежит к разряду значимых и уникальных событий. Она уже имела успех, что подтверждается готовящимися переводами на немецкий, итальянский, китайский, французский и японский языки. Книга обращается не только к экономистам, но ко всем, кто интересуется социально экономическими изменениями, – историкам, социологам, политологам и антропологам. Книга уникальна, поскольку пытается открыть новую синтетическую область институциональных исследований в социальных науках. Нет сомнений, что движение по этому пути с вовлечением достижений различных областей гуманитарных, социальных и естественных наук приоткроет завесу над фундаментальными вопросами развития человечества.

Данила Расков


Предисловие

Всякое объяснение масштабных общественных изменений содержит в себе элементы экономической теории, политологии и теории социального поведения. Иногда, как в материалистической теории Маркса, теории эксплицитны. Однако зачастую они остаются имплицитными, а еще чаще между теориями экономики и политики отсутствует связь. Несмотря на большое внимание к этому вопросу и предпринимаемые усилия, социальные науки не подошли к пониманию того, каким образом экономическое и политическое развитие взаимосвязаны между собой в истории и современности. Отсутствие рабочей и связной теории экономики и политики отражает недостаточность систематического осмысления важнейшей проблемы – насилия в человеческих обществах. То, как общества решают существующую везде и всегда угрозу насилия, задает и структурирует формы, которые может принимать человеческое взаимодействие, включая типы политических и экономических систем.

Эта книга предлагает ряд концептов, которые показывают, как общества использовали контроль над политической, экономической, религиозной и образовательной деятельностью, для того чтобы ограничивать и сдерживать насилие на протяжении последних десяти тысячелетий. В большинстве обществ политическая, экономическая, религиозная и военная власть создается при помощи институтов, которые структурируют отношения людей и их организации. Эти институты одновременно дают отдельным лицам контроль над ресурсами и социальными функциями и тем самым ограничивают использование насилия, придавая форму стимулам, с которыми имеют дело индивиды и группы, имеющие доступ к насилию. Мы называем эти модели общественной организации социальными порядками. Наша цель заключается в том, чтобы понять, каким образом социальные порядки структурируют общественные взаимодействия.

Концептуальные рамки ясно объясняют внутреннюю логику двух социальных порядков, которые доминируют в современном мире, и процесс, с помощью которого общества совершают переход от одного социального порядка к другому (изначальным порядком, предшествующим этим двум, был примитивный порядок, характерный для обществ охотников и собирателей). После того как мы очертим концептуальные рамки в первой главе, мы рассмотрим логику социального порядка, которая появилась пять – десять тысяч лет назад в виде естественного государства. Естественные государства используют политическую систему для регулирования экономической конкуренции и создают экономические ренты. Эти ренты структурируют социальные взаимоотношения, контролируют насилие и упрочивают кооперацию в обществе. Естественное государство преобразило человеческую историю: впервые естественные государства развили новые технологии, которые положили начало письменной истории человечества. Большая часть мира до сих пор живет в естественных государствах.

Затем мы рассмотрим логику социального порядка, которая появилась в некоторых обществах в начале XIX в., – общество открытого доступа. Как и в случае с появлением естественных государств, общества открытого доступа фундаментально преобразили историю человечества. Вероятно, лишь 25 стран и 15 % населения всего земного шара живут сегодня в обществах открытого доступа, остальные 175 стран и 85 % населения живут в естественных государствах. Общества отрытого доступа регулируют экономическую и политическую сферы, используя выход на рынок и конкуренцию для упорядочения общественных взаимоотношений. Третья задача книги – это объяснить, как общества переходят от естественного государства к обществам открытого доступа.

Мы разрабатываем концептуальные рамки, а не формальную или аналитическую теорию. Мы хотели написать книгу, которая стала бы доступной для всех ученых, занимающихся социальными науками и историей. Три социальных порядка выделяют три отчетливые тенденции в истории человечества. Мы покажем, как структурированы второй и третий социальные порядки, почему они функционируют именно таким образом, а также логику, лежащую в основе перехода от одного социального порядка к другому. Мы не предлагаем формальной модели, которая делала бы возможной эксплицитную эмпирическую проверку или детерминистские предсказания социальных изменений. Вместо этого мы предлагаем концептуальные рамки, которые в явном виде включают в себя эндогенные модели поведения в обществе, экономике, политике, армии, религии и образовании. Задача состоит в том, чтобы объяснить, как устойчивые и предсказуемые общественные институты справляются с постоянно меняющимся, непредсказуемым и новым миром, формируемым в контексте и под воздействием динамических сил социальных изменений. Эти рамки не содержат никакой телеологии и представляют собой динамическое объяснение социальных перемен, а не социального прогресса.

Мы чередуем исторические примеры с концептуальными рассуждениями, чтобы предложить достаточно свидетельств того, что эти модели действительно существуют в мире. В случае перехода от естественных государств к обществам открытого доступа мы показываем, что силы, описываемые нами, можно обнаружить в существующих исторических источниках. Мы не пишем мировую историю. История скорее предоставляет примеры и истолкования, нежели итоговую проверку наших идей. Примеры простираются от неолитической революции, республиканского и императорского Рима до ацтеков Ме  зоамерики, Средних веков и современности. Некоторые специалисты по истории конкретных стран и эпох, рассмотренных нами, скажут, что мы вырвали эти примеры из контекста, и это действительно так. Но мы намерены поместить эти примеры в новый контекст, задать новые рамки для интерпретации хода человеческой истории последних десяти тысяч лет и открыть новые пути осмысления насущных проблем политического и экономического развития, с которыми сегодня сталкивается мир.

Благодарности

Хотя эта книга с самого начала создавалась совместными усилиями, роль Джона Уоллиса заслуживает особого упоминания. Он подготовил первый набросок текста и руководил проектом по мере появления последующих набросков, из которых выросла настоящая книга. Многие люди и институты оказали нам большую поддержку– материальную и интеллектуальную – в этом проекте, и мы с удовольствием выражаем им свою признательность.

Институт Гувера в Стэнфордском университете оказал неоценимую поддержку во многих аспектах, без которой эта книга не была бы создана. С 1995 года Институт Гувера финансировал Норта в качестве старшего научного сотрудника и предоставлял ему место пребывания каждый зимний квартал, а в важный для написания этой книги 2007/2008 учебный год – как в зимний, так и в весенний квартал. Уоллис работал в Институте Гувера в качестве приглашенного исследователя в 2006/2007 учебном году. Вайнгаст был старшим научным сотрудником с 1990 г. Дэвид Брэди, заместитель директора Института Гувера по развитию исследований и программ, щедро поддерживал проект различными средствами. Сильвия Сандоваль из Института Гувера неустанно и бодро оказывала несколько лет ценную помощь в исследовании. Фонд Брэдли предоставил Уоллису и Вайнгасту щедрую поддержку в Институте Гувера.

Вайнгаст благодарит семью Уода К. Кребса, которая великодушно финансировала его кафедру на отделении политических наук. Он также благодарен за поддержку из средств двух грантов Стэнфордского университета: один от Института международных исследований Фри  мэна Спольи, а другой – от ректорского фонда.

Всемирный банк оказал щедрую и деятельную поддержку настоящему проекту. Стивен Вебб координировал все наши действия в Банке. Мы представляли наши ранние идеи на нескольких форумах, организованных Банком. Два гранта позволили нам собрать группу исследователей, чтобы начать описание конкретных ситуаций, применяя наши методы к современным развивающимся странам, а также профинансировать две встречи группы в Банке. Жан Жак Детье, Франсуа Бургиньон, Эд Кампос и Филипп Кифер сделали ценные замечания и оказали моральную поддержку. Брайан Леви был нашим верным сторонником и помог организовать исследование конкретных случаев. МуштакХан необыкновенно щедро отдавал нам свое время и идеи. Жоэль Баркан, Альберто Диаз Кайерос, Фрэнсис Фукуяма, Кэрол Грэм, Пол Хатч  крофт, Николас Мейзел, Габриэлла Монтинола, Патри  сио Навиа, Жак Оулд Одиа, Робер Пекко, Янг Занг Ю и многие служащие Всемирного банка участвовали в двух встречах, посвященных исследованию конкретных ситуаций.

Центр Меркатуса университета им. Джорджа Мэйсона профинансировал двухдневный семинар в январе года в Стэнфордском университете, позволив нам получить комментарии по всем аспектам предварительной рукописи. Мы благодарим за комментарии, критику и предложения следующих участников семинара: Рэнди Кальвера, Гэри Кокса, Джеймса Фирона, Рю де Фижеи  редо, Авнера Грейфа, Стефана Хабера, Филипа Хофмана, Маргарет Леви, Яна де Фриза и Стивена Вебба. Меркатус профинансировал также работу Вайнгаста в качестве приглашенного исследователя в марте 2006 г. Мы благодарим служащих Меркатуса за их поддержку и действия: Брайана Хукса, директора Меркатуса, а также Роба Херрита, Клэр Морган и Фредерика Соте. Особенно нам помогла Кортни Кнапп. Пол С. Эдварде, бывший директор Меркатуса, поощрял нас с самого начала этого проекта. Он также выступил модератором на двухдневном семинаре.

Джеймс Робинсон организовал для нас презентацию рукописи на встречах ЭрикаМ. Майндича в рамках авторского симпозиума в Институте количественных общественных наук в Гарвардском университете в октябре 2007 г. Дискуссанты, Стив Ансолобехир, Роберт Бейтс, Найл фергюсон, Джеффри Фриден, Эдвард Глейзер и Клаудия Голдин, дали нам подробные комментарии, которые были использованы нами при редактировании нашей работы. Мы также получили много комментариев от участников этих встреч, включая Джеймса Альта, ТэдаДаннин  га, Наоми Ламоро, Ноэля Маурера, Роберта Марго, Альдо Мусаччио, Дани Родрика, Эллис Гольдберг, Кеннета Ше  пела и Дэвида Стасавэджа.

Мэтью Маккуббинс организовал двухдневный семинар в Калифорнийском университете в Сан Диего в январе г., на котором Гэри Кокс, Питер Гуревич и Стефан Хаггард дали полезные советы.

Несколько университетов и институтов предоставили нам возможность поделиться результатами нашей работы на семинарах, и мы ценим отзывы, полученные в университете Брауна, Холден Вилладж, Центре Меркатуса, Фонде преподавания экономической теории, Летнем ин  ституе развития американской экономики Национального бюро экономических исследований (NBER), Стэнфордском университете (дважды в Центре демократии, развития и верховенства права и один раз в Департаменте экономической истории), калифорнийских университетах в Беркли, Лос Анджелесе и в Сан Диего, Мэ  рилендском университете, Канзасском университете, Вашингтонском университете, Всемирном банке и Йельском университете. Мы благодарим участников двух классов «Economics 613» в Мэрилендском университете и двух классов «Political Science 362» в Стэнфорде.

Многие наши коллеги полностью или частично читали эту работу, и мы признательны им за множество бесед, комментариев и отзывов. В их число входят Эрик Алстон, Ли Алстон, Терри Андерсон, Ли Бенам, Роджер Бетанкур, Рут Блок, Рэнди Калверт, Грегори Кларк, Роджер Коншлтон, Карен Кук, Роберт Калл, Лари Даймонд, Альберто Диаз Кайерос, Ричард Эпштейн, Джеймс Фирон,

Прайс Фишбэк, Пейдж Фортуна, Себастьян Галиани, Джуди Голдштейн, Питер Гуревич, Авнер Грейф, Стефан Хабер, Стефан Хаггард, Джек Хеккельман, Джессика Хеннеси, ПолХиндерлай, ЭфанИльзетски, Фил Кифер, Амалия Кесслер, Муштак Хан, Дэн Клерман, Стив Краснер, Дэвид Лайтин, Стив ЛеБлан, Маргарет Леви, Брайан Леви, ГариЛибкап, Питер Линдерт, ЛилиЛиу, Беатрис Магало  ни, Мэтью Маккуббинс, Майкл Макфол, Петра Мозер, Рамон Майерс, Роджер Нолл, Уолли О уте, Джош Обер, Эмили Оуэне, Сунита Парих, Элеонора Пасотти, Сара Перлман, Клэр Прист, Джонатан Роден, Джошуа Розенблум, Жан Лоран Розенталь, Энди Руттен, Ричард Скотт, Кеннет Шепсл, Мэри Шерли, Майкл Смит, Стив Снайдер, Катрин Стонер Вейсс, Джон Сумида, Дон Сазерленд, Алан Тейлор, Вернер Троескен, Джереми Вайнштейн и Том Вейсс. Также мы благодарны за оказанную нам поддержку Рэнди Робинсону, Брюсу Шмидту и Алисии Ньюсхолм.

Лорен Барр, Адам Левин, Мэри Паден, Скотт Парис и Дона Хайтауэр Перкинс помогли нам преодолеть путь от рукописи до книги.

Особую признательность хочется выразить двум людям за их советы, поддержку и дружбу на протяжении этого проекта. Первым является Джон Райзиан, директор Института Гувера. Кроме поддержки, отмеченной ранее, Институт Гувера создал плодотворные интеллектуальные и рабочие условия, что помогло нашему проекту самыми разными способами. Второй, Стивен Вебб из Всемирного банка, помогал нам с этим проектом с самого начала; сотрудничал в совместной работе по применению нашего анализа к развивающимся странам, а также финансировал различные гранты, семинары и конференции во Всемирном банке, помогавшие продвинуть это исследование.

Наконец, мы благодарны нашим семьям, которые мирились с тем, что мы уделяем слишком много внимания этой работе. Спасибо Элизабет, Декстеру, Дэну, Тауну и Пейдж, а также Сьюзи и Сэму.


следующая страница >>