“догвилль” — это не хип-хоп - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
“догвилль” — это не хип-хоп - страница №1/1

Ларс фон Триер:

 

“ДОГВИЛЛЬ” — ЭТО НЕ ХИП-ХОП


 

Этот текст комментария Ларса фон Триера к фильму “Догвилль” мирно лежал в пресс-центре XXV ММКФ. Мы его взяли и прочитали с большим удовольствием. Подумали, подумали и решили поделиться удовольствием с читателем.

 

Две вещи вдохновили меня написать “Догвилль”. Во-первых, когда я приехал в Канн с “Танцующей в темноте”, некоторые американские журналисты критиковали меня за то, что я сделал фильм о США, не побывав ни разу в этой стране. Это меня спровоцировало, потому что, насколько я могу припомнить, авторы “Касабланки” тоже никогда не бывали в Касабланке, даже когда они делали фильм. […]



Потом я слушал “Пиратку Дженни”, зонг из “Трехгрошовой оперы” Бертольда Брехта. Это очень мощная песня, и там звучит тема мести, которая мне очень понравилась.

[…] Я решил, что Догвилль должен быть в Скалистых горах, потому что, если вы никогда не были там, это звучит фантастически. Какие горы не скалистые? Означает ли это, что в тех горах какие-то особенные скалы? Это звучит как название, которое вы можете изобрести для сказочной истории. И я решил, что действие должно происходить во времена Великой депрессии – это создает нужную атмосферу.

Старые черно-белые фотографии, снятые по заказу правительства США во время Великой депрессии, действовали, конечно, вдохновляюще, но меня никогда не интересовала идея сделать черно-белый фильм. Это лишь одна из возможностей создать фильтр между вами и аудиторией, способ стилизации. Если вы снимаете фильм, где вы двигаетесь как-то “странно” в одном направлении (например, вы только рисуете контуры домов на полу), то все остальное в картине должно быть “нормальным”. Если вы установите слишком много фильтров, это будет уводить аудиторию все дальше и дальше от фильма. Важно не делать слишком много вещей одновременно, или вы распугаете всех зрителей. Я работаю, как в лаборатории, я экспериментирую. Когда вы ставите эксперимент, важно не менять больше одного параметра в конкретный момент.

[…] Все сказанное не означает, что меня вовсе ничего не вдохновляло. Конечно, вдохновляло. Например, некоторые телевизионные постановки, которые я видел в 70-е, в особенности продукция Королевской шекспировской компании “Николас Никлби”. Эта телепостановка была крайне стилизована, она была с участием аудитории и всеми теми штучками, модными именно в 70-х, впрочем, когда вы видите их сегодня, они все еще очень хорошо работают. В общем, меня вдохновил тот факт, что мне не хватает театра на телевидении. Он был очень популярен в годы моей юности. Брался кусочек из театра и помещался в другое окружение, иногда очень абстрактное. […]

Я был также вдохновлен в значительной степени Бертольдом Брехтом и его своеобразным очень простым, очищенным театром. Моя теория в том, что вы забудете очень быстро, что на экране нет домов и вообще чего бы то ни было. Это заставляет вас изобретать для себя городок, но более важно, что это заставляет вас сконцентрироваться на людях. […]

Что сказать тем, кто говорит, что это не кино? Я скажу, что, возможно, они и правы. Но, конечно, я бы не сказал, что это “антикино”. В начале моей карьеры я делал очень “кинематографические” фильмы. Сейчас проблема в том, что это стало слишком легко делать; все, что вы должны сделать, это купить компьютер и дело в шляпе – у вас есть кино. У вас есть армии, переходящие через горы, у вас есть драконы. Вам нужно только нажать кнопку. Думаю, это было действительно кинематографично, когда, например, Кубрик должен был ждать два месяца света на вершине горы позади Барри Линдона, когда он скачет на нас. Я думаю, что это великолепно. Но если вам нужно подождать только две секунды, пока какой-нибудь парнишка с компьютером сделает это… Это другая форма искусства, я уверен, но она мне не интересна. […] Это может быть чрезвычайно хорошо сделано, и это не трогает меня совсем. Возникает ощущение манипуляции в той степени, в какой я не хочу быть манипулируемым […]

Действие “Догвилля” происходит в Америке, но это только Америка, увиденная с моей точки зрения. Да, фильм о Соединенных Штатах, но также и любом маленьком городишке где угодно в мире.

Я написал сценарий на датском, но попросил английского переводчика попытаться сохранить датский язык в какой-то степени, не делать перевод уж очень совершенным. Это моя вещь в духе Кафки, как мне кажется – я бы хотел сохранить этот чужой взгляд в фильме. Мне бы было интересно, например, посмотреть фильм о Дании, снятый кем-то, кто никогда в ней не бывал. Например, японцем или американцем. Этот человек, даже не бывая в нашей стране, был бы зеркалом того, что Дания символизирует. […]

Во времена моей юности мы участвовали в больших демонстрациях против Мирового Банка и войны во Вьетнаме, и нам всем случалось бросать камни в посольства. Ну, точнее, в одно посольство… Но я не бросаю больше камни. Сейчас я просто дразню.

Еще очень маленьким я узнал, что, если ты сильный, ты также должен быть справедливым и добрым, и это не то совсем, что вы увидите в Америке. Мне нравятся отдельные американцы, которых я знаю очень хорошо, но речь идет больше об имидже страны, которую я не знаю, но в отношении которой у меня есть определенные чувства. Я не думаю, что американцы большее зло, чем другие, но опять-таки я не нахожу, что они меньшее зло, чем бандитские государства, о которых мистер Буш так много говорит. Мне кажется, что люди более или менее повсюду похожи. Что я могу сказать об Америке? Власть развращена. И это факт. И опять-таки, раз они такие сильные и мощные, это нормально их дразнить, ведь я не смогу причинить вреда Америке, не так ли?

Основная мысль, которая стоит за тем, как обращаются с Грейс местные жители, была та, что если вы изображаете из себя подарок для всех остальных, то это опасно. Власть, которую это дает людям над индивидуумом, развращает их. Если вы себя дарите, то это никогда не работает. Вы должны установить какие-то границы. Я думаю, что люди Догвилля были неплохими до тех пор, пока не появилась Грейс. Точно так же, как я уверен, что Америка была бы красивой-прекрасивой страной, если бы там не было никого, кроме миллионеров, играющих в гольф. Это было бы замечательное мирное общество, но оно не такое, насколько мне известно. К сожалению, там также много неудачников.

Когда вы придумываете характеры, вы берете кого-то, кого вы знаете, и ставите его в новые ситуации. Так что люди Догвилля – это все датчане, они, правда, реальные люди. Вы потом берете самого себя – ваш собственный характер – и разбиваете его между двумя или тремя персонажами, которые более или менее ведут историю (в данном случае это Том и Грейс). Я могу защитить всех персонажей фильма, но Грейс и Том как раз те, кто рисует меня в определенной степени.

Означает ли это, что я вижу себя в Томе? О да. Очень часто люди начинают с очень добрых намерений, особенно художники, но потом они сами для себя становятся все более и более важны и их дело отступает на задний план. Иногда они полностью теряют его из виду. Поэтому я бы сказал, что Том (в некоторой степени) – это автопортрет. Это не очень симпатичный и не очень льстящий портрет, но думаю, он близок к правде.

И Грейс, во всяком случае, не является героиней. Она человек с лучшими намерениями, но все же она человек. Кто-то, возможно, интерпретирует многое из того, что я делаю, как уязвление, унижение женщин, но я бы сказал, что женские характеры у меня не столько женские, сколько часть меня. Очень интересно работать с женщинами. Они выявляют мой характер. Думаю, что они портретируют меня достаточно хорошо, и я могу говорить о них.

Я знаю, что некоторые люди думают, что я не люблю женщин, но очевидно, это неправда – как раз с мужчинами у меня проблемы. Это вроде той проблемы, которая была бы, если бы вы были оленем. Старый самец с длинными рогами собирает всех телок вокруг себя и делает все, что угодно, чтобы держать от них юнцов подальше. Они все пытаются мочиться в пику ему, самый чуток, знаете, чтобы пометить территорию. По некоторым причинам в моем маленьком окружении каждому разрешено писать на меня. Что, конечно, прекрасно, но утомительно… Я оглядываюсь все время вокруг, говоря: “Хорошо, кто это сделал!?”, в то время как другой мальчишка подбирается, чтобы оставить свою метку на моей спине. И в этом моя проблема с мужчинами. Женщины этим не занимаются. Но опять-таки, если вы можете уладить как-то проблемы с этим постоянным желанием метить территорию, у вас могут быть великолепные отношения с другими самцами. […]

“Догвилль”, в конце концов, фильм, и в нем я удовлетворен формой, содержанием и актерской игрой. Я знаю, что это не хип-хоп, но я немного горд, что, похоже, не так стар, как чувствую.



Перевод с английского Ж.В.

© "Литературная газета", 2003



http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg302003/Polosy/art9_3.htm