Дэвид Элдридж под небом голубым действующие лица Ник - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Дэвид Элдридж под небом голубым действующие лица Ник - страница №2/3


Грэм приободряется.

Мишель: Ник сказал мне, что все.

Грэм: Серьезно?

Мишель: Неужели ты думаешь, что я стала бы изменять Нику с тобой?

Пауза.

Он сказал, что сейчас не может ни с кем встречаться.



Пауза.

Знаешь? Чушь все это. Бред. Все из-за этой самодовольной курицы, с которой он работал в Лейтонстоуне. Все волосы бы повыдергивала на ее прилизанной башке. Все до одного. Сучка. Просто помешалась на нем.



Пауза.

Приезжала к нему каждую неделю на своей идиотской зеленой машине. Как к себе домой. Омлеты готовила. Я тогда сказала Нику: ты что, не видишь, что она делает? Да она же по тебе просто с ума сходит. Хочет нас разлучить. Но он и слышать не хотел. Как будто она его совесть или вроде того. И сегодня утром выясняется, что эта совесть переходит в нашу школу. Я говорю, она же никогда не хотела преподавать в частной школе? Но он сказал, что сейчас ей это больше нравится. Я говорю: да бред все это, ей нужен только ты. Тогда он сказал, что они просто друзья и тут же добавил, что два раза с ней переспал. Два раза? Я говорю: ты трахнул ее два раза и думаешь, что я буду это терпеть? А он говорит: последний раз это было полтора года назад, и еще – за три года до этого. И оба раза – по пьяни. Я сказала, выбирай: я или она. И тут он мне выдает речь про обязательства и что не готов к серьезным отношениям. Сволочь.



Пауза.

В постели он великолепен. Этого-то мне и будет не хватать. Эта сучка может его забирать.



Она смотрит на Грэма. Пауза.

А знаешь, это все вранье? Вранье, твою мать, от начала до конца!



Грэм: Да?

Мишель: Мне кажется, я в него влюбилась, Грэм.

Она допивает Бакарди. Пауза.

Твою мать.



Грэм: Повезло тебе.

Мишель: Что?

Грэм: А меня кто-нибудь любил?

Мишель: Видимо, нет.

Грэм: Никто. Как ты уже сказала. Самый несексуальный член нашего коллектива.

Пауза.

Мишель: И что самое смешное, Грэм, ты был мне нужен, чтобы заставить Ника ревновать.

Она разражается диким хохотом. Грэм уничтожен.

Ой-ой-ой, что я несу.



Короткая пауза.

Ты настоящий друг, Грэм. Без нас с тобой старшеклассники умерли бы от скуки на экскурсиях.



Мишель делает глоток. Грэм садится на кровать рядом с ней.

Грэм: Ага, точно. Давай, изливай душу. Проблемы, приключения?

Мишель: Дон Суперчлен. Он был первым, ты же помнишь, Грэм? Я запала на него, как школьница. Когда ж это было? Когда я тебе о нем рассказала? Мой первый…

Грэм: Всю дорогу до Чингфорда по Северной Окружной на микроавтобусе. Я был за рулем.

Мишель: Ну что, тогда про Дональда рассказать?

Грэм: Ты про него уже все рассказала. Ты всегда рассказываешь о своих грязных похождениях, когда мы ходим в театр. Да.

Мишель: Да мы и ходили всего сорок два раза. Успокойся, Грэм.

Короткая пауза

Как сейчас помню, он ко мне в учительской подвалил. Я проработала в школе ровно два дня, и что, ты думаешь, Дон сделал? Принес мне кофе и булочку, взял за руку и спросил, не пианистка ли я. Сказал, какие у меня тонкие, изящные пальцы.



Короткая пауза

И я запала. Запала, Грэм, представляешь? Через сорок восемь часов, когда он затащил меня в постель. И вылизал. Что было божественно. Еще и на словах подчеркнул, какая у него блестящая техника, и как он играет на духовых инструментах.



Короткая пауза

Даже уговорил меня съездить с ним в выходные на фестиваль соула. Дон был вылитый «Полиция Майами: Отдел нравов». Ослепительно белые кроссовки, рукава закатаны в стиле 80-х. Он даже саксофон с собой взял. И тут меня настиг злой рок.



Короткая пауза

В лице Лоррейн. Из соседнего шале. Пригласила нас на коктейль. И понеслось. Заливала ему, как в пятнадцать лет лазила через окно, чтоб попасть на концерт «Лэйси Леди». Послушать крутейший фанк. Дон тоже ходил на «Лэйси Леди», на это он и купился



Короткая пауза

Настроение у меня, конечно, было паршивое. И Дон, конечно, решил, что ему будет веселее с Лоррейн. С этой шлюшкой. А когда я пролила ром-колу на тогу, которую взяла напрокат для древнеримской вечеринки… Мне стало совсем паршиво. А Дону - наплевать. Предложил снять с кровати простынь и замотатьсяся в нее, потому что сейчас придут Лоррейн и Карен. Ее подружка с мышиной физиономией. Минуту назад я была Афродитой. А тут - как паршивое привидение, на Хэллоуине.



Короткая пауза

Карен, она работала в банке, оказалась на порядок лучше своей подруги, через пять минут мы уже дружили взахлеб. Пока мы заигрывали с двумя пожарниками, Дон и Лоррейн смылись, мы даже не заметили.



Короткая пауза.

Через час я вернулась в свой номер, а там музыка орет вовсю, и что я вижу? Дон имеет Лоррейн сзади, а она, сука, всю мою тогу облевала. Дрянь.



Мишель наливает себе еще.

Грэм: Я тоже как-то был на фестивале соула.

Мишель не обращает внимания.

Грэм: Тебе что, неинтересно?

Мишель: Нет.

Долгая пауза.

Грэм берет бутылку и делает большой глоток, едва не поперхнувшись.

Короткая пауза.

Грэм: Не знаю, почему ты ко мне так относишься.

Короткая пауза.

Мишель: Помнишь, мы водили старшеклассников в паб на Ливерпуль стрит? Там был твой приятель, учитель истории. Так вот он тоже.

Короткая пауза.

Мы только начали встречаться. Он был чудесный. Я его обожала. Не знаю, зачем я… Он ведь так хорошо ко мне относился. Представляешь, мы переспали только через полтора месяца. А для меня это просто мировой рекорд. Он гладил мои волосы. Целовал ложбинку между лопатками.



Пауза.

Готовить еще умел. И такой забавный. Отлично всех изображал. Помнишь, как он нас развлекал, показывал этих героев из старых фильмов? Из сериалов. Нашего директора. И эту старую дуру, которая столовкой заведует. Здорово он их всех копировал. А я злилась, когда он меня изображал. Дура. Какая дура. И зачем я ему изменила? Все само собой получилось. С ним. Тебе не понравится то,что я сейчас скажу, но он был слишком хорошим.



Короткая пауза.

Ненавижу себя.



Короткая пауза.

Ненавижу. Когда думаю о нем. ОБ этом. Обо всем об этом. Ненавижу. Он ведь сейчас в Стрэтфорде, да? Завуч.



Грэм кивает.

Мишель: Молодец. Я дико ревновала, когда узнала, что он женился.

Грэм: У них уже ребенок. Девочка.

Мишель: Я не знала.

Пауза.

Грэм: Хлоя.

Мишель: Всегда хотела назвать свою дочурку Хлоей. Если будет. Когда будет. Может быть. Все-таки.

Короткая пауза.

Грэм: Стивен неплохой парень. До сих пор посылает мне открытки на Рождество.

Короткая пауза.

Мишель: Мне было скучно с ним. Зануда! Вот Колин…

Грэм: Колин просто мудак.

Мишель: Оказывается, ты и такие слова знаешь?

Короткая пауза.

Колин…Господи…



Короткая пауза.

Потрясающий любовник. Дикий и необузданный.



Грэм отпивает из бутылки. Короткая пауза.

Мишель жестом просит передать ей бутылку. Грэм передает, она тоже делает глоток.

Мишель: Знаешь, что он заставлял меня делать?

Грэм: И знать не хочу.

Мишель: Бесконечные унижения, когда никто не видел, а на родительских собраниях - само очарование.

Короткая пауза.

А иногда такая нежность. Как ребенок. Другого слова не подберу.



Грэм закрывает уши.

Мишель: Слушай меня. Слушай. Ты, размазня. Ты, размазня несчастная. Слушай.

Грэм убирает руки.

Мишель: Я была беременна от Колина. Беременна.

Грэм: Да?

Он задумывается. Пауза.

Он заставил тебя избавиться от него?



Мишель: Нет. У меня был выкидыш. Выкидыш. Ты об этом не знал, Грэм?

Короткая пауза.

Где-то через месяц мы стояли в очереди за гамбургерами. Он спросил, как я себя чувствую. И сказал, что все, наверное, к лучшему. И я поняла, что все кончилось.



Короткая пауза.

Я извинилась, ушла и заперлась в туалете для инвалидов. Сползла на пол и рыдала до судорог. И какой-то прыщавый парень сломал дверь, думал, мне плохо.



Короткая пауза.

Я смеялась и что-то врала. Что у меня только что умерла мама. Что я хочу побыть одна. И этот парень дал мне пачку салфеток и бесплатную Диет-Колу. Я спросила, на что он намекает, он сказал, ни на что. Сказал, что я классно выгляжу. А я в туалете в «Макдональдсе». Вся в подтеках от туши. И при этом заигрываю с парнем, который мне в ученики годится. И меня снова понесло. Их было много, да, Грэм? Пока не появился Ник. Пока не появился мой дорогой, дорогой Ник.



Короткая пауза

И я все рассказывала тебе. Поражала твоё воображение своими историями. Каждый раз, когда мы ходили в театр. Рассказами на полчаса, чтобы возбудить твою фантазию. Фантазию прыщавого подростка.



Грэм: Не надо так со мной.

Мишель: Столько. Неудач. Бурных романов.

Грэм: Не надо…

Мишель: Старшеклассник, которого я в машине…

Грэм: Хватит…

Мишель: На заднем сиденье. Всё его красивое, молодое тело.

Грэм: Пожалуйста.

Мишель: Дворник, которого я все выходные... Лизались с ним у табачной лавки у всех на виду.

Грэм качает головой.

Мишель: Учитель биологии, в тренажерном зале познакомились. Он был женат. А мне было наплевать.

Грэм: Пожалуйста.

Мишель: Женатые меня возбуждают.

Грэм: Шлюха.

Мишель: Мой сосед. Волосы в носу и воняло изо рта.

Грэм: Ты просто шлюха…

Мишель: А тот папаша. Папаша с клюшками для гольфа на голубом БМВ.

Грэм затыкает уши.

Мишель: С его идиотскими шуточками. Мол, как бы его сынку получить хорошую отметку, за дополнительные услуги, которые он мне оказывает.

Грэм: Дрянь…

Мишель: А потом - мой прекрасный Николас. Мой Николас.

Грэм качает головой.

Мишель: Радость быть девчонкой, у которой коленки дрожат.

Грэм: Тупая корова…

Мишель: Отказаться от Николаса? Ради тебя отказаться от Николаса, которого у меня увели?

Грэм: Видеть тебя не могу.

Мишель: Ты. Жалкий. Слабак. Идиот. Зануда.

Грэм: Ты правда меня ненавидишь?

Мишель: Меня тошнит от тебя, когда ты орешь на мальчиков во время строевой подготовки.

Грэм: Что?

Мишель: Когда ты со школьниками играешь в солдатиков. Вооруженные силы частной школы, видите ли. Строишь из себя крутого мужика, вопишь на запуганных четырнадцатилетних мальчишек. Презираю тебя. Капитан Тибботсон. Спецназ. И куда девается слабовольный и бездарный учитель истории. Лидер. Воин. Я видела буквально месяц назад. Я была с Николасом. Ты поставил мальчишку перед строем. Унижал его. Твои жалкие потуги на юмор и твой отвратительный, злобный харктер. Что он сделал? Ерунду какую-нибудь? Ботинки почистить забыл? Шел не в ногу на параде?

Короткая пауза

Был бы здесь сейчас тот мальчишка. Жаль, я ему рассказать не могу. Вот бы он посмеяся. Мистер Тибботсон. Капитан Грэм Тибботсон, спецназ, капитан Мокрые Трусы.



Короткая пауза

Я хотела переспать с тобой, чтобы отомстить Нику. А ты думал, чтобы доставить тебе удовольствие? Ты и правда думал, что я тебя хочу? Хочу изменить Николасу с тобой? Видеть не могу твою самодовольную рожу, жалкий слабак. Только и можешь, что самоутверждаться, унижая подростков. Только тогда и чувствуешь себя мужиком. Дала б тебе пинка под зад, чтобы все ступеньки пересчитал. Я тебя презирала, Грэм, еще во время наших миленьких походиков в театр, но сегодня - особенно. Приходила домой и хохотала в ванной, перед зеркалом, вспоминая твои судорожные попытки. Скрыть эрекцию. В каком-нибудь обшарпанном театральном фойе. Твои вымученные заигрывания.



Короткая пауза.

Я тебя возненавидела за семь лет нашего знакомства. Просто ты – единственный мужчина, который меня хочет, а меня это совершенно не радует.



Она долго смеется.

А как ты пытался танцевать сегодня? Даже слабоумный бабуин может приятно оживить вечер. Но смотреть, как ты прыгал по крошечной танцплощадке, было даже не смешно. Я просто закрыла лицо руками и думала, зачем китайскому ресторану танцпол.



Грэм Раньше я неплохо танцевал.

Мишель Мне наплевать, что ты делал раньше.

Грэм Я ходил на дискотеки, когда они еще были дискотеками.

Мишель Мне абсолютно наплевать.

Грэм. И я тоже ездил на фестиваль соула. С двоюродной сестрой.

Мишель Вы бы с Лоррейн спелись.

Грэм Я раньше увлекался степом.

Мишель. Да ну?

Грэм А еще я умею вальс танцевать.

Короткая пауза.

Да, умею. А ты на это вообще не способна. Точность и изящество вальса - не для такой туши, как ты.



Мишель Я хочу моего Николаса. Он мой. Я столько ждала такого, как он.

Короткая пауза.

Хочу, чтобы он покрывал мне шею поцелуями. Хочу, чтоб его сильные руки усмирили мою мятущуюся душу. Вот чего я хочу. Эта корова Хелен его не получит. Он мой



Короткая пауза.

Грэм Ты. Ты…

Грэму не хватает слов.

Мишель Что, струсил?

Грэм Ты…математичка! Математичка сраная!

Грэм бросается вон из комнаты. Пауза.

Мишель демонстративно достает сигареты и закуривает.

Короткая пауза.

Входит Грэм с неприлично большим букетом цветов. Он срывает целлофан, и бросает цветы в Мишель.

Грэм Я купил их тебе! Подавись, сука!

Мишель слегка ошеломлена, даже после всего, что произошло.

Грэм продолжает кидаться в нее цветами.

Грэм Я купил их тебе!

Короткая пауза.

Вместо обеда поехал в центр и купил. После ужина. В китайском ресторане. Хотел подарить тебе. Здесь. Чтобы тебе понравилось. Чтобы ты радовалась и восхищалась. Такими красивыми цветами. Для тебя.



Он продолжает бросать в нее цветы, потом бросает остатки на пол, топчет их и расшвыривает.

Ты все про меня, про меня, про меня, а сама-то кто?

Самовлюбленная корова. Ты семь лет в этой школе, а у тебя даже класса своего нет. Тебе на всех и на все плевать. Тебе интересны только зарплата и твои омерзительные похождения.

Мишель А ты про них слушаешь и дрочишь…

Грэм А театральный клуб? Он тебе нужен только, чтобы делиться со мной своими гнусными откровениями и еще чтобы коллегам пыль в глаза пускать. После того спектакля с Майклом Гэмбоном ты одна говорила, что такие учителя бывают на самом деле! Тебе на все плевать. Ты ничего не знаешь. У тебя мозгов хватает только на цифры, а души у тебя вообще нет!

Короткая пауза.

Я мужчина, да, да. Хотя иногда я не очень-то чувствую себя мужчиной.



Короткая пауза.

Да. Иногда я не чувствую себя мужчиной. Я даже жену не смог найти.



Короткая пауза.

У меня была одна надежда.



Короткая пауза.

Я был нескладный, застенчивый, и в двадцать восемь лет ни разу не целовался. А ты? Для тебя же нет ничего святого. Все эти годы я молчал, но теперь с меня хватит. Я следил за тобой из машины, видел, как ты пила с Доном. Ругалась с ним в индийских ресторанах в Апминстере. Я видел, как Стивен утром уходил от тебя и посылал тебе воздушные поцелуи. А через несколько часов я слышал, как ты трахалась с Колином. Слышал, как ты скулила, что тебе больно. Я видел, как ты сосала у Адамса на заднем сиденье твоей машины. Видел.



Короткая пауза.

В Эдинбурге я пробрался в твою комнату, пока ты спала. Видел твою голую грудь. Как же я тебя хотел. Как хотел просто взять тебя. Иметь тебя.


Мишель Ты больной.

Грэм Нет…

Мишель Ты маньяк.

Грэм Сама маньячка.

Мишель Так это ты, да?

Грэм Что?

Мишель Ты вскрываешь мою почту?

Грэм Нет, я не …

Мишель Я чувстовала, что кто-то роется в моей почте.

Грэм Я этого не делал.

Мишель Я заявлю об этом начальству.

Грэм Не заявишь.

Мишель Еще как заявлю. Думаешь, я захочу после этого видеть твою мерзкую рожу в учительской?

Грэм обходит кровать и открывает ящик комода. Достает коричневый конверт.

Мишель Что ты делаешь?

Грэм открывает конверт и отдает Мишель фотографии. Их не меньше двадцати. Мишель смотрит на них, изумленно восклицает.

Грэм Вот ты со старшеклассником. Вот с тем папашей, у которого клюшки для гольфа. Вы в парке, ты сверху. Вот лаборант, с которым ты втихаря трахалась.

Короткая пауза.

Да-да. Я и об этом знаю.



Короткая пауза.

Твое тело. Прекрасное. В лунном свете. У тебя в комнате. Я думал, это мой последний шанс. На фестивале. Мой последний шанс.



Короткая пауза.

Мишель Что тебе от меня надо?
Грэм Научи меня.

Мишель Чего?

Грэм Исполни свой долг. Я семь лет ждал.

Мишель Не поняла.

Грэм Сделай меня мужчиной. Научи. Покажи. Покажи. Сделай меня мужчиной. Покажи. Отдайся мне. Покажи, как. Покажи. Возьми меня. Сейчас. Возьми меня.

Долгая пауза.

Мишель Не надо меня заставлять.

Грэм Я так долго ждал.

Мишель Не надо.

Грэм Ты ведь собиралась это сделать. Разве нет? Собиралась. Хотела взять его. Хотела меня. Хотела меня использовать.

Он делает шаг к Мишель. Она отступает.

Я не собираюсь заставлять…



Короткая пауза.

Пожалуйста.



Мишель Не могу.

Грэм Можешь. Я хочу.

Мишель А как насчет фотографий?

Грэм В каком смысле?

Мишель Сам знаешь.

Грэм Они мне нравятся. Они делают тебя ближе.

Мишель Можно, я их заберу?

Грэм Посмотрим.

Мишель Ты их никому не покажешь?

Долгая пауза.

Давай просто обо всем этом забудем.



Короткая пауза.

Давай представим, что мы вернулись десять минут назад. Выпили. И ты надел халат.



Короткая пауза.

Грэм Прикоснись ко мне. Нежно.

Мишель дотрагивается до лица Грэма.

Грэм Я твой солдат?

Мишель Ты мой солдат.

Грэм А ты медсестра?

Мишель Да.

Грэм снимает халат.

Грэм У меня плечо ранено.

Мишель Правда?

Она смотрит.

Ах, да, вижу. У тебя вся спина в ушибах.

Грэм Ты ведь их поцелуешь, чтобы зажили? Как девушка на корабле. В первом Индиане Джонсе.

Мишель Ну всё, всё.

Грэм Как хорошо.

Мишель Тебе ведь хорошо?

Грэм Да.

Мишель Что с тобой случилось?

Грэм Я сбежал из гестапо. Меня пытали.

Мишель Бедный мой. Какой же ты храбрый.



Короткая пауза.

Грэм Я никогда еще не целовался.

Мишель Никогда?

Грэм Никогда.

Мишель Почему?

Грэм Я стесняюсь. Я очень застенчивый.



Мишель садится на кровать рядом с Грэмом. Она улыбается Грэму. Он как маленький мальчик. Мишель сложно ему подыгрывать.

Грэм Сестричка, поцелуй еще.

Мишель Хорошо.

Мишель покрывает поцелуями спину Грэма.

Грэм Как хорошо.

Мишель Приятно?

Грэм А в губы поцелуешь?

Мишель Поцелую.

Мишель целует Грэма в губы.

Грэм Как хорошо.



Мишель целует Грэма в шею, в грудь и соски.

Грэм Хорошо. Ой, как хорошо.



Грэм целует Мишель в губы, в шею, затем начинает расстегивать ее блузку.

Мишель Хочешь меня там поцеловать?

Грэм Хочу.

Мишель Так целуй.



Грэм целует грудь и шею Мишель.

Грэм Когда закончится война, я женюсь на моей медсестричке, и у нас будет чудесный дом.

Мишель Конечно…

Грэм У нас будут дети, и мы будем жить на красивой улице.

Мишель Да…

Грэм Когда война кончится, все наладится, правда?

Мишель Да, конечно…

Мишель опускается на колени и снимает с Грэма трусы.

Грэм Улицы будут чистые, а мы будем заботиться о больных и престарелых. И будем правильно воспитывать молодежь. Учить их, как надо себя вести. Мы ведь за это и сражаемся, да?


Мишель смотрит на гениталии Грэма, затем снова на него.

Грэм хватает Мишель за волосы.

Грэм Что, вот так вот Колин делал? Таскал тебя за волосы? Вот так хватал? Когда ты над ним смеялась. Надоели мне твои издевательства. Игры эти. Эти дурацкие, глупые игры. Как же всё надоело.



Мишель мотает головой. Она напугана.

Грэм После войны у нас не будет никаких забот, верно?

Сможем целыми днями в постели валяться. Когда война кончится.

Мишель Да.

Грэм А сейчас не будем терять времени, любовь моя. У меня через час поезд на Портсмут.

Мишель кивает.

Грэм Иду за линию фронта. Совершенно секретно. Придется рисковать жизнью. Может, вернусь героем.



Свет медленно гаснет.

АКТ ТРЕТИЙ

Август 1998. Сад коттеджа в Тивертоне, Девон. Десять утра.

Анна сидит за столом, положив ноги на стул. Стол заставлен посудой и завален мусором после вчерашней вечеринки.

Анне пятьдесят восемь лет.

Роберт стоит напротив Анны. В руках CD-плейер, провод которого тянется внутрь коттеджа.

Роберту сорок два года

Анна: Нет.

Роберт: Ты обещала.

Анна: Нет-нет, и нет.

Роберт: Ты же обещала.

Анна: Если ты думаешь, что я собираюсь с тобой танцевать, Роберт, то ты глубоко заблуждаешься.

Роберт: Мы же договорились.

Анна: Мало ли, что я вчера говорила.

Роберт: Ты же под «Шпандау» танцевать не хотела, но это ведь Нил Седака.

Анна: Нет.

Роберт кладет плейер и скрещивает руки на груди. Короткая пауза.

Анна: Дуешься?

Роберт: Нет.

Анна: Тогда чего ты так встал?

Роберт: Я жду.

Анна: Тогда намажь нос кремом от загара, потому что ждать придется долго.

Роберт: Знаешь, иногда с тобой совсем не смешно.

Анна смеется.

Анна: Мои старшеклассники так не думают.

Роберт: Ну, по сравнению с моими, они порядочные жмоты. На последний звонок мои подарили мне надувную овечку и бутылку «Дом Периньон». А твои, если я не ошибаюсь, осчастливили тебя пакетиком конфет и дешевым джином. Убожество.

Анна: Вчера ты совсем другое говорил. Когда болтал с ними. Они ведь нормальные ребята. Просто у них нет богатеньких родителей, чтоб покупать шампанское учителям.

Роберт: Я подумал, а не взять ли одного-даух под крыло. В порядке подготовки к университету.

Анна смеется.

Роберт: Что ты?

Анна: Тебе под крыло? Роберт, ты начал разговор с драмкружков, а закончил советом трахать все, что движется, кроме девушек по имени Хелен, изучающих иностранные языки.

Роберт: Что действительно представляется мне теперь неразумным.

Анна: Особенно учитывая, что в моем классе две Хелен, одна изучает испанский и право, а вторая – немецкий.

Роберт: Вот я и говорю.

Анна: Что?

Роберт: Возьми отделение иностранных языков в любом университете, и ты обнаружишь там наибольшую концентрацию Хелен в стране.

Анна смеется.

Роберт: Видишь! Я прав.

Анна: Их обидело не то, что большинство Хелен изучают иностранные языки. Скорее то, что их надо обходить стороной.

Короткая пауза.

Роберт: Дети в Девоне обидчивее, чем в Эссексе.

Роберт: Я их вчера жизни учил. Они меня полюбили.
Анна усмехается. Короткая пауза.

Анна: Учительница, которая погибла. Учительница географии. Ее ведь звали Хелен?

Роберт: Да. Жалко ее.

Анна: Хелен. Красивое имя.

Пауза.

Роберт: Потанцуй со мной. Порадуй меня.

Анна: А тебя это порадует?

Роберт берет плейер и широко улыбается.

Анна: Не дави на меня, Роберт.

Роберт: Ладно.

Короткая пауза.

Только пообещай мне, что в следующий раз, когда у тебя будет вечеринка, ты со мной потанцуешь. Даже под «Шпандау».



Анна: Даже не под «Шпандау».

Роберту становится нехорошо, он потирает лоб.

Анна: Роберт, с тобой все в порядке?

Роберт: Триступ пошноты.

Анна: Приступ тошноты?

Роберт: Триступ пошноты. Нехорошо.

Анна: Антипохмелин принял?

Роберт: Нет еще.

Анна: В ванной есть. Или, может, цитрамон принести?

Роберт: Нет. Антипохмелин. То, что нужно.

Анна: Что-то ты был вчера чересчур энергичным. Во сколько ты лег?

Роберт: В четыре.

Анна: В четыре?

Роберт: Около того. Мы слушали Нину Симон.

Роберт обхватывает голову руками.

Анна: Что с тобой?

Роберт: Я весь вспотел. Мне так хреново…

Анна: С утра уже жарко.

Роберт: Нет. Уже лучше. Желудок решил спортом заняться.

Анна: Что ты пил?

Роберт: «Стеллу». Красное вино. Тот твой джин. Ах да, и еще бренди, которое мы из Франции в прошлом году привезли.

Анна: Роберт…

Роберт: Но я ведь понравился твоим ребятам?

Анна: Это просто было как «цирк приехал». У нас в Тивертоне тебе конкурентов нет, это уж точно.

Роберт: Вот увидишь, когда они поступят в университет, тебе придется через меня им приветы передавать.

Роберт внимательно смотрит на Анну. Короткая пауза.

Роберт: Они очень интересовались, что у нас с тобой.

Анна: Да?

Роберт: Говорили, ты обо мне часто вспоминаешь на уроках.

Анна: Правда? И что ты ответил?

Роберт: Что мы друзья.

Короткая пауза.

Ты показывала им фотографии. Из Мексики. Одна из Хелен спросила меня, где и как мы спали.



Анна: Вот нахалка! И что ты ответил?

Роберт: Сказал правду. В одном номере, но на разных кроватях.

Анна: А что она?

Роберт: Ничего. Я сказал, что у нас прекрасные отношения и мы всегда спим в одном номере. Чтобы деньги сэкономить.

Анна: А что она на это сказала?

Роберт: Сказала, что очень жаль. Она-то думала, что это так романтично. Отпуск вместе и все такое. Не могла поверить, что мы так ездим уже шесть лет. Я сказал, что мы уже давно дружим. С тех пор, как работали вместе. В Эссексе.

Пауза.

Она спросила, женат ли я. Я ответил, что нет, но ты была замужем. Ничего лишнего не сказал?



Анна: Нет, они и так знают.

Пауза

Роберт: Я сказал, что был один поцелуй, а постели не было никогда.

Анна: Да не мог ты такого сказать!

Роберт: А если бы и сказал?

Анна: Был бы полным идиотом.

Роберт: Это почему?

Анна: Ты прекрасно знаешь, почему.

Пауза

Анна: Тебе сделать тост? Ты есть хочешь?

Роберт: Сам не знаю.

Анна: Сделать тебе яичницу с тостом?

Роберт: Я вообще-то не голодный. Перед сном я доел пасту с тунцом.

Анна: Видел, как покрасили комнату для гостей?

Роберт: Видел. Кстати. Одного парня стошнило у тебя в кладовке. Я прикрыл это фольгой.

Анна: Спасибо.

Короткая пауза.

Роберт: Во сколько мы собираемся обедать?

Анна: А разве тебе не пора ехать?

Роберт: Нет. Я всегда уезжаю после обеда.

Анна: Ладно. Мы можем поесть в пабе.

Роберт: Потом я привезу тебя обратно и поеду. Пойдет?

Анна: Пойдет.

Роберт: Когда я приезжаю, мы всегда вместе обедаем и…

Анна: Значит, пообедаем.

Роберт: Хотя не знаю, как мой желудок отнесется к жареному. Ты ведь меня не убьешь, если я закажу только салат? Какой-нибудь полегче.

Анна: Нет, Роберт, не убью.

Роберт: Нам еще надо решить с отпуском.

Короткая пауза.

Не знаю, как ты, а я бы съездил в Италию.



Анна: Ладно.

Роберт: Как насчет Тосканы? В конце октября?

Анна: Отлично.

Роберт: Ты уже знаешь, в какие дни сможешь поехать; у меня есть две недели.

Анна: Да.

Роберт: Мне очень понравилось в Мексике.

Анна: Мне тоже. Даже не думала, что мне так понравится. Не знаю, почему. Мне не хотелось.

Короткая пауза.

Мне не хотелось туда ехать.



Роберт: Серьезно?

Короткая пауза.

Анна: Мне не хотелось никуда с тобой ехать этим летом.

Роберт: Почему?

Анна: Не знаю.

Долгая пауза

Роберт: У нас бывали отличные поездки.

Анна: Я знаю.

Роберт: Помнишь наш Скандинавский круиз?

Анна: улыбается.

Роберт: Мы читали «Дикую утку» у фьорда, нахлобучив на себя пластмассовые шлемы викингов? А те американцы нас фотографировали. Было так весело. И в Мексике было здорово, правда?

Анна:Да.

Короткая пауза.

Роберт улыбается.

Роберт: Я бы сейчас принял антипохмелин.

Анна: Роберт, я не уверена насчет отпуска.

Роберт: Почему?

Анна: Я думаю об этом с тех пор, как мы вернулись. Я хотела бы поехать в Бельгию.

Роберт: В Бельгию?

Анна: Во Фландрию.

Роберт: Почему?

Анна: Хочу посетить военные кладбища. С тетей Мэй. Она просила свозить ее туда. Я и сама хочу. Никогда там не была. Она не может ехать одна.

Короткая пауза.

Не может.



Роберт: Понятно.

Анна: Мы с ней так сблизились, пока я жила здесь.

Роберт: Понятно. Значит, увидимся на Рождество.

Анна: Она хочет съездить туда перед смертью. Я же не могу ей отказать?

Короткая пауза.

Анна: Хотя с ней ужасно тяжело. Ты помнишь, какая была погода. Первый солнечный день за месяц, а она даже не позволила мне отвезти её к морю.

Короткая пауза.

Я хочу поехать. Хочу сама посмотреть на эти могилы. Тишина, наверное, умиротворяет.



Роберт: А зачем она сейчас-то туда хочет?

Анна: Она не может избавиться от воспоминаний.

Короткая пауза.

Когда мы вернулись из Мексики, я зашла проведать ее. Тогда я впервые услышала эту историю.



Короткая пауза.

Тетя Мэй было четырнадцать, когда началась Первая мировая. Иногда отец разрешал ей подавать мячи на теннисных кортах, где играли взрослые. И, однажды, на одной из таких игр, сразу после начала войны, она встретила этого молодого человека. Артура.



Короткая пауза.

Ему было восемнадцать. Тетя сказала, что он был никудышный игрок. Над ним все хохотали, но он был такой добродушный, что веселился вместе со всеми. В конце концов ему надоело, и он стал подавать мячи вместе с Мэй.



Короткая пауза.

В какой-то момент один мяч улетел вглубь сада, и они отправились его искать. Легконогая Мэй быстро нашла мяч, но Артур, увидев её с мячем, закричал: «Мяч потерялся! Возьмите другой, а мы пока этот поищем». Он подошел к ней, она сидела под деревом. С мячиком в руке. Мэй говорила, что он был очень красив - золотые кудри, глаза, синие, как небо, - и даже прыщики его нисколько не портили. Артур сказал, что собирается в Европу, и запнулся. У него не хватило смелости спросить, может ли он ей писать. А у нее мурашки пробежали по телу. В общем, Артур ушел на фронт и попал на передовую под Ипром.



Короткая пауза

Она показала мне его письма. Их было всего шесть. Это были самые прекрасные письма, которые мне доводилось читать.



Короткая пауза

Эти письма их было страшно брать в руки. Они совсем пожелтели от времени, казалось, это сокровище готово рассыпаться. Рассыпаться прямо в руках.



Короткая пауза

Я чувствую, что если начать пересказывать эти письма, вся их прелесть исчезнет. Такие нежные любовные письма. Когда я их читала, я так сильно это чувствовала… Молодость, влюбленность… Больше писем от него она не получала.



Роберт: Да?

Анна: Да. Ни весточки. Потом, в шестнадцатом году, тетя стала медсестрой и отправилась с Красным Крестом во Францию. Она никогда не переставала любить Артура. И пробыв на фронте полтора года, в августе семнадцатого, она его встретила.

Короткая пауза

Те, кого считали умирающими, лежали в одной большой палатке. Врачи вынуждены были тратить свое время и силы только на тех, кого еще можно было спасти. И поэтому Мэй не сразу увидела Артура, когда его привезли.



Короткая пауза

Служил там один хирург, который гордился тем, что время от времени выбирал кого-то из той палатки. И вытаскивал с того света раненого, от которого все отказались. Однажды он выбрал парня, у которого раздроблены ноги и началась гангрена. И тут вдруг Мэй услышала, как кто-то рядом произнес ее имя.



Короткая пауза.

Он был весь в грязи, кое-как наложенная повязка на животе пропиталась кровью. Но, несмотря на всю кровь и грязь, она узнала его золотистые кудри и голубые глаза. И он сказал: «Ангел мой».



Короткая пауза.

Хирург спросил, в чем дело. Мэй попросила врача помочь Артуру, но тот ответил, что на сегодня он уже сделал выбор. Он дал ей пять минут, чтобы вымыть Артура и сменить повязки. Тетя заметила, что он повзрослел, и прыщики исчезли. Он сказал, что любит ее.



Короткая пауза.

Потом через палатку проследовала старшая медсестра. Как дредноут. Когда она увидела Мэй, перевязывающую умирающего солдата, то пришла в ярость и сразу же отправила ее в операционную. Тому парню уже отрезали ноги, Мэй сказала, его рвало кровью, и он кричал. Он умер прямо на столе, а Мэй держала его за руку. Но она была счастлива, что тот отмучился и что она может вернуться к Артуру. Но его там не было. Тогда Мэй пошла искать его среди трупов, прикрытых одеялами и шинелями. Поначалу ей было страшно переворачивать их, но, в конце концов, она нашла Артура. Лицо, которое она умывала, снова было перепачкано грязью, но невидящие голубые глаза по-прежнему блестели на солнце.



Короткая пауза

Она изо всей силы сжала градусник, который был у нее в руке, осколки впились в ладонь. Мэй показывала мне шрамы.



Короткая пауза.

Вот и все. Все, что она мне рассказала.



Короткая пауза

Роберт: Она осталась на фронте?

Анна: До конца войны. Потом вернулась в Йовиль, жила довольно замкнуто. В двадцать с лишним она вышла замуж, но ненадолго.

Роберт кивает. Пауза.

Анна: Говорит, что Артур был ее единственной настоящей любовью. Чистой и невинной. Она хочет побывать на его могиле. Всю жизнь ее мучает, что она так и не сказала ему, что любит.

Роберт кивает. Продолжительное молчание.

Роберт: Когда поедем обедать?

Короткая пауза.

Анна: Это все, что ты можешь сказать? После такой истории?

Роберт: Извини.

Пауза.

Я не знаю, что сказать. Не понимаю, зачем ты мне это рассказала.



Анна: Мне кажется, это не было настоящей любовью. Нет. Они встретились и он тут же уехал, осталась одна пустота. Она наполнила её своими фантазиями. Сама создала эту великую любовь. Из одного солнечного дня и нескольких прекрасных писем.

Короткая пауза.

Они были нужны друг другу. Мэй выдумала эту любовь, и она помогла им пережить ужасы войны.



Короткая пауза.

Мне кажется, на самом деле ее преследует чувство вины. За то, что она не могла облегчить его страдания. Не упрашивала, не умоляла врача спасти его. Ее страшно мучает, что она ничего не смогла для него сделать.



Короткая пауза.

Нет, вряд ли они любили друг друга. Они были детьми. Представь, что мой или твой старшеклассник начал встречаться с девочкой помладше. Такое же случается, правда? Это может быть увлечение. Даже дружба. Но только не любовь.



Роберт: Не знаю. Наверное, нет.

Анна: Влюбленность – дитя невинности. Нам всем иногда нужно немножко помечтать. Это помогает нам жить. Меня взволновала эта история.

Короткая пауза.

Она что-то пробудила во мне. И я хотела тебе рассказать. Я ночью не спала и думала…



Роберт: О своей жизни?

Анна: В старших классах я была без памяти влюблена в учителя литературы. Обожала его. Пятидесятые годы. Ужасное время. Он воплощал в себе все, чего тому времени недоставало. Спокойствие и сочувствие. Решительность. Кажется, я тоже ему нравилась. Думаю, он был геем. Как же я любила его, как же я по нему скучала в университете. Мой муж совсем не был на него похож. И вот, когда меньше всего этого ожидала. После неудачного брака и развода, в моей жизни появился еще один учитель литературы. И во мне проснулись чувства, о которых я все эти годы старалась даже не вспоминать.

Короткая пауза.

С тех пор, как я переехала, все стало гораздо проще, мы по-прежнему друзья, но нельзя сказать, что я счастлива. Эта история что-то изменила во мне. Наши отношения показалаись мне. Каким-то. Компромиссом. С обеих сторон. Быть друзьями. Это притворство.



Роберт: Согласен.

Анна изучает Роберта. Пауза

Анна: Мы были друзьями, я обожала наши совместные отпуска.

Роберт: И я.

Анна: Но я не знаю, стоит ли нам продолжать.

Роберт: Что? Но почему?

Анна Роберт, ты же должен на каникулах заниматься совсем другими вещами.

Роберт: Например?

Анна: Ты моложе меня почти на двадцать лет.

Роберт: Какая разница?

Анна: Окружающие. Разве они не считают, что наши совместные поездки выглядят немного странно?

Роберт: Нет. С какой стати?

Анна: Мы ведь даже в одной школе больше не работаем.

Роберт: Значит, если мы не работаем в одной школе, нам уже вместе и чаю не попить?

Анна: Можно. Но ты сам говоришь, что тебе не хватает друзей твоего возраста. Людей твоего уровня.

Роберт: Что ты имеешь в виду?

Анна: Нам обоим бывает одиноко. Мне здесь точно одиноко. И тебе бывает. Тебе надо и с другими людьми встречаться. Неженатыми. Или хотя бы без детей.

Роберт: Но причем здесь мы с тобой?

Анна: А что у тебя с девушками, Роберт?

Пауза.

Роберт: А что у меня с девушками?

Анна: Неудивительно, что у тебя с этим проблемы, раз ты каждый отпуск проводишь со мной.

Роберт: Я не понимаю…

Анна: Если бы я была твоей девушкой, а ты бы за три месяца вперед договорился съездить в отпуск с другой подругой, наверное мне бы это не понравилось…

Роберт: Ну и что? Я ни с кем другим не хочу встречаться…

Анна: Но Роберт?…

Роберт: Что? Скажи мне. Скажи.

Долгая пауза.

Анна: Я же знаю, что ты хочешь семью. Что ты хочешь жениться.

Долгая пауза.

Я тебе мешаю. Я знаю. Почему, ты думаешь, я вообще переехала в Девон?



Роберт: Ты сказала, что устала работать шесть дней в неделю.

Очень долгая пауза.

Анна: Я думаю об этом с тех пор, как мы вернулись из Мексики. Нам не нужно больше отдыхать вместе.

Пауза.

Роберт: Когда мы оказались в одной школе, ты помогла мне поверить в себя. Работа в обычных школах измотала меня. Ты мне очень помогла.

Короткая пауза.

Знаешь, все эти разговоры о твоей тете. О нас. О призрачных отношениях, погребенных под грузом обстоятельств. Все это чушь. Просто предлог. Отговорка. Ты не хочешь отвечать за свои чувства и поступки. За нас. Говоришь про историю? Подсовываешь мне какую-то идиотскую историю вместо того, чтобы открыто поговорить о нас с тобой.



Короткая пауза.

Я всегда считал, что почти все, что произошло за последние восемьдесят лет, было из-за этой чудовищной войны, которую пришлось пережить твоей тёте. Азиатское Чудо. Вся эта бесконечная херня, под названием Балканы. Адольф. А в основе всего та самая ошибка. В самой основе. Сейчас говорят, что он сделал то, что сделал, по причине своей сексуальной неудовлетворенности. Некоторые думают, что его ненормальные отношения с племянницей, или с Евой Браун что-то объясняют. Оправдывают его поступки. Нет, он несет за это полную ответственность. И, чтобы уйти от неё, он вышиб себе мозги.



Пауза.

Заканчивается век. Мы оглядываемся назад и пытаемся себя понять. Это естественно. Самое время. У нас есть знания. Мы привыкли объяснять все вокруг. Мы учим других. Кому как не нам это понимать.



Молчание.

Это о нас. Что я сделал и чего я не сделал? Что я делаю, чего не делаю и что сделаю для того, чтобы об этом помнить? Понимаешь? Что я говорю? Все остальное – уход от ответственности и дерьмо. Так я считаю.



Пауза.

Анна: Учительница, которая погибла. Это ведь был несчастный случай, да? Хелен. Как она умерла?

Короткая пауза.

Расскажи, пожалуйста.



Роберт: Я с ней знаком не был, но тот парень, учитель английского, с ней очень дружил. Вообще-то, они вместе работали в школе в Лейтонстоуне. В Ист-Энде. Они были близкими друзьями, и она поехала за ним в Эссекс. В сентябре начал работать. Детям он нравился, но я его недолюбливал. Вечно он квасил с физруками. В общем, приезд Хелен был ему совершенно ни к чему, потому что к тому времени он уже встречался с Мишель Дидсбери.

Анна: Шлюха.

Роберт: Да.

Анна: А Грэм Тибботсон все еще в нее влюблен?

Роберт: Сомневаюсь. Они разругались позапрошлой весной.

Анна: Из-за чего?

Роберт: Непонятно. И теперь старшеклассников в театр вынуждены водить мы. Анна, почему бы тебе не…

Анна: И что случилось с Хелен?

Роберт: Мишель ревновала Ника к Хелен, и они несколько раз расходились. Но в конце концов Ник узнал, что Мишель крутит роман с лаборантом; это было для него ударом. В общем, когда Мишель ушла от Ника, тот позвонил Холен. Шел проливной дождь, но Хелен ответила, что сейчас же приедет.

Короткая пауза.

Она не справилась с управлением. Кажется, в начале семестра по ней отслужат панихиду. Не знаю почему, но священник попросил меня прочитать там стихотворение.



Короткая пауза.

Мишель, конечно, бросила своего лаборанта и пытается вернуться к Нику. Но, мне кажется, он даже в школе не сможет работать.



Анна: Почему?

Роберт: На прошлой неделе я встретил его в пабе. Он был один. Ужасно выглядел. Я всегда говорил, что он козел, но в тот вечер мне стало его жалко, и я к нему подошел. Он сказал, это его вина, а я сказал – нет, не его. Он сказал, что это он попросил Хелен приехать. Он знал, что она всегда делает, как он хочет.

Короткая пауза.

Он сказал, что собирается вернуться в Лейтонстоун в обычную школу. Какой смысл? Сейчас-то он работает в частной школе. Хелен, конечно же, хотела бы, чтобы он вернулся, но я сказал, что все это чушь. Где бы ты ни учил, все равно это – самая важная работа на свете. Он сказал, что учитель – это призвание. Вот у Хелен призвание было. А он всегда хотел быть профессиональным футболистом. Я сказал ему, что мало кто из нас хотел быть учителем, и это вовсе не миссия. Это работа. И, по правде говоря, одна из лучших. И знаешь что? Он заплакал. Разрыдался, как ребенок. Я его обнял. Тут подошел мой приятель, и мы выпили.



Анна улыбается.

Анна: Какой ты молодец.

Короткая пауза.

Она была в него влюблена? Хелен?



<< предыдущая страница   следующая страница >>