Дэвид Элдридж под небом голубым действующие лица Ник - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Дэвид Элдридж под небом голубым действующие лица Ник - страница №1/3







Внимание! Все права на данную пьесу принадлежат автору и охраняются законом об авторских правах. Все права на русский перевод пьесы принадлежат Британскому Совету в Москве.
Если Вы планируете использовать данный текст в России, свяжитесь с Отделом искусств Британского Совета в Москве

Ул. Николоямская, дом1

Москва 109189

тел 8 (095) 782 0200

Анна Генина (anna.genina@britishcouncil.ru)

Дэвид Элдридж

ПОД НЕБОМ ГОЛУБЫМ
Действующие лица

Ник, 28 лет

Хелен, 27 лет

Мишель, 38 лет

Грэм, 36 лет

Анна, 58 лет

Роберт, 42 года

Места действия

Лейтон, восточный район Лондона; Хорнчерч, Эссекс; Тивертон, Девон



Обстановка

Кухня и гостиная, спальня и патио в саду у коттеджа



Время

Февраль 1996 г., май 1997 г. и август 1998 г.



Примечания

Пьеса идет без антрактов.



Фрагменты из книги, газеты и пьес.
Сара. Ты хоть знаешь, что такое настоящее чувство? Ты знаешь, что значит любовь.

Дэвид. Ну-у…

Сара. Или ты просто кусок дерьма, который умеет говорить о чувствах?
Уоллес Шоун. Мысль в трёх частях. (1997)
История учит нас, что возможно, а что невозможно, и имеет глупую привычку повторяться. Прошлое – ключ к пониманию настоящего и позволяет понять, насколько реалистичны наши замыслы.
Питер Тейлор. Provos: Love IRA & Sinn Fein (1998)
Крессида
Но, может быть,

С тобой сейчас, царевич, я хитрила,

Чтоб выведать все помыслы твои,

Узнать - разумен ты или безумен:

Ведь быть разумным и влюбленным трудно;

Ведь даже боги любят безрассудно!

Шекспир Троил и Крессида (1603), перевод Т.Гнедич

Двое полицейских вышли из машины и остановили движение. Фары машины отражалиь в брусчатке, а двое горнистов из Ипрской пожарной команды вышли вперед и начали исполнять музыку, которая разносилась по всей округе, и забыть ее было невозможно. Каждый британский школьник должен приехать во Фландрию, услышать эту мелодию и понять – какой ценой достался мир.


Джон Суини. Газета «Observer» от 7 ноября 1999

Алан. … Я себе не верю. Ты мне не веришь. Мне никто не верит, кроме ребенка. Странно, да?
Роберт Холман. Тихо шумим (1987)

АКТ ПЕРВЫЙ

Когда гаснет свет в зале, раздается оглушительный грохот разорвавшейся бомбы, слышится вой полицейских сирен.

Февраль 1996 года. Кухня и гостиная. Квартира в Лейтоне, восточная часть Лондона. 7 часов вечера.
Ник размельчает головку чеснока в давилке, затем высыпает содержимое на сковородку. Потом чистит и режет крупную луковицу очень большим ножом.

Нику 28 лет.

Короткая пауза.

Входит Хелен. В руках бокал красного вина.

Хелен 27 лет, наряд ей очень к лицу.

Хелен: Перемирие закончилось.

Ник: Бомбу взорвали, что ли?

Хелен: Ага. Как раз показывают.

Ник: Где?

Хелен: Разнесли район Доклендс. Кэнери Уорф, кажется.

Ник: А ты подумала, это гром?

Хелен: Тебе помочь?

Ник высыпает лук на сковородку

Ник: Можешь зеленый перец порезать.

Хелен ставит бокал и берет нож, которым пользовался Ник. Начинает чистить перец.

Ник: Спасибо.

Ник добавляет к луку с чесноком оливковое масло и включает газ. Начинает мешать содержимое деревянной ложкой.

Хелен: Тебе очень идет такая короткая стрижка.

Ник: Спасибо.

Ник смотрит, как Хелен режет перец. Наливает себе бокал красного вина

Недавно купила?



Хелен: Ага. Нравится? В «Принциплз» купила.

Ник: Да. Очень идет.

Хелен улыбается Нику.

Хелен: Это класть?

Ник: Пока нет.

Он делает глоток. Лук и чеснок начинают шипеть.

Ник: Я так и знал, что это бомба. Стены задрожали. Правда?

Хелен: А мне страшно представить, что мы были так близко.

Ник мешает лук и чеснок, затем ищет в холодильнике фарш .Короткая пауза.

Ник: Хватит смотреть на мою задницу, Хелен.

Хелен: С какой стати мне смотреть на твою задницу?

Ник: Ты же помешана на моей заднице.

Хелен: Да не помешана я ни на каких задницах. И на твоей в том числе.

Ник достает фарш и закрывает дверцу холодильника.

Ник: Похоже, Аманда Харрисон намеревается прислать мне валентинку с надписью «классная попка».

Хелен: Аманда Харрисон?

Ник: Из одиннадцатого класса.

Хелен: Очень мило.

Ник: По крайней мере, так девчонки говорят.

Хелен: Мне никогда ученики открыток не дарили.

Ник: Тебе вообще никогда открыток не дарили.

Хелен: Неправда.

Ник: Да что ты? Сама себе в 13 лет дарила, что ли?

Хелен: Ну ты и гад.

Ник: Ты когда-нибудь влюблялась в учителей?

Хелен: Нет.

Ник: Серьезно? А я думал, у всех такое было в старших классах.

Хелен: Нет. У меня такого не было.

Ник: Я думаю, что в учителей влюбляются именно по этой причине. Причем тут вся эта чушь о благородстве профессии. О самоотверженности. Фигня все это. Так говорят люди, которые нас не знают. Нет. Наверное, мы просто помним человека, ради которого хотелось ходить в школу. Вроде первой любви. А когда становишься взрослым, однажды ты знакомишься с какой-то учительницей, она тебе нравится, и вы начинаете спать вместе. И ты снова влюблен по уши, как 14-летний подросток, и с этим ничего не поделаешь.

Хелен: Ты такую ерунду говоришь.

Ник смеется, берет нож у Хелен и открывает пакет с фаршем.

Хелен берет бокал и делает глоток.

Ник: Ты к Саре на вечеринку идешь?

Хелен: Не знаю. А когда?

Ник: В среду вечером.

Хелен: Кто придет?

Ник: Да как обычно. Все те же. Унылая холостяцкая вечеринка. Выпьешь текилы, окосеешь, наговоришь лишнего и, в конце концов, припрешься домой в четыре утра, а в мозгу сквозь туман: «Вот черт… седьмой класс. Первый урок».

Хелен улыбается. Ник выкладывает фарш на сковородку и перемешивает с луком и чесноком.

Хелен: Наконец-то.

Ник: Что?

Хелен: Ты уже год здесь живешь, а приглашаешь меня первый раз.

Ник: Не первый.

Хелен: Первый.

Ник: Ты же у меня была?

Хелен: Сам знаешь, что нет.

Ник: Разве?

Хелен: А я сколько раз для тебя готовила? Звала в гости и на вечеринки?

Ник: Прости.

Долгая пауза.

Хелен: Так о чем ты хотел поговорить?

Ник смотрит на Хелен и думает.

Ник: Давай после ужина, а? Ты не против, дорогая?

Ник улыбается, Хелен пьет.

Хелен: Какой ты игривый.

Ник: Какая ты зануда. И как только мы подружились?

Хелен улыбается и наливает себе еще немного вина. Ник помешивает мясо с луком.

Хелен: Полегче на поворотах, мистер суперстрижка.

Ник: Черт.

Хелен: Что такое?

Ник: Забыл купить свежего чили.

Хелен: Возьми молотый.

Ник: Молотый? Порошок, что ли…

Хелен: Сейчас это вино окажется на твоей белоснежной рубашке.

Ник смеется и поднимает бокал.

Ник: За этот вечер.

Пауза.

Хелен: Я поставлю сумку в твою комнату.

Ник: Конечно.

Хелен: Можно?

Ник: Если хочешь, можешь спать в моей комнате.

Хелен улыбается и делает глоток.

Хелен: Правда?

Ник: Если хочешь, давай.

Хелен: Правда?

Ник: Конечно. Давай.

Хелен: Может, мне и понравится.

Ник: Я на диване еще не спал. Вот сегодня на него и лягу. Все-таки триста фунтов стоит. А то я уже думал его физрукам отдать, только они им и пользовались.

Хелен: Все в порядке. На диван лягу я.

Ник: Как скажешь.

Хелен смеется.

Хелен: Конечно.

Ник: Что?

Он открывает шкафчик и достает молотый перец.

Помню, переборщил я как-то с перцем… Жгло ужасно. Ни рыгнуть, ни пукнуть…



Хелен: Николас…

Ник: Не называй меня Николас.

Хелен: Так о чем ты поговорить хочешь, Николас?

Она допивает бокал и снова наполняет его.

Потому что, если честно, я напьюсь раньше, чем мы доедим.



Ник: Ну, о будущем.

Хелен долго смеется.

Ник: Что?

Хелен залпом выпивает весь бокал красного вина.

Ник: Дзинь-дзинь…

Хелен ставит бокал, вытирает губы и скрещивает руки на груди.

Ник смотрит на нее, качает головой и начинает посыпать молотым чили мясо и лук.

Хелен: Я прекрасно знаю, о чем ты хочешь со мной поговорить.

Ник: Правда?

Хелен: Да.

Ник: И о чем?

Хелен: Да это же ясно.

Ник: Ясно?

Хелен: О нас, так ведь?

Ник: Что?

Хелен: Мы проводим вместе столько времени. Встречаемся. И все такое.

Ник помешивает мясо и раздумывает.

Ник: Послушай, Хелен, мне кажется, ты не совсем…

Хелен: Я стала замечать, что между нами что-то меняется. Все уже не так, как раньше, правда?

Ник: Нет, Хелен…

Хелен: Согласись, я права. Разве нет?

Ник: Хелен, я хотел поговорить с тобой, потому что я ухожу из школы.

Пауза.

Я устраиваюсь на другую работу.



Он помешивает мясо. Долгая пауза.

Хелен растеряна и обижена. Ник подходит чтобы ее обнять, но она отстраняется.

Ник: Я тебе первой хотел об этом сказать, Хелен.

Хелен: Да.

Ник: Это недалеко. Максимум полчаса на поезде от Стрэтфорда.

Хелен: Да. Недалеко.

Ник: Ты можешь пойти на курсы вождения; ты ведь собиралась. Получить права. Кроме тебя, я не видел ни одного учителя, который не умеет водить машину.

Хелен: Какая же я дура.

Пауза

Ник: Хелен.

Хелен: Что за школа?

Ник: В Эссексе. Начинаю в сентябре. Я съездил туда на выходных разузнать, что и как. Чудесная школа.

Хелен: Да?

Ник: Школьная команда в футбол играла, я посмотрел первый тайм. Зашел в столовую, поговорил со священником. Он мне часовню показал. Ты бы видела. Огромная доска почета. Имена ребят, которые погибли на двух мировых войнах.

Хелен: Школа платная?

Ник: Да. А что?

Хелен: Частная?

Ник: Вообще-то не похоже, но вроде да.

Хелен: Почему ты хочешь уйти?

Ник: Я устал, понимаешь.

Хелен: От чего?

Ник: От детей. С дисциплиной я справляюсь, но мне бы еще и учить хотелось, Хелен.

Короткая пауза.

Подходит к шкафчику, достает банку нарезанных помидоров и маленькую банку фасоли.

Ты меня понимаешь? У-чить. Задолбала меня общественная работа, Хелен.



Достает из шкафчика консервный нож.

Я хочу учить. В старших классах работать.



Хелен: Вообще-то, в городе полно колледжей.

Ник: А еще я думаю уехать из Ист-Энда. Сменить обстановку.

Хелен: Ну, не знаю.

Пауза

Ник смотрит на Хелен, берет банку с помидорами и начинает ее открывать. Затем выкладывает содержимое банки на сковородку и помешивает.

Ник: Надоело мне с утра до вечера читать детям нотации. Мне не хватает трудностей. Интеллектуальных, понимаешь? Всякий раз когда я читаю книгу, у меня в голове разворачиваются грандиозные дискуссии с воображаемыми старшеклассниками.

Он улыбается.

Это ненормально. Это прискорбно. Это нудно. Имей в виду, что из нас двоих зануда – это ты.



Хелен: Не издевайся.

Ник: Да брось ты. Я преподаю английскую литературу, а у половины детей, твою мать, это даже не родной язык.

Хелен: Не сгущай краски, Ник.

Короткая пауза.

Мне кажется, ты делаешь ошибку.



Ник: Почему?

Хелен: Мне кажется, тебе не надо уходить.

Ник: Почему? Я хочу сделать карьеру.

Хелен: Скоро все изменится к лучшему.

Ник: Я хочу быть завучем, Хелен. Мне нужна карьера, а не каторга.

Хелен: Все меняется к лучшему. Как раз на прошлой неделе мы говорили, что последняя инспекция дала результаты.

Ник: Конечно, меняется. За последние шесть месяцев никто не махал ножом у тебя перед носом. Заметное улучшение.

Хелен: Не шути так.

Ник: Прости.

Короткая пауза.

Хелен: В школе все меняется к лучшему. Я и сама была против школьной формы, пока не увидела, что ребят это дисциплинирует.

Ник: Это хорошо, но этого мало, Хелен.

Хелен: Я предпочитаю работать здесь, чем нянчиться с этими избалованными паршивцами из Эссекса.

Ник смотрит на Хелен. Пауза.

Ник: Ладно. Хорошо. Ладно.

Короткая пауза.

Хелен берет со стола нож и направляет его на Ника.

Хелен: «Отвали, мисс, а то, бля, зарежу. Перо, бля, суну в сердце. Сука. Падла, бля».

Ник: Я знаю, что было. Я видел.

Хелен: И что, я после этого сбежала?

Ник берет банку с фасолью и открывает ее консервным ножом.

Хелен кладет нож на стол. Пауза.

Ник: В мои обязанности не входит быть несчастным. Я должен получать удовольствие от работы – это мой долг перед самим собой. А я не получаю. Почему ты хочешь, чтобы я чувствовал себя виноватым?

Хелен: Я не хочу, чтобы ты чувствовал себя виноватым. Ты сам себя чувствуешь виноватым. А если ты чувствуешь себя виноватым, не надо винить в этом меня.

Ник: Хелен, как ты ко мне жестока.

Хелен: Разве?

Ник: А я думал, мы сможем поговорить.

Хелен: Все образуется, Ник. Обещаю.

Ник: Я хочу перемен…

Хелен: И все переменится.

Ник: Ты что, не понимаешь, мне нужны перемены? Как со стеной разговариваю. Я должен двигаться вперед.

Короткая пауза.

Я должен двигаться вперед. С меня хватит. Хватит с меня. Было тяжело, но мне нравилось, пока я тут набирался опыта. А сейчас все.



Хелен: И что, набравшись опыта, решил свалить и бросить детей, которым так нужны хорошие учителя вроде тебя?

Ник: Хелен, мне нужно двигаться дальше. И потом, там прекрасный коллектив.

Хелен: Ты что, с ними знаком?

Ник: Да нет.

Хелен: И на собеседовании уже был? Да? На прошлой неделе. Во вторник. Я еще подумала, как странно.

Ник: Да.

Хелен: А мне ты сказал, что у тебя методический день. Почему ты мне не рассказывал? Почему ты мне врал?

Ник: Перестань. Хватит. Прошу тебя. Перестань. Так нечестно. Я хотел поговорить с тобой. Я очень хотел. Мы же с тобой друзья, Хелен? Друзья, да?

Хелен: Да.

Ник: Тогда отпусти меня. Дай мне попробовать. Помоги и постарайся меня понять. Пожалуйста. Ты мне очень дорога.

Хелен: Да, но…

Ник: Ты не могла не видеть, что я несчастен. Что я нуждался в поддержке. Мы столько времени провели вместе, и постоянно говорили об этом. А потом я нашел эту работу. И даже не сомневался.

Хелен: Но ты обманывал меня. Ничего не говорил. Молчал все это время. Не могу поверить, что ты мне врал.

Ник берет фасоль и выкладывает ее на сковородку. Пауза.

Ник: Знаешь, Хелен, я буду скучать по тебе.

Хелен: Неужели?

Ник: Конечно. Не знаю, получится у меня с этой школой или нет.

Хелен: Получится, конечно.

Ник: Там все по-другому…Единственный раз я был в частной школе, когда был мальчишкой. Мы с ними играли в футбол. А перед этим нас накормили сосисками и чипсами, а после матча дали чая с тортом. Это была сказка.

Короткая пауза.

Он улыбается.

Можешь себе представить, чтобы я с понедельника по пятницу вставал в такую рань?



Хелен качает головой.

Хелен: И в субботу тоже. Привыкай.

Ник: Вот видишь, ты в этом лучше меня разбираешься. Когда мне показывали школьную церковь, я чуть не прослезился, было дело. Но чтобы я на коленях, с волосами на пробор молился в первом ряду?

Хелен смеется и качает головой.

Ник: Не знаю, понравится или нет, но попробовать хочу. Если возьмут.

Пауза.

Хелен: Я буду очень скучать.

Ник: И я тоже.

Ник высыпает кусочки зеленого перца на сковородку. Помешивает чили. Короткая пауза.

Хелен: Мы ведь все равно будем видеться, правда?

Ник: Да. Конечно. Приезжай в гости.

Он пристально смотрит на Хелен. Короткая пауза.

Честно говоря, о нас я тоже думал.



Хелен: Правда?

Пауза

Ник: Да. Мы же близкие друзья.

Хелен: Да.

Пауза.

Ник: Может, и к лучшему, если мы будем пореже видеться.

Хелен: Почему?

Ник: У нас все как-то так идет... Но здорово, что мы друзья.

Хелен: Конечно.

Пауза

Ник: Почему тогда ты не можешь сказать, что ты чувствуешь?

Хелен: А что я должна сказать?

Пауза

Ник: Я запутался. А ты – нет. Но ты готова принять мои чувства только наполовину. Не знаю, хорошо ли это. Не знаю, что я об этом думаю. О нас. Я правда запутался.

Хелен: Я тоже.

Ник: Да не запуталась ты. Я запутался.

Хелен: И что мне, по-твоему, делать?

Ник: Просто поговори со мной. Откровенно. Я хотел поговорить с тобой о своем будущем. О другой школе. Правда, хотел. И конечно, о твоих чувствах.

Хелен: О моих чувствах?

Она не верит своим ушам. Короткая пауза.

Мне что, душу перед тобой излить, кишки вывернуть наизнанку? Убиваться и причитать, как вдова на похоронах, надеясь, что ты передумаешь? И ты окончательно убедишься, что нам будет лучше, если мы будем поменьше видеться? В смысле, тебе будет лучше. Пока ты начинаешь новую жизнь в Эссексе. Ты этого хочешь? Да пошел ты.



Хелен хочет уйти. Ник загораживает ей путь.

Ник: Поговори со мной.

Хелен: Иди в задницу.

Ник: Ну чего ты?

Хелен: Отвали. Ты что, не понял?

Ник: Прости меня.

Хелен: Я не могу говорить о своих чувствах к тебе.

Долгая пауза.

Никогда не могла.



Ник: Ты любишь меня? Ты влюблена в меня, Хелен?

Долгая пауза.

Хелен: Зачем ты это делаешь? Только что говорил, что хочешь уйти. Хочешь уехать. Это нечестно и неправильно.

Ник: Ты для меня важнее всех на свете.

Короткая пауза.

Но я не знаю, люблю я тебя или нет. Не знаю, могу ли любить тебя. Не знаю, способен ли я полюбить тебя.



Хелен: Ты сволочь. Самая настоящая сволочь.

Долгая пауза.

Зачем ты меня так мучаешь?



Пауза.

Я больше не могу с тобой разговаривать. Меня будто выставили на всеобщее обозрение.



Ник: Иногда мне кажется, что это была ошибка, когда я переспал с тобой. Прости.

Хелен смотрит на Ника. Короткая пауза.

Хелен: Ошибка?

Ник: Не знаю. Да. По-моему, ошибка.

Хелен: Что? Та ночь или вся наша дружба?

Ник: Ну…

Хелен: Ты сам этого хотел. Ты хотел переспать со мной.

Ник: А ты не хотела?

Хелен: Ты мне нравился, это я понимала. Мне казалось, что это больше, чем просто увлечение.

Ник: Мы оба были пьяные.

Хелен: Нет, ты был пьяный, и именно ты этого хотел.

Ник: Ты что, хочешь сказать, что я тебя заставил?

Хелен: Нет.

Пауза.

Как это все отвратительно. Не хочу… Зачем ты об этом говоришь?



Пауза.

Если честно, я думаю, это не так уж здорово, что это случилось, когда это случилось, но после этого что-то изменилось.



Пауза.

Как будто что-то треснуло. И вытекло наружу.



Пауза.

Я почувствовала себя по-другому.



Пауза.

Я предаю себя с каждым словом. Унижаюсь перед тобой.



Пауза.

Все, что ты мне говорил.



Ник: Когда?

Хелен: Тогда. В тот раз.

Ник: Я был пьян.

Короткая пауза.

Не соображал, что говорил.



Хелен: Ты был тяжелый и пьяный, ворочал меня в постели, как неживую. Но слова... Которые, ты говорил. Обещания…

Ник: Не знаю даже что…

Хелен: Нет.

Ник помешивает чили и убавляет огонь. Короткая пауза.

Хелен: По-твоему, мы оба были пьяные, но я-то была трезвая. Помню каждое твое неуклюжее движение. Каждое слово.

Короткая пауза.

Думала, сегодня моя очередь. Напиться. И наброситься на тебя.



Короткая пауза.

Как противно. Хочется сквозь землю провалиться.



Долгая пауза.

Ник: Так. Еще минут пятнадцать – и чили будет готово. Может, мне уже поставить воду для риса? Я купил отличный хлеб в Сэйнсбери.

Хелен: Отлично. Замечательно. Отлично. Обожаю чили. Ты его лучше всех готовишь, Николас.

Она думает. Пауза.

Вот если ты террорист. Если ты гордишься своей культурой. Но никто и ничто не поддерживает в тебе это твое национальное самосознание. Тогда взрывать бомбы – вполне естественная реакция. Правда?



Ник: Не знаю.

Хелен: Мало верить во что-то. Страстно желать этого. Нужно уметь об этом сказать.

Ник: Именно поэтому мы делаем то, что делаем, да?

Хелен: Помню, я сидела в университетском кафе, и один парень из Ирландии рассказывал про восстание 1916 года. Мятежников убивали, расстреливали. Зачинщиком был школьный учитель. Еще один глупый романтик. А потом какая-то девушка сказала, что не видит ничего хорошего в таких легендах. Прямо как в День Поминовения. Красивые сказки про самопожертвование. Я тогда не совсем поняла, что именно ей не понравилось, но подумала, это история другой страны. Потом один парень сказал, что Поминальное Воскресенье наполняет его гордостью. Он был со школьной экскурсией на военном кладбище и присутствовал на церемонии в память о погибших. Мы все молчали. Когда девушка ушла, кто-то сказал, что у неё явно проблемы с мужчинами и надо бы ей помочь. Все засмеялись. А я промолчала.

Ник: Зачем ты все это говоришь?

Короткая пауза

Хелен: Сама не знаю.

Короткая пауза

Так что, я записываюсь на курсы вождения?



Ник пристально смотрит на Хелен.

Ник: Тебе нужна машина.

Хелен: Даже если я три раза подряд провалю экзамен или еще какая-нибудь глупость случится, все равно у меня будет машина, когда ты начнешь работать в Эссексе.

Ник: Ты наверняка сдашь с первого раза. А насчёт работы я пока не уверен.

Хелен: Тебя возьмут.

Короткая пауза

Я могла бы купить себе «Клио» или «Фиесту», да?



Ник: Да.

Хелен: Может поговорим о твоей школе?

Ник: Не уверен, что сейчас мне этого хочется.

Хелен: А мне хочется поговорить о твоей школе.

Ник: Давай о чём-нибудь другом.

Хелен: О чём ещё нам говорить? О нашей дружбе? Об отношениях? О той, так сказать, ошибке, которую мы оба сделали, когда переспали три года назад?

Ник: Хелен.

Короткая пауза.

Мне это неприятно.



Он берет кастрюлю, наполняет ее водой. Включает конфорку. Когда вода закипает, они этого не замечают.

Хелен: Знаешь, Ник, я не понимаю. Мы столько всего делали вместе…Столько раз напивались и говорили о жизни. Столько раз…И вот за три года…Это первый раз… Когда речь зашла о той ночи.

Хелен сдерживает слезы. Долгая пауза.

Так сколько там учеников? В твоей новой школе.



Ник: Больше тысячи, не считая подготовительных классов.

Хелен: А какая там форма?

Ник: Пиджак. Серые брюки. Не так уж отличается от нашей.

Хелен: А у них есть бассейн?

Ник: Да. Открытый.

Хелен: Открытый?

Ник: Но они собираются его перестраивать.

Хелен: Во что там играют? В регби? В футбол?

Ник: В футбол.

Хелен: Точно. Ты же говорил. Забыла. Извини…

Ник: Перестань.

Хелен: Мне интересно.

Ник: Прошу тебя, перестань.

Хелен: Ты – мой друг. Ты уезжаешь. Я хочу знать.

Ник: Тогда попытайся понять меня, как друг. Мне очень жаль. Я все испортил… Я неправильно все говорю. Всё пошло не так. Ты думаешь, мне нравится, что я так запутался?

Хелен начинает плакать. Короткая пауза.

Ник: Прости. Прости…Ты так много для меня значишь.

Хелен: Правда?

Ник: Я ведь ни с кем не встречался.

Хелен: Что?

Ник: С того дня, как мы познакомились. У меня никого не было. Мне никто не был нужен.

Хелен: Хочешь сказать, ты вообще ни с кем не встречался?

Ник: Я, конечно, ходил на свидания. Но ничего серьёзного.

Хелен: А то бы я знала.

Ник: Ничего.

Хелен: Тот парень… Мы всего месяц встречались. У нас с тобой ничего было. Ты не имеешь права так…

Ник: Знаю, что не имею.

Короткая пауза.

Может, я что-то тогда почувствовал?



Хелен начинает рыдать.

Хелен: Я встречалась с ним только потому, что хотела, чтобы ты…

Ник: Чтобы я что?

Хелен: Не знаю…

Ник: Приревновал тебя?

Хелен: Нет. Я хотела тебя, а не его.

Ник: Я не знал тогда, как мне себя вести. До сих пор не знаю. Но чем дольше это продолжалось, тем яснее я понимал, что уж если бы я хотел, чтобы. Мы. Были вместе. Вместе. Ну, в этом смысле... То я бы это понял. В чем я боюсь себе признаться? Что меня держит?

Хелен: Ничего.

Ник: Нет, что-то есть.

Хелен: Ничего тебя не держит. Пусть всё…

Ник: Я только знаю, что я люблю тебя как друга. Это ужасно, Хелен. Это причиняет боль нам обоим, я только хотел поговорить с тобой. Я хочу уехать. И всё.

Хелен: Я не хочу, чтобы ты уезжал.

Ник: Я хочу уехать.

Хелен: Останься со мной.

Ник: Не могу…

Хелен: Я хочу видеть тебя каждый день…

Ник: Это неправильно.

Хелен: Я знаю, ты до сих пор не уверен в своих чувствах, но только не…

Ник: Что?

Хелен: Не уходи от меня, не бросай меня. Не делай этого. Пожалуйста.

Пауза.

Ник: Все, больше не могу. Мне нужна эта работа. И я не уверен, что у нас может что-то получиться.

Хелен в отчаянии.

Ник: Пожалуйста, не плачь.

Ник подходит к Хелен, но она берет нож. Неясно, собирается ли она ударить им Ника или себя.

Хелен: Ты никуда не поедешь.

Ник: Я прошу…

Хелен: Ты останешься со мной.

Ник: Дай мне нож.

Хелен: Я не дам тебе уехать.

Ник: Хелен. Лучше отдай мне нож.

Хелен: Скажи, что остаешься.

Ник: Я не могу это сказать.

Хелен: Тогда я что-нибудь сделаю…

Ник: Нет. Успокойся и отдай мне это.

Хелен: Я все время о тебе думаю…

Ник: Я знаю…

Хелен: Ничего не могу с этим поделать…

Ник: Я знаю.

Хелен: Думаю о том, что мы делали вместе...

Ник: Да?

Хелен: …и о том, что собирались делать.

Ник: Нам же всегда было весело, да?

Хелен: Помнишь, мы ездили в Ворвик?

Ник: Ага.

Хелен: К твоим друзьям.

Ник: Билли и Сьюзен. Ты им так понравилась.

Хелен: А мне было неловко. Они решили, что я твоя девушка.

Она немного успокаивается. Пауза.

Чудесный был ужин. Под конец я перешла на «Джим Бим». Тебе, наверное, было стыдно за меня?



Ник: Нет.

Пауза.

Пожалуйста. Отдай нож.



Хелен: Нет.

Ник: Ты не можешь заставить меня остаться. Бесполезно.

Хелен угрожает Нику ножом.

Хелен: Ты не бросишь меня. Я убью тебя. Я убью тебя. Прямо здесь.

Ник: Нет, не убьешь.

Хелен: Убью. Воткну нож прямо в сердце.

Ник: Если бы ты меня любила, ты бы так себя не вела.

Короткая пауза.

Помнишь того парня, который тебе ножом угрожал?



Хелен вытирает слезы и кивает.

Ник: Что ты чувствовала в тот момент?

Хелен кивает и плачет.

Ник: Ты говорила, что очень испугалась.

Хелен кивает и всхлипывает.

Ник: Ты меня пугаешь, Хелен.

Короткая пауза.

Ты бы никогда не сделала мне больно и не стала угрожать. Если бы любила меня.



Хелен: Я люблю тебя. Я думала, может, со временем…

Ник: Знаю, но это ни к чему не ведет.

Хелен: Вижу.

Она качает головой и окончательно падает духом. Ник обнимает ее, а она плачет и плачет.

Прости. Прости. Прости. Прости.



Ник: И ты меня прости.

Хелен: Я бы никогда не сделала тебе больно…

Ник: Я знаю.

Хелен: Никогда-никогда я бы не сделала тебе больно.

Ник: Ты просто расстроена.

Хелен: Не могу смириться с тем, что не буду видеть тебя каждый день.

Ник целует ее в лоб и успокаивает.

Хелен: Не могу. Не смогу без тебя.

Ник: Но я же никуда не денусь.

Хелен: Хочу, хочу, хочу тебя.

Ник: Давай будем просто друзьями, а?

Хелен: Мы и так друзья.

Ник: Давай не будем анализировать наши отношения. Просто будем друзьями. Пусть всё будет как раньше.

Хелен кивает.

Ник: Не знаю. Может, я еще не готов.

Хелен кивает.

Ник: Плакать больше не будем, хорошо?

Хелен кивает. Ник роется в шкафчике, достает рис и хлеб.

Ник: Рис быстрого приготовления. Будет готов вместе с чили.

Пауза.

Высыпает немного риса в кастрюлю на плите.

Хелен: Ужасно, правда?

Ник: Что?

Хелен: Эта бомба.

Ник: Ага. Ужасно. Они ненормальные. И те, и другие.

Хелен пристально смотрит на Ника. Он забирает у неё нож, вытирает его и начинает нарезать хлеб.

Хелен: Когда ты уедешь, я буду приезжать к тебе в гости.

Ник: Если я уеду.

Хелен: Конечно, уедешь.

Короткая пауза.

Я научусь водить. Сдам экзамен.



Ник: Конечно. Ты справишься.

Хелен: Приеду к тебе в гости.

Ник: Когда захочешь.

Хелен: Будем ужинать вдвоем. Ходить в кино. Отдыхать вместе, как прежде?

Ник: Конечно.

Хелен: Ведь в Эссексе хорошо, да? Хорошо сменить обстановку. Сдам экзамен и смогу возить тебя за город, в тихие ресторанчики, где вкусно кормят.

Ник: Конечно.

Хелен: Будем, как прежде, строить планы.

Ник кивает. Короткая пауза.

Хелен Может, нам съездить куда-нибудь в отпуск? Мы уже столько раз говорили, но до дела никогда не доходило.

Короткая пауза.

Куда-нибудь, где жарко. Подальше отсюда.



Ник Давай поговорим об этом за ужином? Обсудим мои дела и куда мы поедем. Если захотим, ладно?

Хелен Поехали на юг Франции? В июле. Деревенский домик. Или какой-нибудь коттедж. С бассейном?

Ник Звучит неплохо.

Пауза.

Хелен Только ты и я. Где-нибудь вдвоём.

Ник кивает.

Ник Мне нравится, Хелен. Только ты и я, и больше никого. Мы сможем побыть вместе и наверстать упущенное.

Хелен Да, правда?

Ник Ладно, давай просто приятно проведем вечер.

Хелен Давай.

Ник Давай приятно проведем вечер и забудем последние полчаса.

Хелен Да.

Пауза.

Ник Ну что, забудем, да?

Хелен Забудем.

Небольшая пауза.

Ник Обещаешь?

Хелен Обещаю.

Хелен улыбается. Она подходит к Нику, и они обнимаются. Короткая пауза.

Свет медленно гаснет.

АКТ ВТОРОЙ

Май 1997 года. Спальня. Дом в Хорнчерч, Эссекс. Час ночи.

Входят Мишель и Грэм, страстно обнимаются и целуются. Оба сильно возбуждены, начинают раздевать друг друга, но они настолько пьяны, что у них плохо получается.

Мишель 38 лет, Грэму 36 лет.

Мишель: Я хочу его.

Грэм: Хочешь?

Мишель: Хочу. Хочу его.

Грэм: Как ты хочешь?

Мишель: Хочу, чтобы он был во мне.

Грэм: Он будет в тебе.

Мишель: Скажи еще.

Грэм: Он будет в тебе.

Мишель: Я так хочу.

Грэм: Он весь будет в тебе.

Мишель: Хочу его всего.

Грэм: Смотри, какой твердый.

Мишель: Да. Твердый.

Грэм: Да.

Мишель: Я хочу потрогать его.

Грэм: Нет. Не трогай.

Мишель: Мне хочется.

Грэм: Потом…

Мишель: Сейчас.

Грэм: Ты так меня возбуждаешь.

Мишель: Покажи его.

Грэм: Сначала покажи твою грудь.

Мишель: Хочешь посмотреть?

Грэм: Хочу.

Мишель: Я хочу, чтобы ты посмотрел.

Грэм: Я столько раз представлял себе это.

Мишель: Расскажи.

Грэм: Тысячу раз.

Мишель: Расскажи, как ты думал о моей груди.

Грэм: На прошлой неделе. На беговой дорожке. Ты была с восьмиклассницами. В белой майке в обтяжку.

Мишель: И ты хотел сорвать ее?

Грэм: Да, хотел сорвать ее и сжать их.

Мишель: Сожми их.

Грэм: Да, хочу сжать их. Огромные шары для любовных игр.

Мишель: Давай, сожми их.

Грэм: Да.

Мишель: Нравится?

Грэм: Да, нравится.

Мишель: Ты в военной форме.

Грэм: Да, в форме военрука.

Мишель: Скажи, что вернулся с фронта.

Грэм: Я вернулся с фронта.

Мишель: Что у тебя только три часа.

Грэм: Да, я вернулся с войны.

Мишель: Мой герой.

Грэм: Весь в шрамах.

Мишель: Весь в шрамах. Да.

Грэм: У меня всего час. Бог мой, такие твердые соски…

Мишель: Всего час?

Грэм: Да, сестричка, всего час.

Мишель: Сестричка… Сестричка?

Грэм: Помнишь, в прошлый раз, когда я вернулся с фронта, ты ухаживала за мной и ласкала меня?

Мишель: Как я тебя ласкала?

Грэм: У нас был только час, но ты все успела.

Мишель: Я все успела, да?

Грэм: Ты была такая шалунья, я хотел задрать тебе юбку и отшлепать по попке.

Мишель: Но ты же не мог?

Она толкает Грэма на кровать и садится на него сверху, прижимая его руки к кровати.

Ты ослабел от ран, и я выхаживала тебя.



Грэм: Да, выхаживала.

Мишель нежно целует Грэма.

Грэм: Это не слишком, Мишель? Мы с тобой такое вытворяем...

Мишель: Заткнись, Грэм, ты все портишь.

Мишель гладит его грудь.

Грэм: Приятно.

Мишель: Маленькая шаловливая сестричка хочет посмотреть на твой ствол.

Грэм: Нет, не надо.

Мишель: Твоя маленькая шаловливая сестричка хочет увидеть твою пушку.

Грэм: Нет, пожалуйста, не надо…

Мишель: Покажи свое орудие…

Мишель запускает руку ему в штаны.

Грэм: Мишель…

Мишель: Ах, черт.

Грэм: Что?

Мишель смеется.

Грэм: Чего ты смеешься?

Мишель: Ты что? Уже? Там все липкое.

Грэм: Нет.

Мишель: Да.

Грэм пытается поцеловать Мишель, но она смеется и отстраняется.

Грэм: Что случилось?

Мишель: Сам подумай, олух.

Грэм: А что?

Мишель: Мы же не можем продолжать?

Грэм: Можем. Я хочу. Хочу чувствовать твое тело.

Мишель: Да не можем мы продолжать.

Грэм: Тогда давай подождем?

Мишель: Грэм, ты прикончил полторы бутылки вина. Не получится.

Грэм: Все получится.

Мишель: Не будь идиотом, ради бога.

Грэм: Я тебя разочаровал?

Мишель: Нет, Грэм, не разочаровал.

Грэм: Тогда почему ты такая?

Мишель: Тебе что, популярно объяснить?

Пауза.

Грэм: Прости. Я напился и выставил себя идиотом.

Мишель: Ничего страшного. Не ты первый, Грэм.

Она встает и приводит в порядок одежду.

Грэм начинает плакать.

Ради бога, Грэм, ты прямо как ребенок. Ну кончил в штаны, с кем не бывает. Это не смертельно.



Грэм продолжает плакать.

Мишель: Хватит ныть, Грэм, хочешь что-нибудь полезное сделать – принеси выпить.

Грэм вытирает слезы и поправляет одежду.

Мишель: Я знала, что это ошибка.

Грэм смотрит на Мишель.

Грэм: Давай просто полежим вместе?

Мишель: Зачем?

Грэм: На кровати.

Мишель: Сейчас?

Грэм: Нам было так весело. Подумай, сколько лет мы друг друга знаем. Сегодня мы в первый раз поужинали вдвоем, это было великолепно. До этого момента.

Мишель: Вот именно. До этого момента.

Грэм: Ты меня унижаешь.

Мишель: Ничего, от тебя не убудет.

Грэм: Ну спасибо.

Короткая пауза.

Мишель: Я знала, что это ошибка.

Грэм: Что, так плохо было?

Мишель: Что? Это мне надо тебя спросить, что? Ты не умеешь себя контролировать, вот и все.

Грэм снова начинает плакать.

Мишель: И перестань ныть.

Она трясет Грэма.

Перестань распускать нюни и будь мужиком, а то я домой пойду. И больше не буду с тобой разговаривать. Поняли меня, мистер Тибботсон?



Грэм кивает.

Умираю, выпить хочется, неси давай.



Грэм: Прости.

Мишель: Хватит извиняться. Лучше неси Бакарди.

Грэм: Я выставил себя полным идиотом.

Мишель: Давай будем просто друзьями. Забудем про этот неудачный вечер, как будто его и не было, давай?

Грэм: Давай.

Короткая пауза.

Грэм: Мишель. Мы много лет работали вместе, и я всегда дорожил нашей дружбой и ценил твои советы.

Короткая пауза.

Мишель: Я тоже, Грэм. Ты всегда был готов меня выслушать.

Грэм: С нашей первой встречи, да? Я всегда тебя выслушивал.

Грэм выходит. Мишель с досадой оглядывается и ищет сумочку. Короткая пауза.

Мишель замечает сумочку и берет ее. Что-то ищет, достает пачку презервативов. Качает головой и кладет их обратно. Затем достает сигареты и зажигалку. Закуривает и обхватывает голову руками. Короткая пауза.

Ищет, куда можно стряхнуть пепел. Открывает шкафчик возле кровати. Достает журнал «Вопросы истории» и под ним находит порножурнал. Начинает его листать. Слышит, что Грэм возвращается, и торопливо кладет журналы обратно в ящик, рассыпая пепел на одеяло.

Входит Грэм. В руках бутылка Бакарди, банка диетической Колы и бокал. Он видит, что Мишель курит.

Грэм: Можно не курить в моей спальне? У меня астма.

Мишель: Извиняюсь.

Она тушит сигарету и кладет ее в пачку.

Давай забудем, что у нас случилось?



Грэм кивает.

Мишель: Отличный был ужин в китайском ресторане, и меня совершенно не смущало, когда ты скакал под музыку.

Грэм: Ты сказала, что я похож на взбесившегося бабуина.

Мишель: Спасибо за ужин.

Короткая пауза.

Обязательно покажи мне фотографии из Дорсета. Никогда не думала, что ты так увлекаешься орнитологией.



Грэм: Я их никому не показываю. Птицы – это личное.

Грэм протягивает ей бокал и наливает изрядную порцию, добавив колы.

Мишель: Твое здоровье.

Грэм: Ты не против, если я переоденусь? Надену халат?

Мишель: Да пожалуйста.

Грэм снимает рубашку и надевает халат, и только после этого снимает брюки и носки. Мишель допивает коктейль и наливает себе еще, на этот раз не смешивая напитки.

Я решила сегодня напиться. И отключиться прямо на твоей кровати. Ты не против?



Грэм: Как скажешь.

Мишель: А знаешь, почему? Потому что за один день меня бросили и я вступила в несексуальный контакт с самым несексуальным членом нашего коллектива. И мне хочется выпить.

Грэм: Что значит, тебя бросили?

следующая страница >>