Дани Лоран На войне как на войне! «A la guerre comme a la guerre !» - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Дани Лоран На войне как на войне! «A la guerre comme a la guerre !» - страница №3/3

АДРИЕННА. Так что же вы тогда делаете в госпитале?

СЮЗИ. Помогаю этим несчастным выжить или умереть. Чтобы им было не так одиноко и бессмысленно. Даже те, кому удастся вырваться живыми из этого ада, вернутся домой другими людьми. Человек, побывавший на войне, не может жить как прежде. Его душа больше ему не принадлежит. Посмотрите на Луизу. Она уже не испытывает чувства страха. А вы с ней, между прочим, из одного теста. Ее так же опекали, заботились о ней. А сегодня она оказалась смелее меня.

АДРИЕННА. Вы несете ответственность за эту девочку.

СЮЗИ. Безусловно. Все посходили с ума.

АДРИЕННА. Но у вас-то, Сюзи, голова на плечах.

СЮЗИ. Да, я знаю, чего хочу от жизни.

АДРИЕННА. И чего же вы хотите?

СЮЗИ. Я знаю точно, чего я не хочу. Я не хочу прожить так, как моя мать. Всю жизнь вкалывать в поте лица за нищенскую зарплату.

АДРИЕННА. Хотите сами устроить свою судьбу?

СЮЗИ. Почему бы и нет?

АДРИЕННА. Это нелегко.

СЮЗИ. Стоит только захотеть.

АДРИЕННА. У вас сильный характер, Сюзи. Он заслуживает уважения. Когда я увидела вас в первый раз, вы показались мне маленькой легкомысленной пташкой. Видимо, я ошиблась.

СЮЗИ. Не надо преувеличивать. Просто я не дура, вот и все!

АДРИЕННА. Я и не говорила этого...

СЮЗИ. Простите, мадам Графиня, но мне нужно проведать одного больного. (Поднимается и направляется к двери)

АДРИЕННА. Моего сына? Вы уделяете ему слишком много внимания. Вы влюблены в моего сына?

СЮЗИ. Да.

АДРИЕННА. А он?

СЮЗИ. Думаю, тоже.

АДРИЕННА. И что вы собираетесь делать?

СЮЗИ. Пожениться при первой же возможности. Как только он поправится.

АДРИЕННА. Со мной мой сын и словом не обмолвился о ваших планах.

СЮЗИ. Он давно собирается это сделать, мадам, но он страшно измотан и поэтому никак не может собраться.

АДРИЕННА. Понимаю.

СЮЗИ. Он боится вашего разговора.

АДРИЕННА. Почему? Анри всегда делал то, что хотел. И я никогда не была ему костью в горле. Напротив.

СЮЗИ. Да бросьте вы, мадам! Вы прекрасно понимаете, чего он боится! Я - плебейка, вы - аристократы. Но мне все равно: я люблю Анри, и счастлива, что он отвечает мне взаимностью. Я не прошу у вас снисходительности, поскольку не чувствую себя виноватой. Кстати, равно, как и ваш сын...

АДРИЕННА. Вы смелая девушка. Вчера во время операции я наблюдала за вами, вы ни разу не дрогнули.

СЮЗИ. Вы тоже.

АДРИЕННА. У меня не было выбора.

СЮЗИ. У меня тоже.

АДРИЕННА. Вы кажетесь созданной для счастья. Мой отец всегда считал, что счастье - понятие пошлое и эфемерное. Но у аристократов свои причуды. Лично я так не считаю. Лично я мечтаю видеть своих детей счастливыми. Счастье - несчастье. Граница между ними так призрачна. Вы, счастливы, Сюзи?

СЮЗИ. Очень.

АДРИЕННА. Я тоже. Тем не менее, вчера было достаточно одной ошибки, одного неверного жеста, и наши с вами жизни превратились бы в ад. Мы вместе прошли страшное испытание. Если бы вы не были мне глубоко симпатичны, все бы решилось гораздо проще и быстрее. Адье, и все!



СЮЗИ. Вы против того, чтобы мы с Анри поженились? Я не соответствую? Образованием не вышла? Или происхождением?

АДРИЕННА. Такова жизнь. Мы обе с вами - жертвы обстоятельств. И это меня очень огорчает, поверьте.

СЮЗИ. Анри вас обожает, мадам, ценит, но его жизнь принадлежит ему, и ему решать, как ею распоряжаться! На самом деле, признайтесь, вы ведь не против меня конкретно! Вы просто не можете смириться с тем, что ваш столь обожаемый сынок бросит вас ради другой женщины! Вот мысль, которая для вас невыносима! А я это или кто другой – без разницы!

АДРИЕННА. Мне кажется, вы забыли, что мой сын никогда больше не будет полноценным человеком.

СЮЗИ. Для меня он абсолютно полноценен.

АДРИЕННА. Сколько же времени вы сможете выдержать, проводя дни и ночи с больным человеком?

СЮЗИ. Он не больной!

АДРИЕННА. Хуже! Он – калека, Сюзи! Калека! Вы понимаете, что вам придется всю жизнь возиться с ним, как вы это делаете сегодня? «Всю жизнь» - это очень долго, Сюзи! Особенно, с таким пылким темпераментом, как ваш. Подумайте хорошенько! Вы молоды, и у вас вся жизнь впереди.

СЮЗИ. Моя жизнь уже решена! Она здесь, рядом с Анри, и я выйду за него замуж. На этот раз Анри вам не уступит! Мы с ним обязательно поженимся, потому что нам хорошо вместе, нам нравится говорить вместе, смеяться вместе, просто быть вместе! Он хочет свободно дышать, без ваших запретов и разрешений! Он задыхается от вашей любви!

АДРИЕННА. Что?

СЮЗИ. Поймите, Анри - взрослый человек! И он не желает, чтобы вы обращались с ним, как с ребенком и при всех называли его «малыш»! А Пьеро? Это же кощунство!

АДРИЕННА. Оставьте Пьера в покое!

СЮЗИ. Такое разное отношение к сыновьям! Думаете, никто ничего не замечает? Анри сгорает со стыда! Но он любит своего брата и заменяет ему вас!

АДРИЕННА. Я не понимаю, о чем вы?

СЮЗИ. Он ему и брат, и отец, и мать! Он любит его за троих!

АДРИЕННА. Да, Анри так считает?

СЮЗИ. Помните, как вы наказали Пьеро, когда ему было пятнадцать?

АДРИЕННА. Помню, он вел себя непозволительно по отношению к Жозефине.

СЮЗИ. И вы высекли его, не забыв предварительно надеть перчатки.

АДРИЕННА. У меня нежные руки.

СЮЗИ. Ночь после этого Пьеро провел в постели своего брата. Всю ночь он прорыдал.

АДРИЕННА. Слушайте, оставьте в покое мою семью!

СЮЗИ. Анри тогда не решился заступиться. Он до сих пор не может себе этого простить.

АДРИЕННА. Мой сын любит распускать язык! Бла-бла-бла с кем попало! Это просто неприлично!

СЮЗИ. Вы жестоки и надменны! Вы просто сфинкс!

АДРИЕННА. Я твердо стою на ногах. С высоко поднятой головой.

СЮЗИ. И ничего не видите у себя под носом. Анри все понимает, но не хочет причинять вам боль. Он постепенно отдаляется от вас. И скоро вы окажетесь на обочине, совсем одна.

АДРИЕННА. Замолчите! Вы для него никто и ровным счетом ничего не значите!


СЮЗИ. Я та, что приняла его здесь, когда его принесли раненого на носилках. Я держала его голову, когда он был в бреду, следила, чтобы ничто не потревожило его сон, прислушивалась к его дыханию ночи напролет. Я помню жар его ладони в своей руке. Он вошел в мою жизнь, чтобы остаться в ней навсегда, и вы ничего не можете изменить.
АДРИЕННА. Вы дежурили у его постели всего несколько ночей, я же прислушивалась к его дыханию 32 года. И вы считаете себя вправе лишить меня этого счастья? О, нет! Никто не встанет между мной и моим сыном.

Сюзи направляется к двери. Адриенна преграждает ей дорогу.

АДРИЕННА. Я запрещаю вам видеться с Анри!

СЮЗИ. Запрещайте. Но только не мне. Дайте пройти!

АДРИЕННА. Вы должны исчезнуть из его жизни! Я дам вам денег, сколько захотите.


СЮЗИ. Я не продаюсь, мадам Графиня! Ваш сын тоже не имеет цены. Я выйду за него замуж, и у нас будет много детей. Мальчиков! Вы станете бабушкой. Благодаря мне вы продолжите свой род.
АДРИЕННА. Замолчите! Рано радуетесь! Вы у меня в руках! Я донесу на вас!

СЮЗИ. Как вы сказали?

АДРИЕННА. Я напишу на вас донос!

СЮЗИ. Этот козырь вы держали напоследок? Пожалуйста, идите! Пишите свой донос, а потом попробуйте спать спокойно!

С шумом влетает Маргарита, за ней -ЛУИЗА.

МАРГАРИТА. Ну, что разболтались?! Сюзи, идите, наложите повязку номеру 14!

СЮЗИ. Четырнадцать?

ЛУИЗА. Ну, тому, со штыковым ранением.

СЮЗИ. У него же весь живот исколот, точно решето. Я-то что могу сделать? Я всего лишь медсестра, а не святая Рита.

ЛУИЗА. Святая Рита? Кто это?

СЮЗИ. Покровительница безнадежных случаев. (Выходит.)
МАРГАРИТА. Луиза, а вы что здесь делаете? Идите, идите... Займитесь чем-нибудь. Проверьте судна в большой зале.

ЛУИЗА. Но их только что вычистили.

МАРГАРИТА. Ну, тогда помогите Сюзи. Второй человек никогда не бывает лишним при перевязке.
Удивленная Луиза медленно выходит. Пауза.

МАРГАРИТА. Я стояла за дверью и все слышала!

АДРИЕННА. Маргарита!

МАРГАРИТА. Не говори ничего, прошу тебя. (Распахивает настежь окно.)

АДРИЕННА. Что ты делаешь, Маргарита? Здесь и так холодно.

МАРГАРИТА. А мне жарко, представь себе! Я бы даже сказала, что вся сейчас изжарюсь. Невероятно при такой погоде, не находишь?

АДРИЕННА. Невероятно.

МАРГАРИТА. Молчи! Мне аж кровь бросилась в голову, сейчас все мозги вылетят. Писать доносы! Никогда такого от тебя не ожидала! Как жалкая торговка! Ни хрена себе, графиня! Где же наша честь, девочка моя?

АДРИЕННА. Маргарита...

МАРГАРИТА. Я сорок лет как Маргарита!

АДРИЕННА. Я потеряла голову!

МАРГАРИТА. Это не оправдание!

АДРИЕННА. Я знаю.

МАРГАРИТА. Посмотри на меня. Нет, не так, в глаза смотри. Помнишь сына месье Берто? Когда объявили всеобщую мобилизацию, он спрятался в лесу. Я знала об этом, но никому ничего не сказала. Его нашли на прошлой неделе убитым. Они перерезали ему горло, как кролику. Настучали…

АДРИЕННА. Но ты же знаешь, что я никогда бы не донесла на нее. Прости меня.

МАРГАРИТА. Не у меня надо прощения просить, а у этой девочки. Она добрая, она все поймет.

АДРИЕННА. Дай мне немного времени. Я чувствую себя совершенно разбитой.

МАРГАРИТА. Видишь ли, Адриенна, каждое утро, просыпаясь, я задаю себе вопрос: «Кто сегодня из этих бедных ребят отдаст богу душу?» Я не могу привыкнуть к смерти. Во мне все восстает против нее. И вот я думаю: «А может, те, кто борются за мир, кто против войны, может, они правы?» Молчишь? Не знаешь, что сказать!

АДРИЕННА. Счастливы те, кто никогда и ни в чем не сомневается.

Входит Сюзи, за ней Луиза.

СЮЗИ. Повязка номера 14 была девственно чистой.

МАРГАРИТА. Вы уверены?

СЮЗИ. Абсолютно.

МАРГАРИТА. А, ну да! Это я ее поменяла. У меня что-то с головой.

Вдруг все колокольчики начинают звонить одновременно. Сюзи бежит и открывает окно.

СЮЗИ. Слышите? Это звонит кюрэ Бланшар! Во все колокола.

МАРГАРИТА. И у него что-то с головой.

СЮЗИ. Это он поздравляет всех с Рождеством.



Луиза и Сюзи обнимаются

СЮЗИ. Это последнее Рождество войны.

ЛУИЗА. Можно немного и помечтать.

Дверь с шумом открывается, Пьер влетает, как смерчь, и начинает бегать по комнате и бормотать, заикаясь.

ПЬЕР. Опять… Началось… Опять…

СЮЗИ. Ну, вот, пожалуйста…

АДРИЕННА. Что опять? Что началось?

ПЬЕР. Нет… нет… не опять…

МАРГАРИТА. Нужно дать ему успокоительное, а то смирительная рубашка по нему плачет.

ПЬЕР. Опять… опять…

Далее на каждое слово Сюзи Пьер отрицательно качает головой.

СЮЗИ. Что опять? Увидел? Упал? Потерял? Что опять?

ПЬЕР. Нет…

СЮЗИ. Подключайтесь. Я иссякла.

ПЬЕР (вопит). Наши опять взяли Дуамонт.

ВСЕ. Не может быть!

ПЬЕР. Да… да….

Громкие голоса заполняют комнату. Ликующие возгласы доносятся с улицы: «Мы опять в Дуамонте. Vive la France!»

Маргарита открывает дверь в палаты. Рев ликования заполняет комнату. Сюзи и Луиза подбегают к открытому окну.

СЮЗИ (людям на улице). Мы взяли Дуамонт! Господи, какое счастье! Мы взяли Дуамонт!

ГОЛОС С УЛИЦЫ. Знаю, красавица! Vive la France! Да здравствует Франция!

Все целуются и говорят одновременно.

СЮЗИ. Мы взяли Дуамонт! Скоро конец войне!



Голоса с улицы и из палат: «Vive la France! Vive la France!»

ЛУИЗА. Дуамонт снова наш!



Сюзи и Луиза целуются. Отовсюду доносятся возгласы ликования. Колокола продолжают звонить.

СЮЗИ. Война скоро закончится. Наконец-то.

МАРГАРИТА (Адриенне). Это конец! Войне конец!

ПЬЕР (Маргарите). Мы выиграли, да? Выиграли?

МАРГАРИТА. Конечно, дорогой мой Пьеро, мы выиграли! Увидите, ко дню святого Валентина все наши ребята будут дома!

Все целуются, обнимаются, продолжая плакать. И вдруг в тишине:

ЛУИЗА. И Жорж вернется… Жорж обязательно вернется…



Все застывают, глядя на Луизу.

Затемнение.




<< предыдущая страница