Центр антикоррупционных исследований и инициатив трансперенси интернешнл р - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Центр антикоррупционных исследований и инициатив трансперенси интернешнл р - страница №1/1




ЦЕНТР АНТИКОРРУПЦИОННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИНИЦИАТИВ
ТРАНСПЕРЕНСИ ИНТЕРНЕШНЛ - Р

109240, Москва, Николоямская улица, д. 6; тел/факс: + 7 495 - 915 00 19;
e-mail: info@transparency.org.ru; web: http://www.transparency.org.ru



Заключение

Антикоррупционной экспертизы Федерального закона Российской Федерации от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции"

Предпосылки
Антикоррупционная экспертиза законодательства является важнейшей частью обширного пакета законов и иных правовых актов, принятых в России в последнее время в целях комплексного противодействия коррупции. Механизм проведения антикоррупционной экспертизы закреплён в Федеральном законе от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» (далее - Федеральный Закон «Об антикоррупционной экспертизе») . Суть экспертизы заключается в том, чтобы не допустить проникновения в российские законы положений и норм, которые сами по себе могут порождать коррупцию.
Федеральный закон Российской Федерации от 07 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" (далее закон «О полиции» или Федеральный Закон «О полиции») вступил в силу 01 марта 2011 года.
Ещё в ноябре 2010 года на стадии подготовки законопроекта Федерального Закона «О Полиции» эксперты Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл – Р» (далее - Центра ТИ-Р) обратили внимание на наличие многочисленных коррупциогенных факторов в тексте закона, а так же на отсутствие информации о том, проводилась ли антикоррупционная экспертиза данного законопроекта.
На заседании Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека (далее – Совет при Президенте) 02 февраля 2011 года директор Центра ТИ-Р Елена Анатольевна Панфилова обратила внимание главы государства на огромное количество коррупциогенных норм в принятом Федеральном законе «О полиции» и поинтересовалась, проводилась ли антикоррупционная экспертиза данного закона.
На вопрос Елены Панфиловой Президент ответил следующее: «По антикоррупционной экспертизе закона о полиции. Я вообще-то надеюсь, что она проводилась. Но, тем не менее, если у Вас есть результаты своей экспертизы, которые свидетельствуют о брешах в этом законе, дайте. В конце концов, поправим, не сейчас, так мы всё равно вернёмся к его совершенствованию, здесь сомнений быть не может. Пройдёт полгода - мы начнём изменять этот закон, жизнь так устроена, тем более этот законопроект в настоящий момент стал толстым, там масса конкретных формулировок, которые потребуют обязательной переделки, оттачивания в ходе практической деятельности сотрудников полиции. И если Вы нашли там какие-то дырки, мы их готовы залатать совместно с Вами».
28 февраля Центр ТИ-Р получил официальный ответ из Министерства юстиции РФ, в котором указано, что антикоррупционная экспертиза проекта закона «О полиции» не проводилась (см. в приложении №2). И.о. директора Департамента конституционного законодательства Министерства юстиции РФ Т.А. Полякова со ссылкой на п. 1 ч. 1 ст. 3 Закона «Об антикоррупционной экспертизе» объяснила это обстоятельство тем, что Министерство компетентно проводить антикоррупционную экспертизу только федеральных законов, «разрабатываемых федеральными органами исполнительной власти». Но поскольку инициатива принятия данного закона принадлежит Президенту РФ и Президент же вносил проект закона в Государственную Думу, он якобы не может считаться разрабатываемым федеральными органами исполнительной власти.
В следующем разделе приводится обоснование того, что указанная выше правовая позиция Министерства юстиции является не состоятельной в связи наличием прямого поручения Президента РФ о разработке законопроекта Правительству РФ и фактов, свидетельствующих о подготовке текста законопроекта Министерством внутренних дел РФ.


О надлежащем порядке применения Федерального закона «Об антикоррупционной экспертизе»
В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» одним из основных принципов организации антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) является обязательность проведения антикоррупционной экспертизы проектов нормативных правовых актов.
В соответствии с пунктом 2 Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.02.2010 № 96 антикоррупционная экспертиза в отношении проектов федеральных законов, разрабатываемых федеральными органами исполнительной власти проводится Министерством юстиции Российской Федерации в соответствии с методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. № 96.
Федеральный Закон «О полиции» был внесён в Государственную Думу РФ Президентом РФ, однако Президент не являлся разработчиком данного нормативно-правового акта.
Так, в соответствии с подпунктом «а» пункта 1 Указа Президента РФ от 18.02.2010 № 208 «О некоторых мерах по реформированию Министерства внутренних дел Российской Федерации» разработать и внести до 1 декабря 2010 г. в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проект федерального закона о милиции было поручено Правительству Российской Федерации. В ходе разработке законопроекта было принято решение о переименовании милиции в полицию. Согласно информации опубликованной на официальном сайте обсуждения законопроекта zakonoproekt2010.ru, разработчиками выступили Организационный комитет по подготовке проекта федерального закона «О полиции» и Экспертный совет МВД России по вопросам нормотворческой работы.
В соответствии с пунктом 6.4. Постановления Правительства РФ от 28.07.2005 N 452 «О Типовом регламенте внутренней организации федеральных органов исполнительной власти» проекты федеральных законов, указов Президента Российской Федерации нормативного характера и постановлений Правительства после их согласования в установленном порядке и до внесения в Правительство направляются руководителем федерального органа исполнительной власти или его заместителем (в соответствии с распределением обязанностей) на правовую экспертизу и на антикоррупционную экспертизу в Министерство юстиции Российской Федерации.
Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что разработкой закона занимался орган исполнительной власти — Министерство внутренних дел. Руководитель МВД или его заместитель (в соответствии с распределением обязанностей) был обязан направить закон на антикоррупционную экспертизу в Министерство юстиции. Таким образом, закон «О полиции» должен был пройти антикоррупционную экспертизу до передачи законопроекта Президенту и соответственно до внесения законопроекта в Государственную Думу Президентом РФ.

Цели экспертизы
Центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл – Р» организовал независимую антикоррупционную экспертизу принятого закона «О Полиции». В проведении экспертизы приняли участие эксперты Центра ТИ-Р, а так же эксперты, входящие в Рабочую Группу неправительственных организаций по реформе правоохранительных органов.
Данная антикоррупционная экспертиза была проведена Центром ТИ-Р по собственной инициативе для достижения следующих целей:
1. Установить коррупциогенные нормы рассматриваемого Федерального Закона «О полиции»

2. Выедлить наиболее коррупциогенные нормы Федерального Закона «О полиции», основываясь на изучении правоприменительной практики.

3. Подготовить платформу для дальнейшего улучшения Федерального Закона «О Полиции», о необходимости которой говорил Президент России на встрече Совета при Президенте.

Нормативная база


  • Федеральный закон от 07.02.2011 № 3-ФЗ “О полиции”.

  • Методика проведения антикоррпуционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утв. Постановлением Правительства РФ от 26.02.2010 № 96.

  • Федеральный закон РФ от 25.12.2008 № 273-ФЗ "О противодействии коррупции"

  • Федеральный закон от 17.07.2009 № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов»

  • Правила проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 26.02.2010 № 96

  • Указ Президента РФ от 18.02.2010 № 208 «О некоторых мерах по реформированию Министерства внутренних дел Российской Федерации»

  • Постановление Правительства РФ от 28.07.2005 N 452 «О Типовом регламенте внутренней организации федеральных органов исполнительной власти»

  • Указ Президента Российской Федерации от 1 марта 2011 г. №248 «Вопросы Министерства внутренних дел»


Коррупциогенные факторы.
По итогам исследования Федерального Закона «О Полиции» были выявлены системные проблемы. Их классификация была проведена по официальной методике проведения антикоррупционной экспертизы. При этом в ходе работы сотрудники Центра ТИ-Р пришли к заключению, что некоторые нормы закона являются коррупциогенными, однако в официальной методике нет подходящего коррупциогенного признака.
В рамках работы над экспертизой нами были введены доктринальное понятие юридико-лингвистической неопределенности, а так же понятие конфликта интересов, определение которого содержится в п.1 статьи 10 Федерального закона РФ от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции".
Мы считаем целесообразным провести в дальнейшем коренной пересмотр существующей методики с введением новых понятий и подробного определения их. Центр ТИ-Р готов принять участие в рабочей группе по переработке существующей методики.
Ниже приводятся выявленные в ходе экспертизы коррупциогенные факторы закона «О полиции»:


  • Юридико-лингвистическая неопределенность.

  • Конфликт интересов.

  • Широта дискреционных полномочий.

  • Отсутствие административных процедур.

  • Определение компетенции по формуле “вправе”.

Полиция является составной частью единой централизованной системы федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел. В общепризнанной концепции теории государства и права, с одной стороны, органы государственной власти, их подразделения и составные части наделяются компетенцией или полномочиями, с другой – физические лица (граждане) наделяются правами и обязанностями. Глава 3 Закона «О полиции» определяет обязанности и права полиции, что, на наш взгляд, не соответствует законодательному определению полиции как составной части Министерства внутренних дел. В частности, Так глава II Положения о Министерстве внутренних дел, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 1 марта 2011 г. №248 «Вопросы Министерства внутренних дел», наделяет данный федеральный орган исполнительной власти именно полномочиями, а не правами и обязанностями. Таким образом при дальнейшем совершенствовании закона «О полиции» предлагается отказаться от понятия «права полиции» и определять лишь конкретные полномочия.


Эксперты Цента ТИ-Р выделили ряд норм, которые с наибольшей вероятностью могут привести к коррупционным ситуациям:
Пункт 37 части 1 статьи 12: « На полицию возлагаются следующие обязанности: изымать у граждан и должностных лиц документы, имеющие признаки подделки, а также вещи, изъятые из гражданского оборота или ограниченно оборотоспособные, находящиеся у них без специального разрешения».
В данной норме не определены условия и основания принятия решения по изъятию документов, имеющих признаки подделки, а так же не ограничен список документов, которые могут быть изъяты у граждан и должностных лиц. Эта норма касается непосредственного взаимодействия сотрудника полиции с гражданином и может спровоцировать коррупционную ситуацию, так как полицейский на своё усмотрение определяет содержаться ли признаки подделки в данном документе.
Пункт 2 часть 1 статьи 13: «Полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей предоставляются следующие права: проверять документы, удостоверяющие личность граждан, если имеются данные, дающие основания подозревать их в совершении преступления или полагать, что они находятся в розыске, либо если имеется повод к возбуждению в отношении этих граждан дела об административном правонарушении, а равно если имеются основания для их задержания в случаях, предусмотренных федеральным законом...»
Формулировка "данные, дающие основания подозревать" максимально размыта и дает неограниченно широкие полномочия для трактования в рамках правоприменительной практики. Более того, список оснований является достаточно обширным, он значительно увеличился по сравнению с законом «о милиции» и пополнился столь широким пунктом, как «имеются основания для задержания», причём этот пункт во многих случаях пересекается с другими основаниями для проверки документов. По оценкам экспертов Центра ТИ-Р значительная часть коррупционных ситуаций при общении представителей правоохранительных органов с гражданами возникает в ходе проверки документов. Для снижения коррупционных рисков рекомендуется сократить и упростить список поводов для проверки документов и прописать процедуру проверки максимально чётко. Эксперты Центра ТИ-Р считают целесообразным выделить данную процедуру в отдельную статью по аналогии с «задержанием» (ст. 14) и «Вхождением (проникновением) в жилые и иные помещения, на земельные участки и территории» (ст. 15).
Пункт 2 часть 1 статьи 13: «…проверять у граждан, должностных лиц, общественных объединений и организаций разрешения (лицензии) и иные документы на совершение определенных действий или на осуществление определенного вида деятельности, контроль (надзор) за которыми возложен на полицию в соответствии с законодательством Российской Федерации;»
В тексте нормы существует отсылка к «иным документам», которые нормативно не установлены, также не определены основания для проверки документов сотрудниками полиции. Кроме того, нормой установлено, что указанные документы должны быть на совершение «определенных действий» и или на осуществление «определенной деятельности». При том нормой не установлены критерии термина «определенность». Таким образом, проверка документов сотрудниками полиции у граждан может осуществляться без каких-либо оснований и перечень документов, которые имеют право проверять сотрудники полиции, является открытым.
Часть 4 статьи 14, «Срок задержания исчисляется с момента фактического ограничения свободы передвижения лица. Срок административного задержания исчисляется в соответствии с законодательством об административных правонарушениях». Часть 5 статьи 14 «Задержанное лицо вправе пользоваться в соответствии с федеральным законом услугами адвоката (защитника) и переводчика с момента задержания»
Данные нормы содержат юридико-лингвистическую неопределённость в отношении понятия "задержание". Фактически часть 4 статьи 14 содержит две нормы об исчислении срока задержания в зависимости от вида производства по делу - уголовного или по делам об административных правонарушениях. Начало срока задержания (в уголовном процессе) является в достаточной степени определённым - момент фактического ограничения свободы передвижения. В то же время, норма об исчислении срока административного задержания является отсылочной и фактически содержится в ч. 4 ст. 27.5 КоАП РФ. Согласно данной норме, административное задержание исчисляется с момента доставления либо вытрезвления лица. При этом сроки, в которые необходимо провести доставление не установлены, таким образом сотрудник полиции может произвольно сократить или увеличить фактическое время ограничения свободы задержанного. Так же данная норма приводит к разночтениям по вопросу о том, в какой момент задержанный получает право пользоваться услугами защитника. Это не только ставит в опасность право на защиту гражданина, но и создаёт высокие коррупционные риски.

Полный перечень коррупциогенных норм, выявленных экспертами Центра ТИ-Р содержится в приложении №1.




Изъятия из экспертизы
Отдельно необходимо отметить проблему доступа к внутренним актам ведомства. Глава 6 Закона «О полиции» определяет правовое положение сотрудника полиции, которое отчасти регулируется подзаконными актами ведомства. Многие из этих актов отсутствуют в публичном доступе и носят гриф «для служебного пользования». Без изучения этих актов крайне сложно определить наличие либо отсутствие коррупциогенных факторов. В частотности в Законе «О полиции» отсутствует указание на нормативно правовой акт, который четко определяет открытую административную процедуру выявления личной заинтересованности или конфликта интересов в рядах сотрудников полиции. Например, п.13 ч.1 ст. 27 устанавливает, что сотрудник полиции по своему усмотрения сообщает непосредственному начальнику о возникновении личной заинтересованности или конфликта интересов при выполнении служебных обязанностей. Содержание данной нормы свидетельствует об отсутствии ответственности сотрудников полиции в случае неисполнения нормы при обнаружении возникшей личной заинтересованности. Высока вероятность, что в данном случае наблюдается отсутствие административных процедур, что является коррупциогенным фактором. Существует ряд других норм, которые так же могут являться коррупциогенными, однако однозначное решение можно вынести лишь изучив материалы, которые отсутствуют в публичном доступе. Эксперты Центра ТИ-Р считают целесообразным провести экспертизу всего комплекса нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность полиции. При невозможности предоставить доступ независимым экспертам такая экспертиза должна быть проведена специалистами Министерства Юстиции.

Список привлеченных экспертов.
В ходе подготовки данной экспертизы Центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл – Р» провёл консультации с широким кругом организаций. Значимый вклад в экспертизу внесли представители следующих организаций:


  • Межрегиональная Ассоциация правозащитных организаций "АГОРА"

  • Институт Прав Человека

  • Калининградский экспертный центр

  • МРОО «Комитет против пыток»

  • Фонд «Общественный Вердикт»


Выводы
В результате антикоррупционной экспертизы Федерального Закона «О Полиции» экспетры Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл – Р» пришли к следующим выводам:


    1. В нарушение Федерального Закона «Об антикоррупционной экспертизе» законопроект Федерального Закона «О Полиции» не проходил обязательную антикоррупционную экспертизу. Ответственными за несоблюдение данного требования являются руководитель Министерства внутренних дел или его заместитель (в соответствии с распределением обязанностей).




    1. Закон наделяет полицию правами, в то время, как органы государственной власти должны быть наделены лишь компетенциями или полномочиями. Для снижения коррупционных рисков рекомендуется отказаться от формулировки «Полиции предоставляются следующие права» и указывать лишь обязанности и полномочия полиции.




    1. В Федеральном Законе «О Полиции» содержатся многочисленные коррупционные факторы, в частности, таковые встречаются в статьях, регулирующих проверку документов. Данная сфера обладает высокими коррупционными рисками и должна регулироваться максимально чёткими нормами. Однако в законе «О полиции» фигурируют чрезмерно нечеткие формулировки, как например: «имеются данные, дающие основания подозревать или полагать...», «иные документы на совершение определенных действий или на осуществление определенного вида деятельности». По мнению экспертов Центра ТИ-Р данные формулировки не направлены на снижение возможности возникновения коррупционных ситуаций.




    1. Значимая часть норм опирается на документы, которые отсутствуют в открытом доступе. Для выявления возможных коррупциогенных норм необходимо провести анализ всего нормативно-правового комплекса.


Приложения

  1. Перечень коррупциогенных норм закона “О полиции”.

  2. Ответ Министерства юстиции на запрос Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл – Р».




ЦЕНТР ТРАНСПЕРЕНСИ ИНТЕРНЕШНЛ - Р

(Российское отделение)
109240, Москва, Николоямская улица, д. 6; тел/факс: +7-495 - 915 00 19; e-mail: info@transparency.org.ru; web: http://www.transparency.org.ru