Будем лечить! - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Будем лечить! - страница №1/1

Будем лечить!




"Я настаиваю на одном: чтобы в Минздравсоцразвития поняли, что концепция здравоохранения не их концепция. Это концепция всей России",  говорит доктор Леонид Рошаль

"Итоги" продолжают обсуждение концепции развития здравоохранения до 2020 года. Слушания по этому поводу прошли в Общественной палате РФ. От лица гражданского общества своими соображениями с нами поделился председатель комиссии по здравоохранению Общественной палаты, директор московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии доктор Леонид Рошаль.

- Леонид Михайлович, своевременно ли обсуждать новую концепцию здравоохранения?

- Да, это важно именно сейчас, в период экономического кризиса.



- Впервые вопрос об этой концепции подняли именно вы?

- Вопрос подняло гражданское общество. По инициативе Общественной палаты в конце 2007 года было проведено совещание с широким участием медицинской общественности. Мы сказали, что нам необходима концепция здравоохранения - нужно знать, куда мы идем. Затем Минздравсоцразвития создало несколько групп для подготовки концепции. Я, например, возглавлял группу, которая занималась разработкой раздела, посвященного государственным гарантиям медицинской помощи. Мы провели очень серьезную работу - настоящий мозговой штурм - и справились довольно быстро, за два месяца. Отдали свой материал в министерство, долго ждали. В целом работа над проектом сильно затянулась, и только фактически через год он появился.



- Можете оценить результат?

- Важно уже то, что концепция появилась. В ней впервые подчеркивается, что нужно увеличить процент расходов на здравоохранение в ВВП независимо от того, какими являются доходы государства - низкими или высокими. Это как в семье. На что потратить зарплату? Можно выбрать разные приоритеты - купить книгу, сходить в театр или в кино, закупить еду. Но когда денег мало, лучше тратить их на самое главное и не забывать, что важнее здоровья ничего нет. В концепции показано, что в тех странах, где здравоохранение не является приоритетным и доля его финансирования низкая, как в России - 3,6 процента от ВВП, - результаты работы медицины плохие. Как ни крути, и показатели смертности, и показатели инвалидности напрямую связаны с этим процентом.



- И все же, будучи одним из авторов концепции, вы стали ее оппонентом. Почему?

- Могу сказать ответственно, что к тому варианту концепции, который предлагает Минздравсоцразвития, я отношения не имею, хотя являюсь ее разработчиком и там стоит моя фамилия. Я хочу, чтобы люди знали: доктор Рошаль этот последний вариант не читал и не визировал, как и многие другие. Более того, если вы спросите меня, кто же сводил эту концепцию воедино и принимал конечные решения, я скажу, что просто не знаю.



- В этом случае мы наступаем на наши обычные грабли?

- Похоже, да. Кто конкретно составлял документ? Иванов, Сидоров, Петров? Хорошо бы знать кто. Кстати, я высказываю не только свою точку зрения. Мы обсуждали предложенный вариант концепции в Общественной палате - пригласили представителей самых разных ведомств и организаций, людей из регионов, одних экспертов больше ста человек. Написали предложения по концепции, направили в Минздравсоцразвития. Ответа не получили. Что же нам, разговаривать с дверью министерства? С табличкой у подъезда? Мы хотим диалога. Пока он не состоялся.



- Можете высказать свои соображения?

- Нам кажется, что нужно четко сказать: основой нашей медицины на ближайшие годы остается традиционная российская структура здравоохранения, доказавшая свою прочность даже в условиях резкого упадка финансирования. Если бы не эта структура и не запас былой прочности, который просто исчезает, было бы еще хуже. Ломать ее опасно: не нужно вводить, как хотели в 90-е, врачей общей практики вместо поликлиник, не нужно ликвидировать женские консультации. Посмотрите на западные системы здравоохранения. Они теперь начинают перенимать многое из российской структуры, а не наоборот. Особенно это касается организации педиатрической помощи. У нас была стройная система медицины: от сельского фельдшерско-акушерского пункта до врачебного участка, до центральной районной и областной больниц. И я не понимаю, почему надо что-то менять только ради перемен. А если мы хотим вводить новые формы - например, медицинские некоммерческие организации или такую систему организации помощи, когда участковый врач будет иметь дело лишь с хроническими, а не с острыми больными, то над этим надо еще крепко подумать. Это опасные вещи.



- Почему?

- Предположим, у пациента ангина с высокой температурой. При той системе, которая прописана в концепции, он должен вызвать "скорую помощь". Если улучшения не будет, назавтра к нему опять приедет "скорая", и так далее. При этом каждый раз его будет смотреть новая бригада врачей. Так кто же будет вести больного? Сейчас у нас другая система. Например, ребенок заболел, у него температура 37,6. Доктор приходит к нему на дом (кстати, подобного нет за рубежом). Если нужно, врач сам запишет пациента в актив и придет на следующий день. Зачем отказываться от хорошей системы в пользу той, которая еще непонятно как сработает? Может, лучше укрепить имеющуюся структуру?



- Но ведь концепция и предполагает улучшения. Например, в ней говорится о том, что количество больных, прикрепленных к участковому врачу, надо снижать.

- И это замечательно! Еще лучше сделать так, как в свое время было в элитном четвертом управлении ЦК КПСС, - на одного педиатра приходился участок не из восьмисот, а всего из трехсот - четырехсот детей. Давайте сделаем это по всей стране. Мы только за! Но если реально посмотреть на вещи, окажется, что надо будет увеличить число педиатров более чем на треть, а количество медицинских сестер - вообще вдвое. Как это сделать? В концепции нет ответа. У нас сегодня кадровый дефицит, особенно на селе. Без возвращения уже с этого года к распределению тех, кто учится за государственный счет, мы кадровую проблему не решим. Отсюда и очереди в поликлиниках - наш бич.



- Еще одна новация - введение специальной службы маршрутизации больных.

- А вы действительно считаете, что врачи не знают, куда направлять пациентов? Но они отлично это делают и без специальной службы! Когда из нашего института выписывается ребенок, мы знаем, куда его направлять. Нам для этого не нужна еще одна административная структура. Это к тому же лишние затраты. Кстати, четко должно быть сказано, что пока мы не укрепим поликлиники, ни о каком уменьшении коечного фонда в стационарах и о переводе больных на долечивание в поликлиники не может быть и речи. Их просто некому будет там лечить.



- Важный пункт концепции - введение одноканального финансирования.

- Скажу честно: мы, врачи, боимся этой системы. Сейчас деньги, которые поступают по каналам ОМС, идут на зарплату врачам, лекарство, питание больных. Остальное - капитальный ремонт, оплата электричества, воды и прочее - берет на себя бюджет. При одноканальном финансировании мы будем платить за все. Но где гарантии, что завтра при повышении тарифов на электричество, воду, телефон, услуги прачечной разница будет компенсирована государством? Иначе откуда гос­учреждению взять дополнительные деньги, чтобы за все это рассчитываться? Из зарплаты врачей или из денег на лекарственные средства? А может, за счет развития платных услуг? Если нас к этому ведут, советую перечитать Конституцию РФ.



- Концепция предусматривает увеличение страхового взноса на медицину до 5,1 процента...

- Есть расчеты: даже увеличив страховой взнос на медицину до 5,1 процента от фонда заработной платы, мы не покроем всех расходов на здравоохранение. И не надо строить на этом концепцию. Все новации, которые предусматриваются, сначала нужно отработать.



- Пилотный проект по одноканальному финансированию проводился в нескольких регионах страны.

- Я не видел результатов этого эксперимента. Никто не знает, удачно он прошел или нет. Ведь критериев - что считать хорошим, а что нет - никто не предъявлял. Кстати, подобные эксперименты не нужно проводить по всей стране. В некоторых случаях достаточно взять одно учреждение. Если в результате эксперимента качество медицинских услуг окажется выше, если народ будет доволен, то почему бы и не поменять что-то? Мы должны идти от плохого к хорошему, а не наоборот. Однако часто получается, что мы через колено ломаем всю страну.



- Но вы ведь не будете спорить: инновации в медицине имеют большое значение.

- Обратите внимание: в разделе, посвященном инновациям, ни слова не говорится о Российской академии медицинских наук.



- В концепции сказано, что основной ее целью является улучшение демографической ситуации в стране. Как думаете, эту проблему можно решить?

- В условиях кризиса, когда с финансированием будет непросто, необходимо вычленить коренные проблемы здравоохранения, от которых зависят рождаемость, смертность и инвалидность. Только так мы повлияем на демографию. Союз педиатров России специально разработал для концепции раздел по детскому здравоохранению. Но в том варианте, который нам представили, его нет. Отсутствует и другой важный раздел - о производственной медицине. Довольно много места посвящено проблеме инсультов. Но как же борьба с онкологическими заболеваниями, второй из причин смертности? О них очень мало.



- Возможно ли концепцию доработать в принципе, если к ней так много претензий?

- Нет ничего невозможного. Все вопросы решаемы в течение максимум недели. Этот проект концепции может стать основой для работы. Нужно только собраться. Пусть это будут 10 – 15 человек от Госдумы, Общественной палаты, Мин­здравсоцразвития, Счетной палаты, профсоюза медицинских работников, Российской академии медицинских наук, пациентских организаций. Если, как при выборах в Ватикане, закрыть их на ключ в каком-нибудь подмосковном санатории и заставить найти консенсус, проект будет составлен. А затем концепцию можно разослать для обсуждения по стране. Я настаиваю на одном: чтобы в Мин­здравсоцразвития поняли, что концепция здравоохранения - не их концепция. Это концепция всей России. И россиянам решать, какой она должна быть.



http://www.itogi.ru/obsch/2009/12/138408.html