Аннотация - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Аннотация - страница №4/4

ВНОВЬ ПО ЛЕСТНИЦЕ, ВЕДУШЕЙ BBEPXЧастая смена тренеров никогда не приносила в спорте пользы, и тем более в футболе. Однако, когда у руля команды становится человек, которому веришь, который способен навести в команде порядок, зажечь всех общей целью, как этому не радоваться. Уже тогда, когда Петру Евгеньевичу предложили исполнять обязанности старшего тренера, мы почувствовали, что этот человек способен кардинально изменить ситуацию. Больше того, он не постеснялся прямо и нелицеприятно заявить о просчетах минувшего сезона, и о своих тоже, как второго тренера СКА: «Да, прошлой весной под флагом СКА готовился такой состав, которому могли бы позавидовать даже некоторые клубы высшей лиги. Было много обещаний, настолько много, что, казалось, двери в класс сильнейших открыты широко, и осталось лишь перешагнуть порог. Но команда явно недооценила класс и мастерство этого эшелона советского футбола. Наши игроки оказались попросту убаюканы чрезмерным мнением о своей непогрешимости, о превосходстве. А в итоге — неудача... вторая и «вернуться на землю» всей командой, трезво разобраться не оказалось у коллектива сил. Не нашлось желания вести самоотверженную борьбу за честь и репутацию клуба. Не было единого, сплоченного коллектива».Согласитесь, чтобы сказать такое, нужно быть не только честным человеком, но и иметь трезвый взгляд на вещи, твердую собственную позицию, стремление не просто изменить положение дел в команде, а изменить кардинально. Но и этого мало, надо было видеть пути к достижению высшей пели. И последовательно двигаться к ней. Начал Петр Евгеньевич, как и положено, с дисциплины. Как не жаль было команде расстаться с Павлом Гусевым, все же пришлось. И нет худа без добра, единым стало мнение команды и руководства. Стали ощутимы сдвиги к лучшему. Требовательность к игроку и команде в целом предопределила отдачу каждого в тренировочной работе и игре. Убежден, что именно это стало основой при выполнении задачи — вновь вернуться в высшую лигу.Показательно, как Шубин решал вопросы комплектования команды. Кто из тренеров не жаждет получить в свое распоряжение побольше умелых и известных игроков. Шубин же ценил прежде всего способность войти в новый коллектив, отдать все свои силы, чтобы защищать его честь. Он много работал с игроками индивидуально и при этом показал себя хорошим психологом. В общем, Шубин сумел так поставить дело, что команда поверила в него.— Сергей, — говорил он мне, — ты игрок сборной, и я надеюсь на тебя, на твою ответственность, на твой пример.Не то, чтобы я этого не сознавал раньше, может быть, не придавал тому особого значения, но теперь я работал на тренировках и во время игры с полной самоотдачей.Впрочем, все тогда работали на совесть, от души. Да и мой пример способствовал этому, по-видимому, не в последней степени. Если игрок сборной так на тренировках пашет, то нам сам бог велит это делать, примерно так рассуждали молодые игроки.Уже в феврале мы имели возможность убедиться в том, что восстановили в коллективе и боевой дух, и хорошую спортивную форму. Жребий определил нам в розыгрыше Кубка СССР соперником чемпиона страны — минское «Динамо». Этот матч одной шестнадцатой финала проходил в Ростове. Игру, несмотря на сложные погодные условия, мы решили провести не на юге, а в родном городе, чтобы показаться своим верным поклонникам. И показать им, на что именно мы способны. Естественно, настраивались на тяжелую, бескомпромиссную борьбу.СКА вышел на поле в таком составе: Руденко, Гончаров, Андрющенко, Яшин, Грунин, Щербак, Романчук, Андреев, Шулаев, Воробьев, Никитин. Соперник же в самом боевом, чемпионском составе.Минчане с первых минут повели игру в том самом ключе, который и принес им столь яркий успех в чемпионате страны. Мы были готовы к этому и, противодействуя, стремились навязать сопернику свою тактику. Вот взгляд со стороны на происходившее на футбольном поле: «Тактика наших земляков была простой и вполне оправданной,— писала областная молодежная газета. — В атаке они рассчитывали на скорость и маневренность Воробьева и Андреева, которых бросали в прорыв длинными и точными передачами. Форварды СКА в этот вечер были неудержимы, прекрасно помогал им и новобранец СКА Александр Никитин. На 27-й минуте арбитр назначает штрафной удар, и Андреев мимо стенки неотразимо бьет под перекладину — 1:0. А через десять минут он же, без подготовки, с лета бьет но воротам и заставляет второй раз капитулировать вратаря минчан Юрия Курбыко. Вскоре за снос Воробьева в ворота гостей назначается пенальти, но Курбыко выходит победителем в дуэли с Андреевым. Однако через несколько минут счет становится все же 3:0. Это Грунин сильно бьет по воротам, и мяч рикошетом от перекладины попадает в защитника минчан и оказывается в сетке».Однако чемпион есть чемпион, и минчанам удалось дважды забить гол в наши ворота. Это сделали Румбутис и Курненин. Но мы не только победили в кубковом матче, мы обрели так необходимую нам уверенность в своих силах. Та игра задала тон действиям команды на целый сезон. Как видно по составу нашей команды в той игре, коллектив у нас сложился молодой и достаточно перспективный. Самое главное, ребята жаждали утвердить себя в большом футболе, а для этого необходимо было решить главную задачу — выйти в высшую лигу.Стартовые игры дома с «Кузбассом» и столичным «Локомотивом» завершились с одинаковым счетом — 2:0 в нашу пользу. Оба раза счет открывал уже к исходу первой двадцатиминутки Сергей Яшин. Мне же свой первый гол в сезоне удалось забить в стартовом матче с кемеровскими футболистами. Это произошло во втором тайме. Тот же Яшин нанес сильный удар по воротам, защитники приняли его на себя, мяч отскочил ко мне — прямо под удар. Первые игры показали не только нашу силу, но и то, что команда располагает всеми возможностями для различных тактических вариантов, разнообразия атакующих действий. Ее усилили прибывшие в команду Гошкодеря, Сидоров, залечивший травму Кравченко.Однако первый же выезд показал, что спокойной жизни нам ждать не приходится. В Хабаровске и Алма-Ате мы проиграли. Причем в столице Казахстана на последних секундах матча пропустили решающий гол, хозяева победили — 2:1. Порадовало то, что потерпев два обидных поражения, команда не дрогнула. Третий матч на выезде был не менее сложным. Играли мы в Ланчхути, где местная «Гурия» обычно набирает львиную долю очков. Игра была сложной, острой и победной для нас. Единственный мяч провел Щербак. А играли там без меня в таком составе: Скоторенко, Гончаров, Андрющенко, Яшин, Суворов, Щербак, Лыков, Булашенко, Бостанджан, Никитин, Сидоров. Меня вызвали в сборную, и я очень ждал сообщения из Ланчхути. Когда услышал по радио, что ребята победили, подумал: цель мы поставили хоть и трудную, но реальную. В высшую лигу должны вернуться.После одиннадцати туров в активе СКА было уже шестнадцать очков. И это позволило возглавить турнирную таблицу. Принципиальным на этом отрезке чемпионата был матч на своем поле с никопольским «Колосом», находившимся среди лидеров. В этой игре мне удалось не только заработать пенальти, который реализовал Сидоров, но и через шесть минут после этого забить гол. Ситуация была очень сложная, я боролся за мяч с тремя защитниками, промедлить нельзя было ни на мгновение. Подработал мяч самую малость и пробил примерно с линии штрафной площадки. Мяч вошел в правый угол. В этом матче мы победили — 2:1. Взяли верх в принципиальном поединке. Я прилетел в Ростов за три часа до начала игры и прямо из аэропорта поехал на базу команды. Был я в поездке со сборной страны и, естественно, мое участие в этой игре не планировалось. Но когда я прибыл на базу и увидел, как мне обрадовались, то не выйти на поле не мог. Куда подевалась и усталость, не знаю. Помог команде одержать важную победу и был вознагражден коллективной радостью от нее.Атака — основа славных традиций армейского клуба, заложенных предыдущими поколениями игроков. В том сезоне именно ею мы были сильны. Нашу тройку форвардов: Воробьев — Андреев — Никитин заметили все тренеры в первой лиге. Позже сезон в высшей лиге показал, что, когда мы в ударе, то способны создать серьезные трудности для любой защиты. Все — резкие, быстрые, у каждого свой козырь. Мой — завершение атаки, могу выскочить в нужный момент и в нужную точку, прицельно ударить. Никитин был силен рывками, особенно когда открывался оперативный простор. Воробьев — нестандартной работой с мячом, постоянной заряженностью на борьбу. Он мог запутать соперников, побороться с ними в ситуации внешне безнадежной и выиграть мяч, затем точно отдать его под удар своим товарищам. Хорошая была тройка. Думаю, что со мной любители футбола согласятся. Вся практика моей игры в СКА показывает, что взаимопонимание на поле я находил с партнерами достаточно быстро. И то, что о связках атаки СКА в разные годы говорили, как об умелых и грозных, есть и моя заслуга.По душе пришелся ростовчанам Александр Никитин. Игра в СКА у него, что называется, пошла. Будь еще в том составе команды в средней линии игрок, который умел бы дирижировать, вести игру, наша бы тройка была еще грознее. Но Никитин не стал связывать всю свою жизнь с Ростовом, вернулся после службы в родной Волгоград. Проблема проблем армейского клуба, как удержать талантливых молодых игроков? Сколько их, воспитанных в Ростовском спортинтернате, играет по стране, в самых маститых клубах?Но вернемся к тому сезону. Очередное испытание на выезде команда выдержала в Симферополе. На исходе первого тайма, при равной, в общем-то, игре, хозяева дважды добились успеха. Оба мяча забил молодой форвард «Таврии» Баранов. Было от чего пасть духом, но мы не смирились и во втором тайме вышли на поле в боевом настроении. И Никитину удалось дважды поразить цель. В итоге — боевая ничья — 2:2. Затем, победив на своем поле рижскую «Даугаву» со счетом — 2:1, мы еще больше закрепились в лидирующей группе. Оба гола в той игре забил я. Вначале после стремительного розыгрыша в одно касание с Никитиным и удара с лету, потом после розыгрыша штрафного.И вот матч в Ростове с лидером — львовским клубом СКА «Карпаты». Мы вышли на поле в таком составе: Скоторенко, Гончаров, Андрющенко, Лыков, Суворов, Щербак, Гошкодеря, Андреев, Булашенко, Никитин, Сидоров. Тренерская установка была такова: атаковать с первых минут, стремиться запутать защиту гостей, разнообразить тактические варианты атаки, особенное внимание уделить созданию оперативного простора для прорывов Никитина, который должен играть нацеленно и точно в передачах. В результате такой работы нам удается на 26-й минуте открыть счет. Никитин ушел от защитника и, набирая скорость, стремительно прорвался по флангу. В таких случаях его уже не догнать. В это же время я сам сделал стремительный рывок и вышел на ударную позицию. Александр сделал точную передачу, настолько выверенную, что мне осталось лишь отправить мяч в ворота. В перерыве тренер обратил внимание на то, что гости наверняка попытаются во втором тайме перехватить инициативу, и поставил задачу уже в начале тайма удвоить результат. Нам удалось это. Вот с мячом Сидоров, делаю рывок и получаю мяч в непосредственной близости от ворот. Передача идет мягкая, верхом. Прыгаю, бью головой. Гол! Это уже победа. К середине июня, после ничьей в Могилеве — 3:3 в нашем активе девять побед, три ничьи и всего три поражения. На очко больше нас имеют лишь «Кайрат» и СКА «Карпаты». Столько же как и мы — 22 очка — имеет и волгоградский «Ротор».Две очередных игры на своем поле мы выиграли с крупным счетом. У «Текстильщика» из Иванова выиграли — 4:0, а ярославскому «Шиннику» забили три «сухих» мяча. В первой из этих игр мне удалось сделать хет-трик. После того как я забил два мяча СКА «Карпатам», в пяти играх провел десять мячей.После двадцати одного тура мы уже имели тридцать очков, как и «Кайрат», при хорошей разнице мячей: 33—16. 16 из 33 забитых мячей — мой вклад.Упорнейшим был матч с «Кайратом». Гости проиграли перед этим в Ланчхути и, естественно, настроились на самую серьезную борьбу. Остро атаковала их связка форвардов Стукашов—Пехлеваниди, которую умело снабжал мячами Бердыев. Однако счет открыли мы. Это сделал на 25 минуте Никитин. На 38-й Евдокимову удается сравнять его — 1:1. Вскоре Шох вывел алмаатинцев вперед. Последовал наш штурм, он был продолжительным и мощным. Гол со штрафного забил Сидоров. В итоге ничья.А вскоре в Ростове состоялась игра, в которой соперником СКА был еще один претендент на путевку в высшую лигу — волгоградский «Ротор». Эта команда прекрасно проявила себя в чемпионате, и до приезда в Ростов претендовала на выход в высшую лигу. Однако игра на поле стадиона СКА показала, что армейцы сильнее. Эта игра, уверен, надолго запомнилась любителям футбола. Правда участвовать в ней из-за травмы мне не довелось. Смотрел игру с трибуны и радовался за команду. Наши ребята сразу завладели инициативой. К третьей минуте счет уже был — 2:0. Вначале Кравченко сбросил мяч головой под удар Воробьеву, а затем уже сам Воробьев вывел прострельной передачей на удар Кравченко. За две минуты до конца тайма вновь отличился Кравченко, головой пославший мяч в ворота «Ротора». Во втором тайме Воробьев, Никитин и Булашенко довели счет до 6:0. Это был разгром. Состав СКА в этом памятном матче был таким: Скоторенко, Шулаев, Щербак, Лыков, Суворов, Степушкин, Романчук (Гошкодеря), Кравченко, Никитин, Воробьев (Булашенко), Сидоров (Гончаров). Набрав 41 очко, мы неуклонно шли к цели. Потом были победы в Риге, где мы поначалу проигрывали — 0:1, но затем Воробьеву и мне удалось забить по мячу, и во Львове — 1:0. И, наконец, в игре с динамовцами Кирова. Первый гол, который я забил в этом матче оказался моим сотым голом в составе команды СКА. В том сезоне мы ни разу не проиграли на своем поле, лишь три матча свели вничью. Но главное, вновь вывели СКА в высшую лигу.1984 год мы провели в высшей лиге. Первый круг, как и в восьмидесятом, нам удался. Шли в верхней части турнирной таблицы, в трудных поединках одержали немало побед. Правда, в некоторых из них была и изрядная доля везения. Но везет в спорте, как правило, только тем, кто этого достоин. Но, так или иначе, первый круг сезона говорил о нашей силе. А уж матч в Москве со «Спартаком» — безусловно.Шутка ли, со счетом — 6:1 обыграть «Спартак». И где? В столице. Безусловно, вспоминаю эту игру с огромным удовольствием. Храню я и видеокассету с этим матчем. Но чем больше просматриваю ее, тем больше задумываюсь над существенными, на мой взгляд, противоречиями. С одной стороны — эта громкая победа была заслуженной. Мы победили за счет быстрого перехода из обороны в атаку, за счет почти стопроцентной реализации голевых моментов. Все получалось в тот вечер у нас, даже лучше, чем задумывалось. Но с другой стороны, именно после этой победы, как мне кажется, начались все неудачи второго круга. Слишком уж многие наши игроки уверовали после нее в то, что могут все в футболе. Не признались себе честно, что элемент случайности и в той игре со «Спартаком» сыграл немалую роль. Не стесняюсь в этом признаться уже хотя бы ради того, чтобы юный читатель, мечтающий о футболе, учился не переоценивать своих побед.Семьдесят минут (!) той игры «Спартак» контролировал мяч, а голы забивали мы! Не потому ли та игра так и осталась, как показало будущее, всплеском? На более высокий уровень наша команда не поднялась. Таким же всплеском был и матч в Киеве, который закончился нулевой ничьей. По качеству игры, по самоотдаче каждого игрока я бы поставил эту игру еще выше той, что принесла победу над «Спартаком».В первом круге очень хорошо проявили себя молодые армейцы. Особенно двое из них — Алексей Еременко и Игорь Скляров, кстати, забивший красивый мяч в той памятной игре со «Спартаком». Еременко очень рано начал подавать надежды, причем большие, и авансов получил массу, но стать зрелым мастером не торопился. Вначале ему мешала в том собственная нетребовательность к себе, потом выбила из колеи болезнь. Он вышел на поле в трудное время, когда команда терпела одно поражение за другим — во втором круге столь удачно начавшегося чемпионата. Он еще не был готов к игре на таком уровне, но отдавал команде себя сполна. Жаль, что подкосила его тогда серьезная травма. Игорь Скляров тоже имеет ярко выраженную индивидуальность, своеобразный дар к комбинационной игре и, если будет работать над собой, то, безусловно, вырастет в большого игрока. Но оба, увы, проявляют теперь себя не на Дону, а в столице.Я много ломал голову над причинами наступившего во втором круге того чемпионата спада. Что же случилось? Почему? Команда к тому времени, по-видимому, еще не повзрослела. Она была, как молодое вино. Потому, и побеждали мы в первом круге чаще за счет энтузиазма и хорошей физической подготовки. А когда устали, у многих не хватило сил удержать игру на нужном уровне. Сказалось и то, что в тактических линиях команды не все было как следует подогнано. Нам очень не хватало диспетчера, да и вся средняя линия в том чемпионате была далеко не сильнейшей в команде. Сказалось, наверное, и то, что в этот период не сумел найти правильных путей решения проблем и старший тренер. Успехи первого круга застили и ему глаза, привели к тому, что он меньше стал уделять внимания коллегиальности, меньше прислушиваться к мнению игроков. А надо было перестроиться, искать пути вместе, мы же искали их порознь. И хотя такого раскола, какой был в восьмидесятом, даже не проглядывалось, СКА потерял свой блеск. Но так или иначе, сезон в высшей лиге показал, что наша молодая команда имеет хорошие перспективы, что юные способные игроки могут со временем стать достойными славы тех, кто завоевал футбольному Ростову признание во всей стране. Понятно, что путь к созданию стабильно высококлассной команды неблизкий, да и сложностей на этом пути множество. Но мы морально были готовы к этому пути. Но... едва завершился сезон мы узнали, что в команде будет новый старший тренер. Петр Шубин получил приглашение работать в столичном «Спартаке», и его уход сулил новые неприятности СКА. Что же принесет нам новый сезон?СУДЬБА-ЗЛОДЕЙКАУ нового старшего тренера не оказалось меры в тренировочном процессе. Нагрузки Анатолий Федорович Полосин дал сразу колоссальные. За многие годы в спорте у меня выработалось свое понятие профессионального отношения игрока к своему делу. В него обязательным условием входит контроль за состоянием своего здоровья, функциональными возможностями организма. Не изменял я своему правилу ни при каких тренерах. Не изменил я себе и на этот раз. Так вот, не только объективные характеристики медицинского освидетельствования, но и самочувствие подсказывало мне, что перегрузки могут вывести надолго меня из строя.Мы провели только две недели на сборах в Сочи, а человек пять в команде уже ходили вялые. Еще примерно неделю-полторы такой сумасшедшей работы, подумалось мне, и резервы организма у каждого подойдут к нулю. Попадут в своего рода физиологическую яму, достать из которой игрока ох как трудно. Особенно если посадишь сердце. Я никогда не устранялся от настоящей работы на тренировках, понимая, что только она может дать фундаментальную подготовку к сезону. Но, как и в любом деле, соблюдал меру. И не давал загнать себя сверхнагрузками. Не то, чтобы отказывался что-то выполнять, но там, где по расчету Полосина нужно было выложиться максимально, выполнял работу наполовину.Перед чемпионатом

ССР, как обычно, была с командой встреча командования СКВО. К тому времени в тренере я уже разочаровался, но, понятно, мнение свое держал при себе. И потому, когда мне задали вопрос о том, как рассчитываем играть в сезоне, ответил честно, не вдаваясь в подробности: «Как играть будем, не знаю, а что очень много бегать будем — это точно».Календарь подбросил нам на старте «Спартак» и «Зенит» — вице-чемпиона и чемпиона страны. Играть мы должны были в Москве и Ленинграде, да еще в залах. И это снижало наши шансы на успех. Команды, которые тренируются на искусственном газоне, уже одним этим имеют серьезное преимущество над теми, кто такой возможности не имеют. У них другие игровые стандарты. И потому обыграть их там почти невозможно, особенно «Спартак». У нас была возможность приехать в столицу чуть пораньше, чтобы потренироваться и хоть чуточку привыкнуть к полю. Футбол на искусственном газоне совершенно другой. Особенностей в нем масса. Но главные — сцепление подошв с синтетическим газоном и отскок мяча. Здесь техника паса совсем другая. Как капитан команды, я посчитал себя вправе поделиться со старшим тренером своим мнением. Но он ответил мне, что лучше играть на искусственных покрытиях, что называется, с листа. На этом и разошлись. Игрок, если он не согласен с решением тренера, в конечном счете, все равно обязан выполнить его решение...Итог матча со «Спартаком», 3:0 в пользу хозяев поля, безусловно печален, но я считаю, что нам еще повезло. Могло быть забито и восемь мячей в наши ворота. После матча мы сразу же улетели в Сочи. Там я все же вернулся к нашему разговору с тренером. Не для того, чтобы подчеркнуть, что прав, а потому, что предстояла еще одна игра в манеже — теперь уже в Ленинграде.В Адлере, как известно, имеется резиновое поле. Оно совершенно не похоже на искусственное, но все же условия игры примерно идентичны, мяч катится так же быстро. Тренер на этот раз прислушался. Дней пять тренировались на этом покрытии. И результат не замедлил сказаться. Мы обыграли чемпиона страны на его поле — 3:1.В Ростове в те дни стояла совсем неблагоприятная для футбола погода — дождь, грязь, снег. И мы по обоюдной договоренности с командой «Нефтчи» решили сыграть матч первого круга не на своем, а на чужом поле — в Баку. До сих пор с удовольствием вспоминаю ту игру. Она была, по-моему, идеальной для нас, такой высочайшей самоотдачи всех игроков я почти никогда не видел. И вновь победа в гостях — 2:1. Мы среди лидеров! Однако вслед за победами пришло и то, чего в сущности следовало и ждать. Ох уж эти сборы...Только у нас в стране так много времени игроки проводят на сборах. Готовясь к чемпионату, мы тренируемся долгих четыре месяца. И за это время, убежден, не раз выходим из формы и входим в нее. Что и случилось уже вскоре после старта того чемпионата. Мы оказались не в лучшем физическом состоянии. Энтузиазма хватило не надолго. А потом уже пошли и спады психологического, эмоционального порядка. Допускаю, что юношеский организм еще нужно как-то подводить с помощью сборов к пику сил. Но когда человек, по сути, живет в тренировочном режиме десять — пятнадцать лет?.. Профессионалы давно доказали, чтобы войти в форму достаточно недели-другой. Конечно, если спортсмен серьезно относится к режиму. Я об этом в последние годы часто думал. И пришел к крамольному выводу, что никто не знает, что же такое идеальная спортивная форма. Ни специалисты, ни врачи — никто. Как узнать, когда она наступает, в результате чего? Все крайне специфично, индивидуально. И только в самом общем плане подвластно какой-либо регламентации.Размышляя на эту тему, я вел вот такие подсчеты. В сутках двадцать четыре часа. Световой день на сборах — с восьми до семнадцати. За эти девять часов мы тренируемся три раза! Теперь вычтем время завтрака, обеда и короткого отдыха после него. Остальное — тренировки, которые заканчиваем уже затемно. Вот и задаю себе вопрос, а что если бы в сутках было, скажем, тридцать шесть часов? Мы тогда, наверное, тренировались бы тоже до темна, проводили бы тренировок пять-шесть в день? А может, чтобы достичь этой самой идеальной спортивной формы, достаточно всего двух или даже, страшно написать, одной тренировки. Нет, торжествует принцип: хоть погибай, но тренируйся!Вернемся, однако, к чемпионату страны. Эмоциональный подъем, который владел нами вначале, прошел. В чемпионатах всегда наступает момент, когда чувствуешь, что твой пыл остыл. И если заложена здоровая база, если налицо класс игрока, то спад преодолевается без серьезных потерь. А если нет, то жди завала... И мы его дождались. Даже вспоминать не хочется.Впрочем, и в этом чемпионате мы все же смогли отличиться. За СКА давно уже закрепилась репутация команды-загадки. Команда, которая без сюрпризов не может жить. А тут даже не сюрприз, а настоящая сенсация. Иначе и не расценишь результат игры в поединке со столичным «Динамо», да еще на его поле. Честно говоря, игра в первом тайме была примерно равной, но бывают же в футболе такие стечения обстоятельств? Динамовцы в первом тайме использовали практически все ситуации, которые создали у наших ворот. И голы забивали такие, что не возьмешь. Один гол Газзаева чего стоил. Метров с восемнадцати он послал мяч в ближнюю «девятку» так, что любой форвард бы позавидовал. Вот только какой завистью было завидовать — белой или черной?На перерыв уходили мы обескураженными. При равной в целом игре проигрывать три мяча? Да еще чувствовать, что этим дело не закончится. Три мяча, уже получили, а сколько же будет, во втором тайме — так и лезла эта подленькая мыслишка. Если я напишу, что на второй тайм мы вышли с одной мыслью — отыграться, то болельщики не поверят и правильно сделают. Еще раз повторяю, мы были после первого тайма обескуражены.Выходил на поле я из тоннеля вместе с Газзаевым, Вот и говорю ему в шутку: «Валера, ну что вы делаете, может быть хватит?» И вдруг вижу, что в глазах у динамовцев нет уже того огня, поостыли, видать... Велик соблазн сейчас, зная результат, заявить, дескать, подумалось тогда, эх, сейчас как побежим... Велик соблазн, но мысль была простая: надо как-то доигрывать матч.И пока эта мысль чувствовала себя хозяйкой, состоялся наш первый гол. Случилось это вот как. Я получил мяч от Агашкова. Вокруг четверо динамовцев. Как мы говорим, убрал мяч под себя. Динамовцы загнали меня, как волка, в угол, но мяч не отбирают, ждут чего-то... Лезть в обводку? Бессмысленно. Двоих обойдешь, все равно третий подстрахует, отнимет мяч. А тут смотрю: очень удачно открывается Плошник. Моментально отдаю ему мяч, он выходит один на один, обводит вратаря. Гол!А играть еще сорок минут. Играть надо. Агашков делает длинную, метров на пятьдесят, передачу Плошнику. На него идут два защитника. Но я уже видел, что мяч он останавливать не собирается, и рванулся в центр. Александр головой перебрасывает мне мяч, и я выхожу один на один с вратарем. Бью. Еще один гол! Смотрю на табло, еще играть добрых полчаса. А разрыв-то теперь всего один мяч. Вижу, Газзаев начал на защитников «рычать». Ну, думаю, пора и своих подбодрить. «Побежали, ребятки, — говорю, — можем немного в авантюру поиграть». Это значит, побольше сил в атаку бросить, рискнуть, несколько оголить тылы. Побежали, заиграли еще настойчивее. Теперь уже динамовцы обескуражены. А у нас все лучше и лучше игра идет. И движение есть, и открываются все, и пас точнейший. Вот снова передача с фланга Агашкова, Плошник играет на опережение. Гол! 3:3! На табло семидесятая минута. Газзаев уже не «рычит», он готов с кулаками на защитников броситься. А у нас решительно все получается. Непередаваемое чувство. Дай нам в те минуты любого соперника — бразильцев, голландцев, самых именитых чемпионов, все равно бы «порвали».Проходит две минуты, ситуация — копия той, что предшествовала второму голу. Передача с фланга, Плошник мяч сбрасывает мне. На этот раз защитник динамовцев Буланов меня «закапывает» в землю. Пенальти. Состояние шоковое. И у соперников, и у нас. Обычно пенальти бью я. Беру мяч, поворачиваюсь к воротам «Динамо», поднимаю взгляд... Что это? Впечатление такое, что стоит один Прудников, ворот не видно. И в это время подходит Воробьев:— Сережа, дай пробью...Бросил я ему мяч, он его на одиннадцатиметровой отметке установил. Потом подходит и говорит мне:— Нет, Сережа, бей сам.Обернулся я, посмотрел на ребят, а они все в... нашей штрафной площадке. И все отвернулись. Леша Еременко подбежал:— Не мудри, — говорит, — давай с удара!А силенок уже маловато. Эти полчаса и эмоционально, и физически изрядно вымотали. Целиться я никуда не стал, пробил изо всех сил. Гол! 4:3!!!Потом интересная ситуация была. Игорь Скляров прилетел из молодежной сборкой. Расспрашивает, как все складывалось. Воробьев ему и рассказывает:— Андреев пенальти пробил, мяч — еле-еле летел. Я смотрю, а мяч все летит, летит, летит. Думаю, ну когда же он, наконец, долетит?Посмотрели видеозапись, Скляров и говорит:— Ничего, себе — летел, летел... Это с какой же силой надо было ахнуть, чтобы, мяч из этой сетки мгновенно назад вылетел?!Ведь сетки там, на «Динамо», свисают, и мяч обычно не вылетает из ворот, как бы силен удар не был. Газзаев после четвертого гола упал на землю. Говорили, что он даже плакал. Обидно ведь. Так ли это — не знаю. Он — боец и, конечно, сражен был таким поворотом событий. После семьдесят третьей минуты активные действия на поле полностью закончились. Все были опустошены. Динамовцы таким поворотом игры, и мы... Нам уже нельзя было рисковать, и потому играли дальше на сохранение счета. За это время соперники смогли только два раза приблизиться к нашим воротам. Футбола уже не было.Этот матч — последнее светлое воспоминание в высшей лиге. СКА покинул ее и вернуться, к сожалению, до сих пор не может. Даже вызов в команду Германа Семеновича Зонина в качестве консультанта, ничего не изменил. Вот так.О своем отношении к Зонину как к специалисту я уже писал. И на этот раз с просьбой приехать обращался я к нему, но... Я всегда старался быть человеком прямым и честным, что думал, то и высказывал в глаза. Так поступил и во время разбора игры с киевлянами, которую мы проиграли. Я услышал претензии Зонина в свой адрес и высказал свое мнение в ответ. Оказалось, что умение быть незлопамятным не входит в число достоинств этого авторитетного специалиста. Последовали вызовы «на ковер» в штаб КСКВО. Там я тоже не смолчал, чего мне, старшему лейтенанту, простить, видимо, тоже не могли. Начали меня попросту выживать из команды. Особенно в ходу были угрозы отправить для прохождения службы, куда-нибудь в дальний гарнизон. Приехал из Москвы инспектировать команду С. Шапошников и в качестве меры спасения команды предложил меня... отчислить. Мотивировка — снижение спортивных показателей и противопоставление себя коллективу. Надо же было быть таким «специалистом», чтобы усмотреть подобное. Я спрашивал: «Где и в чем противопоставил себя команде?» Никто ничего вразумительного не сказал, просто взяли и отчислили... Потом вернули, но время для того, чтобы что-то исправить, ушло. И лишь напоминанием упущенных возможностей стал матч чемпионата на своем поле с тбилисским «Динамо», выигранный нами со счетом — 6:2. Он прошел на эмоциях. Перед ним в чемпионате случился небольшой перерыв, мы готовились на базе, я бы сказал, что не так уж и напряженно и целеустремленно — именно к тбилисцам готовились. Но когда вышли на поле, все получилось, за первые двадцать минут три гола забили. Одним словом, снизошло тогда на нас вдохновение. Через четыре дня на своем поле мы не смогли обыграть даже кутаисское «Торпедо». Сыграли — 1:1. На том все и кончилось.Отношение ко мне военного руководства стало невыносимым. Причем на всех уровнях. От начальника команды до заместителя командующего округом. Понял я, что надо уходить из команды, которую не предал, когда приглашали отовсюду, с которой делил и радость, и горе. И вот теперь — неугоден... Написал рапорт. И тут началось. Вначале уговоры, потом — угрозы. Чем тверже я стоял на своем, тем настойчивее становились последние. Решили, по-видимому, сломать. Но я человек такой, если уж что решил, стою на том до конца. Стоял так же твердо, как когда-то, отклоняя многочисленные приглашения в другие клубы. Грозил мне однажды начальник спортклуба армии даже трибуналом.В этот момент у меня обострилась давняя травма колена. Поехал я в Сочи, где есть врач, который лечит подобные травмы и которому я верю. Прошел тем лечение. Жил в гостинице вместе с игроками «Ростсельмаша». О том, чтобы перейти в эту команду, и мысли тогда не было. Пригласил меня столичный «Спартак». Я пообещал, что после увольнения в запас приеду в Москву. Но, увидев меня с игроками «Ростсельмаша», кто-то организовал звонок в штаб СКВО. Так что когда я явился в спортклуб, начальник его заявил, что, отсутствуй я еще сутки, и... трибунала мне не миновать. Тут же он сказал мне, что первый заместитель командующего округом приказал посадить меня на гауптвахту. Я показывал ему медицинские документы, объяснял, что лечился от травмы, но ничего не помогло. Пошел на гауптвахту, «отбомбил» там пять суток.Время шло, вопрос об увольнении меня в запас из армии не решался. Теперь только один «Ростсельмаш» проявлял ко мне внимание и поддержку. Тогда я и решил, что буду играть в этой команде, никуда из Ростова не уеду. Сдал государственные экзамены в институте. Затем был направлен в часть. Вскоре мне сообщили, что из армии наконец я уволен. Но бумага еще не пришла. А «Ростсельмаш» меня уже заявил в свой состав. Тогда я спокойно отправился с этой командой в очередной выезд, предстояло играть в Кемерово и Хабаровске. В первой же игре на восемьдесят девятой минуте забиваю гол. Естественно, моя фамилия появляется в прессе. И тогда, в Хабаровске, в четыре утра меня поднимает с постели офицер комендатуры, а с ним два солдата с автоматами. Арест на шесть суток.Первые сутки просидел, как мне кажется, в самой настоящей тюрьме. Клопы, не стесняясь, по телу бегали. О том, чтобы покормить, никто не подумал. Потом перевели меня на гауптвахту. Там я провел еще пять суток, в комнате размерами три на три метра. На работу меня никуда не выводили, я сидел в этой комнате и размышлял. О бренности бытия, об отношении высокого армейского начальства к футболу. О том, как остро нужны и игрокам, и тренерам нашим четкие критерии и правовые нормы. После отбытия наказания и возвращения в Ростов я был вызван в штаб КСКВО, там состоялся еще один разговор — «по душам». Но я уже ничего менять в своем решении не собирался, твердо стоял на своем. Я не понимал и не могу понять до сих пор, почему же люди, далекие от футбола, ничего в нем не сведущие, учат нас, футболистов-профессионалов, как надо играть? Учат они и тренеров, как им строить тактику команды, кого ставить в состав, а кого нет. Это же не ать-два! Кричать хочется — не лезьте! Особенно «умело» руководил командой первый заместитель командующего войсками округа. Он все знал: и как играть, и по какой схеме, и кого в состав ставить... Однажды я высказался против такого «руководства». Допускаю, что сделал это в излишне резкой форме. Но разве это может не возмущать. Понятно, что высокий начальник мне этого не простил. Вот и пытались уничтожить меня, как личность. Все оттого, что команду они считают собственной вотчиной. Хотим — тренера уберем. Хотим — игрока. Если так будет продолжаться, на что-то серьезное армейскому футболу рассчитывать не придется.Я начал играть в составе «Ростсельмаша». Честно скажу, стосковался по игре за месяцы мытарства. Был не просто в хорошей, а в блестящей форме, хотя и нервов потратил уйму. Готовился сам. И подводил себя к форме сам. Нагружался очень серьезно, но не кроссами и штангой, а игрой. Играл через день, а то и каждый день. Вот и разберись теперь, что лучше — тренироваться с командой или самому? Полностью в том сезоне я сыграл двадцать три игры. Забил семнадцать мячей и сделал пятнадцать голевых передач, да еще два пенальти заработал. Вот какой был КПД. Но самое главное даже не результат, а то, что сама игра доставляла огромнейшее удовольствие. Мы играли в тот год очень здорово. Пропускали много, но забивали еще больше, игралось легко, без натуги.Но вот в следующем сезоне той игры уже не было. Слабо провели подготовительный период. Игр семь-восемь провалили вчистую, потом собрались. Лично я начал сезон очень удачно. В первых восьми матчах забил семь мячей и сделал несколько голевых передач. Все было бы хорошо, но последовали три травмы — одна, вторая, третья... А потом четвертая и пятая. Причем три из них очень неприятные. Так что в моей футбольной жизни этот сезон стал самым «черным». Столько травм у меня никогда не было. Очень неприятную травму получил в Ташкенте. Когда я убегал от защитника — выходил один на один с вратарем хозяев поля, защитник Нартаджиев прыгнул мне на спину. Инерция движения, мой собственный вес, плюс вес защитника, все это создало сверхнагрузку. Я только услышал, как треснула мышца. После обследования оказалось, что это разрыв не только мышцы, но и седалищного нерва. Эта травма на полтора месяца вывела меня из строя. Около двадцати дней не играл и после другой травмы, когда пришлось накладывать швы на рассеченную голову. Словом, форму набирал долго, но все же забил восемнадцать мячей в сезоне, сделал двенадцать голевых передач и «заработал» семь пенальти. Неплохо, если учесть, что это я сделал, больше играя в интересах команды в роли диспетчера, что, конечно, ограничивало мои возможности в завершении атак.В этот период невосполнимой оказалась для команды потеря Александра Гицелова. Игорь Поваляев тоже, конечно, был ключевым игроком, но в защите все же было кому его заменить. А вот Гицелова оказалось некем. Осуждать его за уход в столичное «Торпедо» не берусь, каждый должен стремиться к максимуму, что ж, пусть поиграет в высшей лиге.Большой резонанс среди ростовских болельщиков получил уход из «Ростсельмаша» в СКА Виталия Пападопуло и Геннадия Степушкина. Первого можно было как-то понять, ему приходилось больше сидеть в запасе, а парень он — талантливый. Может играть в очень хороший футбол. Его я помню еще совсем молодым защитником, принятым в СКА из школы-интерната спортивного профиля. А потом, в «Ростсельмаше», его поставили в переднюю линию, и он проявил хорошие способности бомбардира. У него очень мощный удар правой ногой, который хорошо поставлен. При серьезной работе над собой, я считаю, из него может выйти высококлассный бомбардир. Но пока, увы, он работал на тренировках, сколько я мог видеть, с ленцой. Мотивы же ухода из команды Геннадия Степушкина мне неизвестны, какие-то свои, личные.Мне кажется, что в Ростове слишком уж много внимания уделяется взаимоотношениям этих двух команд — СКА и «Ростсельмаша». На мой взгляд, надо бы к этому как-то ровнее относиться. У одного коллектива свое ведомство, у другого — свое. И зачем эти игры возводить в ранг чуть ли не главных в сезоне? Лично для меня такой была единственная игра этих команд, которую мы выиграли на стадионе СКА со счетом — 3:2 в 1986 году. Да и то потому, что для меня это было дело принципа. Я забил решающий гол и сделал две голевые передачи.Я часто слышал разговоры о том, что Ростову нужна одна ведущая команда. Но как этого достичь? Опыт Львова, где механически в свое время объединили две команды, по-моему, весьма показателен. Ничего из этого хорошего не получилось. В футболе, ведь, не всегда действуют законы арифметические. Не будет серьезных дел ни у одной, ни у другой команды, ни у третьей, созданной на базе обоих, пока не появятся в их составе две-три звездочки. Обязательно нужны звезды на фоне того в целом добротного среднего уровня, который есть. Такие, которые могли бы индивидуально многое решить на поле.В этой связи о введении профессионализма в нашем футболе. Безусловно — это путь правильный. Ну нельзя же бесконечно представлять футболиста то токарем, то слесарем, то шахтером высшего разряда. Все это крайне неприятно. Должен быть четкий, выявленный в соответствии со всеми правовыми нормами, статус игрока. И собственно, почему мы должны стоять на дотации у государства? Когда футболист в состоянии сам зарабатывать деньги. И немалые, при умелом хозяйствовании, при полной самостоятельности клубов. «Днепр» в этом деле стал первопроходцем, сейчас за ним потянулись многие. А когда за хорошую работу на поле платят по труду, тогда и звезды разбегаться не будут.Может, Ростов и ощущает так остро кризисы своего футбола именно потому, что многие другие города его обогнали в новых, более современных организационных формах футбольного хозяйства. И это прежде всего проявляется в утечке молодых способных игроков. Многие годы из Ростова уезжают талантливые ребята в надежде где-то, а не здесь, на родине, проявить себя в большом футболе. А к нам приезжают игроки... доигрывать. Многим из них нет никакой разницы, где это делать. Вот это я и называю полным провалом в селекционной работе. Ну что это за селекция, которая ведется по телефону? Уехал в Киев Матвеев. Мне, как патриоту Ростова, это обидно. Но, если честно взглянуть на положение вещей, то раскрыть там свои футбольные способности шансов у Матвеева больше. А вот в Ростове их нет.За годы, которые я провел в «Ростсельмаше», многие молодые ребята из интерната пробовались в команде. И довольно прилично выглядели. Вспоминаю, как в Риге травму получил Маркарян и ему на замену вышел юный Скрипников. Он так здорово сыграл, спокойно, уверенно, грамотно! Любо-дорого было посмотреть. Но ведь ни он, ни кто другой из тех, кто пробовался в составе, приглашения в команду не получил. Вот где корень зла. Есть в команде вакансии, я так понимаю, возьми молодых ребят, как было со мной. Понятно, что на первых порах от них в турнирных делах пользы мало будет. Но зато потом команде они отплатят добром. Понимаю, что и сложностей при таком подходе возникает немало — у ребят учеба, экзамены... Но гораздо важнее этих забот, чтобы они чувствовали, что нужны, что за ними следят, о них думают, и именно с ними, с местными ребятами, связывают будущее команды мастеров.О своей футбольной юности я уже писал. Девятиклассниками мы приглашались на сборы. Десятиклассниками получали деньги за свой труд. Теперь об этом не принято умалчивать и, как говорится, слава богу. И это не в команде первой лиги, а в клубе, ставшем чемпионом страны, в составе которого были игроки в самом расцвете сил. Самому старшему — капитану команды Журавлеву, было двадцать семь. Вот что значит самым серьезным образом заниматься селекцией. Кажется, можно было обойтись и без нас, пацанов. Стриги купоны, и все. Нет, искали, интересовались, поддерживали. Словом, всерьез работали над подготовкой смены.В предыдущих главах я писал об игроках, в то или другое время наиболее интересных мне, близких по духу, но стилю игры. И здесь я просто обязан сказать пару слов об открытии сезона — Алексее Михайличенко. Его взлета, в принципе, можно было ожидать. Он умеет серьезно работать над собой, безусловно талантлив, находится в хороших тренерских руках. Другой молодой игрок, который произвел сильное впечатление на меня своей игрой, это Игорь Добровольский. Он играет, не по годам, в умный футбол. Он техничен. Лично я Игорю очень симпатизирую. И считаю его восходящей звездой на нашем футбольном небосклоне. Еще ощутимы перепады в его игре. Но парню-то всего двадцать, а он уже три года в большом футболе. Я считаю, что и тренеры, и спортивные работники, и пресса должны бережнее относиться к молодым талантливым игрокам.Сейчас мы стали больше видеть матчей с участием «профи». Видим, как умело строится пропаганда, чтобы завлечь массу людей на стадион или во дворец спорта — на хоккейный матч. Все лучшие качества игрока приподнимаются, умело создается атмосфера, которая работает не просто на футбол или на хоккей, а на этого игрока. Я уверен, что и у нас надо больше хвалить, нежели публично ругать игроков. Это только будет на пользу футболу. Да и воспитанию молодых людей — тоже. Справедливая критика никогда не вызывает возражений, а вот несправедливость может серьезно навредить в росте мастерства, да и в формировании личности молодого человека.Взаимоотношения в мире футбола складываются порой непростые, что, в общем-то, естественно. Но, убежден, всегда и во всем прежде всего играет роль культура человека, его порядочность.С некоторых пор моя судьба опять сделала резкий поворот. Я стал профессионалом. Официально. Наш футбол только учится вести свою финансовую деятельность с зарубежными клубами. В прессе не раз уже писали, где мы «продешевили», а где нет. Сколько отдается средств Госкомспорту, а сколько остается клубу. Как выглядит вознаграждение нашего игрока за рубежом, в сравнений с игроком того же уровня, но иного гражданства. Все это проблемы, о которых до недавнего времени и я судил понаслышке. Но то, что смогу составить основательно собственное мнение, не сомневаюсь, поскольку сейчас играю в клубе «Эстер». Шведский клуб по отношению ко мне действовал оперативно и целенаправленно. Они не покупали «кота в мешке», изучили все основательно. Я был рад, что контракт клуб заключил не только со мной, но и с защитником столичного «Торпедо» Сергеем Пригодой.Что ждет меня в Швеции? Не знаю, но то, что еду туда работать и работать серьезно — это факт. Иначе смысла заключать этот контракт не вижу. Сомнения? Конечно есть, но в своих силах я уверен. Как говорится, мяч круглый, а поле ровное. Блохин, Заваров, Хидиятуллин, Дасаев... Они сейчас торят путь. У каждого свои сложности и свои радости. Но их успехи — это и успехи всего нашего футбола. Постараюсь в меру сил укреплять его авторитет и я.О моей работе в Швеции что-то конкретное трудно еще добавить. Может быть, в будущем, письмом.ВЕКШЕ. ШВЕЦИЯ. 15 СЕНТЯБРЯ. 1989 ГОД«Уважаемый Александр Александрович!Прежде чем рассказать о том, как складываются мои дела в профессиональном футболе, о его структуре, системе организации, описать запомнившиеся матчи и голы, я хотел бы дернуться к тому, на чем мы завершили подготовку предыдущих глав книги. Хотя разговоры о том, что я буду выступать в одном из профессиональных клубов за рубежом, шли давно, я ехал в Швецию, совершенно не зная, что же меня там ждет. Виной тому волокита, которой у нас, к сожалению, еще в избытке. В том числе и при оформлении спортсменов для выступлений за зарубежные клубы. Порой, не поймешь, кто же конкретно «тормозит» дело и почему разговоры о контракте идут, а самого контракта все нет и нет. Состояние, я вам скажу, не из приятных.Встречали нас в Швеции, в аэропорту, очень тепло. Много было добрых слов, даже комплиментов. Поначалу, диву даешься, откуда бы им взяться. Но в том-то и дело, что шведы были прекрасно осведомлены о моем и Пригоды спортивном пути. Знали, в каких амплуа мы можем быть наиболее полезны команде. Они не скрывали сожаления, что их клуб сегодня переживает не самые лучшие в своей истории времена, что играет он во втором дивизионе. Но он укомплектован одаренными молодыми спортсменами, а поэтому на нас рассчитывают и надеются увидеть в ударе лучшего бомбардира Московской олимпиады — это обо мне, ждут, что будем мы активно способствовать становлению молодых игроков. Тут же узнаем, что у клуба новый тренер, который, по-видимому, уже проигрывает мысленно ситуации с нашим участием на поле. Из аэропорта повезли нас на стадион. Дескать, надо дать возможность прессе поработать: сыплются вопросы, щелкают затворы фотокамер. Все волнует и настраивает на серьезный рабочий лад.Будущие наши, мои и Пригоды, партнеры, в основном, все молоды. Лишь одному игроку «Эстера» двадцать восемь, а остальным не больше двадцати трех. Тренируются они раз в день, с шестнадцати до восемнадцати вечера. Каждое занятие охватывает все компоненты — и физическую подготовку, и совершенствование скоростной выносливости, и игровые упражнения. Это непривычно, мы, особенно в подготовительном периоде привыкли к определенным, «ударным» тренировкам, направленным на совершенствование какого-то одного из аспектов подготовки футболиста.Во время подготовки к чемпионату Швеции клуб «Эстер» сыграл четырнадцать товарищеских матчей. Первую игру мы провели в Нончепинге, в крытом помещении, на искусственном газоне. Я вышел на замену во втором тайме и за семь минут до конца игры забил свой первый гол в Швеции. Конечно, понимал, что это пока не официальные матчи, но все же... Матч мы выиграли со счетом 2:0. Через день играли там же с клубом первого дивизиона и проиграли 0:3. Я бы не сказал, что играли плохо. В той игре нас подвел вратарь. Два гола, как говорится, на его совести. Играл я тоже во втором тайме и ощущал, что к нам, новичкам, не только присматриваются, но и стараются создать такую обстановку, чтобы мы быстрее адаптировались, почувствовали уверенность в себе, наладили связи на поле с партнерами. Игровая практика всему этому способствует в наилучшей степени, так что подобная организация подготовки вполне оправдана. Через полторы недели «Эстер» получил приглашение на участие в турнире по мини-футболу в Стокгольме. Примечательно, что проходил этот турнир в знаменитом комплексе «Глобус». В том самом, который принимал чемпионат мира по хоккею с шайбой. Сооружение великолепное, турнир был организован образцово. Кроме нас в нем принимали участие еще пять клубов, в том числе — три представителя столицы.Первая игра. На первой же минуте получаю в выгодной ситуации пас от партнеров и тут же делаю передачу на Ханса Эклунда, который и отправляет мяч в пустые ворота. Игра идет пятерками, как в хоккее — динамично, быстро, со сменой ритма и калейдоскопом комбинаций. Через некоторое время после смены пятерок вновь выходим на площадку и ситуация повторяется. Вновь мой пас принимает Эклунд и вкатывает второй мяч в пустые ворота. А во втором тайме два мяча в течение одной минуты удается забить и мне. Один — очень сильным ударом с левой ноги, а второй добил после отскока мяча от вратаря. Мы побеждаем и идем отдыхать. Регламент турнира довольно жесткий. Следующая игра через двадцать минут.Во второй игре на пятой минуте пропускаем мяч, но через минуту я дал хороший пас Яну Йонссону, и он сравнял счет. Во втором тайме за полторы минуты до конца игры наш защитник Кристер Фриск забивает победный мяч, и мы выходим в полуфинал. Я был признан лучшим игроком этой встречи и получил приз — плейер.После часового отдыха мы играли со столичным клубом и потерпели поражение со счетом 0:1. Игра эта была нервной и не очень красивой. Наш же соперник в финале выиграл. Он стал обладателем главного приза — ста тысяч крон. После турнира в «Глобусе» был большой банкет, где было объявлено, что я признан лучшим игроком турнира. Наша команда стала самой результативной, каждому игроку были вручены миниатюрные цветные телевизоры.Затем мы продолжили подготовку к чемпионату страны. Через четыре дня дома сыграли на гаревом поле матч, который закончился со счетом 3:2 в нашу пользу, Я забил два мяча. Любопытно, что в ходе подготовки к чемпионату, здесь широко практикуются выезды на матчи за рубеж. Мы, к примеру, вначале побывали в Дании, где сыграли с такими известными клубами, как «Оденсе» и «1903». Оба матча выиграли. В первом — в счете повели хозяева поля, но за пять минут до перерыва Йонссон со штрафного сравнивает его. А спустя три минуты мог отличиться и я. В хорошей позиции получил мяч, вратарь бросился в ноги, я его обвел, но в воротах уже были три защитника, один из которых и вынес мяч буквально с линии ворот. Во втором тайме я делаю хорошую передачу Эклунду, и тот забивает победный гол. Похоже, что с Йонссоном и Эклундом у меня получается хорошая связка. Оба молоды, талантливы, любят играть в тот футбол, который и мне по душе — с мыслью, импровизацией, разнообразной техникой исполнения. И то, что взаимопонимание налаживается, не может не радовать. Ведь чемпионат все ближе. Настрой в команде вполне определенный, мы должны победить в своей подгруппе и выйти в лигу сильнейших.Во второй игре в Дании я участвовал в обоих эпизодах, решивших исход матча. Счет 2:0. Минут за пятнадцать до конца первого тайма, после хорошего прострела опережаю защитников и забиваю гол. А через пять минут обвожу двух защитников, вратаря, и меня сбивают с ног. Пенальти.После недели тренировок в Векше, где мы еще и сыграли один матч на гаревом поле 1:1, я почувствовал себя очень усталым. В это время последовал новый выезд за рубеж, на этот раз в город Виши — во Францию. Тренировочные нагрузки возрастали. Во Франции мы уже тренировались по два раза в день. Да еще провели два матча — за неделю. Первый проиграли — 1:2, а второй с таким же счетом выиграли. Но участия в голевых комбинациях я на этот раз не принимал — свежести в движении не было, чувствовал себя прилично уставшим. Так бывает, когда проделанная тренировочная работа накапливает усталость. Есть в тренерском обиходе даже такой термин — работа на фоне усталости. Такая работа тоже нужна. Конечно, когда она в меру, когда продумана и позволяет еще восстановить эмоциональную и физическую свежесть к чемпионату.Вернувшись в Швецию за две недели до начала чемпионата, мы проводим еще три игры, которые, кстати, особого оптимизма не вызывают ни результатом, ни содержанием действий команды на поле. В Хальмстаде играем с одноименным клубом, вышедшим накануне в лигу сильнейших, играем очень плохо — 1:3. Честно сказать, счет мог бы быть куда более разгромным. Так же вначале играли в Гетеборге и проигрывали к перерыву 1:3. Но вот Эклунд отквитывает один мяч, затем за десять минут до конца матча соперники забили четвертый гол в наши ворота. И тут мы завелись. Окончательный счет установился за несколько секунд до финального свистка. 3:4. Я забил последний мяч.Последняя репетиция перед началом чемпионата Швеции. На центральном стадионе «Эстер» сыграл с одним из норвежских клубов. Действовали в целом неплохо. Создали уйму голевых моментов, но использовать не сумели ни один из них. А за пять минут до конца прозевали контратаку, нарушили правила и гости с пенальти забили решающий гол. Вот и судите, какое у нас было настроение перед стартом: три последних игры и три «баранки».Однако никто ситуацию трагедийной не признавал. Наоборот, руководство подчеркивало, что одно дело тренировочные игры, а совершенно иное — чемпионат. Да и тестирование, которое было проведено в команде, показало, что мы — в порядке. Что же это были за тесты? На скоростно-силовую выносливость, технику, тактику игры. Они довольно напряженные, но включают именно футбольные аспекты и потому воспринимаются игроками как дело необходимое. И я с этим согласен, уже хотя бы потому, что эти тесты дали возможность проверить себя. Пришлось нам с Пригодой «тряхнуть стариной», и то, что были мы не среди худших, также позволяло надеяться, что к чемпионату подходим в хорошей спортивной форме. Поражало другое: физическая усталость ощущалась, а вот эмоциональной не было. Как тут не вспомнить, сколько эмоций отнимала у нас система централизованных сборов, карантинов перед играми и прочих «изобретений», долженствующих обеспечить строгий режим игрока?! Парадокс в том и заключается, что в профессиональном клубе даже опоздание на тренировку редкость, а у нас в Союзе не найдешь команды, где не шла бы речь о куда более серьезных нарушениях спортивного режима.Здесь, в Швеции, я почувствовал, как раскрепощает игрока доверие к нему, доверие, основанное на высокой требовательности к его профессионализму. На тренировку ли, на календарную игру, ты приезжаешь непосредственно из дома и туда же возвращаешься после. Сколько же нервной энергии это экономит?! Чаще всего то, что игрока у нас привыкли «держать за закрытыми дверями», и это не только не способствует, а препятствует его воспитанию. Воспитанию и как профессионала, и как личности. Здесь же никто игрока не воспитывает, в том смысле, к которому мы так привыкли в нашем футболе. Порой у нас настолько за игрока думают тренер и начальник команды, различные футбольные функционеры, что у некоторых игроков и впрямь, похоже, атрофируется умение самому размышлять, анализировать. Так вот я считаю, что организация тренировок в профессиональном клубе — это следование режиму по сути. Здесь каждый игрок сам отвечает за свою подготовку. А тренер? Он, кстати, не входит в административный совет клуба, с ним также заключается контракт, в котором, как и с каждым игроком, четко оговорено, какие он имеет права и какие обязанности. Вспомните, сколько у нас тренер вынужден решать самых разных, порой очень далеких от футбола проблем? Он и снабженец, и выбивала стройматериалов для базы, и еще бог знает кто. Здесь же в Швеции я убедился — дело поставлено так, что тренер должен тренировать, что он и делает, а игроки — тренироваться и играть, что тоже каждый старается делать на совесть. Соблюдению такого порядка активно помогает система штрафов. Скажем, минута-другая опоздания на обед может обойтись игроку в сто крон. На пятьдесят крон дороже «удовольствие» опоздать на тренировку. Надо ли удивляться, что порядок у игроков в крови, а штрафы приходится применять крайне редко, они носят скорее профилактический, воспитательный характер. А уж о пьянке и речи быть не может. Вот почему тренер преспокойненько поднимает бокал шампанского на банкете, вместе с игроками, и никто в этом никакой крамолы не видит. Все знают: профессионал сам, лично, отвечает за уровень своей подготовки.Какова же материальная сторона частной жизни советского футболиста за рубежом? Моим контрактом предусмотрено, что клуб оплачивает квартиру, лечение мое, бензин для машины, которая выделена на две семьи — мою и Пригоды. Клуб предоставил нам с женой двухкомнатную квартиру, удобную, с очень большой кухней, симпатичной мебелью. Телефон, цветной телевизор, видеомагнитофон, кассетный магнитофон... Словом, быт устроен хорошо. Серьезным недостатком является то, что в моем контракте не предусмотрены, как, скажем, у Вагиза Хидиятуллина, расходы клуба на питание. В основном мы питаемся за свой счет. Лишь два раза в неделю, в четверг вечером и в воскресенье, в день игры, всю команду кормят в ресторане за счет клуба.В Швеции питание стоит дорого. Да и не только питание. Взять, к примеру, бензин, Литр его стоит четыре с половиной кроны. Так что не будь в контракте записи, что расходы эти несет клуб, то пришлось бы нам, прямо скажу, туго. Килограмм хорошей говядины тоже дорог. Стоит он здесь сто пятьдесят крон. Понятно, что качество у этого филе очень высокое. Но и цена — тоже. Это примерно двадцать пять долларов по курсу. В то же время за такую же цену можно приобрести, скажем, прекрасный свитер. Вещи, в сравнении с продуктами, здесь поистине не стоят ничего. Вот так и получается, что добрые две трети моей зарплаты мы тратим на питание — более трех тысяч, из четырех тысяч трехсот крон, которые я получаю ежемесячно в советском посольстве в Гетеборге. Кроме зарплаты в кронах мы ничего не получаем. Профсоюзные и партийные взносы плачу также в заработанной валюте. Понятно, что опыт шведов, а здесь в продуктовых магазинах никто не шикует, нам пришелся весьма кстати. Кое-что, особенно мясные продукты, закупаем оптом. Это дешевле. Или делаем закупки в нашем консульстве, где также имеется существенная скидка. Несколько раз нас приглашали в гости шведские семьи, и нигде я не видел, чтобы столы ломились от яств, как это обычно делается у нас. Все весьма и весьма скромно, причем даже те, у кого есть немалые деньги, не позволяют себе «купеческого размаха».В Швеции совершенно не принято афишировать свои доходы. Деньги, как правило, наличными не выдаются, а перечисляются на счет игрока в банке. Но когда мои партнеры узнали, сколько получаю я, то надо было видеть, с какой искренностью они мне сочувствовали. Покачали головами, языком поцокали: мол, ну и ну!.. И впрямь, есть от чего. У них игрок запаса получает двенадцать тысяч крон. А я — всего четыре. Вот вам и проблема, о которой, кстати, так или иначе говорят все советские спортсмены, заключившие контракты с профессиональными клубами. Правда, сейчас в этом вопросе, похоже, тоже что-то меняется, но как бы хотелось, чтобы эти, как и все другие изменения к лучшему в нашей жизни, происходили быстрее, последовательнее, необратимее.Несколько раз клуб, учитывая нашу, мою и Пригоды, хорошую игру, выходил в Госкомспорт с предложением увеличить нам зарплату, но увы... дело не сдвинулось. В принципе, шведы готовы нам платить и премиальные, как и всем своим игрокам. Однако вопрос этот советской стороной не решается. Вот и получается, что наш спортсмен, внося решающий вклад, материально поощряется в три раза ниже самого последнего резервиста. Надо ли удивляться, что шведская пресса пишет сейчас о баснословно дешевых советских игроках с серьезным футбольным образованием, потенциалом и уровнем подготовки. Конечно, это способствует росту интереса к заключению контрактов с новыми игроками. Но не лучше ли при заключении таких новых контрактов все взвесить, продумать, использовать уже накопленный опыт, чтобы пи государство, ни сами спортсмены не несли потерь. И уж тем более есть полный резон идти навстречу пожеланиям профессиональных клубов, как в нашем случае. Если они готовы платить деньги, то уж знают за что.Вернусь, однако, к старту чемпионата Швеции. Три дня накануне стартового матча стояла прекрасная погода. Было за двадцать градусов тепла. Но в ночь перед игрой резко похолодало. Дул сильный ветер.Начали мы довольно вяло. Уже на седьмой минуте наши соперники имели стопроцентную возможность забить гол, но не использовали ее. А через две минуты, неудачно поскользнувшись, получает серьезную травму боковой арбитр. И мы на пятнадцать минут уходим в раздевалку. Поединок возобновляется только после того, как прибыл новый судья. Минут за пятнадцать до конца первого тайма мне удалось убежать от защитников и выйти по краю один на один с вратарем. Бить я не стал, а почему-то решил обводить вратаря. Обвести-то удалось, но при этом я сместился так далеко, что забить уже было невозможно. Словом, момент упустил. А что это такое в стартовом матче чемпионата, да еще пока игра не особенно идет, пока стартовая «лихорадка» не отпускает, мне ли не знать. Но годы в футболе научили: переживать упущенный момент некогда, надо новый создавать, искать свой шанс и не упускать его. И вот на тридцать девятой минуте мы с Эклундом отбираем мяч у защитника. Мяч у меня. Навстречу резко бросается еще один защитник. Обвожу его и сильнейшим ударом, забиваю свой первый мяч в Швеции, уже в официальных играх. Во втором тайме два красивых дальних удара Эклунда и Йонссона достигают цели. И хотя сухой счет мы удержать не смогли, победа была уверенной и красивой. На следующий день была очень хорошая пресса, с крупными снимками, где и мой гол, и радость команды, и поздравления партнеров. Я был признан лучшим игроком встречи.На поле общий язык с партнерами я нашел, во всяком случае от матча к матчу взаимопонимание становилось все лучше и лучше. А вот языковой барьер мешал здорово моей работе. Вот и пошли мы с Пригодой и нашими женами в школу, чтобы изучить шведский язык. Занятия четыре раза в неделю. И вот что любопытно, занятия в школе стоят двенадцать крон в час, но платим за эти услуги не мы, наоборот — нам платят, по двенадцать крон в час, за каждое занятие.На первых порах с нами работал переводчик, но по мере наших успехов в школе в изучении языка необходимость в нем отпала. Сейчас, говорят, у меня довольно сносно получается, уже даю интервью журналистам на их родном языке.Именно знание языка дало мне возможность поговорить «по душам» с партнерами по поводу одной их слабости. Дело в том, что если кто-то из них выходит к воротам соперника, а ты находишься в еще более выгодной позиции, то паса не жди, сами будут отличаться. Был бы там какой-то особый материальный интерес, понятно было бы. Просто так воспитаны. За забитые голы премий не платят, да и лучший бомбардир в Швеции определяется по системе: гол+пас. Вот и решил им доказать преимущества иного подхода. Несколько раз в подобных ситуациях отдавал пас тому, кто находился в еще более выгодной позиции. И для игроков, и для зрителей такое было внове. Но, надо сказать, и те и другие это приняли и оценили. После разговора и наглядного урока многие мои партнеры стали в подобных ситуациях действовать по-иному.«Эстер» считается клубом небогатым, хотя и имеет весьма влиятельного спонсора — крупный концерн «Ика» — одну из главных в Швеции фирм по производству продовольствия. Были в истории клуба и лучшие времена, когда он выступал среди сильнейших. Тогда финансовые его возможности были куда больше. Но в нынешнем сезоне, как здесь считают все, у команды есть прекрасная возможность вернуться в класс ведущих клубов Швеции. И она всеми силами стремится к этому. После четырнадцати игр чемпионата мы опережаем ближайшего соперника на восемь очков. Многое скажет знатокам и разница забитых и пропущенных мячей: 34—8. Думаю, что лидерство мы не упустим до конца и решим задачу выхода в первый дивизион шведского футбола. Тогда и контракты будут другие, и спонсоры у команды появятся дополнительные.Ставшие у нас исключительно негативным понятием «меценатство», здесь также очень разумно вплетено в ткань футбола. Фирма, с которой команда связана контрактом по спонсорству, очень много делает для клуба, как и клуб, в свою очередь, для фирмы, усиленно рекламируя ее продукцию. Когда советский рынок станет насыщенным, этот рычаг, уверен, заработает и в нашем футболе, перешедшем на. хозрасчет, если, конечно, все будет поставлено на истинно профессиональную основу. Пока же, я знаю, есть немало охотников сделать хозрасчет усеченным, приспособить его к стереотипам командной системы. Есть и откровенный расчет на рвачество, на то, что предприятия станут перечислять деньги на счет того или иного клуба автоматически. Но разве на такое «спонсорство» согласятся трудовые коллективы, если у них, конечно, у самих истинный хозрасчет? Нет, не согласятся.Я очень надеюсь, что Союз футбольных лиг станет такой организацией, которая все в нашем футболе решительно перестроит, отвергая устоявшиеся стереотипы, в том числе и чиновничье меценатство. Конечно, хорошо, когда у команды среди болельщиков есть высокопоставленный, обладающий властью и возможностями человек. Любители футбола со стажем приведут немало примеров, когда именно на такой любви к футболу многое в нем держалось. Но сегодня нужны иные подходы. И организация дела в профессиональном футболе подтверждает это со всей очевидностью. Здесь игроки и тренер защищены. И в тех случаях, когда контракт разрывается, строго определены правила выплаты соответствующих неустоек. У нас же, пока, очень и очень многое зависит от волюнтаристских решений тех или иных меценатов.Когда-то, выходя на поле против профессионалов, я ощущал на себе их силу и ломал голову над серьезным противоречием. Как же так, думалось, эти закабаленные люди, которых в любую минуту могут «продать» другому клубу, так веселы, улыбчивы, контактны и раскрепощены... А как следят за собой? Как обеспечены! Теперь же, увидев их жизнь изнутри, пусть пока и не продолжительное время, я понимаю, сколь опасны стереотипы, когда они вбиты, что называется, наглухо. Они просто не дают взглянуть на многие вещи объективно. А новое мышление перестройки позволяет сделать это. Так вот: раскованность, раскрепощенность, рост мастерства на этом основании — все это итог профессиональной организации дела. Такой организации, которой не грех и поучиться.У любого состязания здесь есть несколько «китов», на которых они базируются. Один из главных — это календарь. Вспомним, что календарь нашего чемпионата многие годы остается объектом острейшей критики, потому что являет собой образчик полной необязательности, неумения и нежелания поставить дело на действительно высокий профессиональный уровень. И что следует за этой ожесточенной критикой? Новая пища для нее и не более того. Как же обстоит дело в Швеции с календарем чемпионата? А так, что вы, если вам надо, можете планировать в дни матчей хоть званные приемы, хоть полеты на другой материк. И планировать это со стопроцентной гарантией, что уж по вине футбольного календаря вам не потребуется вносить никаких корректировок. Стабильность календаря — это, как я считаю, одна из основ профессионального подхода к футболу. Стабильный календарь позволяет и команде, в целом, и каждому игроку, в отдельности, планировать свою подготовку и выполнять намеченное, а значит, и добиваться роста мастерства, стабильного поддержания формы на уровне, предъявляемом профессиональным футболом.Стабильности календаря способствует и структура чемпионата. Календарь учитывает специфику шведского футбола, местные погодные условия, возможности баз, традиции, потребности зрителей и многое, многое другое. Без этого учета профессиональный футбол вряд ли был бы делом процветающим и доходным. Вспомните, сколько ненужного ажиотажа возникает у нас по поводу проведения всякого рода переходных турниров, пулек и прочего. И тогда в ход идут всевозможные ухищрения, расчеты и расклады, нередко вытесняющие с поля саму игру как таковую. А что же в Швеции во втором дивизионе, который можно приравнять к нашей первой лиге? Он разделен на две подгруппы — «северную» и «южную». Этот принцип, кстати, учитывает и экономическую целесообразность. Структура продумана так, чтобы клубы поменьше несли расходов при переездах. Наш клуб, к примеру, не имеет своего автобуса. Если возникает необходимость, то он арендуется, и тогда мы отправляемся на нем на матчи в другие города. Что же касается подгрупп, то победитель каждой из них получает право в следующем году выступать в дивизионе сильнейших — без всякого дополнительного отбора, без всяких финалов и пулек. Принцип по-настоящему спортивный. Кстати, о том, что именно так надо поставить дело, и у нас много говорилось, как я читал, на конференции Союза футбольных лиг. И это очень правильно. Надо только, чтобы за разговорами о необходим мости серьезно перестроить наше футбольное хозяйство последовали серьезные дела.У профессионалов все поставлено так, что лишних денег они не платят и не получают. Вот любопытный штрих. Я уже писал, что «Эстер» клуб небогатый, и потому есть у нас игроки, которые не имеют профессионального статуса. Просто они работают клерками, рабочими на заправочных станциях, еще где-то. И после работы приезжают на тренировки. В заявочный список вносится не пять, как у нас, а всего два запасных игрока. Любители футбола со стажем знают, что было у меня своеобразное «хобби» — становиться в ворота. Так вот в профессиональном футболе это совершенно неожиданно нашло свое продолжение. Так как лишних денег в клубе никто не намерен тратить, в список замен у нас включены всего два полевых игрока и... я. Да-да, не удивляйтесь, я — как запасной вратарь. Правда, пока на поле в этом качестве выходить не приходилось, наш двухметровый гигант-голкипер Поль Лундин играет надежно. Да и травмы его, к счастью, минуют. Но коль скоро такое не исключено, то становлюсь в ворота на тренировках. Надо же осваивать и это дело, раз уж так получилось.Коснусь еще двух аспектов, которые на мой взгляд, отличают профессиональный подход в постановке футбольного дела. Судейство. Еще выступая в составе сборной страны на различных международных состязаниях, в том числе и крупнейших, я обратил внимание не только на достаточно широкое представительство скандинавов в судейском корпусе, но и на их высокое мастерство в этом многотрудном деле. Арбитры в Швеции, как правило, решительны, настойчивы и очень компетентны. Они рассматривают свою задачу на поле не только с точки зрения следования букве футбольных правил. Хороший арбитр тоже творец футбольного действа. Вот и на полях Швеции судьи, как правило, стараются способствовать созданию эмоциональной, праздничной атмосферы, повышению зрелищности игры. Во всем мире принято считать, что скандинавы — люди по-северному спокойные, не столь эмоциональные. Но когда живешь в их футболе, то видишь, что эмоции здесь тоже кипят. Да еще как! В том один из секретов скандинавского футбола, что он захватывает, не может оставлять равнодушным. Многие на поле и жестикулируют, и достаточно бурно выражают радость по поводу забитого гола. Арбитрами все эмоции в их естественном для футбола проявлении поощряются. Иное дело, если эти эмоции находят выражение в грубости или каких-то жестах в адрес арбитра. Что касается контакта в борьбе за мяч, то судьи здесь поощряют игру весьма жесткую, атлетичную. Но это совершенно не значит, что может проходить у них незамеченной игра, игра грязная, с различными мелкими фолами, с зацепами, тычками, провокациями на грубость. Все это пресекается самым решительным образом. И в этом тоже наглядно проявляется высокий профессионализм арбитров. Так же решительно и жестко они пресекают, если кто-то вздумал демонстрировать некие жесты в адрес самого арбитра. Можно сразу схлопотать и красную карточку. Показательно и то, как действуют судьи в тех моментах, когда игроки пытаются симулировать травму, затягивая время. Решительно, вплоть до желтой карточки! Очень показательно и то, как главные арбитры заботятся об авторитете своих помощников. Вспомните, как нередко на полях наших стадионов мы можем видеть такую картину: боковой сделал отмашку на положение вне игры и чуть ли не полкоманды укоряют его за это, всячески демонстрируют зрителям, что он-де все это выдумал. Но что толку-то укорять судью? Раньше и я нередко воспринимал действия арбитров, обслуживающих международные матчи с нашим участием, как преднамеренно жесткие по отношению именно к нам. Так же воспринимали это и журналисты, пишущие о футболе, а теперь, обратите внимание, отмечается именно неумение наших игроков сдерживать себя. Они, как привило, получают желтые, а то и красные карточки за то, что наши арбитры, нередко, пропускают, а вот зарубежные строго наказывают — за разговоры, попытки самосуда, симуляции, затяжки времени... Здесь, на полях Швеции, я это понял со всей очевидностью.Вот еще один маленький штрих. Допустим, игрок все же апеллирует к зрителям по поводу, как он считает, ошибки бокового, реакция главного судьи следует незамедлительно. Причем каждый болельщик сможет четко увидеть и понять, кого и за что наказывают. У нас же, нередко, арбитр желтую карточку решился достать, а вот кому он ее адресует, и не поймешь.И еще один ключевой момент организации футбольного дела. Это подготовка резервов, система детско-юношеского футбола. Сколько копий уже сломано в ходе дискуссий о том, кому и чем заниматься: кому — резервами, кому — командами мастеров, а кому — массовым футболом?! И, похоже, пока, к общему знаменателю так и не пришли. В профессиональных же клубах система работы с юными — это ключ и к подготовке резервов, и к воспитанию истинных профессионалов. Сравнивать те возможности, которые имеют специализированные футбольные школы у нас и здесь, в Швеции, просто невозможно. Настолько велик разрыв в этом деле. Мы, как это ни больно признавать, отстали самым серьезнейшим образом. Нас здесь часто приглашают в детские спортивные школы. Это как своеобразная общественная нагрузка. Встречи неизменно проходят эмоционально, интересно, с огромным количеством самых разнообразных вопросов, причем далеко не только на футбольные темы. От этих встреч остается не только яркое впечатление, потому что общаешься с любознательными ребятами, но и потому, что в организации работы таких школ есть чему нам поучиться. Прежде всего впечатляет уровень оснащенности таких школ. Их материальная база великолепна. Совсем недавно мы побывали в одной из таких школ вместе с Пригодой, Эклундом и Йонссоном. В футбольных классах здесь занимаются и мальчики, и девочки. Школа располагает тремя великолепными полями, с таким качеством газонов, что им в пору позавидовать нашим командам мастеров. К услугам детей различные залы, оснащенные разнообразными тренажерами. Естественно, есть все возможности для контроля за здоровьем, для восстановительных мероприятий, оснащена школа и современными средствами для просмотра и разбора тактических тонкостей и технических нюансов.Когда видишь ребят, занимающихся в таких условиях и вспоминаешь о том, что у нас в Ростове школа-интернат, давшая большому футболу десятки ныне известных мастеров, не имеет даже одного качественного поля, что специализированная детско-юношеская футбольная школа СКА вынуждена тренироваться круглый год на воздухе — и в снег, и в осеннюю распутицу, то понимаешь, что забота о детско-юношеском футболе — это тоже основополагающий момент профессионального становления нашего футбола. И здесь тоже может и должен сработать истинный хозрасчет. В Швеции такие школы платные, их посещение стоит триста крон в месяц, что вполне по карману любому работающему. С другой стороны, эта оплата обеспечивает высокий уровень дохода людям, которые работают в этих школах. И как тут не вспомнить о бедах, которые принес нашему спорту и массовому, и большому остаточный принцип финансирования. И сколь много проблем порождено мизерными зарплатами детских тренеров?! Здесь же, в Швеции, давно поняли, что надо вначале вложить серьезные деньги в развитие базы детско-юношеского футбола, надо обеспечить высокий заработок специалистам, тогда, естественно, и отдача от их труда будет очень высокая. Причем в таких школах занимаются все желающие, что, понятно, активно способствует и физическому воспитанию ребят, и формированию разносторонней личности.Векше — городок небольшой, всего пятьдесят тысяч жителей. Его, как пояснили нам сами шведы, не коснулись «прелести» урбанизации, которые есть в крупных городах, но все же то, что можно увидеть в Векше, что можно ощутить общаясь с жителями, для Швеции типично. Доброжелательность, высокая культура поведения и общения. Если вы автомобилист, то можете не сомневаться, что никто не превысит скорости, не попытается перескочить в чужой ряд... Все нарушения, кстати, грозят также серьезными штрафами. Если вы общаетесь со шведами, то вас не оставит впечатление, что это страна повальной вежливости. Здесь практически не услышишь, чтобы кто-то повысил голос, разговаривал громко, мешая при этом окружающим. К этому так привыкаешь, что какое-то эмоциональной восклицание, скажем, на тренировке, уже звучит диссонансом. И все это, повторяю, не специфика маленького городка. У шведов такой уклад жизни, основанный на высоком уровне не только потребления, но и производства.В последнее время у нас много говорят и пишут о шведской модели социализма. Это, понятно, требует отдельного, детального разговора, но та часть жизни, спортивная, с которой я познакомился наиболее полно, подтверждает, что все это надо изучать детально и последовательно, смело брать все лучшее и стараться внедрять в нашем обществе, конечно, с учетом его национальных и иных особенностей. Уклад жизни шведов все же очень национален и их общество — тоже. Оно отражает и вековые традиции народа, и его стремление идти в ногу со временем. Это проявляется и в неподдельном интересе к процессам, происходящим в нашей стране. Не ради каких-то стереотипных деклараций упоминаю об этом. Мы стараемся, чтобы общение с нами помогало шведам лучше узнать нашу страну, ее людей, их заботы и чаяния, то, к чему мы сегодня стремимся. И сами стараемся лучше узнать шведский народ, его историю, культуру, быт. Общий европейский дом, это здание, которое надо строить всем. А спорт может и должен активно способствовать взаимопониманию. Вот почему далеко не только данью моде мы считаем то, что в традиционном гимне клуба, который поют перед каждым матчем, отчетливо слышатся теперь наши с Сергеем Пригодой фамилии и слова — «гласность» и «перестройка».Но вернусь непосредственно к футболу. Успешно играет наша команда пока и в розыгрыше кубка Швеции. Очередную игру мы выиграли в Стокгольме у клуба второго дивизиона со счетом 7:2, Я забил два мяча. Вообще же в играх на Кубок, которых было четыре, забил семь мячей. Причем, нам удалось выиграть у нескольких команд сильнейшего дивизиона. Мы выбили из турнира и третью команду страны. Любопытно, что к четвертьфиналу среди претендентов на кубок остались только три клуба высшей лиги. За бортом — знаменитые «Гетеборг», «Мальме» и «Эребро», который мы обыграли на последнем этапе 1:0. А на одном из первых этапов мы вывели из розыгрыша «Норчепинг», клуб, где играет Пономарев. Это очень сильная команда, которая идет в лидирующей группе в лиге сильнейших. Мы выиграли со счетом 3:2, все три гола я записал на свой счет.Неплохо идут мои дела в споре за звание лучшего бомбардира. После стартового матча второго круга по системе «гол плюс пас», именно так определяют здесь лучшего бомбардира, имею шестнадцать очков — десять забитых мячей и шесть голевых передач. Я пока второй. А первым — мой молодой партнер Яни Йонссон. Этому талантливому парню двадцать один год. Он — любимец публики. Играет в средней линии, обладает прекрасным ударом с обеих ног, имеет ярко выраженный вкус к комбинационной игре. Он же пенальтист команды. Четко реализует все одиннадцатиметровые, пять из которых, кстати, «заработал» именно я, но это, увы, в систему зачета определения лучшего бомбардира не идет. Но главное, конечно, в другом — игра у нас получается и я стремлюсь все силы отдавать ей. В тактическом ключе мы играем по системе один-четыре-три-три. Средняя линия мобильна и четко снабжает нас, форвардов, пасом. Мне определили место на острие атаки, если болельщики помнят в последние годы, в «Ростсельмаше» я играл в оттяжке, из глубины поля, больше выполняя диспетчерские функции. Здесь моя главная задача та же, что была многие годы в большом футболе — забивать голы. Стараюсь это делать стабильно. Есть один нюанс, не совсем мне понятный. Все команды в Швеции играют в защите в одну линию, причем не только в нашем дивизионе, но и в сильнейшем. Меня учили, что это грубейшая тактическая ошибка. Я счел нужным обратить на это внимание тренера, на что тот ответил, что раз так у нас принято, значит, так и будем играть. Что ж, так, значит — так... Это тоже черточка, характеризующая подход шведов к жизни. Они не спешат с новациями, с копированием кого-то, они идут своим путем, бережно и предано сохраняя традиции. В чисто техническом и тактическом плане обыгрывать такую защиту можно довольно легко. Надо только, чтобы синхронно действовали открывающиеся форварды и игроки середины поля, или даже защитники, дающие своевременный и точный пас на ход. Мы, кстати, многие свои голы забивали именно так, забрасывая мяч за спины защитникам соперников. И такая игра нравилась зрителям, потому что она зрелищна, результативна.Стадион, на котором мы играем, небольшой, но очень уютный. Он расположен буквально в десяти минутах езды на машине от нашего дома. Вмещает около шести тысяч зрителей. Центральная трибуна полностью под крышей. Места для сидения есть также на трибуне напротив, хотя она и открытая. А на трибунах за воротами места только стоячие. Кстати, здесь такой порядок, каждому игроку положено три билета, которыми он волен распорядиться по собственному усмотрению: один на центральную трибуну и два на противоположную. Когда ко мне приезжали родные или друзья, я с удовольствием приглашал их на трибуны этого уютного спортивного сооружения. С удовольствием, не только потому, что хотелось, чтобы они посмотрели игру моей новой команды. Еще и потому, что атмосфера на трибунах шведских стадионов по-настоящему праздничная. Этому способствует многое. В том числе и высокопрофессиональная, оперативная пресса, освещающая футбол очень ярко и широко. Причем в газетах можно найти оперативную информацию не только о матчах всех трех дивизионов шведского футбола, но и о ходе чемпионатов практически всех ведущих футбольных стран Европы. А какие яркие программки! По нашим меркам — это богато иллюстрированные журналы. Но выпускаются они к каждому матчу! Словом, рекламу футболу, в целом конкретным командам и игрокам делают здесь умело, высокопрофессионально, последовательно. Подчеркивают достоинства определенных мастеров, формируют у зрителя стойкий интерес к ним.Вот только один штрих, который, как мне кажется, говорит о многом. Не мешало бы и нам применять нечто подобное. Каждый матч начинается с того, что обе команды подбегают к трибунам и благодарят зрителей за то, что они пришли поболеть. Не просто ленивым помахиванием благодарят, а бросают на трибуны различные сувениры. У каждой команды они свои, чаще всего — продукция фирм-спонсоров. Это ведь тоже яркая реклама, которая с первых же минут формирует настроение болельщика. Мы, к примеру, каждый раз появляемся на поле с симпатичными пластиковыми мячами, на которых автографы команды, и выбиваем их на трибуны. О том, что зрители, которым повезло, с удовольствием уносят домой такие сувениры — напоминания о прошедших матчах и одновременно приглашения на будущие, и говорить не надо. Это действие и у игрока создает особый настрой, доставляет ему не только большое удовольствие, но и формирует стойкое ощущение контакта со зрителем. Зритель здесь не пропускает ни единой попытки игрока сыграть нестандартно, нанести удар из трудного положения или завязать оригинальную комбинацию, выдать удобный пас или самоотверженно сыграть, спасая свои ворота. Все это щедро поощряется аплодисментами трибун и, естественно, каждый игрок старается порадовать зрителя. И пока в большинстве игр чемпионата нам это удавалось сделать, как и в той, о которой я расскажу подробнее.Мы принимали на своем поле команду «Йонсерет» Это был ответный поединок, которым мы открывали второй круг чемпионата. На поле соперника игра была также содержательной, острой и бескомпромиссной. И нам на старте второго круга хотелось не просто вписать в актив очередные два очка, но и вознаградить свою публику за верность и преданность команде, подарить им на нашем уютном стадионе высококачественный, атакующий футбол. Доказать, что отрыв от преследователей, достигнутый после первого круга, далеко не случаен. Все это нам удалось как нельзя лучше. Создали множество ярких, острейших моментов у ворот гостей и в четырех случаях заставили голкипера и защиту капитулировать. Победили со счетом 4:0. Победную точку в этом матче уда

ось поставить мне. Гол этот был очень красив. Метрах в тридцати от ворот был назначен штрафной. Мне откатили мяч под удар. Бросился в ноги защитник, но я его обыграл на замахе, пробросил мяч чуточку вперед и с левой ноги отправил его прямо в девятку. Вратарь соперников только проводил мяч взглядом, даже не шелохнулся. А зрители устроили овацию.Есть в Швеции и еще одна традиция, которая также серьезно влияет на формирование интереса к футболу. Ежемесячно составляется символическая сборная, в которую могут быть включены игроки не только высшего дивизиона, но и двух следующих. Словом компетентные люди, в основном футбольные обозреватели газет и журналов, определяют одиннадцать сильнейших, в данном месяце, игроков Швеции. Понятно, что пробиться в такой состав легче игроку высшего дивизиона, они все же больше на виду. Но тем приятнее, что мне удалось уже дважды войти в такой состав. А для этого, понятно, надо показывать высокий уровень мастерства не эпизодически, а стабильно. Приятно, что из моих партнеров такой же чести удостаивались Йонссон и Эклунд.Что же касается меня... Здесь, в профессиональном футболе, к ветеранам, которые полезны команде и стремятся поддерживать высокий уровень подготовки, относятся очень доброжелательно, я бы сказал — бережно. И. теперь я лучше понимаю, почему многие мастера, которым за тридцать лет, а то и под сорок, и даже — за сорок, продолжают с успехом играть в национальных сборных. И наше будущее здесь, в шведском футболе, не иллюзорно. Так что еще поиграем...С уважениемСергей Андреев».
<< предыдущая страница