Аннотация - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Аннотация - страница №3/4

ГОЛ НА «МАРАКАНЕ»Этот гол, забитый в ворота бразильской сборной на знаменитом стадионе «Маракана», считаю одним из трех самых памятных моих голов. О третьем, позволившем войти в число ведущих бомбардиров страны — клуб имени Григория Федотова, я уже писал в начале книги.Бразилия... «Ребята прильнули к окнам: какова ты, далекая мечта Остапа Бендера? Потянулись окрестности Рио. Он расположен между горами и океаном и словно бы разделяется на две части. Особенно привлекательно океанское побережье — район Копакабана, где мы остановились в отеле — в одном из многочисленных небоскребов, которые вытянулись по всему многокилометровому побережью. Сразу же возле домов проходит магистраль. По другую сторону — плоская полоска пляжа. Все время слышится гул океанского прибоя. Рио — город резких контрастов роскоши и нищеты...» Это из прочитанной в юности книги, которую написал прославленный форвард СКА и сборной страны Виктор Понедельник. И далее: «Футбол в Бразилии пользуется огромной популярностью и любовью. Об этом мы много слышали и читали. Но действительность просто ошеломила. Футболу здесь все возрасты покорны, начиная от малыша и кончая президентом республики...»Ошеломило все увиденное и нас, хотя восьмидесятые годы, согласитесь, — не шестидесятые. Прочитал как-то, что в венах бразильцев течет не кровь, а сплошной кофе, который они потребляют в неимоверных количествах. Может быть, этим отчасти объясняется горячая, неуемная страсть бразильцев к футболу, который давно уже перестал быть просто видом спорта и превратился в общенациональное хобби, праздник, соперничающий с религиозным культом.Встречал в различных источниках разное число зрителей, которые были на том памятном матче. Не ручаюсь за компьютерную точность моих впечатлений, но личное ощущение участника, думаю, будет любителям спорта интересно. Стадионы Бразилии не имеют конкурентов. «Маракана», на поле которого мы играли, вмещает двести тысяч зрителей. «Мурумби» в Сан-Паулу рассчитан на 150 тысяч. Статистика утверждает, что когда один из ведущих клубов Сан-Паулу «Коринтианс» побеждает, то производительность труда на предприятиях города возрастает на 14-18 процентов. В случае поражения — все наоборот, плюс число несчастных случаев. Оно превышает на производстве при поражений обычный уровень на 17 процентов.Когда я увидел трибуны «Мараканы», то на них было всего три-четыре небольших прогалинки, значит от двухсот тысяч надо отнять тысяч двадцать пять. Но ведь это было часа за два до начала матча. На стадионе в это время шел своеобразный пролог футбольного действия. Играли сборные команды ветеранов. В воротах Жильмар. По краю рвется Гарринча...«Маракана» потрясает. Но еще больше потрясает бразильская торсида. Болельщики в этой стране снискали, по-моему, не меньшую славу, нежели футболисты. Шум океанского прибоя во время шторма всего лишь колыбельная песенка в сравнении с грохотом трибун. Так получилось, что из тоннеля мы показались вместе с бразильской сборной. И, кажется, небо разверзлось: барабаны, петарды, музыка. Все взревело. Подобного я ничего не видел. И, наверное, больше не увижу. Может быть, что-то похожее было, когда мы играли в Мардель-Плато с аргентинцами. Не трибуны, а сплошной фейерверк. Взглянул на поле — здесь свое зрелище. Бежит по газону мужчина, а за ним с десяток полицейских. Вот-вот его, кажется, схватят. А он, поистине с цирковой легкостью и ловкостью, все увертывается. Полицейских все больше и больше. Тут и мы поняли, что все это ни много ни мало, а цирковой трюк. Публика и без того экспансивная, болея за «своего», доходит до сверхнакала. Наконец, вся эта полицейская рать загоняет парня в угол. Но он делает коронный свой финт корпусом и вновь уходит. Все очень динамично, быстро, захватывающе.Начинаешь болеть за него — убежит или нет? Наконец его окружают в центре поля. Начинается свалка. Вы бы видели, что творится в это время на трибунах. Беглец схвачен. Его поднимают на руки и театрально несут к выходу.А затем на поле высыпают корреспонденты. Никак не менее, трехсот. Короткие интервью на поле, оценки, прогнозы. Наконец первый удар по мячу. Его делает легендарный Диди. Мяч разыгрывать досталось мне. Он пожал мне руку и ушел. И началось.Трибуны грохочут. Знаешь, что все это против тебя. Все это стремится тебя подавить. И действительно — давит. Но при всем этом тебе приятно. И ты счастлив. Оттого, что так могут любить люди футбол, переживать футбольные страсти. Так любить тобою любимую игру. И рождается чувство совсем иное, чем апатия и обреченность: ну уж, дудки, я докажу! Мы еще поборемся!Ну и игра же была! Честно скажу, забей бразильцы нам второй гол, вряд ли мы бы отыгрались. Работа с мячом у них, хоть любуйся, стой и восхищайся, а не играй против. Мы тоже не сонные были, на какое-то время они подавили нас. Что и говорить — кудесники мяча. Написал, и строки книги Виктора Понедельника, посвященные Бразилии, вновь зазвучали во мне. Наш отель находился в считанных метрах от Копакабаны. Пляж прямо за дорогой. Он около десятка километров в длину и шириной метров шестьдесят. На всем этом огромном пространстве нет ни одного свободного места — везде футбольные поля. Без травы, прямо на песке. Везде ворота, маленькие и большие. Играют и стар и млад. И как играют! Что творят? Смотришь и диву даешься. Техника у мальчишек такая, что мячик скачет как привязанный. Причем не у одного-двух, у любого — в массе. Вышли бы они против нас, не знаю чем бы закончился матч.Но вернемся на поле стадиона «Маракана». Если бы хозяева реализовали пенальти, уверен, нам бы не отыграться. Счет, несмотря на то, что наша защита и Дасаев творили чудеса, мог быть внушительным. Часто спрашивают, как в такой обстановке удалось выстоять? Может, было все же время парой реплик переброситься, дух перевести? Какие там реплики, когда сто семьдесят тысяч беспрерывно ревут, бьют в барабаны? Свистка судейского не слышали. А потом был мой пас, получив который Федор Черенков забил гол. Честно говоря, это был не пас. Когда Юрий Гаврилов выдал мне мяч пяткой под удар, я бил по воротам. Но мяч попал в ногу защитника и отскочил к Черенкову, оставшемуся перед пустыми воротами. Он-то своего шанса не упустил.Затем была та самая тридцать восьмая минута. Шавло шел подавать угловой. Есть небольшой нюанс, сыгравший немалую роль в том, что случилось секундами позже. Дело в том, что освещение на стадионе «Маракана» расположено не так, как у нас, — на матчах, а по кромке трибун. Когда Сергей Шавло подал мяч, я устремился на переднюю штангу и вдруг вижу, что защитник Амарал прыгает передо мной. Интуитивно чувствую, что он мяч не достанет, и решил, что прыгать нет смысла. Остался на месте, но тут мяч попал в полосу света от прожекторов, и я его потерял из виду. Так просто, на всякий случай, сделал кивок для удара головой. Вот как выручила все же реакция. Ударил плечом. Нечетко сыграл вратарь, и мяч оказался в сетке ворот. Пусть чуточку курьезный гол, главное — гол! А с ним и победа. Кстати, единственная пока победа нашей сборной за всю историю над сборной Бразилии. Кстати, это единственный курьезный гол, который я забил. Ни до, ни после плечом мне забивать не приходилось.В этот г

д мысли всего футбольного мира были устремлены к Испании, к чемпионату мира. Естественно, мечтали стать его участниками и мы, но для этого необходимо было победить соперников по отборочной группе. Первым экзаменом явился матч со сборной командой Исландии на ее поле. Страна очень своеобразная. Скалы и мох. Мох и гейзеры... Шел сентябрь, у нас в России золотая пора, а здесь — морозец. В качестве психологической разгрузки нам организовали экскурсию на гейзеры. Среди них есть и такие, которые служат людям. К ним подведены трубы, и они работают на полную нагрузку, отапливая дома. Видели мы и гейзеры, так сказать, на свободе. Леонид Буряк рассказывал, что когда в семьдесят шестом году он был в Испании с олимпийской командой, то шофер автобуса продемонстрировал, что это такое — гейзер. Что-то плеснул в него, и струя ударила вверх метров на тридцать. Нам в таком великолепии увидеть гейзер не довелось. То ли гид недоплеснул в него жидкости, похожей на шампунь, то ли гейзер демонстрировать свою мощь отказался. Попыхтел маленько и успокоился.Когда мы прилетели в Рейкьявик, то нас встретил Юрий Седов, помогавший развитию футбола в этой стране. Видя наши сияющие лица и слыша смешки и шуточки, он предостерег:— Учтите, легкой прогулки на поле не будет. Так что беззаботность свою поберегите для другого случая.Что же представляют из себя исландцы как футболисты? Особой техникой они не владеют, но зато бойцы — до мозга костей. И они в первые же минуты матча наглядно показали нам это. Вот игровые эпизоды. Гаврилов точным пасом выводит меня на удар, я его уже наношу, как в тот же момент защитник «достает» меня. Пенальти. К мячу подходит Леонид Буряк. Бьет. Вратарь в невероятном броске парирует мяч. Вскоре с моей подачи Гаврилову все же удается открыть счет. Но дальше дело не идет. Как ни бьемся, забить больше не можем. Хозяева же поля наибольшую опасность представляли в момент вбрасывания мяча — из аута, вблизи штрафной площадки. Они бросали его прямо во вратарскую площадку. Боролись за верховой мяч яростно и смело. В один из таких моментов Дасаев вышел к одиннадцатиметровой отметке и сильно отбил, мяч кулаками почти в центральный круг. Там его принял защитник и не мудрствуя лукаво сразу же нанес удар по мячу. Мяч по немыслимой дуге летел к нашим воротам. И прямо в «девятку». Гол! Мы опешили.А хозяева, воодушевленные успехом, еще больше увеличили натиск. Было от чего дрогнуть. Уж если сборная Исландии играет с нами вничью, то что же дальше? А дальше мы начали искать удачу в воротах противника. И нашли ее. На восьмидесятой минуте Блохин проскочил по флангу и сделал прострельную передачу, а я пошел на опережение защитника. Сделал рывок, подхватил мяч и направил его в сетку ворот. Прав был Седов перед игрой — не до благодушия. В ответном матче в Москве мы, зная соперников, обыграли их в хорошем стиле. Мне удалось записать на свой счет два гола.Сезон выдался долгим и трудным. Для сборников он не завершился с окончанием чемпионата страны. Нас пригласил к себе мадридский клуб «Атлетико», где мы обыграли его со счетом 3:0. Затем вылетели снова в Бразилию и Аргентину. В Бразилии сыграли со сборной штата Сан-Паулу, в составе которой играл Сократес. Мы проиграли 0:1. Второй матч в Бразилии завершили вничью — 1:1. Встреча со сборной Аргентины проходила в Мар-дель-Платто. Здесь я впервые встретился лицом к лицу с Марадоной. Стадион постоянно скандировал имя своего любимца, да и других ведущих игроков тоже, таких как Пассарелла. И вот что интересно, в ответ на эти крики игрок обязательно делал трибунам какие-то жесты. Тот же Пассарелла, если позволяла игровая ситуация, ничуть не смущаясь, оборачивался к трибунам и приветствовал их, подняв руку. Все это создает какую-то особую атмосферу волнующего действа. Игра же Марадоны произвела впечатление фантастическое. Он и гол забил, и терзал нещадно нашу оборону. Роль у него была необычная. Начал играть с места левого полузащитника. Впереди три нападающих. Глядим, а Марадона уже «под ними». По сути четвертый форвард. Что он творил в той игре! Не раз великолепно играл Дасаев. За игру один Марадона нанес двенадцать ударов по воротам, он — один. Можете себе представить, с какой пользой для команды он играл и играет.Тот матч мы все же не проиграли — на двадцать второй минуте гол в ворота аргентинцев провел Хорен Оганесян. И могли даже выиграть. На 80-й минуте я выскочил один на один с вратарем. Убежал почти с центра поля, рывок был метров около сорока. Все это время, пока я бежал, судейский свисток молчал, но когда я замахнулся для удара, почти вплотную сблизившись с вратарем Филолом, судья все же свистнул. Думаю, что будь действительно положение вне игры, арбитр бы раньше остановил атаку, а здесь, похоже, он спасал реноме хозяев поля. Так или иначе, матч закончился вничью — 1:1.ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕПришла пора рассказать о последнем из трех самых памятных моих голов. О том, который я забил в ворота своего друга Рината Дасаева в финале розыгрыша Кубка СССР. У кубкового турнира своя тактика и стратегия. В нем каждый матч единственный, так же, как и шанс. Только на первом этапе можно, оступившись, все же поправить положение.В предварительном турнире, который прошел в Душанбе, наши результаты были такие, что серьезно высказывать свои претензии на Кубок вряд ли стоило. Обыграв павлодарский «Трактор» со счетом 2:1 (оба гола забил Александр Воробьев), мы затем уступили «Памиру» — 0:1. Гол, забитый Баркетовым, принес победу над «Бустоном» (Джизак), но в матче с самаркандским «Динамо» последовало обидное поражение от клуба рангом куда ниже нашего — 0:2. И лишь гол, забитый Дектеревым в ворота ташкентского «Пахтакора», принес СКА победу не только в этом матче, но и право продолжать кубковый путь.Матч одной восьмой финала был очень трудным. Нашим соперником была смоленская «Искра». Поле было тяжелым, играть мешал мокрый снег. А тут еще гости уже на седьмой минуте открыли счет. До перерыва нам так и не удалось наладить комбинационную, атакующую игру. Но во втором тайме нам улыбнулась фортуна. Через восемь минут после его начала Воробьев сравнял счет. Затем Заваров забивает второй гол. А через пять минут Кузнецов устанавливает окончательный счет этого нелегкого матча — 3:1. Мы выходим в четвертьфинал.Жребий избрал следующим нашим соперником ереванский «Арарат» — команду техничную, имеющую на своем счету немало ярких побед. Поединок на стадионе СКА получился по-настоящему кубковым, драматичным, яростным и бескомпромиссным. И хотя погода вновь не побаловала нас, он был красив, той красотой, которая бывает даже в неточностях и ошибках, но в том случае, когда в действиях игроков истинная страсть и борьба — до самозабвения.«Арарат» вел игру в основном с помощью мелких и средних передач. Мы же стремились сочетать игру в стенку с подключением игроков середины поля и даже защитников к атаке длинными передачами — на ход. Наша тройка нападения вполне была способна, приняв передачу, в любой ситуации обострить игру. На восьмидесятой минуте настойчивость СКА была, наконец, вознаграждена. Многоходовая комбинация с подключением к атаке защитника Яшина увенчалась успехом. Выйдя на ударную позицию, Кузнецов отлично пробил под острым углом. Но вскоре «Арарату» удалось отыграться. Наши защитники «забыли» про Касабогляна. Он-то с линии вратарской площадки и забил гол.В дополнительное время стало ясно, что мы сохранили больше сил, чем ереванцы. Мы пошли вперед с еще большим упорством. И вот подключившийся в атаку Зуев выигрывает воздушную дуэль. Мяч мечется в скоплении игроков, и его подхватывает вышедший на замену Игорь Гамула. На линии ворот вратарь, два защитника, но Игорь находит все же брешь и проталкивает мяч в ворота.Это была нелегкая, но важная победа. Ее добыли: Радаев, Гончаров (Гамула), Андрющенко, Зуев, Яшин, Дектерев, Гусев, Кузнецов, Андреев, Воробьев (Шумлин), Заваров (Курятников). Таким образом, благосклонность жребия, предоставившего нам играть два ответственейших кубковых матча на своем поле, была нами подкреплена самоотверженной, целеустремленной игрой. Дела у команды в чемпионате страны не очень-то ладились, но в Кубке мы теперь не без оснований надеялись предпринять третью в истории клуба попытку завладеть почетным трофеем. Для этого, как оказалось, нам надо было обыграть в Москве две московские команды. Сначала жребий свел нас со столичными динамовцами.Перед матчем специалисты предпочтение отдавали хозяевам поля, показывавшим в чемпионате волевую и достаточно результативную игру. У нас же ко всем трудностям игры, на чужом поле, в столь ответственном матче прибавились еще трудности с составом. Из-за травм не смогли выйти на поле ведущие защитники Гончаров и Дектерев. Но... игра есть игра, а тем более — кубковая. И на этот раз она показала, что любые прогнозы могут быть опровергнуты, если в дело включается воля и целеустремленность всего коллектива. Нам удавались одна за другой стремительные контратаки. Чуть ли не первая из них принесла победный гол. Мяч забил Гамула на восьмой минуте.СКА — в финале. Десять лет назад в драматическом поединке со «Спартаком» потребовалось два матча, чтобы выявить обладателя Кубка. Столичные футболисты ушли тогда от поражения в первой игре лишь на последних секундах, благодаря защитнику Геннадию Логофету, который сравнял счет — 2:2. На этот раз нашим соперником в финале вновь будет «Спартак». У меня уже был опыт участия в финале, в составе «Зари». Так вот, прошло уже месяца два-три тогда после кубкового матча, страсти поулеглись, и опытные игроки спрашивают меня:— Серега, все же что бы ты сделал, если бы забил в том финале решающий гол?— Ох, ребята, — говорю им, — поймали бы вы меня только на трибунах.Так что о решающем голе в Кубке СССР я мечтаю давно. И такая возможность представилась мне в этом матче со «Спартаком». Конечно, на трибуну от радости я не устремился, но к тому месту, где сидели верные болельщики СКА, несся так, что ребята меня еле-еле поймали. Мне кажется, с болельщиками мы в то мгновение были счастливы одинаково. И было бы нечестно огромную радость не выражать естественно. Кстати, я против безудержных объятий по поводу гола на поле, но против и другой крайности, против искусственного сдерживания эмоций. Спорт жив эмоциями, к чему скрывать, если ты действительно рад, счастлив? Но этой счастливой минуте предшествовали восемьдесят четыре других, когда мы сражались что было сил. Причем с очень сильным соперником. Да, у кубковых матчей свои законы. Самоотверженность, в них ценится порой выше класса. Не хочу, чтобы меня поняли так, что СКА в том матче, кроме самоотверженности, не показал ничего иного. Были и умелые действия в защите, чтобы обезопасить ворота от комбинационных атак «Спартака». Было и мастерство голкипера, не дрогнувшего даже в момент, когда нам били пенальти. Были и стремительные контратаки армейцев, которые умело готовились и четко исполнялись. И все же фундаментом победы считаю тот высочайший волевой настрой, с которым вышли мы на финальный матч. После игры нас спрашивают:— Когда вы поверили в победу?А мы вспоминали рассказы ветеранов СКА о финальном матче десятилетней давности, когда на последних секундах «Спартак» сумел уйти от поражения. И отвечали, что поверили тогда, когда услышали финальный свисток. А потом еще чуток размышляли и, положа руку на сердце, признавались, что до сих пор в это не верится. Каждый момент того матча, убежден, в памяти верных болельщиков СКА, поэтому подробно описывать матч не буду. Разве что тот момент, когда в наши ворота был назначен пенальти, и к мячу пошел Мирзоян.— О чем вы подумали, и когда в ваши ворота был назначен пенальти? — спросил после матча Виктора Радаева корреспондент «Советского спорта».— Если пропущу мяч, то вряд ли выиграем, — был ответ, — но, признаюсь, была уверенность, что гола не будет. Я знал, в какой угол бьет Мирзоян обычно, поэтому не раздумывая, бросился влево. Правда, мяч не достал, лишь коснулся его кончиками пальцев, но ведь и в ворота он не влетел...Да, это был один из кульминационных моментов матча. Преимущество в нем «Спартак» имел достаточное, чтобы победить. Но преимущество в футболе еще само по себе, не гарантирует победы. Четко помню ощущение, что один гол в ворота хозяев поля мы обязательно забьем. Сумеем, при любом варианте. Не знал, конечно, чем ответит «Спартак». Но чувство, что мы забьем, не покидало меня ни на минуту. Может, это и есть выражение той самой отмобилизованности, полной отдачи в игре.Итак, что один забьем, я твердо верил. Но сколько пропустим? «Спартаку» ведь вполне по силам забить и два, и три...Сложилось для СКА все очень удачно. Гол мы забили в тот самый момент, когда он нам очень был нужен. Шесть минут, которые оставались до конца матча, сопернику хладнокровно в напряженной обстановке финала трудно было использовать. А что касается «хрустального гола», то в нем большую роль сыграли мои партнеры. Вначале Александр Андрющенко сделал точную длинную передачу. Потом Александр Воробьев так же точно перевел мяч с правого фланга в штрафную площадку. И тут свое слово сказал третий армеец — Александр Заваров. Он отдал пас мне и тут же стремительно начал открываться у меня за спиной. Заваров, набирая ход, все стремительнее шел вперед. Не помню, сделал ли я какое-то ложное движение или нет, но увидел, что защитники вдвоем «отваливают» за Александром, видимо, полагая, что я буду с Заваровым в пас играть. Слишком уж хорошо он открывался. Подработал я мяч, вижу, а защитников рядом нет. Мяч, правда, немножечко от ноги «оторвался». Бью по воротам. В подкате под удар ложится Самохин, и мяч попадает ему в голень, меняет направление, закручивается мимо Дасаева и вкатывается в угол ворот.Потом, после игры, Ринат скажет мне: — Ложился под удар и мяч будто уже в руках чувствовал...Случайность? Да. Но элементы везения можно найти в любом из забитых голов. Тем и прекрасен футбол. Потому он и любим, что почти непредсказуем. Что порой опровергает, казалось бы, очевидное, выверенное до сверхлогичности. И мяч, забитый мною в финале розыгрыша Кубка СССР, при всех описанных выше деталях вполне закономерен.Дасаев и весь «Спартак», понятно, были страшно огорчены поражением. Но как и следует настоящим мужчинам, истинным спортсменам, москвичи первыми поздравили нас с успехом.Футбол открыл мне много людей увлеченных. Он подарил мне добрых и верных друзей. Володя Бессонов, Андрей Баль, Толя Демьяненко, Олег Блохин...О многих хотелось бы написать подробнее. Но о двух футболистах просто не написать не могу. Вначале об Олеге Блохине. Одно время даже слухи ходили, дескать, Андреев с Блохиным чуть ли не до драки рассорились. Слишком уж уважаю Олега за его талант, чтобы рассориться. За его преданность футболу. За то, что упорно продолжает играть. И как играть! Доказывая, что с возрастом не только не потерял он свои качества, но и приобрел многие другие, что украшают форварда. Блохин — это явление не только в советском, но и в европейском футболе. С годами игра Олега изменилась, теперь он больше отходит назад, играет как мы говорим, «под нападающим». И его опыт очень помогает в организации комбинационных атакующих действий. А уж примера многолетнего, честнейшего служения футболу — лучше и желать не надо, нежели Олег Блохин.В наше время диалектика спорта стремительно требует обновления. И это естественно. Однако, когда идет процесс обновления во имя обновления, — бессмыслица. К сожалению, нередко еще находятся тренеры и спортивные руководители, которые склонны больше смотреть в паспорт игрока, чем на то, что он делает на стадионе. Стукнуло игроку тридцать, и начинается — пора, мол, свое ты уже отыграл. Можно еще понять, если на место ветерана подготовлен хороший молодой игрок, хотя и в этом случае торопить опытного игрока с уходом я бы не стал. Кому, как ни ему, передавать молодым опыт. Рядом с опытными мастерами молодежь растет куда быстрее. И потому в хорошей команде три-четыре опытных игрока должны быть всегда. Такие игроки порой одним взглядом могут помочь молодому футболисту принять правильное решение, избрать наиболее действенный путь к победе. Обо всем этом задумываешься, когда смотришь на неувядаемую игру Олега Блохина. И пусть он подольше радует нас своим мастерством.Теперь о Ринате Дасаеве. Познакомились мы с ним в семьдесят восьмом году, когда нас вызвали во вторую сборную команду страны. Сошлись как-то незаметно прочно. Ринат — друг очень надежный. Он чужд зазнайства, а уж трудолюбив, если у кого этому бесценному качеству поучиться, так это у Дасаева. Лично я не знаю вратарей, которые бы работали так самоотверженно и целеустремленно. В идеально сухую погоду с тренировки он уходит весь мокрый, на теле живого места нет. Понимаю, что штрихи эти к портрету не очень эстетичны, но именно они рождают ту красоту футбола, которую мы видим с трибун. И сверхэлегантные броски Рината, и его четкие выходы наперехват мяча, надежность и еще многое другое, чем заслужил он великую честь быть первым вратарем страны и мира — все выковано в соленом поту тренировок, в подвижнической преданности футболу. Можно даже ввести в оборот среди футболистов такое понятие, как дасаевский футбол. Свое дело Ринат привык выполнять от души, себя при этом не жалея. В том и «секрет», почему Дасаев действительно лучший. Есть вратари, «подзавести» которых ничего не стоит: Нужно всего лишь пробить в них посильнее на тренировке, метров с пяти-шести. Видел, как из таких позиций не просто били по Ринату, а попадали в него. Что и говорить, приятного мало, но никогда не видел, чтобы Дасаев озлобился на обидчиков.— Знаешь, таких ситуаций в игре пруд пруди, — пояснил он мне как-то. — Там, в игре, обижаться не будешь ведь, что в упор бьют и сильно. Если к этому не готовиться на тренировках, то как отобьешь мячи?Счет у нас с Ринатом по-дружески особый. В семьдесят девятом я ему травму нанес. Играли в чемпионате страны, я вышел один на один, он бросился в ноги. Неудачно столкнулись. Чистая случайность, я-то грубо не играю, Ринат понимал это и не обиделся. В восьмидесятом в Ростове я забил ему гол. В восемьдесят первом — тоже. В следующем сезоне играли в разных лигах, а в восемьдесят четвертом опять забил — в Москве.Бывало и такое, что вспоминаем сейчас оба с улыбкой. Как-то на сборе перед чемпионатом мира проводили двусторонние игры. Я был во втором составе, и выиграли мы у первого, шутка сказать, 8:2 — это за две недели до чемпионата. Забил я тогда Ринату два гола. Через несколько дней новая такая встреча. Основной состав берет реванш — 2:1, но я без гола вновь не ухожу. Уходим в раздевалку, а Ринат, шутя, бросает:— И сегодня ты не мог «воздержаться», не забивать в мои ворота?— Так ты же «мой» вратарь, — отвечаю, — не могу я без гола в твои ворота с поля уйти.За неделю до чемпионата мира сыграли еще один матч с основным составом сборной и закончили его вничью — 3:3. И опять я без гола не ушел. Тут уж ребята в шутку за Рината взялись: «А что, правда, Ринат, что Андреев тебе когда захочет, тогда и забьет?»И вот, наконец, игра двух составов сборной, уже не тренировочная, а на стадионе, при зрителях. Первый состав ведет — 2:0. Но лучше предоставим слово самому Дасаеву:— Смотрю на табло, — вспоминал он после игры, восемьдесят пятая минута. Ну, думаю, все. Слово, данное, ребятам перед матчем, сдержал. Не забил мне Андреев в этом матче.И кричит мне:— Ну что, Андрик, все?! Кончилось твое везение?!А на восемьдесят шестой я ему свой гол забиваю. От злости Ринат, похоже, чуть перчатки не съел. На следующий день начали тренировку, разделились на группы и бьем по воротам. Слышу от других ворот зовет меня Виталий Дараселия:— Сережа, беги сюда, дорогой, без тебя ничего с Дасаевым сделать не можем, никак гол не забьем.— Минуточку, — отвечаю. Беру мяч и бегу через все поле, а ребята все с интересом наблюдают. Ставлю мяч в метрах двадцати. Смотрю на Рината, глаз не видно, лев! Все отдать готов, только бы не пропустить. Разбегаюсь и... как часто бывает, когда очень хочешь забить, удар не получается. Носком бутсы полгектара земли вывернул, а мяч покатился так нехотя, лениво и... в ворота. Вся сборная СССР катается по полу от хохота. Думал я, что Ринат сейчас подбежит и разорвет меня от досады. Потом отошел он. Вспоминаем этот случай, бывает, с улыбкой.Но самым памятным голом в ворота Дасаева, понятно, остается именно тот, который решил судьбу финального матча и принес СКА Кубок СССР.А вот в чемпионате страны дела нашей команды шли все хуже и хуже. Чем ближе финиш, тем тревожнее становилось на душе и у нас, и у болельщиков. Такого еще не случалось, чтобы обладатель Кубка страны стал претендентом в низшую лигу. Причиной тому стало отсутствие порядка в команде, которую возглавлял В. Федотов. Его не было ни в тренировочном процессе, ни в быте игроков. Потому и не проявила команда ни воли, ни желания хоть как-то изменить свою судьбу. Даже в тех играх чемпионата, которые еще могли спасти положение. Хотя бы в той, решающей игре, с «Зенитом», на своем поле. При счете 1:2 в ворота ленинградцев назначают пенальти. Он как улыбка судьбы. Но... Гусев не реализует одиннадцатиметровый. На этом все и кончилось. Ни характера, ни сил, чтобы сражаться дальше, команда не нашла. Как ни горько об этом писать, но ничего не поделаешь.Могли ли мы в том сезоне удержаться в высшей лиге? Безусловно, могли. Сколько мы «раздарили очков, пока шли раздоры да пересуды, пока решали, какие меры принимать к нарушителям режима. Не было у нас в команде тогда коллектива. Обладая таким составом, какой был в СКА в то время, можно было вполне надеяться на возвращение в высшую лигу уже в следующем сезоне.Увы, ничем приятным новый сезон не запомнился. Разве что тем, что после проигрыша «Даугаве» В. Федотова от руководства командой освободили. А в остальном — все тот же уровень работы, все тот же разрозненный коллектив. Так до конца я и не понял, чего было больше в нашем новом старшем тренере — позиции или позы? И для чего его пригласили. Со мной он, к примеру, полсезона даже ни разу не заговорил. А зря. Разобраться бы, объясниться...Поделюсь своим личным мнением. Понимаю, что оно далеко не бесспорно, но оно — мое мнение. Тренер, на мой взгляд, должен видеть перспективу — и команды, и игроков, должен уметь создать в коллективе нормальные отношения. А для этого он обязательно должен быть, во-первых, личностью, а во-вторых, обладать твердым характером, порой даже — жестким. Что касается меня, то я обеими руками проголосую за работу с тренером жестким, требовательным, умеющим и убедить, и, если надо, заставить. Вот почему, когда тренерами становятся недавние игроки команды, я понимаю, как им трудно, просто архисложно. Только что играл рядом, а теперь держи дисциплину, воспитывай. И не каждому это по плечу.До конца сезона обязанности старшего тренера исполнял Петр Евгеньевич Шубин. В следующем — он был утвержден в этой должности. Сразу наметились сдвиги к лучшему. Если и есть что вспомнить из сезона нашего бесславного пребывания в первой лиге, так это поединки на Кубок кубков европейских стран. В них команда показала, что ее потенциальные возможности высоки, что при настоящем подходе к делу можно добиться немалого.Дебютировали мы в розыгрыше Кубка кубков, можно сказать, вслепую. О клубе «Анкарагюджу» — первом нашем сопернике мы знали из «Советского спорта» только то, что эта команда находится в нижней части турнирной таблицы чемпионата Турции. Но мы-то вообще представляли второй эшелон нашего футбола. Первый матч проходил в Ростове. И нам, естественно, хотелось выступить как можно лучше. Мы вышли на поле в таком составе: Радаев, Гончаров, Андрющенко, Яшин, Баркетов, Гусев, Пападопуло, Андреев, Заваров, Гамула, Воробьев. Вышли с настроем атаковать. Но матч поначалу складывался не так, как мы думали. Гости сразу же устремились в атаку, один из их ударов отразила штанга. Проходит несколько минут — мяч после удара наших гостей попадает в перекладину ворот, затем несколько раз команду выручает Радаев. Ну и ну! Вот тут-то и хлынул ливень, да такой, что в Ростове редкость. Быть может, он несколько охладил пыл гостей, нам же дал возможность осмотреться и наладить свою игру. До той минуты, когда Александр Заваров со штрафного послал мяч в «девятку», все было зыбко и неясно. Но после того, как мы открыли счет, игра у нас пошла уверенно. Во втором тайме мы уже прочно владели инициативой. На 62-й минуте, завладев мячом, я увидел, как все тот же Заваров стремительно и остро открывается в сторону ворот противника. Пас, и Александр четко завершает комбинацию — 2:0. А за восемь минут до конца игры после рывка Игоря Гамулы и его прострельной передачи мяч удается забить и мне.Разрыв в два мяча в счете мы считали вполне достаточным для победы по итогам двух встреч и выхода в следующий круг, так что план даже перевыполнили.В Турции я был впервые. Гостиница находилась рядом со стадионом. Обычно я люблю перед игрой поспать, но тут что-то мне назойливо мешало. Когда же выглянул в окно, то все понял. Стадион уже был наполовину заполнен. Он гудел, а внизу, у отеля, колыхалось море болельщиков. Оказывается, они поджидали нас. Угораздило же меня первым выглянуть в окно. Мгновенно последовали взрыв, буря. Кричат, показывают, как будут болеть за своих. Стадион под боком, но на игру мы ехали на автобусе. Выйти просто так нам не дали бы.На поле мы вышли первыми, играем в большом квадрате, чтобы мяч почувствовать, к полю привыкнуть. Поскольку форму мы имеем приличную, готовимся к игре спокойно. Но вот на поле появляется турецкая команда. И вновь взрыв эмоций, как тогда, перед гостиницей. Причем каждый болельщик считает своим долгом в этот момент что-то на поле бросить. Угораздило меня в этот момент у кромки поля оказаться. Естественно, досталось. Гляжу — яблоко, думаю, хорошо, что не камень. Обстановка была такая, что мы заметно нервничали. Турки, как и в Ростове, сразу пошли вперед. Напор нарастает. Несколько остудил их мой удар в перекладину. Затем мы начали понемногу, но неуклонно овладевать инициативой, хотя часто оказывались в положении вне игры. Но вот в очередной раз я оказался один на один с вратарем, жду свистка, даже приостановился на мгновение, а свисток молчит. Турецкий вратарь уже набегает на меня у одиннадцатиметровой отметки. И когда я вновь двинулся вперед, он повернулся спиной ко мне и побежал назад в ворота. До сих пор вспоминаю этот эпизод. Веди мы в счете, я бы обязательно небольшой эксперимент провел — ударил бы в ворота тогда, когда он повернулся ко мне спиной, мяча-то он не видел. Но в той ситуации не рискнул бить, спокойно вышел один на один и, когда вратарь бросился на меня, катнул мяч в угол ворот. Мы повели 1:0. Потом мяч забил Александр Воробьев. В общем, мы спокойно довели эту встречу до победного конца.В очередном туре жребий свел нас с одним из самых именитых и популярных клубов Европы. Объективно оценивая шансы нашей команды и «Айнтрахта» из Франкфурта-на-Майне, надо было признать, что спортсмены ФРГ имели предпочтительные шансы на выход в следующий круг. Но, как известно, кубок есть кубок. Тем более, что мы без боя сдаваться не собирались. Первая игра состоялась в Ростове. И нужно сказать, что она порадовала зрителей. Единственное, о чем сожалею, что не удалось победить с более внушительным счетом, создав тем самым запас прочности перед встречей на чужом поле. Такая возможность у нас была. Как, впрочем, и у соперников, которые не использовали ряд хороших моментов. Словом, игра отвечала самым взыскательным вкусам. Была она боевой и острой. Мы победили — 1:0. Второй гол упустил я лично. Этот момент проанализировали потом тщательнейшим образом. Бил я по пустым воротам. Хоть и под острым углом, но в пустые же. И не попал.А случилось так, что я выскочил один на один с вратарем. Трое защитников буквально настигали меня» вратарь бросился навстречу. Я направил мяч в сторону, и тогда голкипер решил остановить меня руками. Такой вариант я предвидел. Обычно в таких ситуациях в чемпионате страны я не стремлюсь перепрыгнуть через руки вратаря, уже лежащего в ногах. Но тут почему-то изменил этому правилу. Стал обводить вратаря и сместился в сторону от ворот. Для удара угол был очень острый. Если бы я перебрасывал мяч в дальний угол левой ногой, гола точно бы не было. Потому и ударил сильно и промахнулся. Потом на видеомагнитофоне я досконально рассмотрел весь этот игровой эпизод. В ворота уже становились все четверо защитников. Так что правильно поступил я, нанося сильный удар, жаль вот что не попал. Хотя до сих пор себя ругаю за то, что этот момент не реализовал. Ведь мяч этот мог все решить. Был, впрочем, и еще один выигрышный момент, когда мы увели всех защитников на ближнюю штангу и дали возможность Баркетову свободно принять мяч в непосредственной близости от ворот. У него была прекрасная позиция, было время, чтобы подработать мяч, и спокойно и точно пробить. Но, увы, мяч после удара Баркетова пролетел мимо ворот.В ответном матче «Айнтрахт» отыгрался мгновенно. На третьей минуте Бруно Пеццай оригинальным ударом пяткой открывает счет. Преимущество хозяев поля было подавляющим, но наш голкипер Виктор Радаев играл великолепно. Нам же удалось несколько раз приблизиться к воротам хозяев поля. А потом был вполне обоснованный пенальти в наши ворота, и счет стал 2:0. Но вот парадокс, этот гол нас успокоил. Мы стали атаковать все опаснее и опаснее. Один раз мяч угодил в штангу. А потом забил мяч я. Случилось это на восемьдесят шестой минуте. Воробьев отдал мяч Яшину и стремительно пошел вперед. От Яшина последовал пас мне. С разворота бью по воротам и вижу, как мяч влетает в сетку. Но арбитр решительно гол не засчитал, показав, что у Воробьева было положение вне игры. Потом нам объяснили, что в тот момент Воробьев находился в позиции, которая существенно влияла на ход события. Он отвлекал голкипера от мяча. Если бы я пробил в другой угол, то тогда, может быть, гол и засчитали. А так, при просмотре на мониторе, явно было видно, как бежит Воробьев, как смещается вратарь, и мяч летит в ворота буквально в метре от нашего нападающего. Так что бить бей, но смотри в какой угол. Ну, а если серьезно, то выступления в розыгрыше Кубка кубков нас очень многому научили.ИСПАНСКИЕ ПАРАДОКСЫО Константине Ивановиче Бескове написано очень много, и все же поделюсь своими личными впечатлениями об этом выдающемся игроке — в прошлом, и не менее выдающемся тренере — в настоящем, что само по себе крайняя редкость. Тренерская судьба преподнесла Константину Ивановичу немало испытаний. Она драматична и ярка. Это именно он стоял у руля той сборной, которая, проиграв один-единственный финальный матч Кубка Европы испанцам на их поле, подверглась затем суровой критике и не менее суровым оргвыводам, которые коснулись и его, как тренера. Когда же его вновь пригласили возглавить сборную, он не ворошил прошлого, поскольку для него главным были не околофутбольные страсти, а сам футбол, взялся за дело так, как будто ничего не случилось.В сборной, которую он создал и возглавлял, было легко и приятно играть. Стиль команды определялся именно той атмосферой, творческой, по-настоящему дружеской, которую создал в коллективе этот наставник. Были, конечно, и неудачи. Самая большая — в полуфинале Олимпийских игр, о чем я уже писал. Но кто в футболе от них застрахован? У той сборной — это мое глубочайшее убеждение, плюсов было неизмеримо больше, нежели минусов. Игра по Бескову — это Игра. Не нудная беготня, не работа на поле, а игра во всем ее великолепии. Его футбол — умный и потому доступен только мыслящему игроку. Да и он сам, этот его футбол, заставляет мыслить. А уж в зрелищном отношении он очень ярок.Вот, скажем, играем мы с командой пониже себя по классу. Можно, конечно, ее «задавить». А мы устраиваем карусель комбинаций — маленькое шоу, чтобы выиграть поинтереснее, чтобы зритель удовольствие получил не только от того, что гол забит, а прежде всего от того, как это сделано. С ним мы всегда радовались не результату, а самой игре. И теперь, с годами, все больше и больше я понимаю, почему это происходило. Потому что футбол по Бескову — это далеко не только то, что делается на поле. Его футбол — это еще и психология личности, совместимость ее в коллективе.Отличный психолог, человек, прекрасно знающий футбол, имеющий богатейший жизненный опыт, он даже по мимолетной реплике, по взгляду может заметить многое. И потому расселяет футболистов на сборах не как кому хочется, а по собственному принципу. Как-то на тренировке в сборной мы «схватились» с Олегом Блохиным. Момент, как говорится, был рабочий, но оба с характером, не сахар. Он мне слово, я ему — в общем-то «завелись» и разошлись. Через какое-то время оба в составе сборной отправляемся в поездку. И вот Константин Иванович говорит: «Поживете вместе». Никакая у нас не ссора, а так, маленькая трещина во взаимопонимании. Но и ее тренер заметил и посчитал необходимым устранить. Без нотации и проработок, без лишних слов.Поселились вместе. Проходит какое-то время, Олег, улыбаясь, говорит:— Ты уж, Сережа, извини, погорячился я тогда...— Чего там... Я и сам не лучше был...Пошутили, поговорили о том, как кому удобнее будет сыграть в предстоящем матче, как-то незаметно стали понимать друг друга с полуслова. Все само собой наладилось. Константин Иванович вроде бы не при чем. Но мы-то знаем, что это тренерская педагогика вывела на положительные результаты.Перед чемпионатом мира в Испании я до последнего дня сомневался, попаду ли в сборную или нет. Слишком уж много противников было у меня, да и в прессе меня не жаловали. И в федерации футбола приходилось слышать:— Как так? Игрока из первой лиги и в сборную? Да еще на чемпионат мира... Что у нас, в высшей лиге нападающих нет? Блохин, Шенгелия, Родионов...Четвертым же взяли все-таки меня — из первой лиги. Константин Иванович настоял.Испанский чемпионат вспоминаю со сложными, противоречивыми чувствами. С одной стороны, это счастье — быть участником праздника мирового футбола. Редкое, прямо скажу, счастье, выпадающее спортсмену раз в жизни, от силы — два. Но с другой стороны — гложет боль за неудачу команды. Да еще эта точка, с которой пришлось посмотреть почти весь чемпионат, мало приносит утешения. Скамейка запасных — это всего лишь скамейка. Почему же все-таки нашей сборной игра тогда не удалась? Да потому, что тренер должен быть один. Твердо убежден — будь у руля единолично Бесков, все было бы по-иному. А то — главный тренер, два старших и у каждого еще помощники...Вот Константин Иванович говорит: «Играйте так-то...» Лобановский же видит все в ином свете. Ахалкаци — совсем в ином.Мы тоже, собранные вместе, все-таки лучшие игроки страны, знали сами, что и как делать. Знали-то знали, но при сверхнапряжении, сверхответственности чемпионата мира любое недопонимание ситуации игроком ли, тренером вырастает до масштабов катастрофы. Гаврилов, скажем, умеет сыграть тонко. Любит он, чтобы с ним играли в стенку. А киевлянам такая игра попросту запрещается. Вот и получается, что нельзя было допустить такой «чересполосицы», такого разного прочтения игры. Вспомним в этой связи год тысяча девятьсот восемьдесят первый, когда сборная порадовала в отборочном цикле содержательной игрой. Что сделал тогда Бесков? Даже киевляне, которых пригласил он в сборную, играли с удовольствием в тот футбол, которого требовал, он. И был результат. И было то, что еще важнее, была игра, которая нравилась зрителям.Итак, спецрейс «Аэрофлота» несет нас в Севилью. Все торжественно: и проводы, и встреча. Специально для участников чемпионата мира были сделаны двадцать четыре автобуса, в которых предусмотрено было все: от видеомагнитофонов до туалетной комнаты.Нет, не зря испанцы называют Севилью раскаленной сковородкой. На подъезде к отелю нас встречает желтое море: бурлящее, кипящее, грохочущее. Это бразильские болельщики, прилетевшие на чемпионат, чтобы поддержать команду. Все без исключения в желтых майках — цветах сборной Бразилии, с которой нам предстоит встретиться. Как водится на крупных соревнованиях, на этаже, где нас разместили, охрана. Меня поселили в комнате с Родионовым. От стадиона, где предстояло играть, отель в пяти минутах ходьбы.Итак, обед, тренировка, сон... Хотя какой сон, если завтра стартует чемпионат, и первая наша игра не с кем-нибудь там, а с бразильцами. О чем говорили между собой, не вспомню. Наверное, потому, что все это не более чем внешний фон, внутри каждого шла своя работа. Своя борьба.Не знаю, кто как, а я привык собственному приказу подчиняться. Причем без долгих колебаний. Так проще и надежнее общаться с «внутренним голосом», который все нашептывает, чтобы не неволил, пожалел себя. Он, этот голос, случается, и резок, и настойчив, тоже — с характером. Но и сам я не лыком шит, приказываю: «Все! Спать! Спать!»...Пляшут перед глазами сочные цвета трибун, алые и желтые футболки. Бразильцы есть бразильцы. И то, что они с первых минут владеют инициативой — закономерно. Но вот один острый момент возникает у их ворот, другой... И все же бразильцы атакуют больше. И мяч им послушен неизмеримо больше. Но забивать-то, забивать должна наша команда. Потом, после чемпионата, мы будем с ребятами обсуждать все увиденное, и кто-то из наших основных сборников бросит о бразильцах:— Фантастика! Команда будущего века.И желающих поспорить не найдется. В испанском чемпионате мира играл действительно блестящий бразильский ансамбль, команда — идеал. И все же, несмотря на такую оценку, по той игре мы вправе были считать, что могли бы и обыграть эту команду-идеал. Не вытекавший из логики событий на поле гол Андрея Баля сыграл с соперниками злую шутку. Они пошли вперед, стремясь побыстрее отыграться, и, ослабив внимание в обороне, раскрылись. Используй мы выгодные моменты, дай арбитр пенальти — кстати, мяч все-таки два раза в руку игроку попадал, и результат был бы иным. Но значило ли это, что бразильцы в конце концов выиграли не закономерно, по простому везению? Нет, не значило. Они выиграли благодаря своему мастерству.Если помечтать, то лично мне очень жаль, что не получился в том чемпионате финал: Бразилия — Франция. О, это был бы матч! И пусть бразильцы не завоевали на испанском чемпионате медалей, они показали прекрасный образец техничного, яркого, зрелищного футбола. Все без исключения игроки той бразильской сборной — яркие индивидуальности, но и на их фоне были такие, кто блистал виртуозным мастерством. Вот только чуточку подвел вратарь. Хотя если предъявлять ему претензии, то разве что за единственный гол — первый, который забил в его ворота Андрей Баль. А те, которые забивали аргентинцы, шотландец, итальянцы, исполнялись блестяще. Единственное, в чем нахожу объяснение поражения этой великой команды, так в том, что она не пожелала сыграть построже в обороне. За что и была наказана. Могла ли сыграть построже? Безусловно. Сыграй так бразильцы в матче с итальянцами, я лично не сомневаюсь, что ехали бы они чемпионами мира.Я не хочу умалить заслуг итальянцев. На них в заключительной фазе чемпионата снизошло вдохновение, судьба им милостиво благоволила. А Паоло Росси был, что называется, в ударе.Мне часто говорят:— Что в этом Росси особенного? Ну выскочил, ну — забил... Просто везло парню...— А что он должен еще делать? Вот именно — забивать! Это должен делать форвард. И только. И все! И ради того, чтобы он в решающий момент не промахнулся, вся команда будет работать в поте лица своего весь матч напролет.Футбол по сути очень прост. Это игра прежде всего, как бы ее не подводили под разные научные модели и концепции. Мне по душе реплика знаменитого тренера Энцо Беарзота, брошенная им уже после победного для итальянцев чемпионата мира: «Не делайте из игры заумную науку». И как бы не звучали наукообразно призывы к сплошной универсализации игроков, футбол всегда будет выявлять людей, которые не просто хороши на поле, а особенно хороши — в том или ином амплуа.Одно время у нас в стране все стремились копировать, то бразильцев, то голландцев с их тотальным футболом. Но футбол каждой страны отражает национальный характер. И хорошо, что наконец мы приходим к пониманий того, что наш футбол должен иметь свое, ни на кого не похожее лицо. Конечно, это не исключает обогащения за счет мирового опыта.Мне рассказывали, как работал с игроками выдающийся тренер Виктор Маслов. Он, к примеру, понимал, что Виталию Хмельницкому хорошо бы одинаково мощно бить с обеих ног, но учитывал и то, что Хмельницкий — прирожденный левша. Но это был Маслов. Однако стремление других подстричь наш футбол под ту или иную гребенку не могло не принести вреда. Ошибкой считаю, когда, взяв за эталон Круиффа и его команду, у нас старались переделывать игроков.Я, понятно, за атаку, но разумную, умелую, талантливую. В лучших образцах испанского чемпионата она проявлялась не раз. Подавленного состояния после поражения от сборной Бразилии у нас не было. Самокритично признали, что соперник был сильнее, и готовились к следующим поединкам. В игре с командой Новой Зеландии нас вполне устраивал счет — 3:0, чтобы потом в игре с шотландцами можно было на крайний случай удовлетвориться ничейным результатом. Мы добились именно такой победы, приложив для этого максимум усилий. Что поделаешь, коль игра не шла. Не шла она у нашей команды на чемпионате мира вообще. Исключение составил лишь первый тайм матча Бразилия — СССР.В матче с шотландцами первыми гол забили наши соперники. Чивадзе чуть отпустил от себя мяч, его тут же подхватил набравший скорость игрок шотландской сборной, вышел один на один с вратарем и открыл счет. Какое-то время впечатление было такое, что отыграться наша сборная не сумеет. Но ребята собрались, вначале сравняли счет, а потом и повели 2:1. Но вскоре он снова стал равным — 2:2. В этот момент тренеры выпустили меня на поле. Едва я занял свое место на фланге, как защитник шотландцев устремился вперед, пробросил мяч и стал уходить от меня. Я видел, что меня никто не подстраховывает, и поэтому счел за лучшее нарушить правила, остановив мяч рукой. Игрок, набравший скорость, тем более такой, который владеет на фланге мячом, очень опасен. Вот и пришлось останавливать атаку. Пробили штрафной, ситуация опаснейшая. Володя Бессонов, мой друг, потом рассказывал о ней:— Идет подача. Я со своим игроком стою. И вдруг вижу, на дальней штанге совсем один шотландский игрок. Как его «забыли»?! Интуиция подсказывает: бросай «своего» и скорее туда. Так и сделал. И хорошо сделал, потому что передачу нацелили именно на дальнюю штангу. Бросаюсь в ту сторону, единственное что успеваю сделать, так это лечь под удар. Мяч попадает в меня, отскакивает, и вот он уже выбит из штрафной. В итоге ничья.Когда мы, счастливые от того, что выстояли, добились нужного результата и вышли в следующий этап, входим в раздевалку, Володя Бессонов говорит мне:— Посмотри, Сережа, — и показывает на ранты, которые отпечатались на теле, как тавро — иссиня-лиловые, после удара мяча.Быть может, и Дасаев спас бы положение в том моменте, но, так или иначе, тот бросок Бессонова под удар вывел нашу команду в следующий круг чемпионата.Завершив игры в своей группе, мы переехали в Барселону. Наши тренеры стремились сохранить нервную энергию игроков, поэтому выбрали отель, расположенный в горах, метрах в семистах над уровнем моря я в тридцати километрах от города. Коттеджи с уютными холлами, жилыми комнатами были оснащены всем необходимым. Между коттеджами изумруд травы. Теннисные корты. Ежедневно ездить в Барселону на тренировки было, понятно, не очень-то интересно, и поэтому хозяин отеля еще в феврале, когда мы приезжали сюда на предварительный сбор, очень быстро решил проблему создания футбольного поля. Он подыскал удобное место, убрал несколько деревьев и за четыре месяца сделал качественное футбольное поле. Было оно чуть меньше стандартного, но на нём вполне можно было проводить даже тренировочные двусторонние игры. Причем качество газона было отменным. Все это делалось именно для сборной СССР, которая выбрала отель своей барселонской резиденцией.Именно здесь состоялась очень интересная, хотя и случайная встреча с Круиффом. Хозяин отеля оказался приятелем прославленного форварда. Стоим, обсуждаем что-то: Олег Блохин, Александр Чивадзе, я и наш переводчик. В это время подходит к нам Круифф. Разговор продлился добрый час. Очень тепло отозвался легендарный голландец о Сократесе:— Действительно доктор, — улыбнулся Круифф, — по-моему, эта степень подходит для определения Сократеса, как футболиста, для которого секретов в игре нет. Пас всегда выдаст в нужный момент. Да еще не какой-нибудь, а удобный для партнера, такой, чтобы сразу можно было работать с мячом так, как и замыслил Сократес. Он все знает, все умеет.— А Марадона? — спросили мы его.Подумал секунду, другую, пожал плечами и сказал:— Слишком молод.И все. Больше никаких комментариев. А ведь Марадона к тому времени был уже признанной звездой мирового класса. И вдруг краткое «слишком молод».В Испании Марадона сыграл не так ярко, как обычно, и не так, как от него ждали. Правда, его опекали очень жестко, били по ногам. Но основная причина не, в том. Куда ярче сыграл на чемпионате Зико. В индивидуальном плане, быть может, Марадона был и сильнее, но бразилец запомнился потому, что играл куда полезнее для команды. Возможно потому, что был тогда опытнее, а возможно — тоньше понимал футбол. Как и Марадона, он мог водить мяч сколько угодно и отобрать его, не нарушая правил, было крайне сложно. Но, почувствовав жесткую опеку защитников, Зико мгновенно перестраивается, забывает об индивидуальной игре. В первых играх опекуны буквально висли на нем, не давая играть, но когда он заиграл в пас, в коллективный футбол — сразу раскрылся его талант. Заключительные матчи Зико провел очень ярко, а вот Марадона не смог, а может, и не пожелал перестроиться. Защитники продолжали его укладывать на травку, четко играли в подстраховке и отбирали мяч. Ох, как важно в подобной ситуации владеть собой. Но даже такой огромный талант, как Марадона, не смог на полях Испании переломить себя. Нечто подобное произошло и с Пеле на чемпионате мира в Англии. Поэтому и прозвучала та фраза Круиффа: «Слишком молод». Через четыре года Марадона предстал на чемпионате мира уже совсем другим. И по заслугам тот чемпионат считается его, Марадоны, чемпионатом. Он блистал на нем, был лидером команды и привел ее к победе.Особое же впечатление на чемпионате в Испании произвели на меня Сократес, Зико, Конти, Росси... А если говорить о командах, то, кроме бразильцев, это еще и команда Франции. Что же касается выступления нашей команды, то оно, понятно, порадовать не могло. О себе ничего сказать не могу, поскольку сыграл в этом чемпионате в общей сложности чуть больше тридцати минут. И тем не менее, участие в мировом чемпионате многому меня научило.
<< предыдущая страница   следующая страница >>