Александр Никонов Верхом на бомбе. Судьба планеты Земля и ее обитателей От издательства Читатель - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Александр Никонов Верхом на бомбе. Судьба планеты Земля и ее обитателей От издательства - страница №8/8

неоновые лампы уличного освещения вспыхивали сами по себе и светили во

время толчков и даже после них.

Уже однажды упомянутый в этой книге японский геофизик Цунеджи Рикитаке

в семидесятых годах прошлого века выпустил труд «Предсказание

землетрясений», в котором собрал целый ряд народных примет грядущего

катаклизма. Ну, про необычное поведение животных и рыб перед

землетрясениями все наслышаны, на этом останавливаться не будем. А вот

иные предвестники нам будут любопытны. Потому не удержусь от

пространной цитаты:

«Много написано о необычной погоде перед землетрясением. Часто

говорят, что перед землетрясением становится душно, а если посмотреть

на небо, то иногда можно увидеть странную дымку и туман.

По поводу землетрясения 1802 г., которое произошло на острове Садо

(префектура Ниигата) в Японском море, рассказывают следующее. Один

бизнесмен поднялся на холм посмотреть, подходящая ли погода для

плавания на яхте. Лодочник, сопровождавший его в тот день, указал ему

на то, что погода была очень странной, не похожей ни на что, с чем ему

когда-либо приходилось сталкиваться. Наблюдалась какая-то непонятная

дымка: подножия гор были окутаны дымкой, а верхние части можно было

видеть вполне отчетливо. Лодочник, который обычно мог, взглянув на

небо, предсказать погоду, в данном случае не мог сказать ничего.

Бизнесмен вспомнил, что много лет назад ему рассказывал его отец:

перед землетрясением от поверхности Земли поднимается странный

ветерок, называемый «чики»… Они поспешили вернуться в гостиницу и,

собрав свои вещи, покинули ее. После того, как они прошли около 15 км,

они почувствовали сильное сотрясение земли.

Посетив впоследствии золотые прииски на этом острове, бизнесмен с

удивлением узнал, что никто из шахтеров не пострадал при

землетрясении. В ответ на его вопрос шахтеры рассказали, что знали о

землетрясении за три дня. Они заметили появление «чики» точно так же,

как это бывало в течение многих лет, и поэтому в день землетрясения ни

один из них не спустился в шахту. Говорили также, что когда «чики»

появляется в шахте, они не видят своих товарищей, работающих по

соседству…

Существует рассказ старого сторожа, предсказавшего землетрясение 1855

г. в Эдо. Много лет назад он поступил на работу к самураю высокого

звания. 11 ноября, лишь только начало смеркаться, он вышел за ворота,

посмотрел вокруг и сказал другим работникам, стоявшим около него, что

в этот вечер произойдет сильное землетрясение. Затем он сварил немного

риса на случай крайней необходимости. Большинство слуг в доме самурая

не поверили старику.

Старик сторож сидел с несколькими своими товарищами на соломенном

матрасе, расстеленном во дворе. Примерно в 10 часов вечера все вокруг

окутала дымка или туман, и облака покрыли половину неба. Тем не менее,

как это ни странно, звезды казались очень близкими. Вдруг земля начала

со страшной силой содрогаться. Когда сила сотрясения несколько

ослабла, они увидели, что дома разрушились. Готовые ко всему, сторож и

его друзья быстро погасили пожар, начавший было разгораться.

Восхищенный действиями сторожа, самурай, его хозяин, возносил его до

небес и спросил, как ему удалось предвидеть землетрясение. Сторож

ответил, что он пережил землетрясения 1828 г. в Етиго и 1847 г. в

Синею… Он тогда еще обратил внимание на то, что перед землетрясением

звезды так ярко сияли на затянутом дымкой небосводе, что казалось,

будто находятся совсем близко. Поскольку старик наблюдал подобное же

явление на этот раз, он просто сказал людям, что приближается

землетрясение».

…Везет этим японцам! Какая интересная у людей жизнь!…

Но и это не все приметы, скрупулезно собранные профессором Рикитаке.

Вот еще одна, напоминающая сасовские события:

«Во многих исторических и современных документах можно встретить

неоднократные сообщения о таинственном свете, ассоциируемом с

землетрясением… Световые явления, сопровождающие землетрясения,

очевидно, лучше всего проявились в связи с землетрясением 1930 г. в

Северном Идзу. В этом случае множество сообщений о световых явлениях

поступило от людей, живших более чем в 100 км от эпицентральной

области. Даже несколько ученых сообщили о наблюдавшемся ими свете.

Поэтому в данном случае трудно отрицать возникновение аномального

свечения, хотя нельзя предложить никакого физического объяснения…

В случае землетрясения 1703 г. в Генроку, которое принесло

колоссальные разрушения в области южнее Эдо (ныне Токио), в течение

нескольких ночей перед самым сильным толчком и после него часто

наблюдалось свечение воздуха и находящихся в нем предметов. При

землетрясении 1830 г. в Киото в ночь, предшествующую землетрясению,

световые явления наблюдались по всему небу, а некоторые виды свечения

были настолько яркими, что напоминали дневной свет, идущий от земли.

Сведения, приведенные в последнем абзаце, а также описываемые ниже,

взяты из работы Терады… Терада цитирует документ с описанием

землетрясения 1847 г. в Синею, в котором говорится: «На фоне темного

неба в направлении горы Идуна появилось огненное облако. Было видно,

как оно вращалось и затем исчезло. Тотчас же после этого раздался

грохот, а за ним произошло сильное землетрясение».

Группа из 19 человек вышла в море в канун землетрясения 1855 г. в Эдо.

Незадолго до толчка люди внезапно увидели свечение неба на

северо-востоке, которое было настолько ярким, что можно было отчетливо

рассмотреть цветные узоры на одежде. Вскоре после этого из-под воды

раздался страшный рев, который заставил их подумать, что масса гравия

ударила в дно лодки. В тот же момент яркое пламя, сопровождаемое

разными звуками, охватило все небо…»

С некоторым сожалением я прерываю это увлекательное повествование и

возвращаюсь в суровую расейскую глушь, где полопались банки с

огурцами. Возвращаюсь, обвожу печальным взором полуразрушенный город

Сасово и констатирую: здесь явно произошел второй из двух возможных

вариантов развития событий: не карстовый провал, а прорыв соляного

котла высокого давления с последующим атмосферным взрывом. Кстати

говоря, прорыв может сопровождаться взрывом, а может и не

сопровождаться. Видимо, выбор между вариантами диктуется составом

пород в месте истечения водородной струи. Одни породы, как в зажигалке

с пьезоэффектом, дают при сжатии электропотенциал для образования

«искры», поджигающей гремучую смесь, другие нет. …Такова теория. Как

всегда, хороша!…

Но теперь возникает резонный вопрос: можно ли всю эту красивую

придумку проверить? Ортодоксальная теория запрещает Земле газить

водородом, а наша – весьма рекомендует. И более того, в местах

образования воронок и поблизости от них водород должен продолжать

выделяться. В конце концов, образование воронки – без разницы,

взрывной или провальной – всего лишь эпизод в длительном процессе

выделения водорода. Не с образования воронки этот процесс начался, не

ею он и закончится. Воронка – всего лишь мгновенная реакция

поверхностных пород на водородный «дым», тянущийся из глубин планеты.

Значит, проверить просто – поехать и померить приборами. Если во

взрывоопасном районе водород из земли выделяется, значит опять, как

всегда, оказалась права металлогидридная теория, а теорией железного

ядра в очередной раз можно будет подтереться. А если нет, то нет.

Ну что, читатель? Поедете? Проверите?

Не бейте копытом. Уже съездили…

Не так давно в России были изобретены переносные приборы, которые

позволяют измерить уровень чистого водорода как в приповерхностном

слое воздуха, так и в почве. Я не знаю, честно говоря, за каким чертом

были созданы эти анализаторы, но для нашей любимой теории они пришлись

в самую пору.

Анализатор представляет собой черный ящичек с батарейками, цифровой

шкалой и датчиком в виде дырчатой трубки с насосом. Прибор показывает

концентрацию водорода в пропромилле (ppm) – миллионных долях. Если

этот датчик воткнуть в землю в районе сасовской воронки, он покажет

многократное превышение содержания водорода по сравнению с фоном. Эти

замеры были проведены двумя геологами – уже знакомым нам Лариным и

доктором геолого-минералогических наук Владимиром Сывороткиным.

Первый успех вдохновил исследователей. Они взяли два водородных

газоанализатора (ВГ-2А и ВГ-2Б), провели небольшое усовершенствование

заборных датчиков и помчались исследовать Русскую платформу.

Результаты их не обрадовали.

Нет, с научной точки зрения результаты были, конечно, сенсационны:

водородная аномалия была открыта и в Рязанской, и в Липецкой, и в

Московской областях, но… Впрочем, о геологических «но» позже, а пока о

географии.

Почему исследователи отправились в Рязанскую область, понятно: там

городок Сасово. Почему замеры проводили в Московской области, тоже не

секрет: там у одного из исследователей дача, и можно проводить

исследования, не отходя далеко от стола. А вот почему была выбрана

Липецкая область, станет ясно, если посмотреть снимки этой области,

сделанные из космоса. Оказывается, Липецкая область рябая, как Сталин.

В отдельных местах кругляшки воронок покрывают липецкую землю сплошным

слоем. Возраст этих провальных и взрывных воронок разный – есть

старые, которым уже много-много лет и они давно заросли лесом. А есть

и свеженькие.

Одну из таких воронок исследователи промерили. Воронка образовалась

прямо на колхозном поле весной 2003 года. Она небольшая, ее глубина

4,5 метра, а диаметр 14 метров. Вокруг этой воронки, в отличие от

сасовской, никаких выбросов грунта нет; значит, она именно провальная,

а не прорывная. Бурение подтвердило этот вывод: на глубине трех метров

(ниже дна воронки) были найдены куски свежего чернозема, ухнувшие в

карстовый провал.

Замеры, проведенные в окрестностях, позволили найти несколько

локальных водородных струй. То есть если в одном месте прибор

показывает нулевое присутствие водорода; то в другом водорода в сто

раз больше. И, значит, в этом месте вскоре либо взорвется, либо

провалится. Оконтуривание водородной аномалии показало, что она имеет

форму вытянутой ленты шириной 10-15 метров и длиной 120 метров.

Максимальные значения концентрации водорода по центру зоны составили

250 ppm против полного нуля на окраине.

Как уже было сказано, чудо-приборчики эти появились в России не так

давно, и сразу после их появления хор геологических голосов,

критикующих металлогидридную теорию Ларина, стал заметно тише. Люди

задумались…

…Добавлю от себя, что если бы Ларин с Сывороткиным отправились в

Курскую область, то и там нашли бы то же самое – водородную аномалию.

Ведь вы помните из пролога книги, что нижеприведенный замечательный

документ был составлен несколько лет назад именно курянами:

«Взрыв, вероятно, был вызван объектом высокой кинетической и тепловой

энергии. Судя по направлению выброса грунта, падение объекта проходило

со стороны южного (юго-восточного) направления. Расплавление

прибрежной части льда на пруду, возможно, произошло и по причине

попадания на него обломков (частиц) объекта. Прожженные отверстия

диаметром до 5 см наблюдались и в ледяных глыбах, разбросанных вокруг

воронки и нависающих по краям кратера. Исходя из повышенной

относительно окружающего фона радиации в зоне воронки, следует

предполагать, что взрыв был вызван падением метеорита. Последовавшие

за этим взрывы – результат выброса пара или воспламенения смеси

водорода и кислорода при разложении воды от высокой температуры…»

Какие молодцы куряне, а! Практически угадали!

Единственная промашка – они подумали, что водород взялся от разложения

воды. В рамках традиционных представлений это предположение вполне

естественно. Курянам и в голову прийти не могло, что земля может

парить чистым водородом. Откуда? Водород ведь штука дорогая, и его

нужно добывать усердным трудом, прикладывая много денег…

Кстати, в эпилоге я обещал рассказать, что же такого удивительного

удалось увидеть очевидцам курского взрыва. Никаких падающих с неба

предметов, они, естественно, не заметили, а видели прямо

противоположное: из эпицентра взрыва била в небо мощная струя газа,

перемешанного с водой и грязью. Это напоминало гейзер. Очевидцам никто

не поверил. Потому что гейзерам положено быть на Камчатке, в Долине

гейзеров…

В Курске я не был. Но в своей прошлой металлургической жизни много раз

бывал в Липецкой области. И, проходя по городскому парку, прикола

ради, останавливался у небольшого, культурно оформленного источника,

чтобы попить минеральной водички, которая в равнинном Липецке течет

так же бесплатно, как в карловарских горах, Ессентуках или Пятигорске.

Много этой водички, правда, не выпьешь: она воняет сероводородом, и

пить ее поэтому крайне неприятно, хотя, говорят, полезно. Но,

останавливаясь у источника, я даже не подозревал, что Липецкая область

– просто средоточие водородной аномалии, которая дарит нам вонючую

липецкую минералку, взрывные воронки и неясные перспективы в будущем.

А для того, чтобы эти перспективы яснее обрисовать, нужно понять, как

давно русская земля заимела привычку взрываться без предупреждения.

Есть ощущение, что особо активно воронки начали образовываться в

девяностые годы прошлого века. Но, конечно, появлялись они и ранее.

Старых воронок в Центральной России – многие сотни, их диаметр

колеблется от 50 до 300 (!) метров. В некоторых районах Липецкой

области воронки занимают до 15% территории. Изучение космических

снимков показывает, что оспой воронок, кроме Липецкой, местами покрыты

также Воронежская, Нижегородская, Тамбовская, Рязанская, Московская и

Ленинградская области.

На местности старые воронки сразу и не найдешь, они давно превратились

либо в небольшие озерца, либо в лощины, заросшие лесом, но понятно,

что возникли они уже после формирования современного рельефа, то есть

после ухода ледника. Значит, всем им не более 10 тысяч лет – по

геологическим часам они просто «вчерашние». Для геологии это довольно

точная датировка. Но то, что хорошо геологам, не вполне устраивает

обывателей, которым тут жить и размножаться. Нельзя ли сказать

поточнее? Процесс воронкообразования нарастает или затухает? А если

нарастает, то чем все закончится?

Попробуем поточнее… В июне 1885 года астрономами и специалистами по

атмосфере было обнаружено явление, которое до той поры никогда ранее

не наблюдалось. Это явление – серебристые облака: на больших высотах

вдруг появились необычные облака с серебряным отливом. Удивительным

здесь был не столько серебристый цвет облаков, сколько их высота –

75-90 км. С цветом-то как раз проблем не было, серебристый отлив

объяснялся тем, что облака представляли собой скопление

микроскопических кристалликов льда, рассеивающих солнечный свет. А вот

высота приводила ученых в изумление: 90 км – это гораздо выше

озонового слоя! Здесь просто неоткуда взяться воде, ведь температура

там -100°С, и вся вода вымораживается на гораздо меньших высотах. Из

чего же образуются кристаллики льда, если воды там теоретически быть

не может?…

Мы уже привыкли, что металлогидридная теория влегкую объясняет то, что

иным теориям не по силам. Данный случай не исключение. Вода на такие

высоты, конечно, не залетает, она действительно вымораживается из

воздуха на меньших высотах. А вот водород, которым газит планета,

долетает туда запросто. И под действием солнечной радиации на этих

высотах активно вступает в реакцию с кислородом воздуха, образуя воду,

которая при царящих на этой высоте температурах переходит в твердую

фазу.

Вопрос: а почему серебристых облаков не было раньше, до 1885 года?



Видимо, потому, что именно с конца XIX века начался активный процесс

водородной дегазации планеты. И, возможно, большинство взрывных и

провальных воронок образовалось именно за последнюю сотню лет. Если

представить себе, что Русская равнина все последние сто лет снималась

сверху гигантской кинокамерой с эффектом ускорения времени, как иногда

снимают распускающиеся цветы, то мы увидели бы интересные кадры. На

них центральная Россия напоминала бы кипящий блин, на котором

вздуваются и лопаются пузыри, образуя ноздреватую поверхность.

Процесс пошел. И пошел, видимо, с большим ускорением. Сейчас на севере

Московской области концентрация водорода в подпочвенном слое местами

достигает 5000 ppm. А в Ленинградской области кое-где уже встречается

горящая земля. Там горит не привычный нам торф, а струящийся из земли

водород. Водородная струя выжигает на каком-нибудь пригорке плешь,

превращая ее в каленую глиняную лысину.

Получается, что огромная водородная аномалия накрыла практически весь

Центральный район России. Чем это нам грозит? Ну, во-первых, быстрое

образование карстовых пустот грозит обрушением домов, в особенности

тяжелых – таких, какие полюбили строить в Москве в последние десять

лет. Дело в том, что 15% Москвы находится в зоне риска по карстам. И

вполне возможна такая ситуация: геологи дали добро на строительство,

не обнаружив карстовых полостей, а через пяток-другой лет после

возведения небоскреба термальная струя проела под его фундаментом

карстовую полость. И небоскреб роскошно заваливается без всяких

чеченских террористов, погребая под сотней бывших этажей,

превратившихся в гору щебня красу и гордость России – ее средний

класс, купивший «элитное жилье с видом на Москву-реку». И это – малая

беда.

Теперь пару слов о большой…



Вспомним, чему соответствует активная водородная дегазация.

Напрягаться особо не нужно, все прекрасно видно на рисунке №18: Земля

начинает активно газить водородом, когда близко к поверхности подходят

клинья интерметаллидов. И это не очень хорошая новость. Я бы даже

сказал, совсем нехорошая. Потому что если мы посмотрим на разные

древние платформы типа Русской равнины, то увидим, что Русская

платформа среди них – единственное исключение. На ней, в отличие от

других платформ, еще не прошел процесс излияния траппов. Мы одни

остались. Всех остальных уже накрыло. Наша очередь.

Про траппы мы уже говорили, и добавить к сказанному, наверное, можно

только то, что в переводе с английского это явление носит название

«flood basalts» – «затопляющие базальты». Название очень точно

передает суть происходящей катастрофы. В один прекрасный день

разверзается земля, и поверхность на многие сотни тысяч квадратных

километров вокруг начинает затоплять расплавленная магма. В Индии на

плато Декан базальты однажды взяли и залили 650 000 квадратных

километров. В Восточной Сибири траппы залили почти миллион квадратных

километров. А самое печальное, как уже было написано в четвертой части

этой книги, никаких "родственных" предвестников у этого явления

практически нет – ни предшествующей вулканической активности, ни

землетрясений. Да и откуда возьмутся вулканы и землетрясения на

Русской равнине?! Место же сейсмически спокойное…

В общем, никаких привычно ожидаемых предупреждений.

Разве что водородная дегазация… Именно она должна предшествовать

излиянию траппов. Сначала равнина парит водородом, и на ее

плоско-блинной поверхности начинают образовываться воронки. А потом –

раз и все. Пишите письма…

Когда?


Это очень правильный вопрос. Геологи в таких случаях говорят: через

миллион лет. Но вся беда в том, что в их устах «миллион» всегда

означает «миллион лет плюс-минус миллион лет». То есть может случиться

не скоро, а может послезавтра. И, учитывая скорость процесса

водородной дегазации, это случится, скорее, «в минус», чем «в плюс».

Утешает лишь то, что непосредственно перед катастрофой (за несколько

месяцев, максимум лет) планета даст недвусмысленный сигнал. Дело в

том, что очередной этап расширения Земли, который, по всей видимости,

сейчас как раз начинается, приведет к замедлению вращения планеты на

доли секунды (крутящийся фигурист раскинул руки, помните?)

И, поскольку геофизики постоянно следят за скоростью вращения планеты,

прошляпить такой сигнал невозможно. Равно как невозможно и

эвакуировать всех с Русской равнины. Остается только молиться: авось

пронесет в этом месте, а зажарит соседа.

С другой стороны, если траппы дадут нам немного форы по времени,

можно, пока мы еще живы, попробовать начать подворовывать у смерти тот

водород, которым она нас пугает и который сквозит через трещины в

кристаллическом цоколе Русской платформы: перехватить его скважинами

на глубине 1,5-2,5 км и организовать добычу прямым способом – так же,

как добывают обычный метан. Что называется, хоть перед смертью

надышимся…

Однако излияния траппов – еще не все неприятности, которые могут

приключиться с цивилизацией в течение ближайшего миллиона лет. Есть

угроза и посерьезнее. Правда, носит она не природный, а чисто

«технологический» характер. И я даже не знаю, к лучшему это или к

худшему…


Опасностью этой со мной поделился грустный Ларин, задумчиво показав

небольшую табличку известных науке ядерных реакций. Я углубился в

изучение. Изучать, собственно говоря, было особо нечего – табличка

содержала всего две строки и два столбца.

В левом столбце каждой строки была записана ядерная реакция, в правом

– выход энергии. Первая строчка была посвящена превращению бора в

гелий, вторая – азота в углерод. Эти чудесные превращения

осуществляются бомбардировкой протонами. При определенной энергии

протона он ударяет в ядро атома бора, и оно разваливается на три

части; получаются три атома гелия. А из изотопа азота получаются

углерод и гелий. Вот эти реакции:

p – это протон. He – гелий, B – бор, C – углерод, N – азот. Цифирки

сверху обозначают атомную массу, а снизу – номер элемента в таблице

Менделеева или, что то же самое, количество протонов в ядре.

Что необычного в этих реакциях? Ну, вообще говоря, бомбардируя бор

протонами, мы вправе ожидать, что протон этот останется в ядре. и

получится следующий по номеру элемент таблицы Менделеева. Поскольку

бор имеет номер 5, значит, при добавлении протончика, должен

получиться 6-й элемент – углерод. А при добавлении протончика к

изотопу азота, должен получиться более тяжелый кислород.

А вот не получается почему-то более тяжелый элемент!

Вместо нуклеосинтеза почему-то происходит распад ядра на более легкие

составляющие. Вместо термоядерного синтеза получается термоядерный

распад. И при этом высвобождается очень много энергии. Приставочка

«термо-» означает, что налетающий на ядро протон должен иметь очень

высокую температуру (скорость, энергию).

Возникает вопрос, а что будет, если протонами облучать не бор и азот,

а магний и кремний, которые составляют 76% массы Земли? Не случится ли

и при этом вместо термоядерного синтеза более тяжелых элементов

(алюминия и фосфора, соответственно) термоядерный распад с

образованием легких элементов и высвобождением термоядерной энергии?

– Поскольку я не физик, с этим вопросом я пошел к физикам, – чешет

репу Ларин. – Надеялся, они поднимут меня на смех. Но они, к моему

ужасу, сказали, что, хотя опытов с кремнием и магнием не проводилось,

этот вариант не исключен, поскольку возможность подобных распадных

реакций показана на примере более легких элементов – бора и азота.

Ужас Ларина состоял в том, что наша магниево-кремниевая по большей

части планета насыщена водородом, причем этот водород находится в ней

в протонированном состоянии, то есть в виде протонов. И если с магнием

и/или кремнием могут идти реакции термоядерного распада, вместо

планеты мы имеем готовую бомбу. Остается только воткнуть запал.

Что может послужить таким запалом? Точнее, спросить нужно так: что

может разогнать протоны до таких скоростей, на которых они преодолеют

электростатическое отталкивание ядра магния и войдут с ним в

соприкосновение? Если нам удастся разогнать некоторое количество

протонов до таких скоростей, то дальше проблем не будет: начнется

цепная реакция – при каждом соударении станет высвобождаться куча

энергии, которая будет разогревать зону реакции, разгоняя другие

протоны и сталкивая их с другими ядрами. И вся планета в одно

мгновение превратится в облако раскаленной плазмы. Нужен только

первичный разогрев металлосферы до пары миллионов градусов. Нужна

спичка. Это похоже на реакцию горения – сначала необходимо разжечь

уголь внешней температурой, а уж потом он будет гореть сам,

поддерживая процесс окисления температурой реакции.

Такой внешний разогрев в нашем случае может дать небольшая ранцевая

атомная бомба, с которой мусульманский шахид проберется в промышленный

район по добыче магния и опустит свою адскую машинку в шахту.

Надеюсь, я вас не сильно огорчил?… Но такова уж судьба цивилизации –

по мере познания люди овладевают все большими энергиями, и им

требуется все больше мозгов и сдержанности, чтобы не угробить самих

себя. Не зря в самой технологически развитой части нашего мира – в

странах постиндустриального Запада – столько говорят о толерантности.

Толерантность в современном мире – системное требование.

Овладевая все большими (можно сказать, «все более разрушительными»)

энергиями, люди параллельно должны включать все большие контуры защиты

от этих энергий. Пока что человечеству удавалось более или менее

успешно бороться не только с природными стихиями, но и с самим собой.

Надеюсь, эта борьба с самими собой не ослабнет у нас и в эпоху

водорода, и в магниевый век, идущий на смену железному. Если нам

удастся уберечь планету от взрыва, то уж с траппами мы как-нибудь

справимся. В конце концов, разлитие траппов грозит не всему

человечеству, а только России, да и то не всей, а лишь центральной,

например, Москве.

А Москву в провинции не любят…


P.S.
В Америке и в России большинство геологов в ларинскую теорию не

верят. В отличие, скажем, от физиков или астрофизиков, которым

посчастливилось с этой теорией познакомиться. И это понятно: физика

раскачать проще – у него нет психологической привычки к старой

геологической парадигме, поэтому нормальный физик из двух предложенных

на выбор теорий, старой и ларинской, не колеблясь, выберет ларинскую.

Потому что, в отличие от теории железного ядра, которая основана на

чисто умозрительной аналогии «Земля как домна», металлогидридная

теория зиждется на эмпирически установленных астрономами фактах.

Именно поэтому покойный ныне академик Юрий Николаевич Руденко,

ознакомившись с металлогидридной теорией, был поражен, узнав, что она

до сих пор не является главенствующей теорией геологии.

Впрочем, и в геологическом мире в последнее время отношение к

ларинской теории ощутимо меняется.

– Когда мне доводится бывать на геологических тусовках и семинарах, –

признается Ларин, – я обращаю внимание на то, что люди вдруг стали

стесняться моего присутствия. Без меня, думаю, все проходит нормально.

Но стоит мне появиться, и на лицах людей читается явное смущение. Мне

кажется, им неудобно в моем присутствии докладывать то, что они

докладывают. Многие из них уже чувствуют, что говорят что-то не то, но

отдают дань ритуальным фразам: они же не могут вот так вот просто

взять и перечеркнуть всю свою жизнь! Ведь если принимать эту теорию,

нужно будет менять все – всю геологию, всю систему преподавания, все

учебники…

Ларин прав. Именно поэтому, несмотря на десятки сбывшихся

предсказаний, эта теория до сих пор не признана. Признание теории

Эйнштейна прошло легко – не пришлось ничего менять ни в школьных, ни в

вузовских учебниках. Механика Ньютона, как была в этих книгах, так и

осталась. А в геологии придется менять почти все.

И для такой коренной ломки весь старый геологический мир нужно ткнуть

носом, как нашкодившего котенка, в то, от чего отмахнуться уже

невозможно. Так, как в свое время старперов ткнули носом молодые

ребята, обнаружившие в траппах самородный алюминий. Помните? Фомам

неверующим от науки они приносили на демонстрацию глыбы базальта и

кувалду. Коли! И убеждайся сам – вот он, алюминий!

Что может быть тем сенсационным и уже неоспоримым фактом, который

убьет всю старую геологию? Открытие магниевых интерметаллических

языков, подтянувшихся к поверхности планеты! Многие старые учебники по

геологии после этого заполыхают кострами на площадях.

Когда же это случится? Возможно, раньше, чем эта книга попадет вам в

руки. Выше я написал, что в научном сообществе России и Америки Ларину

не верят. Но есть страна, которую природа жестоко обделила и углем, и

нефтью, и газом, но подарила зону современного рифтогенеза. В этой

стране нашлись люди, готовые рискнуть средствами и проверить прогнозы

Ларина (во что только не поверишь, когда тебя душит костлявая рука

энергетического голода). Ларин не велит мне указывать название этой

страны, но плотный загар, который он привозит оттуда, позволяет делать

некоторые выводы.

В общем, в этой южной стране геофизики открыли зону повышенной

проводимости там, где было предсказано Лариным. Открыли не сразу.

Долго не верили, бились, мучились, злились, не понимая, как человек

может столь уверенно предсказывать столь необычные эффекты на такой

большой глубине, поскольку в их практике такого прецедента не было.

Но, в конце концов, обнаружили зону проводимости, нашли и даже

попросили прощения за свое неверие.

Теперь осталась формальность: нужно бурением доказать, что зона

повышенной проводимости содержит именно то, что предсказал Ларин, –

интерметаллиды. Для этого необходимо очертить границы зоны, выбрать

место и бурить скважины. Всей работы – на год-полтора от момента

написания вот этих вот строк.

А на следующий день после того, как бур коснется кремния и магния, мы

проснемся на совершенно другой планете!

И, возможно, это случится раньше, чем моя книга попадет в ваши руки…
Примечания
1

Никонов А. П. Апгрейд обезьяны. Большая история маленькой



сингулярности. – М. : ЭНАС, СПб. Питер, 2008.
<< предыдущая страница