16. голодовка – оружие спецконтингента - shikardos.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
16. голодовка – оружие спецконтингента - страница №1/1





16. ГОЛОДОВКА – ОРУЖИЕ СПЕЦКОНТИНГЕНТА
К этому старому, как мир, методу борьбы с Системой зэки прибегали с древних времён. В их почти бесправном положении голодовка часто была последним аргументом при разрешении спорных вопросов, которых там всегда более чем достаточно.

Известное «Дело одесских комсомольцев» не стало исключением. И это неудивительно. Десять молодых парней и одна несовершеннолетняя девочка в 2002 году покусились на святая святых буржуазной Системы – Конституционный (капиталистический) строй Украины, и даже на саму Украину – с целью её расчленения. Ещё чуть-чуть – и им бы удалось осуществить свои злодейские замыслы! Но помешали доблестные сотрудники СБУ и МВД.

Вначале пацанов и девчонку традиционно «пустили под пресс», применив к ним пыточные методы дознания – вполне в духе «демократической» Украины, рвущейся в Евросоюз. Затем измученных советских патриотов собрались судить закрытым судом. К тому времени (лето 2003 года) один из них уже находился при смерти и на всех, включая также и умирающего Сергея Бердюгина, следственными органами буржуазного государства было составлено чудовищное «обвинительное заключение», в случае подтверждения коего некоторые из политических заключённых получили бы пожизненное лишение свободы, а минимальный срок заключения составил бы десять лет! Несчастная девочка, отпущенная первоначально на подписку, вовсе не была в безопасности – её могли в любой момент вновь арестовать прямо в зале суда. И это было вполне реально, если бы их инквизиторские планы не стали достоянием общественности.

Первыми о грозящей им катастрофе узнали, конечно, сами политзаключённые. И не только узнали, но и сразу поняли, как с ней бороться. По тюремному телеграфу между ними прошла оперативная информация о подготовке «голодовки до смерти» к моменту начала закрытого суда. Практически каждый из них был готов умереть за идею, чтобы не мучиться потом в неволе много лет, осуждённым «по беспределу». Одному из наших товарищей удалось даже передать прощальный привет на свободу…

Но в тот раз политзаключённым не пришлось делать такой отчаянный шаг. Благодаря помощи товарищей с воли удалось добиться, чтобы суд был открытым. И хотя враги продолжали упорно гнуть свою линию, истинное «лицо украинской демократии» увидел весь мир!

О пытках, практикуемых украинскими правоохранителями в качестве основного метода дознания, люди знали давно. «Дело комсомольцев» только лишний раз это подтвердило. Смерть комсомольца Сергея Бердюгина от пыток стала ещё одним доказательством виновности правящего режима. Через неделю после похорон Бердюгина двое подсудимых – Романов и Смирнов – объявили голодовку прямо в зале суда. Их основной целью было добиться разрешения на переписку с близкими родственниками, которой они до тех пор не имели. На следующем судебном заседании Романов и Смирнов надели на головы повязки с надписью «голодовка». Это не понравилось судьям, и конвой получил приказ забрать у них повязки. Однако Романов успел передать свою повязку одному из товарищей-подельников, а на следующий день вся Одесса снова видела его с гордо повязанной головой.

В конечном итоге голодающим удалось добиться своего. Суд всё-таки дал им разрешение переписываться с родными, руководствуясь «соображениями гуманности» (которой у них на самом деле никогда не было).

Особенно пресловутый гуманизм буржуйской Фемиды проявился к концу судебного процесса. В феврале 2004 года тот же Романов вскрыл себе вены прямо в зале суда в знак протеста против действий судьи Тополева, который вначале отказался изменить меру пресечения больному Бердюгину, потом игнорировал преступления украинских правоохранительных органов в отношении пленных комсомольцев, а затем грубо повёл весь ход процесса в сторону пресловутого «обвинительного заключения» – в ущерб установлению истины. Романову, правда, не дали умереть, – но лишь для того, чтобы впаять ему огромный срок лишения свободы.

Затем, сопротивляясь судебному произволу всеми доступными средствами, подсудимые объявили ещё одну голодовку протеста – в конце мая 2004 года. В ней не участвовали лишь Плево, Алексеев и Польская. Самые упорные участники голодовки продержались три недели. Даже тюремная администрация ОСИ-21 проявила в эти дни больше внимания и понимания по отношению к политзаключённым, чем суд! Никто из сотрудников изолятора не пытался силой пресечь данную акцию протеста. С их стороны имели место лишь уговоры, чтобы комсомольцы прекратили подвергать опасности свои молодые жизни и боролись бы за свои права какими-то иными методами. А молодые жизни и в самом деле были в большой опасности. Вопреки разным ложным слухам, распространяемым в тот период морально нечистоплотными людьми, никто из голодающих «бутерброды под одеялом не жрал». Предлагаемую тюремную баланду они демонстративно выставляли наружу. Суд же полностью игнорировал требования подсудимых возобновить следствие и даже не дал им всё сказать в своём законном «последнем слове». Политзаключённые от слабости с трудом держались на ногах, им было очень тяжело говорить.… А их, в довершение ко всему, ещё постоянно прерывали репликами типа: «Сядьте, Данилов!», «Молчите, Романов!», «Прекратите, Яковенко!». Таким образом, украинский «демократический» суд превзошёл по своей жестокости знаменитый Лейпцигский процесс 1934 года, где подсудимому Георгию Димитрову всё-таки дали высказаться.

Задумайтесь: сегодня, спустя 70 лет после фашистского судилища, современные противники капитализма вновь получают огромные сроки лишения свободы – за то, что хотели вернуть своему народу нормальную жизнь, справедливость, социализм!..



Приговор был обжалован в Верховный Суд Украины. Но политзаключённые, их близкие и друзья связывают свои надежды не с этим буржуазным судом. В гораздо большей степени мы рассчитываем на помощь коммунистов и комсомольцев Украины, России, других республик временно разобщённого Союза, помощь общественных организаций, всех честных людей, прогрессивных журналистов, которые должны рассказать людям правду. Пусть это – страшная правда, пусть она кого-то и отпугнёт, заставит навсегда отречься от коммунистических убеждений и вообще от политической деятельности… Зато других – честных и смелых, любящих свободу и ненавидящих несправедливость – она привлечёт в ряды борцов.